29 апр. 2017

Несколько рассказов о героях Великой Отечественной войны накануне светлого праздника Победы


Континенталист, 8 апр. 2015   –   cont.ws  


Рассказ 1. Рейд одинокого танка по занятому врагом Минску

3 июля 1941 года наши бойцы на танке Т-28 устроили рейд по оккупированному немцами Минску.

Т-28: Боевая масса – 25.4 т. Экипаж – 6 чел. Бронирование – 10-30 мм. Вооружение: 1×76,2-мм КТ-28, 4×7,62-мм пулемёта ДТ. Мощность двигателя – 500 л.с. Скорость по шоссе – 42 км/ч. Тираж – 503 шт.

Это случилось 3 июля 1941 года. Шёл 12-й день войны. Минск уже почти неделю был оккупирован немцами, а танки Гудериана уже переходили Березину в 90 километрах восточнее города.

В этот день в Минск со стороны Бреста въехал одинокий танк Т-28. Немцы поначалу не обратили на него внимания, посчитав его трофейной машиной. В те дни немцы теряли огромное количество бронетанковой техники, и чтобы восполнить потери, ставили на вооружение трофейные советские танки, брошенные экипажами из-за отсутствия горючего. 

Но этот Т-28 не был брошен. Его механик-водитель старший сержант Дмитрий Малько остался с машиной, повреждённой во время бомбёжки, и сумел её отремонтировать. Однако при этом танк безнадёжно отстал от отступающих войск, а весь остальной экипаж уехал на проезжавшем мимо грузовике с бегущей пехотой. 

Малько был опытным танкистом. Великая отечественная была уже пятой его войной. До этого он воевал в Испании, участвовал в боях на Халхин-Голе, Освободительном походе и Зимней войне.

   Старший сержант Малько с женой Раисой за несколько дней до начала войны

И вот, когда танк уже был отремонтирован, к месту его расположения вышли майор-танкист Васечкин и несколько курсантов артиллерийского училища: Дмитрий Педан, Александр Рачицкий и Фёдор Наумов. Один из этих курсантов Николай Педан и предложил прорываться к своим через уже занятый немцами Минск и устроить немцам по пути небольшой гевольт. 

Пополнив боезапас на брошенном складе, сформировавшийся экипаж направился в Минск. Первой жертвой танкистов стал немецкий велосипедист, которого буквально вмяли в асфальт. Затем танк проехал по улице Ворошилова (с 1990 года – Арлоўская, то есть, Орловская, но не в честь города Орла, а в память о партизане Кирилле Орловском) до местного ликероводочного завода. Там, увидев большую группу немцев, занимающихся погрузкой в грузовики готовой продукции завода, танкисты расстреляли солдат из пулемёта и раздавили танками грузовик. В районе городского рынка, танк свернул на ул. Ленина, где ему навстречу попалась колонна мотоциклистов, которую танкисты уничтожили её огнём и гусеницами.

Проезжая по улице Советской, танкисты всадили осколочный снаряд в группу стоящих у театра немецких солдат, а при повороте на улицу Пролетарскую танкисты неожиданно обнаружили, что она города битком заполнена живой силой и техникой противника. Открыв огонь из всех стволов, танкисты нанесли немцам существенный урон.

Схема рейда Т-28 по оккупированному Минску

В конце Пролетарской танку впервые было оказано сопротивление – по нему выстрелили из противотанковой 37-миллиметровой пушки. Снаряд не смог пробить броню с дополнительными экранами, а второго выстрела пушка сделать не успела – расчет был расстрелян из пулемётов, а пушка раздавлена гусеницами. Лишь в районе Кальварийского кладбища Т-28 попал под фланговый огонь артиллерийской батареи. Первым же залпом была пробита 20 мм бортовая броня в районе моторно-трансмиссионного отделения. Танк загорелся, а вскоре сдетонировал его боезапас. Майор Васечкин, выбравшись из танка, отстреливался из пистолета, прикрывая отход остальных, но был убит. Механик-водитель Малько сумел скрыться во дворах частных домов и через три недели, прибившись к группе отставших бойцов во главе со сбитым накануне лётчиком, вышел к нашим нашим у города Рославль Смоленской области. Рачицкий также был убит. Педан попал в плен, Ещё один курсант Фёдор Наумов был укрыт местными жителями и потом ушёл к партизанам.

Предположительно тот самый Т-28. Он простоял у комаровской развилки до дня освобождения Минска. 

Дмитрий Малько прослужил в танковых войсках всю войну 16 раз он горел в танке, но оставался жив. Ровно три года спустя, 3 июля 1944 года он уже в звании старшего лейтенанта оказался в освобождённом Минске. На месте своего тогдашнего боя он увидел остов того самого Т-28, который немцы за три года так и не удосужились убрать с улицы. Рассказу Малько о том бое никто тогда не поверил. Лишь в 1966 году, когда факт боя подтвердил Николай Педан, Дмитрию Ивановичу Малько вручили орден Отечественной войны I степени.

   Дмитрий Иванович Малько в послевоенные годы

Рассказ 2. Герой четырёх таранов

Русский ас Борис Ковзан из 28 сбитых им самолётов четыре уничтожил таранами.

 

       Старший лейтенант Ковзан в 1942 г.

Борис Иванович Ковзан участвовал в войне с первого дня. Свой боевой счёт он открыл 24 июня 1941 года, сбив бомбардировщик Do-215. Первый же свой таран он совершил 29 октября 1941. В тот день младший лейтенант Ковзан на самолёте МиГ-3 вылетел на сопровождение штурмовиков в район города Загорска Московской области. Получив попадание от наземной зенитки он слегка приотстал от товарищей и на обратном пути его самолёт настигли четыре Мессера. Одного из них Ковзан сумел сбить. от остальных сумел оторваться, уйдя на недосягаемую для немцев высоту Когда он уже подлетал к своему аэродрому, он разглядел ведущий воздушную разведку Юнкерс – немцы давно стремились обнаружить этот аэродром, и, похоже, этот разведчик был близок к выполнению поставленной ему задачи.    

Все патроны были уже израсходованы, и Ковзан решил идти на таран. После этого тарана Ковзан совершил вынужденную посадку и был признан пропавшим без вести. Но через два дня его обнаружили у севшего на брюхо самолёта. Лётчик, не получивший ранения, мог бы добраться до аэродрома пешком, но не решился бросить самолёт.    

Второй таран Ковзан произвёл 22 февраля 1942 года. В тот день он районе Вышнего Волочка на самолёте Як-1 таранил пикировщик Ju-87, после чего вернулся на свой аэродром и успешно совершил посадку на повреждённом самолёте. 

Третий таран для Ковзана также окончился почти безболезненно. Сбив 8 июля 1942 года в районе села Лобницы Новгородской области тараном Me-109, он успешно вернулся на свой аэродром.

Самым же знаменитым стал его четвёртый таран. Возвращаясь с задания, Ковзан вступил в бой с шестью немецкими истребителями. Получив ранение в голову и оставшись без боеприпасов Ковзан, сообщил по рации что покидает самолет и открыл уже фонарь, чтобы его покинуть. И в этот момент он увидел несущегося на него немецкого аса. Самолёты столкнулись лоб в лоб. Немецкий лётчик погиб сразу же, а Ковзана выбросило из самолёта через фонарь кабины. Падал он без сознания, но во время падения каким-то образом частично раскрылся его парашют. Приземлился лётчик прямо в болото, сломав ногу и несколько рёбер. Из болота его вытащили подоспевшие партизаны и переправили через линию фронта. В госпитале Ковзан провёл 10 месяцев, потерял правый глаз. Тем не менее, после госпиталя он вернулся в строй и довёл сёт своим победам до 28 сбитых самолётов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, капитану Ковзану Борису Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1103).

После войны Ковзан работал начальником аэроклуба. Умер он в Минске 31 августа 1985 года в возрасте 63 лет.

Рассказ 3. Как один боец с топором победил 50 немцев

13 июля 1941 года красноармеец Дмитрий Овчаренко, вооружённый одним топором, разгромил взвод противника, убив при этом 23 немца.

   Дмитрий Романович Овчаренко. Фото сделано для паспорта в 1937 году.

Шёл июль 1941 года. Части нашего Южного фронта успешно сдерживали немецко-румынское наступление в Бессарабии. Оборона советских войск в Молдавии, в отличие от Прибалтики и Белоруссии, сохраняла устойчивость. Действия ВВС Южного фронта отличались высокой активностью: удары наносились по переправам и скоплениям войск врага.

13 июля года ездовой пулемётной роты 389-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии 9-й армии Южного фронта красноармеец Дмитрий Романович Овчаренко вёз боеприпасы для своего подразделения. Находясь в пяти километрах от передовых позиций, он повстречал взвод немецких солдат, ехавший на двух грузовиках Opel Blitz. Такая встреча в глубоком тылу оказалось для Овчаренко  неожиданной, и он тут же лишился винтовки. Подошедший к Овчаренко немецкий офицер начал его допрашивать на предмет местоположения его части и состава перевозимого груза. Однако немцы, осматривая повозку, на которой ехал Овчаренко, не обратили внимание на находящийся в ней топор. 

Малый сапёрный топор образца 1889 года. Длина топорища – 445 мм. Высота топора – 229 мм. Ширина лезвия – 177,8 мм.

Дождавшись, пока немцы успокоятся и потеряют бдительность, Овчаренко воспользовался этим топором и отрубил голову допрашивавшему его офицеру, а затем бросил в солдат противника три гранаты M-24, торчавшие у офицера из-за пояса. Взрывами гранат убило 21 солдата. Остальные в панике разбежались. Затем Овчаренко погнался за убегавшими немцами, догнал ещё одного офицера и также отрубил ему голову, после чего собрал у убитых документы и карты и вместе с грузом прибыл в роту. Сначала бойцу никто не поверил, но политрук роты, прибыв на место действия, убедился в правдивости показаний Овчаренко. «Грудь в крестах, а голова в кустах», – пошутил политрук, гладя на труп немецкого офицера. Обратно из инспекционной поездки красноармейцы, сопровождавшие политрука, привели и оба брошенных немцами грузовика.

   M-24 Stielhandgranate

После этого случая красноармейцу доверили пулемёт – до этого Овчаренко, 32-летний колхозник из Троицкого района Луганской области, считался годным лишь к нестроевой службе, из-за чего и попал в ездовые. Сейчас кое-кто утверждает, что на самом деле это были не храбрые немцы, а трусливые румыны, но документы, изъятые нашим красноармейцем, однозначно свидетельствуют о том, что это были именно немцы.

27 числа того же месяца, обороняя высоту 239,8 Дмитрий Овчаренко уничтожил из пулемёта роту противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 ноября 1941 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» красноармейцу Овчаренко Дмитрию Романовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

До победы Дмитрий Романович не дожил: во время Будапештской операции в районе станции Шерегейеш пулемётчик 3-й танковой бригады рядовой Овчаренко получил тяжёлое ранение, от которого скончался в госпитале 28 января 1945 года.

Рассказ 4. Войсковицкий бой Зиновия Колобанова

20 августа 1941 года экипаж танка под командованием старшего лейтенанта Зиновия Колобанова уничтожил 22 танка противника.

  Зиновий Колобанов накануне Зимней войны, в которой он в звании лейтенанта воевал командиром танковой роты 1-й лёгкой танковой бригады.

   Экипаж Зиновия Колобанова. Сам Колобанов – в центре.

8 августа 1941 года войска фон Лееба почти месяц протоптавшиеся у Лужского рубежа, возобновили наступление на Ленинград. 9 августа 1941 года 1-я танковая дивизия смогла прорвать советскую оборону, и, выйдя в тыл советским войскам, соединиться с 6-й танковой дивизией. 14 августа 1941 года немецкие войска перерезали железную дорогу Красногвардейск – Кингисепп, 16 августа 1941 года взяли станцию Волосово и стремительно продвигались к Красногвардейску – бывшей и нынешней Гатчине.

Наши войска, обороняющие рубеж на реке Луге (70-я, 111-я, 177-я, 235-я стрелковые дивизии, а также 1-я и 3-я дивизии ополчения), были отрезаны от главных сил и оказывали упорно сопротивление находясь в окружении. Посланные же из глубокого тыла резервы ещё не подошли, и дорога на Ленинград для прорвавшихся немцев была открыта. 

Единственным соединением, способным задержать немецкое наступление, оказалась 1-я танковая дивизия генерал-майора Баранова. 12 августа дивизия перешла к обороне в районе Выползово, Кряково, Неревицы, Лелино. В этот момент дивизия насчитывала 58 исправных танков, 4 из которых были средними Т-28T, а 7 – тяжелыми КВ-1  . В состав 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-го танкового полка этой дивизии, входило пять танков КВ. Этой-то ротой и командовал старший лейтенант Зиновий Григорьевич Колобанов.

19 августа Колобанов был вызван к командиру дивизии. Показав на карте три дороги, ведущие к Красногвардейску со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа, генерал приказал перекрыть их.

В каждый танк было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов. Осколочно-фугасных снарядов на этот раз экипажи взяли минимальное количество. Главное было не пропустить немецкие танки. 

В тот же день Колобанов выдвинул свою роту навстречу наступающему противнику. Два танка – лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Евдокименко он послал на лужскую дорогу.

Еще два КВ под командованием лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря направились защищать дорогу, ведущую на Волосово. Танк самого командира роты должен был встать в засаду у дороги, соединяющей таллинское шоссе с дорогой на Мариенбург – северной окраиной Красногвардейска.

В состав экипажа помимо самого Колобанова входили командир орудия старший сержант Андрей Михайлович Усов, старший механик-водитель старшина Николай Иванович Никифоров, заряжающий, он же младший механик-водитель красноармеец Николай Феоктистович Роденков и стрелок-радист старший сержант Павел Иванович Кисельков.

Для своего КВ Колобанов определил позицию таким образом, чтобы в секторе огня был самый длинный, хорошо открытый участок дороги. Немного не доходя до птицефермы Учхоза, она поворачивала чуть ли не на 90 градусов и далее уходила к Мариенбургу. По сторонам дороги тянулись обширные болота. 

К вечеру удалось упрятать танк в отрытом по самую башню капонире. Была оборудована и запасная позиция. После этого тщательно замаскировали не только сам танк, но даже следы от его гусениц.. Ближе к ночи подошло боевое охранение. Молоденький лейтенант отрапортовал Колобанову. Тот приказал разместить пехотинцев позади танка, в стороне, чтобы в случае чего они не попали под орудийный огонь.

КВ-1 с дополнительным бронированием. Таким бронированием был снабжён и танк Зиновия Колобанова.

Ранним утром 20 августа 1941 года экипаж Колобанова был разбужен гулом идущих на большой высоте в сторону Ленинграда немецких бомбардировщиков Ju-88. Часов в десять раздались выстрелы слева, со стороны дороги, идущей на Волосово. По радио пришло сообщение, что один из экипажей вступил в бой с немецкими танками. Колобанов вызвал к себе командира боевого охранения и приказал ему, чтобы его пехотинцы открывали огонь по противнику только тогда, когда заговорит орудие КВ. Для себя Колобанов с Усовым наметили два ориентира: № 1 – две березы в конце перекрестка и № 2 – сам перекресток. Ориентиры были выбраны с таким расчетом, чтобы уничтожить головные вражеские танки прямо на перекрестке, не дать остальным машинам свернуть с дороги, ведущей на Мариенбург.

Только во втором часу дня на дороге появились вражеские машины. Немецкие мотоциклисты свернули налево и помчались в сторону Мариенбурга, не заметив стоявший в засаде замаскированный КВ. За мотоциклистами показались и сами танки Pz.III 3-й танковой роты 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии генерал-майора Вальтера Крюгера. Люки у них были открыты, и часть танкистов сидела на броне. Как только головная машина достигла ориентира №1, Колобанов приказал Усову открыть огонь. Головной танк загорелся с первого выстрела. Он был уничтожен, даже не успев полностью миновать перекресток. Вторым выстрелом, прямо на перекрестке, был разбит второй танк. Образовалась пробка. Колонна сжалась, как пружина, теперь интервалы между остальными танками стали и вовсе минимальными. Колобанов приказал перенести огонь на хвост колонны, чтобы окончательно запереть ее на дороге. Старший сержант откорректировал прицел и произвел еще четыре выстрела, уничтожив два последних в колонне танка. Противник оказался в ловушке.

В первые секунды немцы не могли определить, откуда ведется стрельба, и открыли огонь из своих 50-миллиметровых пушек KwK-38 по копнам сена, которые тут же загорелись. Но вскоре они пришли в себя и смогли обнаружить засаду. Началась танковая дуэль одного КВ против восемнадцати немецких танков. На машину Колобанова обрушился целый град бронебойных снарядов. Один за другим они долбили по 25-миллиметровой броне дополнительных экранов, установленных на башне КВ. Танки КВ-1 с подобным бронированием выпускались только в июле 1941 года и воевали только на Северо-Западном и Ленинградском фронтах.

На помощь немецким танкистам пришли двигавшиеся вслед за колонной пехотные подразделения. Под прикрытием огня из танковых пушек, для более аффективного стрельбы по КВ, немцы выкатили на дорогу противотанковые орудия. Колобанов заметил приготовления противника и приказал Усову ударить осколочно-фугасным снарядом по противотанковым пушкам. С немецкой пехотой вступило в бой находившееся позади КВ боевое охранение. Усову удалось уничтожить одно ПТО вместе с расчетом, но вторая успела произвести несколько выстрелов. Один из них разбил панорамный перископ, из которого вел наблюдение за полем боя Колобанов, а другой, ударив в башню, заклинил ее. Усову удалось разбить и эту пушку, но КВ потерял возможность маневрировать огнем. Большие довороты орудия вправо и влево можно было теперь делать только путем поворота всего корпуса танка. 

                                           Наградной лист Зиновия Колобанова 

Колобанов приказал старшему механику-водителю старшине Николаю Никифорову вывести танк из капонира и занять запасную огневую позицию. На глазах у немцев танк задним ходом выбрался из своего укрытия, отъехал в сторону, встал в кустах и вновь открыл огонь по колонне. В это время стрелок-радист Николай Кисельков вылез на броню и установил вместо поврежденного перископа запасной.

Наконец последний 22-й танк был уничтожен. 

За время боя, который длился больше часа, старший сержант Усов выпустил по танкам и противотанковым орудиям противника 98 снарядов, из них бронебойные были израсходованы все. По приказу командира батальона капитана Иосифа Шпиллера танк Колобанова снялся с позиции и, посадив на броню оставшихся в живых бойцов из взвода охранения, отошёл в расположение основных сил дивизии. В то же самое время в бою на Лужской дороге экипажем лейтенанта Федора Сергеева было уничтожено восемь немецких танков, экипажем младшего лейтенанта Максима Евдокименко – пять. Младший лейтенант в этом бою погиб, трое членов его экипажа ранены. Уцелел лишь механик-водитель Сидиков. Пятый немецкий танк, уничтоженный экипажем в этом бою, на счету именно механика-водителя: Сидиков таранил его. Сам КВ при этом был выведен из строя. Танк Ласточкина удалось впоследствии отремонтировать. Вторично он был подбит на Невском пятачке 30 октября 1941 года. Сейчас этот экземпляр реставрируется во Всеволожском музее. Факт ремонта танка свидетельствует о том, что поле Войсковицкого боя осталось за нами.

Танки младшего лейтенанта Дегтяря и лейтенанта Ласточкина в этот день сожгли по четыре вражеских танка каждый. Всего 3-й танковой ротой в этот день было уничтожено 43 танка противника.

За этот бой командир 3-й танковой роты старший лейтенант 3иновий Григорьевич Колобанов был награжден орденом Боевого Красного знамени, а командир орудия его танка старший сержант Андрей Михайлович Усов – орденом Ленина.

Войсковицкий бой серьёзно задержал наступление противника под Ленинградом и спас город от молниеносного захвата.  Не сумев прорваться к Гатчине, немцы затормозили свое наступление и с 21-24 августа перешли к обороне. В Красногвардейск же немцы вошли лишь 9 сентября.

Кстати говоря, одной из причин, почему немцы так стремились захватить Ленинград летом 41-го было как раз то, что в городе находился Кировский завод, выпускавший танки КВ. 

  ИС-2, установленный на месте Войсковицкого боя

Рассказ 5. Как пулемётчик Гитлер перебил сотню немцев

Красноармеец Семён Гитлер был награждён медалью «За Отвагу».

9 сентября 1941 года командующий Приморской армией Генерал-лейтенант Георгий Павлович Софронов подписал наградной лист о награждении медалью «За Отвагу» красноармейца по фамилии Гитлер. 

В наградном листе была изложена и причина награждения: «Будучи наводчиком станкового пулемета, поддерживал огнем наступление своего взвода. Оказавшись в окружении и получив ранение, товарищ Гитлер вел огонь, пока не израсходовал боеприпасы, после чего, не бросив оружия, выбрался к своим, в общей сложности уничтожив более сотни военнослужащих Вермахта». 

Семён Константинович Гитлер родился в 1922 году в местечке Оринин Каменец - Подольской (ныне Хмельницкой) области. Еврейская семья Гитлеров жила там с незапамятных времён, и лишь после освобождения края от немцев чудом оставшимся в живых её представителям срочно сменили фамилию с Гитлер на Гитлев. Ныне все орининские Гитлевы обитают в Израиле, но в их семействе бытуют легенда, что во время оккупации местный гауляйтер не решился расстреливать евреев, носящих фамилию фюрера.

  Фотография, на которой предположительно изображён красноармеец Семён Гитлер

  Страницы наградного листа 

Будучи призванным в РККА Орининским военкоматом в ноябре 1940 года, Гитлер попал в пулемётную школу Одесского военного округа, окончил которую лишь за месяц до начала войны, и был направлен для прохождения службы в Тираспольский укрепрайон. 

Это был самый левофланговый укрепрайон советской западной границы. Его общая длина составляла 150 км по фронту и 4-6 км в глубину. Большей частью опирался в качестве естественных препятствий на болотистые долины рек Днестр и Турунчук. На этих участках боевая глубина укрепрайона составляла 1-3 км. Всего в укрепрайоне к июню 1941 г. имелось 284 сооружения — 22 артиллерийских и 262 пулемётных. В одной из этих 262 пулемётных точек, расположенной на высоте 176.5, держал оборону красноармеец Семён Гитлер.

Впоследствии красноармеец Гитлер принимал участие в обороне Одессы. Вместе с её защитниками он переправился в Крым и погиб 3 июля 1942 года, защищая Севастополь.

  Пулемётный ДОТ на высоте 176.5

Рассказ 6. Как Дмитрий Шолохов подбил 25 танков в одном бою

Танкист, превзошедший Колобанова

  Дмитрий Дмитриевич Шолохов     Фотография из «Огонька» №4  1943 г.

Традиционно считается, что чемпионом по уничтожению немецких танков в одном бою является Зиновий Колобанов, уничтоживший 20 августа 1941 года в Войсковицком бою под Ленинградом 22 танка противника. Однако есть человек, превзошедший это достижение. Этот человек – Дмитрий Дмитриевич Шолохов. 

В 1939 году Дмитрий Шолохов окончил Саратовское танковое училище. Во время войны с Финляндией 1939-1940 годов младший лейтенант Шолохов участвовал в боях на Карельском перешейке. Однако свой подвиг старший лейтенант Дмитрий Шолохов совершил на Юго-Западном фронте, где был командиром взвода в 158-й танковой бригаде 13-го танкового корпуса 21-й армии. 

В тот день, 30 июня 1942 года, перейдя в наступление из района Волчанска, 6-я армия Паулюса прорвала оборону на стыке наших 21-й и 28-й армий. Ликвидировать прорыв должна была 176-я танковая бригада, но её прибытие ожидалось лишь к вечеру. Единственным подразделением, которое удалось выделить для прикрытия участка прорыва, оказался взвод под командованием Дмитрия Шолохова. Помимо его танка, во взводе также были машины сержантов Сергеева и Калинина. Никто и не предполагал, что число немецких танков, идущих на этот взвод, составит 150 машин.

Тем не менее, взвод Дмитрия Шолохова вступил в бой с превосходящими силами противника. Нашим танкистом помогли условия местности – немецкие танки могли двигаться только по дну ложбины, упирающейся в деревню Несторное на крайнем северо-востоке  харьковской области у самой границы с РСФСР. Удобно устроившись за сараями на околице села, наши танкисты начали обстреливать вражескую колонну. Маневрируя и меняя позицию, они создавали впечатление присутствия крупных сил. Танкам Сергеева и Калинина удалось подбить по два немецких танка. Ещё одну машину подбил в самом начале боя танк Шолохова.

Решив, что в лоб им в деревню не прорваться, немцы решили обойти позиции наших танкистов с тыла. К тому времени танк Калинина уже погиб вместе со своим экипажем, а танк Сергеева сильно повреждён. Дело в том, что на дворе был уже 1942-й год, и немцы обзавелись кумулятивными снарядами. Поэтому наши танкисты даже на КВ-1 не могли уничтожать десятки танков в открытом бою, также невозбранно, как это делал Колобанов и его менее результативные коллеги в сорок первом, когда немцам броню КВ-1 пробить было просто нечем.

КВ-1 выпуска весны 1942 года.

В большинстве источников говорится, что Шолохов и его товарищи воевали на КВ-1, но на одной из немногих фотографий, правда, зимнего времени, Дмитрий Шолохов изображён на фоне танка Т-34-76, выпущенного, судя по уже двум люкам, в 1942 году.

Немцы стали обходить Несторное по ещё более узкой ложбине, где танки могли двигаться лишь в колонну по одному. Этого манёвра немцев только и ждал Дмитрий Шолохов, заранее занявший позицию на выходе из ложбины.

Дно лощины, по которой двигались немецкие танки.

Место, где Дмитрий Шолохов устроил засаду.

Спутниковый снимок села Нестерное. Хорошо видна та самая балка, по которой двигались немецкие танки. Светло-синими стрелками показано первоначальное движение немецких танков, а тёмно-синими – их обходной манёвр. 1 – танк Дмитрия Шолохова. 2 – танк Калинина. 3 – танк Сергеева.

Оказавшись выше танков на склоне выхода из лощины, Дмитрий Шолохов мог бить по первым из них прямо в крышу. Немцы же не могли задрать стволы орудий на такой угол, чтобы танк Шолохова попал в зону их поражения. 

Пользуясь этим обстоятельством Дмитрий Шолохов уничтожил подряд 24 танка. Таким образом, учитывая танк, подбитый в самом начале боя, Шолохов в этот день уничтожил 25 немецких танков. Правда, в наградном листе, подписанном уже осенью, были указаны лишь те самые 24 танка, подбитые во второй фазе боя, а танк, подбитый в самом начале, не учитывался. В послевоенное же время произошло вообще нечто непонятное – при описании этого подвига в литературе стали писать, что Дмитрий Шолохов подбил всего восемь машин. Вероятно, узнав, что Шолохов начал бой вместе со своим взводом, решили поделить число подбитых танков на три. Писалось даже так: «Обнаружив танковую колонну врага, танкисты неожиданным и метким огнём уничтожил из засады 24 вражеских танка. Восемь из них поджег экипаж Шолохова». Но в случае, если Шолохов уничтожил восемь танков, то два других экипажа должны были также поджечь по восемь машин, и тогда к званию Героя нужно было представлять не только Шолохова, но и Сергеева с Калининым. Если же танки последних двоих подожгли неравное количество немецких танков, то кто-то из них должен был уничтожить и больше восьми, превзойдя результат Шолохова. Из-за этой ошибки послевоенных публицистов, сейчас о Дмитрии Шолохове мало кто знает и путает его с современным дизайнером. Статьи о Дмитрии Шолохове нет даже в Википедии. Между тем, в четвёртом номере «Огонька» за 1943 год была опубликована фотография Дмитрия Шолохова, под которой указывалось, что подбил он именно 25 танков.

К вечеру подоспела 176-я бригада, и прорыв удалось ликвидировать. Танк Шолохова был направлен на другой участок, в село Волчья Александровка, где уничтожил 10 грузовиков с пехотой, перебив при этом около сотни немцев. 

Продолжая отважно сражаться с врагом, Дмитрий Шолохов летом 1942 года был назначен помощником начальника штаба 158-го танкового полка по оперативной работе, участник Сталинградской битвы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 декабря 1942 года старшему лейтенанту Дмитрию Дмитриевичу Шолохову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». С марта 1943 года Шолохов стал заместителем начальника штаба 36-й гвардейской танковой бригады 4-го гвардейского механизированного корпуса Южного фронта, а вскоре его сняли с фронта и направили на учёбу в академию.

В декабре 1945 года Дмитрий Шолохов окончил Военную академию бронетанковых и механизированных войск Красной Армии имени И.В. Сталина после чего до самого 1976 года служил в Главном разведывательном управлении Генерального штаба, где в 1975 году даже получил орден Красной Звезды за какую-то до сих пор секретную операцию. Умер Дмитрий Дмитриевич Шолохов 27 июня 1983 года.

Рассказ 7. Как один осетин перестрелял 108 немцев в одном бою

Подвиг старшего сержанта Мильдзихова

  Хаджимурза Заурбекович Мильдзихов вскоре после демобилизации  Мильдзихов  в послевоенное время

Это было в январе 1942 года. Группа наших разведчиков из 177-й отдельной разведроты 163-й стрелковой дивизии 34-й армии Северо-Западного фронта вышла на задание в тыл противника. Поскольку группа долго не возвращалась, то ей навстречу вышли командир роты старший лейтенант Ефимов, лейтенант Чернова и старший сержант осетин Хаджимурза Мильдзихов. 

В разведроту Мильдзихов был зачислен после того, как 22 июня 1941 года спас из горящей казармы боевое знамя и, пронеся его через немецкие тылы от самой границы в Литве, вышел с ним к нашим войскам в районе Пскова.

Впервые Хаджимурза Мильдзихов отличился еще в подростковом возрасте. Однажды, когда он пас колхозное стадо, ему встретились на лесной поляне два всадника. Тогда ему было четырнадцать лет. По распоряжению председателя колхоза он носил с собой ружье – того требовало беспокойное время. Как выяснилось впоследствии, эти двое были работниками нальчикского банка, один из них – главный бухгалтер. Они похитили из банка большую сумму денег, скрывались в эльхотовском лесу и уже собирались уходить оттуда, когда встретили Хаджимурзу. Им не нужен был лишний свидетель, и они начали стрелять в мальчика. Хаджимурза, спрятавшись за стволом дерева, выстрелил в ответ и попал в одну из лошадей. Лошадь упала, придавив всадника и сломав ему ногу. Другой всадник ускакал. Хаджимурза, выждав некоторое время, подошел к стонавшему человеку, погрузил его на своего коня и отвез в село. Через некоторое время к ним пришел председатель сельсовета – ему было поручено доставить отважного юношу в Нальчик. Там Хаджимурзе вручили денежную премию. 

На пути Ефимова, Чернова и Мильдзихова оказался вражеский блиндаж. Из блиндажа торчал ствол MG-34. Мильдзихов незаметно подобрался к блиндажу, бросил в него гранату, после чего дал внутрь него очередь из своего ППД. Из 11 немцев, находившихся в том блиндаже, семеро были убиты, троим удалось бежать, а находившийся в блиндаже офицер получил контузию и был взят в плен.

На спину ему наши герои погрузили захваченный пулемёт, и Чернов повёл пленного к нашим позициям. Ефимов же вместе с Мильдзиховым продолжили путь навстречу возвращающейся разведгруппе. Когда до встречи с разведгруппой оставалось 400 метров, Мильдзихов и Ефимов обнаружили, что группу поджидает немецкая засада: под заснеженными ветками елей ногами к Мильдзихову и Ефимову, а стволами к возвращающейся разведгруппе лежало 13 немецких ягеров. Мильдзихов хотел было расстрелять всю эту чёртову дюжину, но Ефимов неожиданно скомандовал им «хенде хох». Немцы начали поднимать руки, но один из них изловчился и выстрелил прямо в Ефимова. Ефимов был убит, но Мильдзихов расстрелял всю немецкую засаду длинной очередью.

Когда Мильдзихов, наконец, встретил возвращающуюся разведгруппу, то выяснилось, что почти все её бойцы ранены. Легкораненые несли на себе тяжело раненых. Патронов почти не осталось, а группу по пятам преследует немецкая рота. 

Тогда Мильдзихов решил сам устроить засаду преследователям. Заняв скрытную позицию, он первой же очередью уничтожил тридцать девять человек. Однако после этой очереди у Мильдзихова остался лишь один диск, и он, экономя патроны, перешёл на одиночные выстрелы. Немцы пытались окружить Мильдзихова, но тот, постоянно меняя позиции и перенося огонь то в одну, то в другую сторону, не давал им этого сделать. Тем не менее, за тридцать минут боя Мильдзихов успел получить три ранения – в шею, в ногу и в брюшную полость. Наконец, когда в диске оставалось всего два патрона, как в современном кино, за спиной Мильдзихова послышалось «ура» – на помощь ему шёл взвод лейтенанта Глухова, поголовно вооружённый автоматами. Услышав их трескотню, немцы бросились наутёк. Потерявшего сознание Мильдзихова отправили в госпиталь, а сосчитав трупы, которых оказалось 108, страшно удивились достигать таких результатов в одном бою удавалось далеко не каждому пулемётчику, а чтобы из ППД, да ещё одиночными выстрелами… В общем, случай признали выдающимся, и новый командир роты старший лейтенант Львовский написал представление к геройскому званию. Тем временем Мильдзихов умирал в валдайском госпитале от перитонита – в животе у него окислялась пуля, а у хирургов до него никак не доходила очередь – началась Демянская операция, и раненых в госпитале было огромное количество. Внезапно в палату зашли двое: лётчик и доктор. Доктор указал на Мильдзихова, а лётчик поздравил героя с присвоением геройского звания. 

Мильдзихова срочно прооперировали, после чего самолётом срочно перевезли в Москву, где за него взялись лучшие врачи. Вручать звезду героя в госпиталь прибыл сам Калинин. 

После московского госпиталя Мильдзихов был отправлен в сочинский санаторий, но когда немцы стали подходить к Кавказу, он снова встал в строй, не закончив лечения. Однако на фронт его не послали, а направили в войска НКВД, воевавшие с чеченскими бандами. Последнее ранение Мильдзихов получил уже от чеченских бандитовов. После этого Мильдзихова комиссовали и направили на хозяйственную работу. Дожил он до 1998 года и умер во Владикавказе на 80-м году жизни. 

  Могила Хадхимурзы Мильдзихова во Владикавказе

Рассказ 8. Братья-бронебойщики, подбившие вдвоём 20 танков

7 ноября 1942 года в бою в районе Майрамадага братья-близнецы Дмитрий и Иван Остапенко уничтожили 20 танков противника.

Братья-близнецы Иван и Дмитрий Остапенко были родом из Луганской области. В начале войны их призвали в РККА, но отправили не на фронт, а на курсы бронебойщиков, после чего определили служить в мирное ещё тогда Закавказье, где, правда, в любой момент могла начаться война с турками. Лишь осенью 1942 настала очередь отправляться на фронт и 10-й гвардейской стрелковой бригаде, где служили братья. Бригаду включили в состав 9-й армии генерала Коротеева и направили в Северную Осетию.

В те дни немецкому командованию удалось скрытно произвести перегруппировку 1-й танковой армии группы армий «А» и сосредоточить её основные силы (2 танковые и 1 моторизованную дивизии) на нальчикском направлении, для захвата Орджоникидзе, чтобы затем развить удар на Грозный и Баку и по Военно-Грузинской дороге на Тбилиси. На шестикилометровом участке прорыва, враг создал трёхкратное превосходство в людях, одиннадцатикратное превосходств в орудиях, десятикратное в минометах и абсолютное превосходств в танках. Последнее означает, что танков 37-я армия, противостоявшая немцам на этом участке, вообще не имела. Прорвав фронт, немцы и румыны уже 2 ноября вышли на подступы к горожу Орджоникидзе, бывшему и нынешнему Владикавказу. Это была самая восточная восточная точка, до которой дошло немецкое военное соединение.

Однако 5 ноября наступление противника было остановлено, а на следующий день начались контрудары советских войск, и немцы оказались под угрозой окружения. Благодаря успешному продвижению 11-го гвардейского стрелкового корпуса основные силы 23-й танковой дивизии немцев оказались почти полностью окруженными. У них оставался лишь узкий коридор в районе Майрамадага шириной в три километра. Танки устремились в этот коридор, но на их пути встали бойцы 10-й гвардейской стрелковой бригады, в которой и служили братья-бронебойщики.. Ни танков, ни противотанковых орудий в бригаде не было. Вся тяжесть борьбы с танками легла на наших бронебойщиков.

  Противотанковое ружьё Дегтярёва

Как только немецкие танки подошли на стометровое расстояние, бронебойщики ударили из своих бронебоек. Дмитрий Остапенко первой же пулей угодил в башню ведущего танка. Танк клюнул носом и окутался облаком чёрного дыма. Открылся люк. Из него вырвалось пламя, и сноп искр взлетел к небу. Это рвались немецкие боеприпасы. Горящий танк преградил путь другим машинам. У немцев возникло замешательство. Этим умело воспользовался Дмитрий. Он стрелял то по одному, то по другому танку. Пуля Дмитрия перебила гусеницу одного из танков, и машина завертелась на месте. Ещё один танк Дмитрий поджёг, всадив пулю в моторную группу. На выскакивающих из люков солдат и офицеров Дмитрий не обращал внимания: беглецов, так же как и автоматчиков, сидевших на броне, уничтожал пулемётчик Портянкин. С другого конца окопа доносились выстрелы из бронебойки другого брата – Ивана. С каждой минутой подбитых танков становилось всё больше и больше. Немецких танкистов объял животный страх. Они повернули назад.

В этом трудном бою Дмитрии истребил восемь танков противника, но прошло немного времени, и вдали снова загрохотали вражеские танки. Против наших войск двигалась новая большая группа немецких танов.

На этот раз Дмитрий действовал с ещё большим искусством. Подпуская танки на пристрелянную дистанцию, он бил, как снайпер. Ни одна его пуля не прошла мимо цели. Однако в самый ответственный момент боя патроны закончились. На окоп Дмитрия наполз Pz.Kpfw.IV и начал его утюжить. Дмитрий успел перебраться в соседнюю ячейку и оттуда открыл огонь из ППШ по немецкой пехоте. Тут его заметили немецкие танкисты, и в Дмитрия полетел 75-миллиметровый снаряд. Взрывом Дмитрий был контужен и после боя попал в плен. Иван же вместе с поредевшим подразделением отошёл на новые позиции, где немецкие танки были окончательно остановлены. 11 ноября отрезанные под Орджоникидзе немецкие части были полностью разгромлены. Нашими войсками было захвачено 140 танков, 70 орудий разных калибров и другие трофеи. Немецко-румынские части потеряли убитыми свыше 5000 солдат и офицеров.

Когда подсчитали танки, подбитые в этом бою, то оказалось, что Дмитрий подбил 12 танков, а Иван – восемь. Ивану за этот бой дали орден Ленина. Эту же награду получил и пулемётчик Портянкин. Дмитрию же посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Весной 1943 года «Комсомольская правда» опубликовала статью Ивана Остапенко «Как мы с братом подбили 20 танков», в которой он писал, что мстит врагу за смерть брата. 

Однако уже в феврале Дмитрий Остапенко бежал из плена и в марте оказался в расположении наших войск. В мае 1943 года в Кремле Дмитрий Остапенко получил звезду героя из рук Михаила Ивановича Калинина. Пожимая руку Герою, Михаил Иванович улыбнулся и сказал:

— Дважды рожденный, поздравляю! 

Справа налево: Дмитрий Остапенко, Иван Остапенко, бывший пулемётчик Портянкин. 1965 год.

Рассказ 9. Как матрос Кайда убивал немцев кулаком

Матрос Владимир Никитович Кайда убивал немцев кулачным ударами.

Группа морских пехотинцев из отряда Куникова. Кайда второй справа в верхнем ряду. Из этой группы остались в живых всего три человека, включая самого Кайду.

Этот случай произошёл на Малой Земле. В состав десантного отряда Цезаря Куникова входил матрос Владимир Никитович Кайда. До войны он служил мотористом в Днепровской флотилии, во время обороны Одессы участвовал в десанте под Григорьевкой, где получил тяжёлое ранение, а после излечения был направлен в морскую пехоту. 

Однажды Кайда оказался под немецкой бомбёжкой. Пикирующие бомбардировщики один за другим целенаправленно бомбили окоп, в котором он находился. И тогда Кайда решил, что самым безопасным местом, где можно пересидеть бомбёжку, будет немецкий окоп, поскольку свои позиции немецкие бомбардировщики бомбить не будут. То, что в окопе могут быть немцы, а все магазины к его автомату давно опустели, наш матрос посчитал малозначимым обстоятельством. В молодости, а молодостью 22-летний Кайда считал годы до службы на флоте, ему доводилось на спор убивать быка кулачным ударом. Бык же был куда здоровее среднестатистического немца.

Вражеский окоп не был пустым. В нём оказались двое корректировщиков. Это они по рации наводили Юнкерсы. Один из них от удивления ничего сделать не успел. Кайда ударил его кулаком прямо по каске, и стальной шлем раскроил ему череп. Другой немец потянулся за автоматом и уже успел снять его с предохранителя и оттянуть затвор, но тут получил удар под подбородок. Шейные позвонки хрустнули, и второй немец замертво упал на дно окопа. 

Кайда почувствовал себя хозяином окопа. Вынул из карманов убитых документы. Может, пригодятся в штабе. У одного гитлеровца на груди были приколоты железный крест и медаль, у другого только одна медаль. Снял их и сунул в карман.

У обоих гитлеровцев на поясах висели фляги. Кайда отстегнул одну, отвинтил крышку и попробовал. Оказалось вино. Он осушил всю флягу. Вторую, в которой тоже было вино, прицепил к своему ремню. 

Бомбёжка стихла. Прекратив получать коррективы по рации, лётчики ушли на аэродром. За окопом послышался топот шагов – наши матросы, воспользовавшись перерывом в бомбёжке, решили уничтожить корректировщиков. Надев бескозырку на ствол автомата, Кайда замахал её над бруствером и закричал: «Здесь свои!».

  

Трое оставшихся в живых бойцов из той самой группы. Кайда – крайний справа. Фото сделано на фоне памятника неизвестному матросу в Новороссийске, для которого скульптору позировал сам Кайда.

Рассказ 10. Как трое казаков порубили немецкую автоколонну

Немцы с криками «Kosaken!» бросились врассыпную.

Командир сабельного отделения 1-го взвода 4-го эскадрона 45-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского полка 12-й гвардейской кавалерийской дивизии 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского корпуса старший сержант Василий Васильевич Огурцов может по праву считаться Козьмой Крючковым второй мировой. Точно также, как легендарный казак Козьма Крючков, Василий Огурцов смело вступал в бой с превосходящими силами врага и выходил победителем. 

Первый свой крупный подвиг старший сержант Огурцов совершил 12 октября 1944 года, когда он вместе с двумя рядовыми казаками, будучи в головном походном дозоре уничтожил вражескую автоколонну. 

Заметив колонну из 30 грузовиков и двух самоходок. Вместо того, чтобы послать гонца и дожидаться подмоги, казаки внезапно закидали гранатами две самоходки, после чего открыли огонь своих ППШ на по автомашинам Немцы с криками «Kosaken!» бросились врассыпную. 

Стараясь не дать немцам уйти, казаки бросились в погоню за превосходящими силами противника. Действуя шашкой, Огурцов лично зарубил восемь фрицев, но тут, осознав своё численное превосходство, немцы бросились на Огурцова и повалили его с коня. Тогда Огурцов ударил одного из немцев прикладом ППШ. Немец был убит, но ложе автомата раскололось пополам. Другого же немца Огурцов повалил на землю и перегрыз ему горло зубами. Внезапно в бой вступил танк, двигавшийся в хвосте колонны и незамеченный до этого казаками. Огурцов бросив гранату из-за подбитой немецкой самоходной пушки, вывел танк из строя. Экипаж казаки также полностью уничтожили. В этом бою в качестве трофеев были взяты 30 автомашин с грузами, две САУ, один танк, восемь мотоциклов, три орудия и более двух тысяч снарядов. 

Второй подвиг стал для Огурцова последним. 25 декабря 1944 года в ходе Будапештской наступательной операции Огурцов в рядах своего эскадрона одним из первых ворвался на станцию Кечкед. В ходе уличного боя, увлёкшись преследованием, Огурцов оказался в распоряжении фашистов, под ним была убита лошадь. Продолжал уничтожать немцев огнём из автомата, а когда закончились патроны, малой сапёрной лопатой зарубил четырёх фрицев. В этом бою Огурцов был убит пулемётной очередью с вражеского бронетранспортёра. 24 марта 1945 года Огурцову Василию Васильевичу было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

  Василий Огурцов в начале войны

Взято отсюда: //www.opoccuu.com/

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа


Что Вы думаете?



Свежие комментарии





Поддержать Русский пульс

Мы будем рады не деньгам, а Вашей активности на сайте. Мы любим общаться и обсуждать новости. Кстати, было бы здорово, если бы Вы стали одним из наших блогеров. Хотите? Напишите мне на почту!