У Сталина


Альберт Лекс, 17 марта 2018   –   albert-lex.livejournal.com



К вопросу о том, какой рывок страна сделала в 30-40-ые годы прошлого века, и какой ценой это было достигнуто. Часто приходится слышать, почему, мол, тогда это можно было сделать, и почему не делается сейчас. Тема интересная.

Вопрос о цене следует рассматривать в нескольких измерениях. О том, что делалось тогда, какой ценой и каких результатов достигли — это несколько примитивная оценка. Я считаю, что надо понимать так же и то, что последующее крушение Союза было вызвано отчасти (лишь отчасти!) и событиями первой половины века.

Люди справедливо считали, что они заплатили огромную цену за то, чтобы достигать тех целей, которые тогда были поставлены. Не хочу даже останавливаться на вопросах «стоило ли оно того», но факт в том, что на том этапе цели были достигнуты.

Если с чем и можно было сравнить масштаб затрат народа, так это только с масштабом полученных достижений, а также с невиданным ТЕМПОМ этих достижений.

А потом начались проблемы. Всё это брежневское лицемерие, «одни слова для кухонь, другие для улиц», убеждённость, что руководители сами не верят в то, что говорят с трибун (довольно-таки справедливая уверенность) — всё это дало отдачу. Мощнейшую, хотя и не сразу понятную.

Вот почему в Европе так спокойно относятся ко всем завихрениям на счёт толлерастии, мульти-культи и прочей лабуды? А они живут хорошо! От них никогда не требовалось ничем жертвовать ради этих интеллектуальных красивостей. Они не голодали, не умирали, не жили в бараках ради этого всего.

Один раз идея с мигрантами заметным образом ударила по их благополучию, по кошельку и безопасности — и сразу пошла обратка! Сразу возмутились, начали терять позиции на выборах, власти довольно быстро дали задний ход.

В Европе спокойное отношение к этим заскокам власти: мол, им виднее, и если надо — то мы готовы, если это послужит нашей хорошей жизни. Власть даёт нам сытость и благополучие, а мы, так и быть, поиграем в её игры. А надоест — поменяем игрушки, будем играть в новые.

А вот у нас было не так: мы огромные жертвы принесли на алтарь тех идей. Целые поколения стали задавать вопрос: мы за это недоедали, недосыпали, погибали — а для вождей всё это «ритуал», пустые слова, которые «надо» говорить?

Да и новым поколениям, глядя на этих вождей, было трудно вырасти людьми с конструктивными убеждениями. Ситуация порождала нигилизм в умах. Это не оправдывает нигилистов (не всякий с «трудным детством» вырастает маньяком), но и с власти не снимает вины — надо было думать, прежде чем делать лицемерие элементом внутренней политики.

И всё же есть за этими внешними проявлениями, мне кажется, глубинный подтекст: есть ощущение, что в иных условиях развивались бы иные процессы, но в рамках тех же тенденций и тех же направлений.

Русский народ реально тогда перенапрягся, в очень общем понимании этих слов. Мы сделали сверхусилие, мы достигли небывалого результата, мы почти наверняка вообще НЕ ВЫЖИЛИ БЫ, если бы тогда не постарались — но мы, образно говоря, серьёзно подорвали здоровье на перспективу.

Это как: дом есть, успехов в работе добился, детей вырастил, всё прекрасно — но в 50 лет ты уже инвалид.

Всё это не является критикой. Я вообще уверен, что выбора у нас не было: либо напрячься, либо погибнуть. Просто надо проанализировать произошедшее и результаты.

Если проблемы есть, их хорошо бы признать. Немного трудно решать проблему, наличие которой отрицается.

Мы говорим «гибридная война»: а как мы оказались настолько уязвимы? Согласен, там была и некомпетентность, недальновидность руководства, там было много чего. Но! Была же и усталость, было и разочарование. Свято место пусто не бывает:

Люди разочаровались в одной идее — Запад подсунул нам новую. И мы в неё поверили так, как мы это умеем: очертя голову! С фанатизмом. Со всем присущим нам идеализмом.

Нас обманули, конечно же. Власть не защитила — отчасти, а отчасти и сама обманулась, что для национальной элиты масштаба России — «это хуже, чем преступление, это ошибка».

И всё же нельзя проходить мимо и другого важного фрагмента правды: были в этом и долгосрочные последствия того сверхусилия, которое мы совершили в начале прошлого века. Это же не критика. Любому рабочему в Совестком Союзе говорили: подорвал здоровье на работе? Вот тебе путёвка в профилакторий! Подлечись, восстановись, ты нам нужен здоровый, а не твой труп возле станка.

Можно в мобилизационном рывке сильно потратить свои ресурсы, свои НЗ — просто потом надо бы не забыть их восстановить! А не отрицать «доктор, у меня всё круто, я хоть щас горы двигать, ой, шо это я на полу лежу и всё в глазах потемнело?..»

Справедливо говорят, что у нас редкая историческая возможность: мы действительно в безопасности, впервые за долгое время. И мы можем поддерживать эту безопасность за счёт крайне низких расходов, не истощая экономику. Мы можем двигаться вперёд спокойно, без героизма и жертв. Тем более, что очень возможно, что эти жертвы от нас ещё потребуются в будущем, и даже никто не знает, в каком объёме и на каком уровне. Так что — хорошо бы просто пожить немного, особенно если возможность есть.

И вот говорят: а где мобилизация, где порыв, где сверхусилие и сверхдостижения?

А я думаю, что такой лидер, как Путин, мог бы и на сверхусилие страну сподвигнуть, за ним бы пошли. Народ наш — героический. Но надо помнить ещё при этом, что учитывая историю предыдущего рывка, и тех затрат и последствий, которые уже есть, такой рывок сейчас может стать просто… последним.

Как Франция: из неё во время Первой и Второй мировой столько крови выпустили — во всех смыслах — что она уже просто никогда не вернулась. Стала очередной Италией вместо некогда Римской империи. Изнутри перегорела!

Есть же опасность, которую не принимают в расчёт: мы достигнем прорыва, всё будет отлично (здесь и сейчас), на 1-2 поколения хватит этого задела, а потом настанет вообще ВСЁ. Причём такое, после которого и 1991 год может показаться детским утренником.

Во времена Сталина хотя бы была та самая витальная угроза: мы действительно стояли на пороге уничтожения. И были бы уничтожены без сомнений. Тогда это было вопросом выживания.

Сегодня на кону тоже есть ставки (а они вообще всегда есть!), но вопрос в том, таковы ли эти ставки, чтобы на такие крутые меры идти? Всем хочется «быстрее, выше, сильнее», но стоит ли это ускорение тех счетов, которые потом будут выставлены — как в настоящем, так и далёком будущем? За некоторые вещи приходится платить через поколения вперёд. Мы детям оставляем не только то, что создали, но и необходимость оплатить некоторые счета, которые обязательно будут написаны и предъявлены. Это тоже надо учитывать.

Вот поэтому я и скептичен к требованиям «советского рывка — 2.0». Тогда это даже не обсуждалось — тогда надо было выживать. Сейчас такой постановки вопроса нет.

Мы — люди мечтательные, рвущиеся вперёд. Любим сверхзадачи. Готовы ради них на те самые «тяготы и лишения». Но это уже вопрос к хорошей, умной элите: а кого уровня мобилизация нужна? Потому что бесплатных вещей не бывает. Помнится, была у Дюма такая хорошая фраза:

«Да, мы всё это построим, и это не будет стоить народу ни крови, ни слёз. Это будет стоить пота, но этот пот будет оплачен».

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Чем ближе президентские выборы, тем оживлённее ведёт себя рукопожатная публика. Снова выползли из всех оппозиционных щелей навальны […]
В СССР пришлось сходить на выборы, в армии после завтрака согнали в колонну и отправили голосовать. А вот в России было лень.
Проект ”Византия” Резкое обострение отношений между Кремлем и на глазах создаваемой коалицией ведущих западных стран становится р […]
“Выбирай жизнь. Выбирай будущее…” (Trainspotting) Несмотря на традиционное чувство предрешённости исхода, интерес к президентским […]