Кровавые соловейки...


Colonel Cassad, 18 окт. 2015   –   colonelcassad.livejournal.com


Обзорная статья про батальон ”Нахтигаль”.

Кровавые соловейки…

«Нахтигаль» с немецкого переводится, как «соловей» .  Такое название получил батальон украинских националистов в составе Вермахта, перед началом войны Германии с СССР. В современной украинской историографии бытует идиллическая легенда о том, что немецкие офицеры дали это название, проникшись грустными мелодичными украинскими песнями, которые бойцы учебного лагеря пели по вечерам. Вот и поинтересуемся историей этого «хора» и чем он прославился.

Истоки этого спецподразделения Абвера ведут в конец двадцатых годов двадцатого века . В 1929 году украинскими националистами на территории Польши была создана ОУН ( организация украинских националистов ). И уже тогда были установлены первые контакты со спецслужбами тогда ещё веймарской Германии . От которых получали материальную помощь и методическую литературу . Основные ячейки ОУН были на территории Галиции . В 1939 г., после захвата немецкими войсками части Польши на этой территории шла активная работа по сколачиванию военного крыла ОУН. Началось формирование так называемых «походных групп» — ядра будущей украинской национальной армии. В сотрудничестве с нацистами эти отряды вскоре были развернуты в «Дружины украинских националистов». Именно эти дружины послужили мобилизационной базой для формирования в дальнейшем специальных батальонов «Абвера», укомплектованных украинцами.

«В начале 1941 г. появилась возможность сделать при немецкой армии школу для двух украинских подразделений, приблизительной численностью до куреня», — так в конце 1950-х гг. вспоминал Степан Бандера о рождении спецбатальонов «Абвера». Батальон под кодовым наименованием Spezialgruppe Nachtigall, укомплектованный добровольцами ОУН был сформирован в период с марта по апрель 1941 г. в польском городе Крыница, а затем проходил боевую и специальную подготовку в германском Нойгаммере. Одновременно с апреля 1941 г. в Вене формировался батальон «Абвера» «Роланд» (Оrganisation Rolland), также укомплектованный украинцами.

 Сами оуновцы называли свои подразделения «Дружины украинских националистов». А батальон «Нахтигаль» в оуновских документах проходил под названием «Северный курень ДУН» .

В батальоне «Нахтигаль» числилось 330 чел. в составе четырех рот. Почти сразу новое формирование было включено в состав полка особого назначения«Бранденбург-800», находившегося в ведении 2-го отдела (организация диверсий) «Абвера». Во главе батальона стоял своеобразный триумвират. Немецким командиром был назначен обер-лейтенант Альбрехт Херцнер, командиром со стороны украинцев — капитан Роман Шухевич — близкий соратник С. Бандеры, член Революционного провода ОУН . Сам Бандера после войны называл Шухевича «одним из самых значительных деятелей во всей истории националистического революционно-освободительногодвижения». Наконец, политическим руководителем батальона стал не менее «замечательный» персонаж, котором ниже еще пойдет речь — специалист по Восточной Европе Теодор Оберлендер. Формируя украинские национальные части, немцы рассчитывали использовать их, прежде всего, как диверсантов и разведчиков. Кроме того, учитывался несомненный пропагандистский эффект на западноукраинское население участия в борьбе с Красной армией украинских военнослужащих вермахта. Легионеры были одеты в полевую форму вермахта, но имели некоторые отличительные черты, например, сине-желтые канты на погонах и птичий силуэт на автомобилях (благодаря чему и запомнились многим свидетелям).    «Нахтигаль» был кадровым подразделением вермахта, находился на содержании и в подчинении немецких властей.

Эмблема батальона «Нахтигаль».

В составе 1-го батальона полка особого назначения «Бранденбург-800», 18 июня 1941 г. батальоны «Нахтигаль» и «Роланд» были переброшены на советско-польскую границу в город Радымно. Перед этим в торжественной обстановке они присягнули вождю Третьего рейха, поклявшись сражаться за него «до крови». В числе первых частей вермахта, рано утром 22 июня «Нахтигаль» перешел советскую границу и направился в город Перемышль, затем переправился через реку Сан с задачей наступать на Львов. Впрочем, в первые дни войны «Нахтигаль» двигался во втором эшелоне, оставаясь в оперативном резерве немецких войск. Наступление вермахта в Западной Украине летом 1941 г. развивалось стремительно. 25 июня был взят Луцк, 28 июня — Ровно, 30 июня — Львов, 2 июля немцы взяли Тернополь, а венгерские войска — Станислав (ныне Ивано-Франковск). К 7 — 9 июля вермахт стоял уже на старой советской границе.

 В ночь с 29 на 30 июня 1941 г. командир полка «Бранденбург-800» поставил подчиненным подразделениям задачу занять Львов. Батальон «Нахтигаль» вступил в город рано утром 30 июня, не встретив сопротивления Красной армии, уже покинувшей город. Украинские легионеры, опередив на несколько часов колонны немецких войск, заняли некоторые важные объекты, в том числе, здания ратуши и радиостанции. Батальон разделился на сотни и полусотни, установил контроль над основными центральными улицами города. У собора Святого Юра бойцов «Нахтигаля» горячо приветствовал митрополит Андрей Шептицкий, глава греко-католической (униатской) церкви.

В современном украинской историографии это событие представлено таким образом, что сразу же после занятия батальоном Львова и львовского радиоузла в здании львовской «Просвиты» было объявлено о создании независимого украинского государства. В торжественной обстановке об этом объявил представитель вождя Организации украинских националистов — ОУН(б) Степана Бандеры профессор Львовского университета Я. Стецько — один из ближайших сторонников Бандеры и член созданного последним в 1940 г. высшего органа бандеровского крыла ОУН — Революционного провода. Под «бурю оваций и слезы радости» присутствующих Стецько зачитал «священный акт провозглашения украинской государственности» («Акт проголошення Української Держави»), автором которого был С. Бандера.

Но, высшее политическое руководство Третьего рейха и командование вермахта не были осведомлены о столь самостоятельном поступке украинских националистов. «Высокое собрание» ограничилось сердечным приветствием «творца и вождя Великой Германии» Адольфа Гитлера. Через несколько дней новоявленный премьер-министр Стецько обратился в Министерство иностранных дел нацистской Германии, ставя в известность о свершившейся «воле украинского народа» и одновременно предлагая «Великой Германии» свои услуги.

Но расчет националистов на то, что, поставив немцев перед фактом создания украинского государства, удастся добиться признания своих прав, оказался подсчетом. Немецким покровителям, долго пестовавшим украинский национализм и планировавшим использовать его в своих целях в войне против Советского Союза, не понравилось такое своеволие. Стецько вскоре был арестован во Львове, а  Бандера — в Кракове.

 Вернёмся, однако ко времени вступления батальона «Нахтигаль» во Львов . Едва заняв город, батальон, а также и другие части куреней ДУН устроили во Львове погром, получивший название «Львовская резня». Пока в здании львовской «Просвиты» шли импровизированные торжества по поводу независимости Украины, параллельно с ними и, как бы иллюстрируя характер нового государства, происходили события страшные и кровавые. Бойцы «Нахтигаля», совместно с вышедшими из подполья активистами ОУН («украинской милицией») и наспех созданными немцами отрядами вспомогательной полиции, да и просто жителями Львова.

За несколько дней — с 30 июня по 2 июля — только евреев во Львове было уничтожено около 4 тыс. чел. Кроме того, было убито большое число граждан русской и польской национальностей.

  Воспоминаний свидетелей и документов, описывающие кровавые события погромов во Львове летом 1941 г., более чем достаточно . По словам жителя Львова, Т. Сулима, ставшего свидетелем кровавых расправ, «в городе не было улицы, на которой бы не валялись трупы людей». Эпицентром уничтожения евреев стала львовская тюрьма Бригидки. По свидетельству бывшего жителя Львова Курта Левина, его и его отца раввина Иезекиля Левина пригнали в Бригидки, где украинцы и немцы зверски избивали евреев. Один украинец особенно запомнился К. Левину. Он бил евреев железной палкой. «С каждым ударом в воздух взлетали куски кожи, иногда — ухо или глаз. Когда палка сломалась, он нашел огромную обугленную дубину и проломил ею череп первого же еврея, который попал ему под руку».

Существует немало свидетельств активного и организованного участия в них именно легионеров «Натхигаля». Сразу после прибытия батальона «Нахтигаль» во Львов, из его состава было выделено около 80 украинских легионеров. Как вспоминал бывший боец батальона Г. Мельник, через несколько дней они вернулись в расположение подразделения и рассказывали, что арестовали и расстреляли много местных жителей. Двое из легионеров, по фамилии Лущик и Панькив лично рассказали Мельнику, что свозили на Вулецкую гору во Львове польских ученых и расстреливали их. Еще один быший легионер, Я. Шпиталь, вспоминал, как в помещении дома по ул. Дрогоманова (бывш. Мохнацкого), 22 размещался своего рода «арестный дом», в котором военнослужащие «Нахтигаля» каждую ночь расстреливали людей разных национальностей. В одну из ночей большую группу арестованных сбросили с балкона второго этажа, а затем достреливали.

Свидетель Макаруха, до войны бывший советским работником, был арестован, препровожден в здание полиции, раздет и подвергнут тяжким истязаниям. В его допросе участвовал лично командир батальона Шухевич, требовавший от Макарухи выдачи коммунистов. В эти дни, находясь в заключении, Макаруха ежедневно видел, как украинские националисты в немецкой форме, с трезубцем на груди и желто-голубыми полосками на погонах, а также немцы отбирали в тюрьме группы по 10 — 15 человек, которых затем расстреливали. Его тоже подвергли расстрелу, но, раненый, он смог выбраться из ямы с трупами и скрыться. В один из следующих дней он увидел, как солдат в немецкой форме схватил за ноги маленького еврейского ребенка, ударил его головой о стену дома и таким способом убил его.

Батальон «Нахтигаль» во Львове.

Свидетель Хюбнер, являвшийся военнослужащим строительного батальонавоенно-воздушных сил, дислоцировавшегося в то время во Львове, наблюдал из окна умывальной своего подразделения кровавую бойню в пожарном депо. Около 30 человек, в возрасте от 17 до 51 лет, прогонялись каждый в отдельности сквозь строй фашистов в направлении башни этого депо. При этом их так жестоко истязали, что большинство из них не добирались до двери башни, а падали на землю замертво. Немногие добиравшиеся до башни затем выбрасывались из верхних окон башни. В тех случаях, когда и после падения они оставались в живых, их приканчивали. О том, что убийцы являлись военнослужащими подразделения «Нахтигаль», свидетель узнал из того, что в подразделении лишь команды подавались на немецком языке, а разговаривали между собой они по-украински.

 «Успешно» выполнив задание во Львове, 7 июля 1941 г. батальон «Нахтигаль» двинулся на Тернополь и Гримайлов. Затем две недели провел в Виннице. После этого специальная команда легионеров принимала участие в расстрелах в городе Сатанов, затем — в Юзвине. Некоторое время команды из состава батальона охраняли советских военнопленных, выявляя попутно из их числа комиссаров и евреев и расстреливая их. При этом, как во Львове, так и в Сатанове, и других местах руководство батальона (Т. Оберлендер, Р. Шухевич) заранее располагали списками лиц, подлежавших уничтожению, причем не только взрослых, но и детей.

Вручение наград бойцам батальона «Нахтигаль»

Пару раз легионерам пришлось столкнуться в бою и с регулярными частями Красной армии. Так, около г. Браилов «Нахтигаль» достаточно серьезно потрепали советские войска. Впрочем, основной его «фронт» находился далеко от передовой.

 Украинская сторона, нередко не отрицая самого участия «Нахигаля» в карательных акциях, оправдывает их понятными мотивами: мол, легионеры, мстили им за миллион (как утверждают украинские историки и публицисты), якобы убитых или депортированных большевиками западных украинцев в 1939 — 1941 гг. В «счет» советским властям записываются и «тысячи» заключенных тюрем Галиции и Львова, которых сотрудники НКВД якобы «расстреляли и забросали гранатами» непосредственно перед немецкой оккупацией.

Послушаем, ради объективности и современных украинских историков, как они интерпретируют события «Львовской резни» с участием «Нахтигаля».

  По словам украинского историка и публициста Богдана Буденецкого: мол во всём виновато известное коварство «Абвера», которое со злым умыслом подставило славных героев УПА и батальон «Нахтигаль» в частности .

 Вот ознакомьтесь:

«…Абвер в самом начале прибегнул к манипуляции с украинским диверсионным батальоном, коим и был «Нахтигаль» (нем. Соловей – от названия солдатского хора на военной базе «Криница» под Краковом) в составе полка советских иммигрантов «Брандербург - 800». По замыслу нацистского командования и берлинских политтехнологов, с самого начала оккупации территории СССР украинские соединения должны быть опорочены агрессивной ксенофобией и политикой очищения от евреев «югенфрай». С этой целью, сразу же после вступления батальона во Львов (04:30, 30 июня 1941 г.) и провозглашения на весь мир Акта о провозглашении Украинской Соборной Самостийной Державы (18.00, 30 июня 1941 г.) во Львове и окрестностях уполномоченные СС айнзацкоманды казнили почти всех жителей гетто и польскую интеллигенцию. Трагедия разыгралась в ночь с 4 на 5-е августа 1941 г.»…

 ( Вот так ! Ни больше, ни меньше ! Всё согласно известной пословице галичан : «цэ не я, цэ вовк» )

Дальше больше, очень интересные аргументы : «…Организация Украинских Националистов Степана Бандеры (ОУН(б) или ОУН) была в корне не согласна с подобной политикой немецких властей, - заявил сегодня RUpor`у сотрудник Отраслевого государственного архива СБУ Александр Ищук. – Об этом свидетельствует документ, недавно найденный в наших архивах специальной поисковой группой». ( Видно, хорошо искала эта специальная группа…)

По его словам, речь идет о «Документальной хронике событий во Львове» неустановленного автора из высшего руководства ОУН(б). «Судя по всему, о документе ничего не знал даже КГБ»…( Очень хорошая специальная поисковая группа ! Нашла тот документ, о котором ВООБЩЕ никто раньше не знал…) .

Читаем дальше. Аргументы о невиновности УПА даются просто «неопровержимые»:

«…Представители прибывших во Львов в большом числе отделов гестапо различными путями обратились к украинским кругам, дабы украинцы организовали трехдневный погром евреев…Руководящие сотрудники ОУН, узнав об этом, подали к сведению членов (ОУН - RUpor), что это является немецкой провокацией, предпринимаемой с целью скомпрометировать украинцев погромами и предоставить немецкой полиции основания для вмешательства и «установления порядка», а также, что самое главное, - отвлечь внимание и энергию украинской общественности от политических проблем», - зачитал Ищук с оригинала документа.»…

Убедились, что в погромах виноват вовк, а уговорили его гестаповцы ?!

источник, чтобы не обвиняли в голословности: //www.rupor.info/analitika/2008/02/06/tajna-ukrainskogo-batalona-nahtigal/

Надо особо подчеркнуть, что еврейские погромы во Львове не были явлением случайным, «эксцессом исполнителей», как принято сейчас говорить. Антисемитизм — один из столпов идеологии ОУН, глубоко укорененный и получивший идеологическое обоснование у эмигрантских деятелей украинского национализма в 1920 — 1930-егг. Тот же Ярослав Стецько, выбранный во Львове главой украинского правительства, в 1939 г., в одной из статей в канадском журнале «Новый путь» писал: украинцы «первыми в Европе поняли разлагающую деятельность еврейства», и отмежевались от евреев столетия назад, сохраняя «чистоту своей духовности и культуры». Националисты считали еврейство и большевизм представителями единого еврейского коммунистического заговора. А в 17-м пункте постановления 2-го Всевеликого собора ОУН, состоявшегося накануне Великой Отечественной войны, в апреле 1941 г., прямо говорилось: «Жиды в СССР являются наиболее преданной опорой господствующего большевистского режима и авангардом московского империализма на Украине». Поэтому они объявлялись «врагами украинской нации». А в начале июля 1941 г. ОУН опубликовала воззвание со словами: «Народ! Знай! Москва, Польша, мадьяры, жиды — это твои враги. Уничтожай их. Ляхов, жидов, коммунистов — уничтожай без милосердия».

 Стоит показать позицию местных церквей в отношении массового уничтожения евреев. Хотя в некоторых местах священники пытались прекратить уже начавшиеся погромы, а позже прятали евреев — в своих домах или в церковных учреждениях, — большая часть духовенства выступила в поддержку нацистского «окончательного решения». Священник Украинской автокефальной церкви обратился к пастве с такой проповедью: «Я умоляю вас: не давайте ни куска хлеба еврею! Не давайте ему ни капли воды! Не давайте ему крова! Всякий, кто знает, что где-то прячется еврей, обязан найти его и сдать немцам. От евреев не должно остаться никаких следов. Мы должны стереть их с лица земли. Только когда исчезнет последний еврей, мы победим в войне!»

 Хотя во Львове и других западноукраинских городах украинские легионеры «Нахтигаля» и немецко-фашистские захватчики делали, что называется, общее дело, после роспуска «украинского правительства» нацисты не стали долго сохранять украинские батальоны, укомплектованные активистами ОУН. Как вспоминал один из руководителей «Абвера», П. Леверкюна, «происходило постепенное изменение настроения его солдат и офицеров… Украинский батальон, который во Львове у десятков тысяч освобожденных западных украинцев зажег готовность к борьбе, стал ненадежным, в нем начались бунты, и его вынуждены были распустить». Уже 10 августа 1941 г. был расформирован «Роланд». А 13 августа был отозван в тыл и «Нахтигаль». Он был отправлен в лагеря Нойгаммера для «дополнительной подготовки», но вскоре был расформирован. Личному составу было предложено вступить в новый полицейский батальон уже безо всяких «самостийных фривольностей», Так во Франкфурте-на-Одере был сформирован 201-й полицейский батальон (командир Е. Побигущий, его заместитель — Р. Шухевич, который был брошен на борьбу с разворачивающимся партизанским движением в Белоруссии и там он еще не раз «отличился» подобно львовским «подвигам»…

На счету 201-го батальона — десятки сожженных белорусских хуторов и деревень, а также волынское село Кортелисы, где было расстреляно 2,8 тыс. жителей, обвиненных в связях с партизанами. Известно, что командир батальона Побигущий и его заместитель Шухевич были отмечены за свою деятельность «железными крестами».

Батальоны «Нахтигаль» и «Роланд», а также их реинкарнация — 201-й полицейский батальон — стали только первыми ласточками в огромном списке украинских полицейских и вспомогательных частей, созданных нацистами из украинских коллаборационистов. Известно, например, что до конца 1943 г. на территории рейхскомиссариата «Украина» было сформировано без малого 45 украинских батальонов вспомогательной полиции. На других оккупированных территориях СССР было создано еще 13 батальонов из украинцев, а на территории польского генерал-губернаторства — еще 8.

Их «боевая деятельность», в основном на территории Белоруссии и на Украине — цепь военных преступлений, в числе которых — трагически знаменитая Хатынь. Как известно, таких Хатыней были десятки, если не сотни.

