На диверсию в Крыму Россия ответит Адом


Альберт Акопян, 13 авг. 2016



Власти России просто вынуждены дать адекватный ответ на провокации киевского режима в ночь на 7 и на 8 августа. Отсутствие реакции или ее недостаточность породят не просто «рецидивы», а подтолкнут агрессора к выбору стратегии «булавочных уколов», «изматывания».

Той стратегии, которую в 2004 году взял на вооружение президент Грузии Михаил Саакашвили. Когда его провокации против Абхазии, Южной Осетии и против российских миротворцев были болезненны, оскорбительны, кровопролитны, но каждая в отдельности «незначительна» с точки зрения «международного сообщества», что лишало Россию законного права на массированный ответ.

Тогда Россия выбрала контрстратегию «слабости» в расчете на то, что Саакашвили «зарвется», настолько уверится в могуществе своих вооруженных сил (разумеется, «найкращих збройних сил в регіоні») и в неспособности России дать отпор, что рискнет пойти на решительные действия. Это случилось 080808. И агрессор был наказан. Через год, сквозь зубы, с оговорками, но Запад признал, что войну начала Грузия.

Однако в данном случае выбор прежней контрстратегии на годы невозможен. В отличие от Южной Осетии и Абхазии, до 080808 формально входивших в состав Грузии, теперь атаки направлены на территорию России. Крыму придется испытать то, чем «живет» Донбасс, который уже потерял тысячи жизней, десятки тысяч ранены и искалечены, сотни тысяч лишились крова и заработка. Война так или иначе прошла почти через все города и села Донбасса, через многие — не раз, десятки регулярно обстреливаются уже третий год.

Именно так. Если Россия оставит безнаказанным вторжение террористов в Крым, то словесными угрозами сможет на какое-то время лишь подморозить активность преступного режима на границе с Крымом. Теракты — это тактические задачи. «Донбасизация» Крыма, эскалация обстрелов и столкновений, постепенное превращение полуострова в «полноценную» зону конфликта, а в дальнейшем в предмет переговоров — вот в чем стратегическая цель Киева. Впрочем, это уровень центра Stratfor, а не киевских стратегов.

Если Киев не получит жесткого ответа, он поймет, что стратегия сработала. Можно повторить еще раз, еще и еще. А пока Киев отыгрывается на Донбассе, не дожидаясь результатов «пробного шара». Даже сейчас, в минуты, когда пишется этот материал, поступают сообщения об артиллерийском обстреле Донецкой фильтровальной станции.

Вероятно, расчет Киева строился и на том, чтобы спровоцировать удар России по территории Украины и предъявить «цивилизованному человечеству» хоть какие-то следы «коварства» и «агрессии» России именно в день начала Олимпиады. Чтобы представить ее инициатором эскалации на границе. Да, вот это невероятно примитивно. Но и рассчитано на еще более примитивную аудиторию.

Разумеется, не может быть и речи о том, чтобы «подождать и ударить» на следующий день после окончания Игр. Но в арсенале России есть достаточно средств принуждения агрессора к миру, не предусматривающих прямого широкомасштабного вооруженного конфликта с киевским режимом.

Подчеркнем, речь о тех мерах, которые не просто нанесут ущерб Украине. Большинство из них, например, обычный  разрыв дипотношений, нанесут соответствующий ущерб и России, кроме того, эта мера не имеет потенциала развития. Дипотношения нельзя разорвать несколько раз или разрывать их «всё больше и больше». Затем может последовать только разрыв двусторонних договоров, а потом или тупик или война.

Речь о тех мерах, которые продемонстрируют киевскому режиму последствия его будущих агрессивных действий, как в отношении российского Крыма, так и в отношении Донбасса. Причем, о мерах, укладывающихся в стратегию… «булавочных уколов». Только уже со стороны России. А разрывать дипотношения, «Большой договор» и договор о границе оставим Киеву.

Обозначим некоторые из возможных невоенных мер.

Крымская область была передана из состава РСФСР в состав УССР 19 февраля 1954 года. Через год, 3 марта 1955 года указом президиума Верховного Совета УССР часть полуострова — северная половина косы Арабатская стрелка была передана в состав Херсонской области.

В марте 2014 года эти административные изменения не должны были приниматься в расчет. Но Россия пошла на шаг доброй воли, чтобы не лишать пресной воды Геническ: райцентр Херсонской области снабжается скважинами Арабатской стрелки. Это не помешало киевскому режиму лишить днепровской воды весь северный Крым, не предотвратило провокаций на границе Крыма.

Возвращение России северной части Арабатской стрелки имеет бесспорные юридические обоснования, а также необходимость, вытекающую из последних действий киевского режима. России предстоит укрепить крымский участок границы с Украиной, а для этого необходимо, среди прочего, углубление некоторых участков озера Сиваш и проведение других мероприятий в его акватории. Для чего в свою очередь необходим свободный провод техники, который возможен через протоки в северной части Арабатской стрелки.

Если для вразумления Киева этого окажется недостаточно, то Россия может, например, занять на Сиваше полуостров Ад, бывший остров («остров» по-тюркски «Ада»), чья материковая протока шире и глубже, а крымская почти пересохла — явный признак географической принадлежности Ада к Крыму. Именно с Ада террористы проникли в Крым.

Вообще, нет границы, которую нельзя оспорить. Спорные участки регулярно находят даже в Европе (только в последнее время — между Сербией и Хорватией, Германией и Чехией). Что же говорить о российско-украинской границе, которая на местности десятилетиями определялась границами сельхозугодий колхозов. Или противоречит им, что тоже повод для дискуссии. Жесткой дискуссии, способной превратить жизнь киевского режима в каждодневный кошмар. Уже благодаря серии подобных дискуссий стрельба в Крыму обернется для Киева «взрывом» Банковой.

Параллельно с этими мероприятиями Россия могла бы, и давно должна, начать подготовку к признанию ДНР и ЛНР. Но не по линии фронта, как об этом любят порассуждать и некоторые из киевских политологов, а в границах ДНР и ЛНР на день их провозглашения, т.е. в административных границах бывших Донецкой и Луганской областей.

Объединение двух республик в Конфедерацию Новороссия на сегодня только заморожено (т.к. не предусмотрено минскими соглашениями), но не упразднено, и в любом случае может быть возобновлено. А значит, возможно начало подготовки к признанию не только ДНР и ЛНР по отдельности, но также Новороссии в границах тех бывших областей Украины, которые уже состоят в Конфедерации или решат присоединиться к ней в будущем.

Что касается содержания «подготовки к признанию», то здесь можно воспользоваться богатым опытом отношений США с Тайванем, который официально признается Вашингтоном частью КНР: открыть представительства, разработать формы военно-политического сотрудничества и т.п. Американо-китайским отношениям нисколько не мешают легальные поставки американских оборонительных вооружений острову в соответствии с актом Конгресса США. Значит, и Киеву нечем возмущаться: Россия будет действовать в полном соответствии с «общепринятыми нормами».

Поле для новых наработок огромно. Скажем, такая мелочь: на картах Украины давно пора показать демаркационными линиями и изменением тона окраски (как в свое время обозначали метрополии и их зависимые территории) районы, контролируемые ДНР и ЛНР, а также их конституционные границы.

Ничто не мешает обозначить на современных политических картах даже территорию областей исторической Новороссии, а также Северской Руси (Черниговской и Сумской областей) — исторически части Великороссии. Или, что почти то же самое, регионы, в которых русский язык становился официальным в соответствии с «Законом о языках» 2012 года. Кстати, в соответствии со статьей 22 Конституции Украины, однажды утвержденные права становятся неотъемлемыми.

Ukraine1.jpg

Вот пусть Киев и изучает по российским картам возможные последствия своих авантюр. В редкие минуты между дискуссиями о принадлежности какого-нибудь луга, прямо по которому идет «Стена Яценюка», официальными сообщениями о поставках Россией ДНР и ЛНР новых систем РСЗО и столь же официальным заявлением РФ об установлении рабочих отношений с ЗНР с временной столицей в селе Розовка на границе с недавно полностью освобожденной ДНР.

Повторим ключевую мысль. Цель недавней провокации Киева в Крыму — эскалация обстрелов и столкновений, превращение полуострова в «полноценную» зону конфликта, а в дальнейшем — в предмет переговоров. Если Россия оставит безнаказанной попытку вторжения в Крым, то грозной риторикой сможет лишь на время ослабить активность преступного режима на границе с полуостровом. Уверившись в безнаказанности, киевский режим продолжит атаки на Крым и усилит атаки на ДНР и ЛНР. То и другое будет иметь для России более тяжелые экономические и политические последствия, нежели жесткий и взвешенный ответ сегодня.

Альберт Акопян (Урумов)

Подписаться




или по почте

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии