Московские впечатления жителя Донецка


Континенталист, 28 авг. 2015   –   cont.ws


Моего собеседника зовут Александр. Он живет в Донецке, там же служит. Буквально неделю назад Саша побывал в Москве по служебным вопросам. Пересечься там у нас не вышло, но сразу после его возвращения у нас состоялся разговор в скайпе. Мне было интересно мнение человека из Донецка, впервые побывавшего в России. И тем более в Москве.

— Ну, рассказывай, как тебе Москва и москвичи, Россия и россияне.

— Вообще, я только на второй день понял, где я и как. Слишком много впечатлений было. Меня по приезде сразу на Красную площадь отвезли, не сразу вообще осознал, что вот я, вот Красная площадь, вот куранты бьют. На второй день, когда попал на ВДНХ, вот тогда я понял, что да, я в Москве. Мне на ВДНХ очень понравилось, там еще оркестр играл “Утомленное солнце”, вообще ощущение было, что то ли в сороковых, то ли в пятидесятых оказался. Хороший такой отдых вышел.

— Но ты не культурно отдыхать приехал, правильно?

— Да, потом все завертелось, дай боже. Встречи, разговоры-переговоры… Очень много было встреч.

— Какие у тебя впечатления от встреч?

— Главное, что мне сразу удалось “схватить” — это то, что на нас всем по большому счету пофигу. Основное большинство заняты своими делами, что там за дело до нас… Знаешь, мне кажется, это мы себя слегка разбаловали сами. Мы привыкли считать себя на острие событий, что делаем какое-то общее дело. Вроде как передняя линия русского мира перед Европой с ее ценностями. Назад дороги нет, позади Москва и все такое. И вроде бы как наша работа там важна и понятна здесь. А вот из Москвы это видно по-другому. Мы вроде как “накрутили” себя. Свои дела, свои проблемы, выборы скоро… Действительно, очень много людей, которые недовольны санкциями. Которые озабочены тем, чтобы вывести бабки в Лондон или другие, более комфортные места. Я общался с весьма состоятельными людьми, все жаловались, что вот, денег нет, денег мало. Не уточнял, правда, на что у них денег нет. Слава богу, что я не за деньгами приезжал (смеется). Специфические у меня вышли переговоры. Очень трудно донести до человека свои планы и позицию, если у него голова только деньгами забита.

— Саш, а зачем ты приезжал? В двух словах, чтобы понятно было.

— Если только в двух. Я приезжал решить некоторые вопросы информационного плана.

— Получилось?

— Частично. Много людей было в отпусках, мы это не учли, планируя поездку. Из всех разговоров я понял, что в основной массе все выжидают. Никто не знает, какая линия будет разыгрываться. Никто не горит желанием принимать участие в любых структурных проектах, даже напрямую связанных с укреплением общего информпространства. А в связи с постоянно муссируемой информацией о едином украинском пространстве даже те, кто мог бы работать сегодня, ждут, потому что им в принципе все равно, с какой властью сотрудничать. Зачем начинать работать сегодня, если завтра это может быть все перечеркнуто? И все выжидают.

— А как тебе настроения по поводу происходящего у вас?

— Скептики открыто говорят, что все пропало, гипс снимаем, Сурков все продал, Порошенко во главе ВСУ войдет в Донецк и всех нас повесит. А дальше — крах России, и надо думать, куда свалить. Это самая радикальная версия. Евангелие от Дугина. Противоположная, конечно, как говаривал Стариков у нас в Донецке, “все будет хорошо, не мешайте играть гроссмейстеру”. А в итоге все ждут. Есть интересные промежуточные версии. Например, США откровенно надорвались с Украиной, они всех бросят и уйдут в нефтяные регионы, но перед этим поставят во власть самых откровенных фашистов. Яроша и компанию. После чего обвинят ставленников в недемократичности и умоют руки. И оставят все разгребать России. А далее будет какое-то единое территориальное образование, за исключением западенских областей, непонятно, под каким наименованием. Тысяча мнений, одно другому противоречит, в итоге все сидят ровно и ждут. Вот так.

— Иногда ожидание приносит более выгодную позицию. А как тебе люди?

— Знаешь, я говорил с разными людьми. В конце концов, мне стало страшно. Мне стало так страшно, как в Донецке не было никогда. Под обстрелами, под пулями… Мне стало страшно и за нас, и за вас. Возможно, конечно, я слишком много общался с интеллигенцией. У всех какое-то сильное внутреннее напряжение. От пассионарной нереализованности, что ли… Или от неуверенности собственной. Кто-то не любит Путина за то, что он слишком Путин, а кто-то за то, что он слишком мало Путин. Чувствуется очень сильное напряжение.

Я много общался с бывшими военными, которые были у нас от Славянска и дальше. Они искренне верят в то, что Россия не предала никого и не предаст. Они не понимают того, что у нас замешана и политика, и геополитика, и экономика. Они воевали, они убивали, сами умирали, они теряли друзей. Но они никогда не будут мыслить такими критериями. Да, они злые в своей массе, да, у них тоже разные мнения на наш счет. Но если в России начнутся кардинальные подвижки, попытки расшатать, то не майданами запахнет. Эти люди умеют воевать, эти люди умеют убивать.

Конечно, “бархатный” сценарий — это не для России. Тут всегда хватало мозгов, слава богу. Значит, будет кровь. Если в корне не пресекут. Я лично сомневаюсь, что в России народ будет спокойно смотреть на то, как на очередной майдан подвозят палатки и печеньки. Но у вас напряжение гораздо сильнее, чем в Киеве. Не тупое, нет. Какое-то отчаяние, недопонимание, желание что-то сделать… Ну, об этом говорят все реальные патриотические структуры. Никого даже выделить не могу, все. Но как…

— Знаешь, отсутствие патриотизма как такового намного хуже, чем наличие патриотов, готовых действовать. И то, что наши патриоты готовы к действию, но не рвутся “выпустить пар” — это неплохо. Это лучше, чем бездумные или безумные действия.

— Вообще, патриотическое движение может стать каким-то оплотом против то ли внешнего врага, то ли внутреннего. То ли против действующей власти. Они поумнели. Это уже не те, с которыми я раньше встречался у нас. Не “ура, мы всех победим” или “все зло от евреев и американцев”. Они говорят о необходимости определенных действий, но говорят не априорно. Подкрепляют теориями, фактами, наблюдениями. Но плохо то, что, я заметил, что примерно теми же наблюдениями и фактами стала оперировать и интеллигенция. Которая всегда от патриотов стояла очень далеко. Это вот звонок. И этот звонок я слышал так часто, что стало не по себе.

Знаешь старый анекдот про армию? Да армии я спал спокойно, в армии я не спал, потому что защищал Родину, после армии я вообще не сплю, потому что знаю, как ее защищают. Так и у нас. До определенного момента образ “старшего брата” нерушимый был. Верили и знали, что брат не допустит, не позволит. А теперь вот как-то страшновато стало. Дай бог, чтобы это были просто страхи. Но те люди, которых мы считали монстрами, локомотивами патриотизма, после встреч с ними я поражен, если честно, что они сейчас говорят и косвенно делают.

Честно, я у многих заметил такой как бы комплекс нереализованности. За любой кипеж, кроме голодовки. Лишь бы поучаствовать в чем-то и где-то. И вся эта патриотическая публика так напряжена, постоянно сцепляются, недовольны властью… Неприятно наблюдать. А еще более неприятно знать, что сам являешься частицей, вызвавшей этот раздрай.

Вот так я посетил Москву. Странные ощущения. В Донецке спокойнее.

Автор Роман Скоморохов

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии