О картографической толерантности. Досужие мысли над картой мира. Часть 2


Альберт Акопян, 8.08.2016 22:05


Любите и изучайте карты. В свое время автор собрал замечательную коллекцию. Было даже кое-что на память от картографического отдела штаба одного из военных округов (в советское-то время). Жаль, растерялось, когда азовскому греку с армянской фамилией пришлось покинуть до сих пор до слёз любимую малую родину в Средней (зачёркнуто) Центральной Азии.

Кстати, а почему зачёркнуто? Ох уж эта «картографическая толерантность» последних лет СССР. Когда, например, на месте Закавказья вдруг появился «Южный Кавказ». Что позволило одному невменяемо прозападному президенту Грузии рассуждать о «единстве и общей судьбе Южного и Северного Кавказа» да еще и в границах «цивилизованной Европы». А ведь веками были просто «Кавказ» и «Закавказье», которые никому не приходило в голову объединять в один регион.

Ни черкесам, при взятии последнего оплота которых – аула Кбаадэ – в мае 1864 года отличились грузинская и мегрельская милиция, за что молодцы удостоились права пройти парадом перед Великим Князем Михаилом Николаевичем. Ни грузинам, армянам и азербайджанцам, которых вовсе не греет идея, что их земли в границах Российской империи и СССР – это один географический регион мира, а Лазика, Киликия и Тебриз – другой.

Ладно, сами в чем-то виноваты, поскольку уже в советское время появилась тенденция «уточнять» Кавказ определением «Северный». Как сейчас даже многие москвичи прилепили к просто «Арбату» словечко «Старый»: раз уж есть «Новый». Или всё же исправим ошибку с Кавказом?

А вот карты Финляндии. Эта – с первой договорно установленной границей по Ореховскому миру 1323 года. Выборг переходил к шведам, но севернее граница шла на северо-запад и в устье Пюхяйоки выходила к Каяно-морю – Ботническому заливу, отдавая новгородцам три пятых современной Финляндии.

2nad_kartoj_2a.jpg

Эх, обмишурился князь Юрий Данилович, внук Александра Невского, не предусмотрел, что когда-нибудь шведы обойдут Ботнический залив с севера и, не нарушая договора (!) выйдут в русской границе с другой стороны! Законно? Ну, да, наверное.

А как же тогда быть с российско-украинским договором о государственной границе? Там в статье 1 черным по белому: «линия … от точки стыка государственных границ Российской Федерации, Украины и Республики Беларусь до точки, расположенной на берегу Таганрогского залива». Таганрогского! Так случилось, что не удосужились в СССР установить административные границы республик по внутренним морям, нет ни одного документа. Недочёт.

В 2012 году удалось, наконец, договориться о разделе Азовского моря. Но «статус Керченского пролива» оставался неурегулированным и договорной границы здесь не было! Где же нарушение договора, если Крым воссоединился с Россией без нарушения госграницы? Что касается статуса, ну… РФ предлагает Украине благоприятный статус пролива для прохода ее судов. А ведь могли и дальше пойти, до самого «штакетника Яценюка» у точки стыка границ России, Украины и Белоруссии. Но с юга и запада, как шведы вокруг Ботники. Коллизия…

Карты эпохи Государя Императора Александра Павловича просто сжимают сердце. Несмотря на «маневр» шведов, граница к северу от Выборга всё ещё проходила значительно западнее нынешней. В результате Смуты начала 17 века Россия потеряла Карельский перешеек и Северное Приладожье.

Выжившие защитники героической крепости Корела, а вместе с ними 20 тысяч русских и православных карел – почти всё население края – покинули родину. (Собственно, еще школьная этнографическая карта с «пятном» карелов в центре тогдашней Калининской области и увлекла этим вопросом).

Менее чем через 100 лет Пётр вернул эти земли (практически по нынешней границе), и они вновь обрусели. И совершенно не понятно, почему ещё через 100 лет Александр I присоединил их к Великому княжеству Финляндскому. Да, автономному от России, да, и автономия была не финнов, а для шведских аристократов (финский язык получил равные права со шведским только в 1863 году). Но зачем?! Нет ответа. Видимо, очень хотел понравиться Европе. Что потом пришлось исправлять тысячами и тысячами жизней.

А перекройка карты Европы Венским конгрессом в 1815 году? Если бы не второе пришествие Наполеона к власти («100 дней»), в Европе вот-вот могла разразиться новая война, уже между… союзниками. Пруссия и Австрия ни в какую не соглашались уступить России Польшу. Вопрос в том, зачем она нужна была Александру I? «Искандеров» тогда не было, а Висла, на случай новых войн, никогда не была и не стала бы серьезной преградой для русских войск. Видимо, всё то же: стремление обрести титул полноценного «европейского монарха».

Ну, получили полонофилы Царство Польское. А вместе с ним три польских восстания. Те самые, когда на знаменах было написано: «За нашу и вашу свободу!», но одновременно в программных требованиях – граница Польши на 1772 год: с Литвой, Белоруссией и Правобережной Украиной. Те самые, когда либерал Герцен в своем лондонском «Колоколе» печатал карикатуры с казаками, насаживающими на пики польских младенцев, призывал Европу к войне против России, а ее народ – к топору. Ну, ничего нового.

А самое обидное то, что Австрия предлагала России за Польшу протекторат над Дунайскими княжествами и… Галицию с Буковиной. В 1815 году русский Львов мог войти в состав русского государства. Что по этому поводу скажут любители альтернативной истории?

Об Украине – в продолжении.

Альберт Акопян (Урумов)

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии


51bd0598c7fe932e8a4feb37f5354fda?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm