Будапештский меморандум, украинство и ратификация


Альберт Лекс, 15.12.2018 22:01   –   albert-lex.livejournal.com


Уже третий день подряд мне доказывают, что российские законы на российской земле не действуют. Мол, если однозначно закон требует ратификации договора, то всё равно можно не ратифицировать. В этом маразме надо поставить точку раз и навсегда.

Представьте, что есть квартира, у которой два собственника: муж и жена. И вот в один прекрасный день поднимается крик: если муж подписал договор, то подпись жены уже не требуется! И надо исполнять договор купли-продажи…

Что вы на это скажете? Наверное, что закон требует согласия ОБОИХ собственников, а если ХОТЯ БЫ ОДИН из них своё согласие не выразил, что весь договор попросту НЕДЕЙСТВИТЕЛЕН, никаких прав и обязанностей не налагает ни на кого. А теперь разбираем объективные факты…

И начать здесь надо с совершенно фантастического по логике выверта, на который так любят ссылаться наши украинские «коллеги» и их отечественные братья по разуму, например, в той же Педивикии. От имени «коллег» мне три дня выносила мозг nellyglotova, вот здесь мои долгие попытки её вразумить, а вот цитата из <a href=”https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D1%83%D0%B4%D0%B0%D0%BF%D0%B5%D1%88%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%D0%BC%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%83%D0%BC”>Вики:

«Документ прямо определяет начало его действия следующим образом: «настоящий Меморандум будет применимым с момента подписания». Несмотря на это, в российских СМИ встречается критика юридической состоятельности Меморандума, так как он не прошёл процесс ратификации в российском парламенте».

В чём здесь суть логического извращения, которое проделывают эти «юристы»? А вот на примере метафоры с квартирой и объясню:

— Согласно договору купли-продажи, вы, дорогая супруга, должны съехать немедленно!

— Но я не подписывала этот договор!

— Но ваш муж-то подписал…

— Ну а я здесь при чём? По закону подписать должны были либо мы оба, либо документ недействителен!

— Ах, ну не спорьте с Википедией, что вы в самом деле!..

Понимаете, в чём выверт:

Обязательство от имени России, от всей страны, по закону могли дать только вместе президент и парламент.

Какое значение имеет, что есть в договоре, который не ратифицировал парламент? У президента просто нет полномочий давать обязательства от имени всей России по этим вопросам! Мало ли, что он «подписал»!.. А вот парламент не «подписывал». Это как согласие лишь одного собственника из двух.

Обязательство у государства Россия могут возникнуть только по договорам, которые ратифицировал парламент. Какая разница, что написано в договоре, который не ратифицирован? Россия как государство обязательств не давала, потому что парламент не одобрял.

Ну и тут спросят: а почему ратификация обязательна? Ведь есть куча соглашений, которые подписывают успешно и без парламента?

И на это есть очень простой ответ! Есть закон Российской Федерации, который определяет, какие договоры необходимо ратифицировать, а какие — необязательно. Будапештский меморандум ратификации требовал.

Существует ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», где предельно ясным по абсолютно говорится:

Статья 15. Международные договоры Российской Федерации, подлежащие ратификации

1. Ратификации подлежат международные договоры Российской Федерации:

в) о территориальном разграничении Российской Федерации с другими государствами, включая договоры о прохождении Государственной границы Российской Федерации, а также о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

г) об основах межгосударственных отношений, по вопросам, затрагивающим обороноспособность Российской Федерации, по вопросам разоружения или международного контроля над вооружениями, по вопросам обеспечения международного мира и безопасности, а также мирные договоры и договоры о коллективной безопасности;

2. Равным образом подлежат ратификации международные договоры Российской Федерации, при заключении которых стороны условились о последующей ратификации.

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_7258/5a3df741364614d0430effaceab7c10624b5c4cc/

Какой основной вывод можно (и строго обязательно нужно) сделать из этой статьи закона Российской Федерации? А вывод следующий.

Ратификации подлежат международные договоры России двух видов:

1. Договоры, которые по их тексту подразумевают ратификацию (независимо от темы договоров);

2. Договоры, который касаются ПЕРЕЧИСЛЕННЫХ ТЕМ (независимо от того, предусмотрена ли ратификация в тексте договора).

