О последствиях российского запрета ввоза шпрот из Прибалтики


Континенталист, 12 июня 2015   –   cont.ws


Запрещение Россией ввоза продуктов рыбопереработки из прибалтийских стран – в первую очередь, знаменитых шпрот! – больно ударило по самолюбию местных властей и кошельку здешних предпринимателей. Как известно, именно этот продукт, в значительной мере, остается символом Латвии: отказываясь от него, россияне как бы символически рвут связи со столь недружелюбным регионом. В ответ прибалты громко возмущаются, одновременно пытаясь перенаправить свою продукцию в далекий Китай. Но вот удастся ли им это?

Шпроты как барометр отношений

Шпроты до сих пор остаются едва ли не главным латвийским экспортным товаром. Во многом именно благодаря тому, что в СССР они являлись непременным атрибутом праздничного стола, сей продукт сохранился и поныне. Даже в современной России до сих пор есть немало любителей время от времени открывать баночку с этими консервами – недаром теперь их производство развернуто и в Калининграде. Классическая технология производства шпрот предполагает копчение кильки или салаки на ольховых опилках. Правда, старожилы жалуются, что нынче вкус у рижских шпрот уже не тот, что раньше. Связано это с введением директив Евросоюза: в Брюсселе посчитали, что оригинальная национальная продукция была уж слишком копченой. Несколько лет назад тамошние эксперты разглядели в латвийских шпротах повышенное содержание диоксина и бензопирена. Производство шпрот по традиционной технологии не соответствовало запланированным ранее нормам ЕС (5 микрограммов на килограмм продукта вместо нынешних 8 мг/кг) - тогда как соблюдение этих норм не позволило бы сохранить знаменитые особенности цвета, вкуса и запаха шпрот. Поговаривали даже о необходимости запрета данного продукта. К счастью для латышей, в итоге Европа все же амнистировала шпроты: 11 октября 2010 года на заседании экспертной группы в Брюсселе было принято решение не распространять на них требования по содержанию бензопирена в копченой рыбе. В любом случае, значительная часть рыбопереработки из Латвии шла в РФ.

Отметим, что одну «шпротную войну» Латвия и Россия уже пережили в 2006-2007 годах. Тогда Россельхознадзор запретил поставки продукции семи самых крупных латвийских рыбоконсервных заводов.

Причиной было повышенное содержание в ней бензопирена: введенные тогда в РФ нормы оказались в пять раз строже европейских. Причем, два крупных латвийских предприятия - Carnikavas konservi («Царникавские консервы») и Ulmes - «шпротную войну» тогда не пережили. Впрочем, в тот раз стороны сумели, в итоге, прийти к компромиссу, и поставки возобновились. Когда в прошлом году Москва вводила продуктовое эмбарго против ЕС, был запрещен ввоз рыбы из Прибалтики как таковой – но не изготовляемой из нее продукции. Так продолжалось до недавнего времени, но с июня закончилось. Как говорится в сообщении Россельхознадзора, причиной запрета стали системные нарушения, выявленные в ходе инспекций на предприятиях-изготовителях, а также наличие в продукции запрещенных или вредных веществ. «Система прослеживаемости на предприятиях работает недостаточно прозрачно и эффективно: невозможно отследить продукцию до конкретного судна/предприятия производителя сырья. Это вызывает особую обеспокоенность, учитывая, что воды Балтийского моря, где добывается килька и салака, имеют высокий уровень загрязнения токсичными веществами», - отмечают в ведомстве.

Иногда лучше промолчать…

Решение россиян вызвало панику у прибалтийских производителей. Президент Латвийского союза рыбопереработчиков Дидзис Шмитс заявил: «Мы производим консервированную продукцию на сумму 200 миллионов евро, и примерно половина от этого количества экспортируется именно в Россию». И действительно, вскоре после того, как запрет вступил в силу, рыбоконсервный комбинат Kolumbija Ltd решил существенно уменьшить объемы производства и уволить примерно 240 работников. На предприятии останутся 60 человек, чтобы летом выполнять отдельные заказы. Несколько ранее об увольнении 400 сотрудников сообщила и другая крупная латвийская рыбоперерабатывающая компания Brīvais vilnis («Свободная волна»). Причем, как опасаются в отрасли, это еще лишь «цветочки».

Всего в Латвии до недавнего момента работало около двадцати рыбоконсервных предприятий, но не факт, что все они сумеют пережить текущий год.

Что касается Эстонии, то общий объем рыбного экспорта из этого государства в Россию составил в 2014 году 22 тысячи тонн (3,2 миллиона евро). С начала же нынешнего года и по настоящий момент показатели поставок данного вида продукции упали более чем в четыре раза - до пяти тысяч тонн. В адрес Россельхознадзора немедленно понеслись проклятия и упреки в «политизированности». В частности, директор Ветеринарно-пищевого департамента Эстонии Арго Пяртель безапелляционно заявил, что никаких вредных веществ в местных продуктах нет, а вопрос запрета рыбного экспорта в Россию - чисто политический. Евродепутат от Латвии Сандра Калниете (которой, кстати, запрещен въезд в Россию) обличает: «Технические» санкции против латвийских шпрот - это геополитика Российской Федерации по принципу «разделяй и властвуй». Нечто подобное высказал глава латвийского МИДа Эдгар Ринкевич: «Москва поступает неадекватно». По его мнению, со стороны российских экспертов, нашедших в местной продукции вредные вещества, было неправильно посетить только несколько предприятий, а ограничения ввести против всей отрасли. Тут стоит напомнить, что это тот самый Ринкевич, который прославился введением запретов на въезд в Латвию многим известным россиянам, от журналистов и политологов до звезд шоу-бизнеса, и серией скандально-оскорбительных заявлений в адрес Москвы. Последнее из них – именно после которого и заговорили о возможности запрета латвийской рыбоперерабатывающей продукции – Ринкевич сделал 6 апреля.

Министр заявил тогда: «Чем больше смотрю на современную Россию, тем больше я прихожу к выводу, что она закончит как Германия после Первой и Второй мировых войн».

Естественно, такая эскапада не осталась незамеченной. «Мое личное мнение, что заявления должны иметь цену. То есть когда министр иностранных дел Латвии позволяет себе такого рода высказывания, то он должен понимать, что могут последовать с нашей стороны шаги, которые нанесут серьезный удар по интересам его государства - экономическим, торговым, каким-то еще. Поэтому мне кажется, что мы должны на это отвечать, и не заявлениями, а какими-то шагами, которые покажут, что слова должны иметь цену», - сказал глава международного комитета Госдумы Алексей Пушков.

В поисках выхода

Бизнесмены, как всегда, в практических вопросах соображают быстрее политиков.

Руководитель предприятия «Свободная волна» Арнольд Бабрис напомнил, что всего несколько недель назад Рига украсилась «инсталляцией»: к небу вознесся крест с распятой фигурой человека, как две капли воды похожего на президента России Владимира Путина.

Прохожим предлагали вбивать в «Путина» гвозди… Когда российское посольство заявило протест, латвийский МИД нагло ответил, что, дескать, не видит никакого сходства распятого с президентом России и вообще, мол, инсталляцию нужно оценивать исключительно по художественным достоинствам. Так вот, по мнению Бабриса (а он, кстати, бывший сотрудник латвийской контрразведки), эта выходка и стала для России последней каплей… Перед прибалтами во весь рост встал вопрос – как спасти рыбоперерабатывающую отрасль от разорения? Наиболее забавный, хотя и не оригинальный вариант предложил глава Евангелическо-лютеранской церкви Латвии Янис Ванагс, призвавший население страны присоединиться к акции «Съешь шпроту!». Ванагс опубликовал в социальных сетях фото, на котором он изображён с баночкой шпрот, и сопроводил снимок подписью: «Начинаю постную акцию «Съешь шпроту!». Присоединяйся - несмотря на Россельхознадзор :)». Почти сразу местные бизнесмены предложили требовать компенсаций у ЕС: мол, Брюссель должен возместить потери, которые Латвия несет в результате антироссийской политики, проводимой руководством Евросоюза. В настоящее время латвийское Министерство земледелия готовит документ по этой проблеме, который в ближайшее время будет подан на рассмотрение в Еврокомиссию. Впрочем, глава ведомства Янис Дуклавс смотрит на дело скептически: «Я, конечно, обращусь за поддержкой. Ведь так, как это делаем мы, никто так не производит! Но ясно, что Европа нам так просто не поможет». Он уже заранее озвучил довод, с помощью которого брюссельские заправилы будут «отмазываться»: «В глазах Европы - это риск, который не был достаточно хорошо оценен нашими предпринимателями. Надо было раньше думать и не класть яйца в одну корзину». Упрек, кстати, не слишком справедливый. Во-первых, потому что шпроты, как «ностальгический» продукт, больше всего ценили именно на пространствах бывшего СССР; иностранцу трудно понять, в чем прелесть этих рыбок, приготовленных по особому рецепту. Во-вторых, латвийские бизнесмены пытались наладить поставки продукции из рыбы в Китай – и здесь им громадную «услугу» оказал все тот же родной МИД.

В апреле рыбопереработчики обвинили Министерство иностранных дел страны в том, что его «стараниями» крупная партия латвийских шпрот, которая должна была уйти на экспорт в Китай еще в начале января, так и не достигла тамошних прилавков.

«Точно не знаем, кто конкретно в министерстве или посольстве за это отвечает, но выяснилось, что не продлен договор между Латвией и Китаем о торговле рыбой. Предприятия рыбной отрасли в сложной ситуации сами смогли найти новый рынок сбыта, на государственном уровне оставалось уладить технические детали, однако этого не сделано. Необходимый сертификат есть, а пролонгированного договора - нет. Это ненормальное отношение, если государство хочет получать налоги от экспортной деятельности», - Дидзис Шмитс. А Арнольд Бабрис признал, что из-за неподписанного договора компания несет убытки в размере 250 тысяч евро в месяц. «У нас был план отправлять по пять контейнеров со шпротами. Стоимость одного контейнера составляет 50 тысяч евро. Таким образом, наши потери от непродленного договора оцениваются в 250 тысяч евро. Товар был уже готов. К сожалению, его придется реализовывать в другом месте, естественно, по более низкой цене», - пожаловался Бабрис.

Самый быстрый путь к голове

Позже требуемый договор все же удалось подписать. 3 июня Управление сертификации и аккредитации Китайской Народной Республики обнародовало список из 11 латвийских производителей, которым разрешено экспортировать в КНР консервированную, замороженную и копченую рыбную продукцию. В латышской прессе это подавалось, как чуть ли не крупная победа над Россией, у которой, дескать, не получилось нанести очередного удара по экономике Латвии. Среди этих восторгов почти незамеченным прошло мнение руководителя китайского отделения Латвийского агентства инвестиций и развития Иевы Якобсоне-Белломи – та заявила, что в нынешнем году местным компаниям не стоит надеяться на существенные объемы экспорта молочных и рыбных поставок в далекую восточную страну. Латвийский экономист и предприниматель Сергей Васильев прокомментировал это заявление следующим образом: «Как человек, работающий с Китаем уже больше десяти лет, скажу по секрету лично от себя: и в следующем году тоже надеяться не стоит… А также, чтобы два раза не вставать - не стоит и через десять лет, причем по очень прозаической причине, исключающей присутствие «руки Путина», скупившей всех недобросовестных китайских чиновников. Чтобы не утомлять вас теоретизированием, расскажу латышско-китайскую притчу десятилетней давности. Тогда как раз в Латвии только набирало популярность биотопливо. Производство рапсового масла, с учетом госдотаций и еврофондов, было вполне конкурентоспособно на международном рынке. И вот с одним из действующих тогда производителей биоэтанола и биодизеля довелось участвовать в многораундовых переговорах с китайскими потребителями. После многочисленных презентаций, экспертиз, встреч, расшаркиваний и прочих политесов китайский товарищ совсем по-русски хлопнул по плечу европроизводителя и сказал: «Эх, была не была, так и быть, грузите танкер на пробу…». Европроизводитель аж поперхнулся… «Танкер…». «Ну да, давайте попробуем сначала 25 000 тонн, а если всё будет «окей» с качеством, то тогда обещаю — раз в месяц забирать 80 000. Ну, в общем, переговоры на этом закончились. Дело в том, что вся Латвия тогда упиралась, чтобы хором произвести 12 000 тонн в год, так что даже один приличный танкер загрузить не могла от слова «совсем». Ну и переходя в день сегодняшний, сколько-сколько рыбной продукции производят наши сухопутные мореманы? 133 000 тонн в год, то есть 1 (один) рефрижератор в месяц? А знаете, сколько производит сам Китай, являясь при этом мировом лидером по экспорту рыбной продукции? Более 60 миллионов тонн! И тут мы вдруг все в белом со своими шпротами…».

И еще один интересный момент: русскоязычная община Прибалтики восприняла российский запрет на латвийские и эстонские шпроты, в большинстве своем, положительно.

Объясняет тот же Сергей Васильев: «Самый быстрый путь к голове не через уши и глаза, а через желудок. Ограничивая экспорт товаров из Прибалтики, отказываясь от использования этой территории в качестве транзитной, Россия делает сегодня именно то, к чему я безуспешно призывал с начала столетия. Потому что все российские ресурсы, закачиваемые сюда, идут напрямую на прокорм нацикам, и никаким боком не касаются ни русской общины, ни чрезвычайно редких вменяемых туземцев». Что ж, тут уж ни убавить, ни прибавить…

источник

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 13 нояб. 2017

Это фейк