Молодые и позитивные


Альберт Лекс, 20.12.2018 03:23   –   albert-lex.livejournal.com


Мне не раз отвечали на мой упрёк в ненависти к России, что якобы «ненависть — слишком дорогое чувство». Никогда не понимал, с чего люди это взяли. Вот сегодняшний персонаж — хорошая иллюстрация жизнерадостной, позитивной ненависти, приносящей положительные эмоции.

Люся Штейн — совсем молодая девушка из семьи творческой интеллигенции. Всего 21 год, а уже муниципальный депутат в Москве, работает на Радио «Свобода», дед — режиссёр, лауреат Сталинской премии, отец — режиссёр, родители проживают в Европе. И вот мадемуазель депутат постит в своём фейсбуке статус с призывом собирать помощь для ВСУшников:

Творческая интеллигенция в нашей стране — это, конечно, нечто особенное… Человек ещё не успел повзрослеть, а уже «взглядов» у него — вагон и маленькая тележка… И всё, поди, от семьи да окружения. Ну не похожа она на «дворового» ребёнка, уж явно не «улица» всё это привила…

Восхождение мадемуазели началось с активного участия в той постановочке, когда на Арбате задержали мальчика, читавшего «Гамлета». А наша Люся как раз на Радио «Свобода» работает и от семьи хорошо впитала, как много может дать грамотная постановочка. Вот и дала: девочка влетела в мундепы без высшего образования, сразу стала известной оппозиционеркой.

Возвращаясь к началу поста: о ненависти.

Почему-то считается, что ненависть — это что-то такое депрессивное. Мол, аж кюшать не могу, как ненавижу. Аж до мигреней и бессонницы, до нахмуренных бровей и сердечных приступов. Ну очень «дорогое в эксплуатации чувство». Щаззз…

Когда-то давно для меня стало открытием, что чрезвычайно позитивные люди способны на самую бесчеловечную ненависть, которая и не снилась хмурым депрессивным меланхоликам.

Эта ненависть фашистского рода, она от чувства превосходства себя и бесконечного отвращения и омерзения по отношению к объекту ненависти.

Хмурая ненависть — это когда ненавидишь того (или то), кого (что) считаешь равным или даже превосходящим. А фашистская ненависть — это жизнерадостное удовольствие от того, как ты раздавил сапогом человекоподобного недочеловека. Как ты его истребил, как ты поиздевался, как ты разрушил, как ты силён и жив, а он слаб и уничтожен, как ты здоров и могуч, а он покалечен и будет убит, как только тебе надоест над ним издеваться.

Какое ещё к чёрту «дорогое в эксплуатации чувство»? Это почти наркотическая радость! Запретное первобытное удовольствие! Самое низменное, хищническое, самое яркое, которое, разумеется, подлежит подавлению в обыденной жизни.

Но если тебе с детства внушали, что негры — это недочеловеки, они неправильные, они уроды, они второго сорта, они просто не люди, это гадость, её надо ненавидеть, истреблять или хотя бы гнобить, травить, порабощать и подавлять — чего там ещё «дорогого в эксплуатации» ты будешь испытывать, делая с ними это?

Ку-клус-клановцы — они что, были сборищем утомлённых ненавистью депрессивных ребят?

Жинерадостные офицеры-надзиратели в немецких концлагерях — они что, страдали от бессонницы и потери аппетита от ненависти к тем, над кем издевались?

Ну не негры, так евреи. Ну не русские, так поляки…

Думаете, когда бандеровцы польских детишек привязывали колючей проволокой к деревьям и оставляли там долго и мучительно умирать — они что, хмурились, теряли в весе и были шибко хмурыми?

Да щас, там радость была огромная! Мать — изнасиловать, потом вспороть живот и залить туда кипяток, потом с детьми разделаться: думаете, этим всем люди занимались как чем-то «дорогим в эксплуатации»?

Делаем ещё один шаг в сторону наших дней.

А юные китайские хунвейбины, когда они своих преподавателей бросали в мусорные баки (или делая что похуже) — они были подавлены? Или предельно жизнерадостны? Они страдали или получали удовольствие?

Кстати, я уж не помню, китайские студенты, или всё же украинские бросали преподавателей в баки… Или и те, и другие…

Какая разница, что ты ненавидишь? Негров, поляков, евреев, москалей, царя, коммунистов, попов, Россию всю целиком, или отдельными частями: общественный уклад, политические традиции, национальные — список продолжабелен…Важно другое:

Истребляя объект своей ненависти ты будешь испытывать первобытное удовольствие, сравнимое разве что с оргазмом, да и то: оргазм — удовольствие в мирное время доступное, а вот радость топтать всё (и всех), кого тебя научили ненавидеть либералы — это счастье может подарить только майдан. Ну и последующие «люстрации» (уже известные в нашей истории как «борьба с контрой»). Но эти радости достижимы только через майдан.

Кто сказал, что нельзя научить ненавидеть страну так же, как учат ненавидеть негров или евреев? По признаку ли цвета кожи, национальности ли, религии ли…

Твоя страна — это недострана! Она вызывает у тебя отвращение всем, что в ней происходит! В ней нет вообще ничего хорошего, в ней плохо ВСЁ!!! Это не страна, это не общество, это не культура, это не история. Она не заслуживает не то что бережного отношения, а даже просто жалости. Её надо истребить всю, во всех проявлениях. Ну а если не готов всю, то ненавидь хотя бы то, что можешь ненавидеть: ты будешь ненавидеть одно, другие — другое, вот и добьёмся столь «полного покрытия», что когда станет надо, никто и ничего защищать не пойдёт.

Это дрессировка, это ксенофобия возведённая в технологию. Только ненавидеть учат страну и все проявления страны.

Конечно, не факт, что в каждом конкретном случае успех будет полным и ненависть получится всеобъемлющей, но и частичная ненависть — тоже отличный результат.

Вот посмотрите на Люсю Штейн:

Это не страна, это не люди, это не общество и не культура. Это можно повертеть в руках. А можно оторвать крылышки и посмотреть, что будет, скучливо пописывая в твиттере, постя фоточки в инсту… Можно сломать, можно уничтожить, можно просто изуродовать. Или поиграть и выкинуть. Или отдать кому-нибудь ещё…

Иметь власть, делать всё, что покажется развлекающим. Всё, что придёт в голову. А надоест — выбросить. Или подарить, или продать… Да какая разница? Это не страна и не люди, это не общество и не культура. Это — игрушка для скучающей либералки. Либералка вообще делает одолжение, что изволит, скучая, развлекать себя, играя этой бякой…

Не надо думать, что ненависть связана с переживаниями, угнетённым состоянием… Бывает ненависть жизнерадостная, позитивная. Бывает ненависть тотально равнодушная, скучающая.

Просто ненависть к объекту, который ты не считаешь равным, а считаешь достойным уничтожения — ну из-за чего тут скорбеть? Ломать — вообще занятие весёлое, а уж ломать то, к чему тебе внушили ненависть, что для тебя полностью расчеловечили, что считается достойным слома… Да я вас умоляю, какое ещё «дорогое в эксплуатации чувство»?

Многие либералы, позитивные и жизнерадостные ребята, искренне ненавидят Россию. Абсолютно жизнерадостно. И уничтожать они её будут весело, получая удовольствие. Скинхед не грустит, когда калечит и убивает. Исламист получает удовольствие, отрезая голову. Колонист очень весело убивает и калечит аборигенов.

Либерал будет полон всех радостей жизни, когда будет уничтожать Россию. Впрочем, и ненавидя её сейчас, он точно так же получает удовольствие.

Hate crime – это вообще не то, что связано с затяжными депрессиями. Это радость убийства, превосходства, разрушения.

Это ощущение себя богом. Захотел — забил в глотку этим ватникам то счастье, как ты его понимаешь. А если они не стали счастливы, а страна развалилась — да и чёрт с ней! Не очень-то и хотелось!.. Значит, слишком тупая страна, если деятельность гения привела к развалу. Значит, слишком тупой народ, если не стал счастлив от благодеяния. Если всё будет уничтожено в итоге — туда ему и дорога! Изначально не очень верилось, что из «этой страны» (тм) и этого «быдла» (тм) можно что-то приличное слепить. А если не получилось — так вот оно и доказательство своей правоты! Ну и хорошо, что нет теперь этой неправильной страны и этого неправильного народа.

Опять же, в процессе разрушения довелось порулить как хотелось и чем хотелось. Что-то даже украсть вышло. Ну и где же тут «дорогое в эксплуатации чувство»? Да я вас умоляю! Это главное шоу жизни для либерала! Ему хорошо, а мы и страна…

Не, ну а чо?!. Мы очень забавно дрыгались, когда либерал отрывал нам лапки с крылышками и смотрел, что из этого выйдет. Он хорошо провёл время, ему было интересно. Ну и что там, в итоге мы сдохли? Да и хрен с нами! Ей богу, грустить что ли будет жизнерадостный либерал? У него всё хорошо.

Да и в процессе тоже было весело и жизнерадостно:

Люся Штейн, сделала слепки-“обереги” своей груди и установила их на шести домах, которые приговорили к сносу. Типа, грудью встала на их защиту



или по почте

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов




Свежие комментарии