Парламент говорит очень простую вещь:

Дорогой президент! Есть темы, которые слишком важны, чтобы ты мог ОТ ИМЕНИ ВСЕЙ СТРАНЫ подписывать соглашения ОДИН, такого не будет. Договоры по этим темам ты будешь заключать с согласия парламента и никак иначе.

То есть подпись даже самого президента ещё ничего не значит: парламент должен утверждать такие договоры.

То есть:

У президента НЕТ ПОЛНОМОЧИЙ самостоятельно заключать договоры по определённым темам. Парламент отобрал у президента эти полномочия.

Парламент издал закон, по которому дать обязательства от имени всей страны могут только вместе парламент и президент. Ни парламент без президента, ни президент без парламента не может заключать такие договоры ОТ ИМЕНИ СТРАНЫ.

То есть подписать-то президент может что угодно, но ВСЯ СТРАНА исполнять это не обязана: никаких обязательств (впрочем, как и прав) по договору у страны не появится до тех пор, пока парламент не утвердит (РАТИФИЦИРУЕТ) данный договор.

А теперь перечисляем, по какому количеству параметров Будапештский меморандум подпадает под требования о ратификации:

  1. Об основах межгосударственных отношений (ДНЯО и безъядерный статус — безоговорочно относятся к основам межгосударственных отношений);
  2. По вопросам, затрагивающим обороноспособность Российской Федерации (любой вопрос о ядерном оружии автоматически влияет на обороноспособность России, а уж особенно — когда речь идёт о ядерном статусе СОСЕДНЕЙ СТРАНЫ с огромной территорией и населением);
  3. По вопросам разоружения или международного контроля над вооружениями (договор был о ядерном разоружении Украины и контролем в рамках ДНЯО над этим статусом)
  4. По вопросам обеспечения международного мира и безопасности (ДНЯО безусловно говорит о мировой безопасности и мире).
Поскольку в Будапештском меморандуме речь шла об условиях, на которых Украина соглашалась на ядерное разоружение, и эти УСЛОВИЯ ВЫДВИГАЛИСЬ РОССИИ, то данный договор автоматически относился к требующим РАТИФИКАЦИИ — по целому перечню оснований.

Ну и финальная вишенка на торте: начинают домогаться, что Будапештский меморандум был подписан в 1994 году, а указанный закон принят только в 1995.

Ответ на это самый простой: а с чего вы решили, что до этого не было аналогичного закона? При СССР тоже часть договоров ратифицировалась, и тоже определялось законом, какие договора это должны быть.

Вот, пожалуйста, простой и понятный закон СССР «О Порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров СССР», в котором есть:

Статья 12. Международные договоры СССР, подлежащие ратификации

Ратификации подлежат международные договоры СССР о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, договоры о взаимном отказе от применения силы или угрозы силой, мирные договоры, договоры о территориальном разграничении СССР с другими государствами, договоры, устанавливающие иные правила, чем те, которые содержатся в законодательных актах СССР.

Равным образом ратификации подлежат международные договоры СССР, при заключении которых Стороны условились о последующей ратификации.

Президиум Верховного Совета СССР может ратифицировать также иные международные договоры СССР.

http://docs.cntd.ru/document/9009663

Как видим — всё то же самое! Даже круче: всё-таки при СССР верховным органом власти был Верховный Совет, и полномочий он имел — мама не горюй! Даже президенту России после «ельцинской» конституции такое не снилось. В сущности, последнее предложение оговаривает для ВС право требовать ратификации любых договоров, какие он потребует. Просто закон определяет точный перечень, а сверх него — надо будет отдельное желание высказать. Но в сущности ВС мог требовать любой договор, какой ему занадобится, пропускать через ратификацию.

Но и без этого права Будапештский меморандум подпадал под требования ратификации в парламенте даже и до принятия нового закона. Так что:

Будапештский меморандум и требовал тогда и требует сейчас ратификации в парламенте.

Точка.



или по почте

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов




Свежие комментарии