Как мирно вернуть Константинополь. Досужие мысли над картой мира. Часть 4


Альберт Акопян, 8 авг. 2016


За день до знаменитого письма Эрдогана Путину «Русская Весна» опубликовала наш материал «Пора ли мириться с Эрдоганом?». Статья начиналась с риторического вопроса: «Выгоден ли России уход Эрдогана и приход к власти рафинированного, абсолютно прозападного политика?» и заканчивалась указанием на необходимость сотрудничества, чтобы «решить важные исторические задачи обоих народов».

Уверены, после недавних событий в Турции возможности руководства этой страны пойти на совместное с Россией решение данных задач резко возросли. О каких именно исторических задачах идет речь?

Инцидента с российским СУ-24М оказалось достаточно, чтобы российское общество вспомнило про центр православия в Константинополе-Царьграде, а турецкое – про Армению с российской базой, «вонзенные в сердце тюркского мира» между Анатолией и Азербайджаном. Столь мощный всплеск исторических претензий свидетельствует о существовании между двумя народами глубинных противоречий, которые в обычных условиях сторонам удается лишь сдерживать и подавлять.

Трагизм (или юмор) ситуации заключается в том, что приоритеты двух сторон практически не пересекаются, особенно теперь, после резкого ослабления европейского вектора турецкой политики.

В обозначенном выше географическом измерении для России Константинополь – юг-юго-запад, для Турции Азербайджан и Центральная Азия – восток-северо-восток. База для взаимовыгодного соглашения существует. Трения в узких местах возможны, но почти в прямом смысле слова: это трения, скорее, касания «двух кораблей в узком проливе на встречно-параллельном курсе».

Два события с интервалом в один день – теракт в Ницце и попытка переворота в Турции – могут стать вехами важного процесса: Турция уходит из Европы, Россия – заходит.

То понимание невероятной смеси ханжества и цинизма Запада, которое для нас стало особенно очевидным в последние несколько лет, туркам знакомо несколько десятилетий.

Кемаль Ататюрк совершил невозможное. В стране, правитель которой всего несколько лет назад носил титул халифа – покровителя мусульман всего мира – Ататюрк надел на крестьян и горожан кепки и шляпы вместо фесок, назвал хиджаб жен признаком нелояльности мужей, а в столовых офицерских училищ ввел в меню свинину – первую проверку на преданность светскому характеру государства.

Позже Турция со своей второй по численности армией НАТО 40 лет защищала «свободный мир» и имела право рассчитывать если не на благодарность, то, по меньшей мере, на учет и ее интересов. Еще в 1982 году начались переговоры о приеме страны в ЕС (тогда ЕЭС), в 1987-м страна подала официальную заявку. Но каждый раз, когда турки выполняли одно условие, появлялись два других: прекратить преследование левых, признать права сексменьшинств, пойти на уступки в кипрском урегулировании, дать автономию курдам, признать геноцид армян и т.д. и т.п.

За эти годы Евросоюз принял в свой состав не только Чехию и Эстонию, но и Румынию с Болгарией, обещает членство БиГ и даже Косово, рисует смутные перспективы молдаванам и грузинам, которые в Турции гастарбайтерами апельсины собирают.

Когда же Европа испытывала нужду в Турции, она прибегала ко второму, помимо бомб, доступному ее дипломатической культуре инструменту – к пресловутой «морковке». Но последнее явление питательного овоща – во время кризиса с беженцами, было просто жалким. В ответ на обещание ускорить переговоры о вступлении Турции в Евросоюз Эрдоган откровенно поглумился над испуганной Европой: «Не надо нам вашего ЕС, дайте 20 миллиардов на обустройство беженцев у нас».

В общем, толерантные европейцы, которые кого только не любят «такими, какие они есть», турок не любят ни в каком виде. Кончились в Турции проевропейские либералы или находятся в глубоком загоне. А попытка военного переворота, по сути, была предложением сделать еще один круг в погоне за «морковкой». Вот, как стоял вопрос 15-16 июля.

Кемализм провалился. Турция выходит из Европы. Возможно, уходит в исламизм, где у нее, правда, слишком много конкурентов с претензиями на лидерство. Но, скорее всего, попытается создать свой Тюркский Мир, и на этом пути, уверены, взаимовыгодное разрешение противоречий с Россией возможно.

Турцию Европа отвергла. Как, впрочем, и Россию, которая в Европу заходит. Никакого противоречия: русские заходят в Европу не просителями, а со своей Правдой. В очередной раз объясняя западноевропейцам их неправду. Не в силе правда. Иначе сегодня прохожие в самом центре Багдада не топтали бы нарисованный на асфальте флаг США, точно так же, как до вторжения 2003 года топтали портрет «клыкастого» Буша-старшего. И не в деньгах правда. Иначе Западу придется признать примером для подражания султана Брунея или саудитов, рубящих людям головы на автостоянках.

Европа это мы – Россия – на половине Европы географической и на трех четвертях политической. Западноевропейцы «пролюбили» свою Европу, и гуманистическую, и революционную, и христианскую. При этом в России, имеющей опыт тысячелетнего сосуществования народов и религий, по определению нет фобий в отношении мусульман и уж тем более тюркских народов. Важен закон, единый для всех.

Европу корёжит от груза ошибок и прямых преступлений. Запад растоптал 400-летнюю Вестфальскую систему международного права, закрепленную Ялтинско-Потсдамскими соглашениями, созданием ООН, и требующую согласия постоянных членов Совбеза ООН по вопросам применения силы и изменения границ государств. Да, сотни раз нарушенную, но разделявшую добро и зло, предлагавшую идеал, принцип спасения мира.

«Сила есть, консенсуса не надо», – Запад вернул эту новую-старую, средневековую систему «международного права». Россия дала ему возможность оценить последствия и предлагает вернуться к системе Ялты-Потсдама. А Запад, создавший вот такой «новый порядок», в полном соответствии с предостережением Оруэлла, обвиняет в стремлении к «новому порядку» Россию.

«Новый европейский порядок» начал рассыпаться. После референдума в Британии о выходе из Евросоюза, первой реакцией еврочиновников было бодряческое: «Баба с возу – кобыле легче», а именно – всплеск оптимизма по поводу того, что теперь-то Европа, не отягощенная британскими капризами, в считанные годы создаст «Супергосударство». Оптимизма хватило на неделю-полторы, т.к. последовал следующий вопрос: а кто войдет в это «Супергосударство»?

Да, ядро предтечи Евросоюза – Европейского объединения угля и стали – Франция, Германия, Бенилюкс. Вот такое «Франкское королевство Пипина Короткого». До его похода в Италию, поскольку по поводу членства Италии, еще одного соучредителя организации 1951 года, уже возникли недомолвки. Не говоря об Испании и Португалии, которым в начале июля Брюссель предъявил «черную метку» за саботаж требования сократить дефицит бюджета. Прохладно отнеслись к идее наднационального союза австрийцы и скандинавы.

Если между эффективностью «Супергосударства» и «максимальным охватом» Брюссель не выберет то и другое «наполовину» (такова уж его природа), то, возможно, какие-то шансы стать частью нового есть у чехов, прибалтов, пары-тройки других государств, если начисто выкинут из головы словосочетание: «право голоса». Да и то сомнительно. Дорогие Балканы, румыны и братушки, вас тема вовсе не касается. Иначе незачем было еврочиновникам заводить болтовню о «Супергосударстве».

Хорошего решения нет, а необходимость выбора между плохим и очень плохим – вечный кошмар бюрократа. Отсюда совсем уж беспомощные проекты «евроматрёшки», где будет «маленькая матрешка» (1-го сорта) – «Супергосударство» – и «большая матрешка» (2-го сорта) – ошметки Евросоюза. Надо полагать, что всевозможным «ассоциированным с ЕС» будет предложено с гордостью носить неформальный титул «самой большой матрешки» (3-го сорта) – «условно европейской» шелухи. Это тоже преимущественно юго-восток Европы.

Давно пора, кстати, налаживать отношения с Румынией: избавиться от старых постулатов и не стоять горой за два-три румынских района Черновицкой области, да хоть за всю область. В отличие от Галиции, Буковина рассадником идеологии «украинства» не была и не будет. Небольшие новые изменения границ здесь вообще были бы желательны.

Крым воссоединился с Россией. Идет борьба за Украину. В случае углубления кризиса Евросоюза, Балканы и станут тем «слабым звеном», которое прорвет Россия. Одно дело, когда Россия вдруг оказалась за многими границами от болгар, греков, сербов, македонцев, и другое дело, если она снова утвердится рядом.

Санкт-Петербург – «окно в Европу». Королевец (исторически польское от «Крулевец», но обрусевшее название Кёнигсберга в допетровской Руси) – скорее, «бойница в Европу». Дверью в Европу станет Константинополь-Царьград.

Звучит сурово и даже грозно. Считайте это «поэтической провокацией». Речь идет не о новой «империи» – «Российской», «Византийской», «Православной». Речь «всего лишь» о построении нового европейского союза, более эффективного, чем нынешний Евросоюз. С учетом достижений и ошибок последнего и с достойным местом России в этой новой структуре.

А теперь объяснимся по поводу «планов громадья» в отношении Турции и в отношениях с Турцией.

В июне 2006 года Armed Forces Journal опубликовал карту-прогноз «Новый Ближний Восток», составленную отставным подполковником Ральфом Питерсом. Не будем разбирать это творение, но уже 10 лет его изучают, трактуют, дискутируют о том, что имел в виду автор, проводя ту или иную замысловатую кривую. Для нас важно то, что к карте относятся как к прогнозу частного лица и не более. Спорят о том, глубок ли прогноз и обоснован ли или поверхностен и построен на шаблонах. У нас же в подобных случаях «вопрос вопросов»: Кто за прогнозом стоит? Чей это «вброс», «слив», «пробный шар»?

Мы уверены, любая внутренне непротиворечивая идея, тема которой однажды (через 10, 20, 50 лет) может оказаться актуальной, должна быть проработана и опубликована. Просто необходимо создавать корпус идей по разным темам, идей, которые, оказавшись в общественном пространстве, вовсе не вызовут революцию, а будут жить собственной жизнью, обсуждаться, шлифоваться. И дождутся своего часа, когда тема приобретет остроту, а сторонам будет легче найти наименее болезненное решение: будет «из чего выбирать». Или не дождутся и тихо умрут. Только и всего, ни больше, ни меньше.

Итак, «корабли» России и Турции могут разойтись при следующих преобразованиях:

В пользу России:

  1. К России переходят три европейских иля (провинции) Турции: Эдирне (Адрианополь), Кыркларели (Саранта Экклесиас – «Сорок Церквей»), Текирдаг (Родосто), а также иль Чанаккале, расположенный в Европе и Азии по обоим берегам Дарданелл. Здесь создается «Республика Царьград» (возможно, «Великое Княжество Царьград» – Great Princedom of Tsargrad), независимое или ассоциированное с Россией русское государство (некоторую часть населения могут составить греки, болгары, сербы, румыны). Россия получает также «коридор» исключительной экономической зоны между Крымом и Царьградом.

Иль Стамбул на обоих берегах Босфора остается за Турцией. Вопрос обмена европейской части Стамбула на азиатскую часть Чанаккале откладывается до создания соответствующих условий. Это развитие азиатского берега Дарданелл, строительство здесь «Нового Стамбула», моста в районе Гелиболу (Галлиполя), скоростной автотрассы и железной дороги Европа-Турция, развитие мер сотрудничества и доверия.

Важно напомнить, что Константинополь оставался преимущественно христианским до начала 20 века и еще до погрома 1955 года здесь жила 100-130-тысячная греческая община, составляя с армянами и евреями больше половины населения исторической части города.

  1. К России переходит Северный Кипр с его последующим обменом на северную часть греческого нома Александруполис и присоединением этой территории к Царьграду.

В пользу Турции:

  1. К Турции переходят Дагестан, Чечня (обе по правому берегу Терека) и Ингушетия. Здесь создаются три ассоциированных с Турцией государства с очень высокой степенью самостоятельности. Такой же статус получают два государства, ассоциированных с Россией – Алания, а также Черкесия на территории Кабардино-Балкарской республики, граничащая с Россией по реке Баксан и нижней Малке, при: а) собирании здесь представителей всего адыгского этноса, заинтересованных в собственном государстве (помимо кабардинцев это адыгейцы, черкесы, абазины) и б) обеспечении широкого коридора Россия-Алания.

Долгосрочная перспектива – Кавказ, как регион независимых, нейтральных, демилитаризованных государств.

  1. Россия оказывает Турции содействие, возможно, решающее, в достижении согласия Армении на обмен территории нынешнего армянского государства на часть территории исторической Киликии. Граница возрожденной Киликии с Турцией может пройти от Средиземного моря вверх по реке Джейхан, ее левому притоку Аксу и далее к Евфрату. Т.е. по границе Севрского договора 1920 года между Турцией и Киликией в составе французской подмандатной Сирии.

Да, это Киликия без Мараша, Сиса, Аданы. Но с Аясом, Александреттой, Айнтапом, крепостью Ромкла и горой Муса-Даг. Тем, кто знаком с историей армянской Киликии, эти названия скажут многое. Эта Киликия занимает около двух третей территории Армении, но это плодородные земли, где сегодня больше жителей, чем в Армении. Это граница не только с Турцией, но и с будущим Курдистаном, вероятно, с алевитско-христианским государством в Сирии, а также выход к морю. При гарантии определенной материальной и политической поддержки Армения, безусловно, согласится на обмен.

Киликия в средние века это государство европейской культуры, языками которого помимо армянского были латынь, французский, итальянский. Быстрая интеграция современной Киликии в европейские структуры – один из элементов тех политических гарантий, которые обеспечат согласие Армении на обмен.

Главный аргумент против – родная земля, могилы предков и тому подобное. Но будем честными, на момент присоединения Восточной Армении к Российской империи армяне составляли не более трети населения на территории своего нынешнего государства – столько же, сколько в среднем составляли в Западной (Турецкой) Армении. Дальнейший рост доли армян в российской и советской Армении – результат многочисленных «обменов» населением, увы, насильственных с обеих сторон. На востоке горной Киликии, кстати, армяне еще 100 с небольшим лет назад составляли до половины населения.

Консервация кладбищ с соблюдением всех необходимых религиозных процедур возможна. Демонтаж и строительство на новом месте нескольких десятков храмовых комплексов тоже. Некоторые из храмов и монастырей (возможно даже действующих) могут остаться на месте: реставрация храма Ахтамар в Турции свидетельствует о заинтересованности этой страны в развитии туристической отрасли страны и с использованием наследия Армении. Для армян же Киликии церкви и монастыри на территории континентальной Армении станут просто важным символом их истории.

  1. Россия с пониманием и поддержкой отнесется к той степени интеграции Турции и Азербайджана, в которой будут заинтересованы народы двух стран.
  1. Россия и Турция уважают интересы друг друга в Центральной Азии и решают возникающие разногласия в духе взаимопонимания и добрососедства.

Трудно представить, какой из народов, вовлеченных в проект, отверг бы его целиком, а не имел возражения в частностях. Это дает надежду на успех.

middle-east1

Плановой датой окончательного обмена азиатского берега Дарданелл на европейский берег Босфора и Константинополь может стать 29 мая 2053 год – 600-летня годовщина завоевания города османами. Но это возможно и гораздо раньше.

Альберт Акопян (Урумов)



или по почте

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов




Свежие комментарии