 История «Нахтигаля» и погромов во Львове длительное время была не известна широкой публике. Точнее, известна, но не вся. Уже в первые месяцы Великой Отечественной войны зверства оккупантов во Львове были обнародованы на весь мир. В ноте Народного комиссара иностранных дел от 6 января 1942 г., ставшей впоследствии официальным документом обвинения на Нюрнбергским процессе, говорилось: «30 июня [1941 г.] гитлеровские бандиты вступили в город Львов и на другой же день устроили резню под лозунгом „бей евреев и поляков“. Перебив сотни людей, гитлеровские бандиты устроили „выставку“ убитых в здании пассажа. У стен домов были сложены изуродованные трупы, главным образом женщин.

На первом месте этой ужасающей „выставки“ был положен труп женщины, к которой штыком был пригвожден ее ребенок». Однако длительное время советские власти не имели подробностей того, кто именно совершал эти массовые преступления против человечности. В ноте НКИДа упоминаются «гитлеровские бандиты», «гестаповцы». Возможно, роль украинских националистов в этой резне так и оставалась бы в тени, если бы в дело уже после войны не вмешалась большая политика.Дело в том, что в послевоенной Западной Германии видное место на политической сцене занял бывший политический руководитель батальона «Нахтигаль» Теодор Оберлендер. В 1953 — 1960 гг. он занимал важную в тот период должность в правительстве К. Аденауэра — министра по делам беженцев, переселенцев и пострадавших от войны. Понятно, что среди его подопечных, в число которых входили, прежде всего, лица, проживавшие на отторгнутых у Германии территориях, было немного людей, сочувствовавших Советскому Союзу. Министерство Оберлендера превратилось в оплот ультраправых и реваншистских сил в ФРГ.

В конце 1950-х гг. в ГДР было возбуждено заочное следствие по фактам военных преступлений, совершенных Оберлендером лично и подчиненными ему воинскими частями. В 1959 г. состоялся заочный суд над ним, приговоривший бывшего руководителя «Натхигаля» к пожизненному тюремному сроку. В вину ему был вменен, среди прочего, как раз расстрел нескольких тысяч евреев и поляков после занятия Львова в июле 1941 г. Есть свидетельства о том, что и позднее (после расформирования «Нахтигаля» его карьера в вермахте пошла вверх) Оберлендер лично принимал участие в пытках и казнях, в частности, лично умертвил 15 человек в тюрьме г. Пятигорск в 1942 г. В ФРГ в ответ началась досудебная проверка, которая, ожидаемо, не обнаружила в действиях Оберлендера состава преступления, как не произвели на следователей впечатления и факты, обнародованные свидетелями и бывшими военнослужащими батальона на состоявшейся 5 апреля 1960 г. в Москве пресс-конференции о зверствах батальона «Натхигаль» во Львове и его окрестностях (украинских городах Золочев, Сатанов, Юзвин и др.) .

 Короткая, но бурная история украинского батальона «Нахтигаль» — один из краеугольных камней истории украинского национализма в период Второй мировой войны.

Руководители «Нахтигаля» сегодня стоят во главе пантеона украинских героев. Уходят те, кто помнил войну, а агрессивное давление оуновского лобби формирует образ ОУН-УПА как носительницы идей гуманизма и демократии, а ее участников как жертвенных и благородных борцов. Р. Шухевичу в 2007 г. посмертно присвоено звание Героя Украины.

по материалам: //nacontrol.ru/istoriya/batalon-nakhtigal-solovi-v-zverinoj-shkure/

ПыСы: К чему приводит восхваление и обеливание палачей, мы видим сегодня на Украине .

В прошлом году 14 октября указом Порошенко был назначен, как «День защитника Отечества». Взамен 23-го февраля. Новые герои-новые праздники…

//amarok-man.livejournal.com/23212.html - цинк

И еще неплохая статья про день УПА //amarok-man.livejournal.com/18171.html

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии