В сравнении с Конституциями других стран и народов Конституция РФ — самая ущербная!


Континенталист, 18 сент. 2015   –   cont.ws


В последнее время в Интернете обретают популярность публицисты-аналитики армянского происхождения. Двое: Вазген Авагян и Филипп Экозьянц отличаются полным отсутствием политкорректности. Они откровенно режут правду-матку, не стесняясь называть вещи своими именами. Кстати, давно пора именно так и поступать. Вардан Багдасарян из центра Сулакшина — аналитик-публицист несколько иного плана. Он использует исключительно академический язык, но даже в его рамках умудряется чётко вскрывать суть вещей. Его работы всегда отличаются как чёткостью и проработанностью формулировок, так и глубиной изучения материала.

Сегодня предлагаем вашему вниманию ознакомиться со статьёй Вардана Багдасаряна, посвящённой такому важному вопросу как Конституция, которая совершенно справедливо официально называется “Основным законом страны”.

Заложенная в тексте конституции суть — это как курс корабля. Какое направление генерального курса задано в Конституции, туда вся страна в целом и будет идти. Если задано направление на развитие государства и на улучшение благосостояния народа, значит будет и развитие государства, и улучшение благосостояние народа. А если генеральное направление не указано в Конституции, то застой в развитии народа и государства гарантирован!

Мы же, используя метод оценки „практика — критерий истины”, замечаем, что пока что явно плывём не туда. И во многом — из-за ловушек, расставленных в тексте Конституции РФ.

Что подразумевал законодатель, устанавливая в Конституции РФ запрет на государственную идеологию?

Ни в одном законе, или подзаконном акте не содержится разъяснения понятия ”идеология”.

Следовательно, то, что запрещается статьей 13 Конституции РФ, может трактоваться произвольно.

В научном дискурсе насчитывается несколько десятков определений дефиниции “идеология”. Чаще всего под идеологией понимается “система общественно значимых идей и ценностей”.

Получается, что Конституция устанавливает запрет на ценности и идеи, принимаемые на уровне государства.

Попытаемся разобраться, насколько такой запрет оправдан и целесообразен.

Конституция является не только юридическим, но и жизнеустроительным документом. Соответственно, в ней должны быть определены принципы жизнеустройства. Основанием их выдвижения являются принятые соответствующим сообществом ценности. Без ценностной основы жизнеустроительные ценности сформулированы быть не могут.

Сам принцип суверенности национального государства (ст. 4) предполагает, что суверенность признается в качестве ценности. Выбор в пользу демократии (ст. 1) также задается принятием соответствующей ценностной платформы. Не все сообщества, как известно, исторически позиционировались как демократические. Такая же ценностная развилка лежит при выборе между федералистской и унитарной моделью государственности, республиканской и монархической формами правления (ст. 1).

Утверждение модели социального государства предполагает значимость для соответствующего сообщества идеи социальной справедливости. Российская конституция заявляет приверженность перечисленным принципам государственного устроения, обнаруживает наличие определенного ценностного фундамента.

Другое дело, что составляющая его ценности воспринимаются не рефлекторно, а как нечто само собой разумеющееся. Вопрос о том, надо ли обществу осознавать свой ценностный выбор, или воспринимать его как данность — вопрос о государственной идеологии.

Отказ от осмысления принимаемых ценностей на основании апелляции к существованию общепризнанных принципов и норм представляет собой механизм десуверенизации соответствующего государства. Деидеологизация кроме того оказывается инструментом репрессинга в отношении рациональности новой латентной формой тирании.

Статья 2 Конституции РФ легитимизируют категории высших государственных ценностей. Указывая, что высшая ценность российского государства существует, она тем самым признает и наличие государственной идеологии. В качестве высшей ценности Конституция РФ определяет “человека, его права и свободы”. В этом определении не находится места ни для существования самой России, ни для суверенности российского государства, семьи, национальных исторических традиций.

По логике принятого определения жертвенность защитников Отечества недопустима, поскольку приоритет отдается не Отечеству, а человеку, с его правом и свободами.

Между тем, к примеру, в принятой в 2012 году Конституции Сирии высшей ценностью заявляется “мученичество ради Родины”.

Идеологии, как известно, различаются именно по приоритетности тех или иных ценностей.

Идеология, заявляющая высшей ценностью права и свободы человека — это идеология либерализма. Именно так определяется либерализм в большинстве учебников и справочных изданий.

Статья 2 Конституции РФ, таким образом, устанавливает либеральную государственную идеологию в России. Возникает коллизия между статьей 13, запрещающей государственную идеологию, и статьей 2, её утверждающей.

Чтобы устранить противоречие, нужна конституционная реформа. Проведение её в случае обнаруживаемых правовых коллизий — обычная международная практика. Вопрос и законодателю. Но важно понять, почему столь явное противоречие в Конституции 1993 года появилось?

Устанавливается идеология, но в качестве идеологии она не позиционируется.

Запрет на государственную идеологию при утверждении де-факто идеологии либерализма означает неревизионируемость либерального выбора. Этот выбор заявляется не в качестве определённой идеологии, а как данность.

При введении запрета на государственную идеологию в Конституции РФ положение представлялось так, будто бы Россия переходит на тип жизнеустройства, характерного для “цивилизованных”, “правовых” государств мира. Однако анализ конституционных текстов показывает, что эта апелляция основывалась на ложной информации.

Непосредственный запрет на государственную идеологию существует только в конституциях России, Болгарии, Узбекистана, Таджикистана и Молдовы. В конституциях Украины и Беларуси запрещается установление какой-либо идеологии в качестве обязательной.

В белорусской версии это положение формулируется следующим образом: “Идеология политических партий, религиозных или иных общественных объединений, социальных групп не может устанавливаться в качестве обязательной для граждан”. В отличие от российской конституции здесь речь идёт не о недопустимости ценностно-целевого выбора для государства, а о недопустимости ограничения гражданских свобод — другая постановка проблемы.

Формулировка “государство на демократических ценностях и не может быть связано ни исключительной идеологией, ни вероисповеданием” государственная идеология запрещается, по сути, в Чехии. Аналогичным образом этот запрет формулируется в Конституции Словакии. Но и в данном случае он менее императивно выражен, нежели в конституции России.

Апелляция к демократическим ценностям в чешской конституции указывает на то, что ни одна группа не может обладать исключительным правом навязывать народу свою идеологию, но вовсе ни запрет ценностного выбора на основе общенародного консенсуса. В любом случае запрет на государственную идеологию ограничивается кластером посткоммунистических государств. Принятие этого запрета в качестве следствия соответствующего идеологического поражения очевидно.

В некоторых конституциях устанавливаются ограничители для идеологии. В конституциях Португалии и Экваториальной Гвинеи этот запрет относится к сферам образования и культуры. Бельгийская конституция декларирует данный принцип как идеологическую “нейтральность” образования. Конституции Бразилии, Андорры и Анголы устанавливают другой ограничитель — в виде запрета на “идеологическое цензурирование”. Но, даже добавив к перечню стран запрещающих государственную идеологию, группу вводящих частичное ограничение на ее распространение, таковых оказывается только тринадцать. В подавляющем большинстве конституций запрета на государственную идеологию нет.

Сведение высших ценностей государства к правам и свободам человека (либеральное позиционирование) также специфическая черта конституций стран постсоветского кластера. В такой формулировке помимо российской конституции, высшие ценности определены только в конституциях Узбекистана, Туркменистана, Казахстана, Беларуси и Украины. Молдавская конституция добавляет к правам и свободам человека ценности гражданского мира, демократии и справедливости. Именно конституции постсоветских государств оказались наиболее либеральными по заявляемым ценностям на фоне всего мирового ансамбля стран.

Возникает вопрос — почему?

Ответ на него может быть опять-таки связан с контекстом поражения СССР в “холодной войне”.

Либерализм использовался в данном случае не как жизнестроительная платформа, а как инструмент разрушения потенциалов государственности.

Категория “высшие ценности” присутствует не только в конституциях постсоветских государств. Но заявляются они в них широким списком. Свободы и права человека не отрицаются, но оказываются одной из позиций ценностного перечня. Так, к примеру, в бразильской конституции помимо личных прав и свобод в него включены социальные права, безопасность, благосостояние, развитие, равенство и справедливость.

Эти ценности равнозначны. Равенство (апеллируя к триаде Великой Французской революции) не менее значимая ценность, чем свобода и исключение ее из высших ценностей России выглядит резонирующим.

Даже позиционируемая традиционно под маркером либерального проекта Европа в посвященной “европейским ценностям” статье 2 Договора о Евросоюзе заявляет в ценностном перечне, помимо прав и свобод человека, ценности равенства и демократии. В преамбуле Хартии Евросоюза по правам человека к ним добавлен ценностный принцип солидарности. Подчеркивается при этом, что перечисляемые европейские ценности основываются на духовном, нравственном и историческом наследии народов Европы, т.е. идентичны европейской (шире — западной) цивилизации.

В конституциях стран мира можно выделить два основных типа представления государственной идеологии. В одном случае это перечень ценностей, представляющих аксиологический выбор соответствующего государства. В другом – апелляция к конкретному идеологическому учению, доктрине, проекту. Конституции, апеллирующие к конкретному учению/доктрине, можно, в свою очередь, поделить на две группы. Первая опирается на то или иное религиозное, вторая — на светское учение.

С апелляции к Богу открываются преамбулы многих конституционных текстов.

Германская Конституция: “Сознавая свою ответственность перед Богом и людьми…”.

Греческая Конституция: “Во имя Святой, Единосущной Неразделимой Троицы…”.

Ирландская Конституция: “Во имя Пресвятой Троицы, от которой исходят все власти и к которой как нашей последней надежде должны быть направлены все действия человека и государства, Мы народ Эйре, смиренно признавая все наши обязанности перед нашим священным Господином Иисусом Христом, который поддерживал наших отцов в столетних испытаниях…”.

Все перечисленные государства признаются и светскими, и демократическими. Они представляют три различных направления в христианской культуре соответственно: протестантизм, православие и католицизм.

Статусом официальной или государственной религии закреплены, например, позиции евангелическо-лютеранской церкви в конституциях скандинавских государств. Другим способом декларации об опоре государства на определённую религиозную традицию является указание на её особую роль для соответствующего сообщества.

Король в Дании, Швеции и Норвегии должен, согласно конституционным текстам, обязательно принадлежать евангелическо-лютеранской церкви.

В Греции восточно-православная церковь определяется как господствующая, в Болгарии — традиционная.

Об особой поддержке государством римско-католической церкви заявляет, например, конституция Аргентины.

Конституция Мальты устанавливает преференцию церкви толковать, “что справедливо и что ошибочно”.

Христианское религиозное учение предписывается к обязательному преподаванию в мальтийских школах.

Перуанская конституция подчеркивает особую роль католической церкви как важного элемента исторического, культурного и морального формирования Перу.

На особую историческую роль православия указывают конституции Грузии и Южной Осетии.

Испанская конституция заявляя с одной стороны, что никакое верование не могут иметь характера государственной религии, с другой предписывает органам публичной власти “принимать во внимание религиозные верования испанского общества и поддерживать вытекающие из этого отношения сотрудничества с Католической церковью и другими конфессиями (т.е. поддерживать именно католицизм как религию большинства).

Особый тип конституций представляют конституции исламских государств. Определённые положения исламской религии прямо инкорпорированы в их в конституционные тексты. Основной низам королевства Саудовской Аравии прямо указывает, что настоящей конституцией страны является “Книга Всевышнего Аллаха и сунна Его Пророка”. Земные законы рассматриваются как производные от божественных установлений. Производность законодательства из шариата является общей характерной особенностью исламских конституций.

О приверженности соответствующих государств буддизму заявляют конституции Бутана, Камбоджи, Лаоса, Мьянмы, Таиланда, Шри-Ланки. Конституция Шри-Ланки вменяет в обязанность государству обеспечение защиты и изучения население учения Будды.

Российская конституция, как известно, ни к одной из религиозных традиций не обращается.

Православие, как религия большинства российского населения, в ней не упомянута ни разу. Апелляция к Богу, которая есть в российском государственном гимне и есть в конституциях большинства государств мира, в Конституции России также отсутствует!

Чаще всего конституции стран мира, которые ориентированы на светскую идеологию, в разъяснении понятия “идеология” заявляют о приверженности социализму. Социалистический характер государства заявляется в конституциях Бангладеш, Вьетнама, Гайаны, Индии, Китая, КНДР, Кубы, Мьянмы, Танзании, Шри-Ланки.

Китайская Конституция апеллирует к марксизму-ленинизму, идеям Мао Цзедуна и Дэн Сяопина. В ней говорится о приверженности КНР социалистического пути развития и, вместе с тем, о необходимости “социалистической модернизации”. Жестко формулируется намерение вести борьбу против идеологического противника: “В нашей стране эксплуататоры как класс уже ликвидированы, однако классовая борьба в определённых рамках будет существовать ещё в течение длительного времени. Китайский народ должен будет вести борьбу против внутренних и внешних вражеских сил и элементов, которые подрывают наш социалистический строй”.

Конституция Вьетнама говорит об опоре на марксизм-ленинизм и идеи Хо Ши Мина.

В Конституции КНДР в качестве такой основы заявляется идеология чучхе.

Конституция Кубы формулирует цель — построение коммунистического общества.

О приверженности либеральной идеологии прямо заявляет только конституция Камбоджи.

К принципам национализма обращаются конституции Бангладеш, Кувейта, Сирии (“арабизм”), Сьерра-Леоне, Турции, Филиппин.

В Сирийской Конституции указывается на существование “проарабского проекта”. Сама Сирия характеризуется в ней как “бьющееся сердце арабизма”, “форпост конфронтации с сионистским врагом и колыбелью сопротивления против колониальной гегемонии в арабском мире”.

Турецкая Конституция заявляет о приверженности Турции идеологии национализма и принципам, провозглашенным “бессмертным лидером и непревзойденным героем Ататюрком”. Целевым ориентиром государства утверждается “вечное существование Турецкой нации и Родины, а также неделимое единство Турецкого государства”.

Разница с российской формулировкой высших ценностей — “человек, его права и свободы” здесь очевидна.

Существуют и другие версии государственных идеологий. Об опоре на учение Сунь Ятсена о “трех народных принципах” заявляет тайваньская конституция. К боливарианскому учению апеллируют конституции Боливии и Венесуэлы. В конституции Гвинеи-Бисау говорится о гениальном теоретическом наследии основателя партии ПАИГК Амилкара Кабрала.

Представленный обзор показывает, что каждая из цивилизаций выступает в мире с собственным идеологическим проектом. Этот идеологический проект находит отражение в конституциях соответствующих государств.

Существуют на сегодня только одно цивилизационнообразующее государство, для которого выдвижение собственного идеологического проекта находится под запретом.

Это государство — Россия!

Источник.

Очень жаль, что уважаемый Вардан Багдасарян не сравнил Конституцию России с Конституцией СССР, ущербность российской Конституции была бы видна ещё сильнее.

Итак, давайте мы сами сделаем такое сравнение:

Источник: //otvet-plus.ru/konstitucio.htm

Итак налицо огромная разница в Конституциях.

Выдающиеся созидательные успехи Советского Союза объяснимы прежде всего тем, что “руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций являлась Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС)”.

Плоха или хороша она была, дело вторичное.

КПСС не только указывала направление развития страны, но и была тем локомотивом, который буквально тащил за собой весь многомиллионный народ: в Космос, на целину, на БАМ, на освоение Северного и Южного полюсов нашей планеты…

Двадцатилетняя задержка в развитии Российской Федерации — новообразования, возникшего в 1991 году на месте разрушенного СССР, объясняется вот этими строками её Конституции: “В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной…”

Что эти основополагающие слова означают на практике, очень хорошо объяснил ещё в 1814 году (201 год назад!) русский писатель Иван Крылов, автор басни “Лебедь, рак и щука”.

Из кожи лезут вон, а возу всё нет ходу…”

Весь смысл бессмертного произведения Крылова — вот в этих словах: “Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдёт, и выйдет из него не дело, только мука”. Это как раз о фразе из Конституции Российской Федерации: “В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие”.

Теперь самое интересное, что можно найти в сравнении Конституций СССР и России.

Источник тот же: //otvet-plus.ru/konstitucio.htm

Сразу видно, ЧТО позволило СССР развиваться небывалыми в истории человечества темпами: “Церковь в СССР отделена от государства и школа — от церкви”.

То есть, каждому лично КПСС не запрещала (в силу многовековых народных традиций) исповедовать любую религию и не запрещала отправлять какие-либо религиозные культы, если, разумеется, эти религии и культы не были нацелены на разжигание на между людьми национальной или религиозной розни. При этом Церковь (христианство), Мечеть (ислам) или Синагога (иудаизм) были отделены и от государства, и от системы советского образования (кстати, самого лучшего в мире!) на основе формулы: “верить в Бога или не верить — личное дело каждого, и государство в это не вмешивается”.

Что мы имеем в России по факту?

На словах, согласно действующей Конституции РФ, “никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом”.

На деле всё обстоит не совсем так.

Заявленного в Конституции равенства религиозных объединений нет де-факто!

Христианская и иудейская конфессии не отделены от государства и не равны перед законом!

Иудейская конфессия верховодит в России и играет почти ту же роль, что в СССР играла КПСС.

При этом христианская конфессия в лице архиереев Православия выступает в качестве “агента влияния”, который отвлекает внимание значительной части населения России и не даёт осмыслить и увидеть, что иудеи владеют подавляющим большинством российских СМИ, что иудеи имеют на территории Российской Федерации свои собственные Раввинские Суды (!), что иудеи даже свой иудейский День Победы ежегодно празднуют в Московском Кремле! 

А это значит, что иудеи — и есть наша российская государственная идеология и движущая сила!

Источник: //www.sem40.ru/index.php?newsid=213138

Обратите внимание на напоминание главного раввина России Берл Лазара о том, что ежегодно отмечаемые в Кремлёвском дворце торжества приурочены к празднику Ханука.

Ханука — для иудеев такой же святой праздник, как для всех остальных россиян День Победы. Причём иудеи празднуют свой День Победы в России, в Кремле, аккурат с момента развала СССР.

Сами иудеи утверждают, что “Ханука” – праздник, основанный в честь военной победы иудеев, совершённой ими в 165 году до н.э. над царем Антиохом греческого происхождения из Сирии. И вместе с тем, Ханука это празднование чуда, которое произошло с ритуальным иудейским светильником во время этой победы. «Ханука – это празднование того [чуда], когда греки вошли в Святилище и осквернили всё масло, а потом, когда дом Хасмонеев победил их, и искали масло, чтобы зажечь Менору (храмовый светильник), и нашли только один кувшинчик, и было в нём масла только на один день, тогда случилось чудо, и масло горело все восемь дней [нужные для приготовления нового]. И на следующий год эти дни сделали праздничными, установили для них чтение благодарственных молитв и Псалмов, прославляющих Б-га» (Талмуд, Шабат 21a). Источник.

Победа над царём из Сирии понятна… 

Сейчас иудеи из США и Израиля добиваются военной победы над нынешним царём Сирии Башаром Асадом, пока, к счастью, безрезультатно. Но почему эту иудейскую победу надо праздновать в ежегодно в Кремлёвском дворце — я никак не пойму.

Разве что заодно, под видом празднования какой-то древней доисторической победы иудеев над сирийским царём, отпраздновать ещё и новую победу иудеев над СССР?

И не важно, что многие нынеживущие россияне даже представления не имеют, КТО развалил великий Советский Союз, ВАЖНО, что евреи считают, что это их рук дело!

Развал СССР они уже вписали в анналы своей истории как ещё одну победу над своими недругами!

Источник: //imperialcommiss.livejournal.com/42177.html

Так ЧТО празднуют ежегодно, начиная с 1991 года в Кремлёвском дворце иудеи?

Древнюю, доисторическую или таки современную победу?

О ещё одной победе иудеев над россиянами я рассказал в отдельной статье:

“В СЕМЬЕ НЕ БЕЗ УРОДА… ДАВАЙТЕ ПОГОВОРИМ НА ОЧЕНЬ СЕРЬЁЗНУЮ ТЕМУ”

В этой статье я подробно рассказал о том вопиющем факте, что не кто иной, как евреи добились на законодательном уровне отмены в российских паспортах графы “национальность”, якобы из-за “антисемитизма”, а следом они добились на законодательном уровне запрета на упоминание “национальности преступников” в сводках криминальных новостей. Мол, “у преступников нет национальности”!

А идеология у преступников есть?!

И вот теперь, когда стало более-менее понятно, кто же тот “хитрован”, который вписал в Конституцию России пункт, запрещающий российскому народу иметь даже собственный идеологический проект, давайте посмотрим по какой Конституции живут сами евреи.

Вы думаете, что евреи, живя в России, руководствуются в первую очередь российским законодательством?

Му уже видим, они его пишут для россиян! А живут они по своей Конституции, которой они называют иудейскую Тору.

Для начала я обязан сказать, что в нашу страну из Швейцарии ещё до развала СССР прибыл один гражданин, который родился на исторической родине сионистов и миллиардеров, а образование получил в США и Израиле. Это Пинхас Гольдшмидт

В 1988 году, ещё будучи раввином в городе Назарет, он получил приглашение приехать в Москву, сначала в качестве лектора Института изучения иудаизма при АН СССР, возглавляемого раввином Адином Штейнзальцем. В 1989 году, по приглашению Главного раввина России Адольфа Шаевича, он возглавил Раввинский суд СССР, а с 1993 года занял должность Главного раввина Москвы. Источник.

Раввин Пинхас Гольдшмидт по сей день занимает в России целый ряд важных должностей. Одно из его назначений — он глава раввинского суда России.

Пинхас Гольдшмидт во время служения в Московской Хоральной синагоге.

Чем занимается раввинский суд? Только ли бракоразводными процессами среди евреев?

Правдивый ответ на этот вопрос я смог найти только у одного раввина, автора популярной в России книги “Быть евреем” — Хаима Донина:

«Что такое Тора? Письменная Тора (Тора шебихтав) — это пятикнижие Моше [Моисея]. В любой синагоге хранятся свитки Торы — точные копии того, первого свитка, полученного Моше на горе Синай.

В некотором смысле Письменная Тора — это конституция еврейского народа, но провозглашённая не людьми, а Б-гом.

Устная Тора (Тора шебеальпэ), «которую Моше получил на Синае и передал Йег`ошуа (читается — Йехошуа), Йег`ошуа — старейшинам, старейшины — пророкам, а пророки — мужам Великого собрания…» (Авот. 1:1), — поясняет Письменную. В ней содержатся «общие правила, согласно которым мудрецы могут находить правильные решения постоянно возникающих вопросов, исходя из того, что сказано в писании коротко и намёком» (ребе Иосиф Альбо). Например, Тора запрещает работать в субботу. Но что является работой, применительно к субботе? За исключением нескольких ссылок на такие занятия, как собирание дров, разжигание огня, приготовление пищи, Письменная Тора не входит в подробности. Ответ находится в Устной Торе. В книге Дварим (12:21) сказано: «…Режь (животных) из крупного и мелкого скота твоего… как я заповедал тебе…» Но во всём Пятикнижии не найти указаний, каким образом это следует делать. Письменная Тора повелевает: «…И повяжи их (тфилин) как знак на руку свою, и будут они знаками над глазами твоими…» (Шмот. 13:16). Но как и из чего нужно делать тфилин, Писание не объясняет.

Письменная Тора предписывает смертную казнь за некоторые преступления. Каким правовым нормам и процедурам нужно следовать перед вынесением смертного приговора, каковы ограничения?

На все эти вопросы отвечает Устная Тора. В конце концов Устная Тора была записана. Сначала была записана Мишна, затем Гмара, назначение которой — углублённое комментирование Мишны. Мишна и Гмара вместе составляет Талмуд.

Тора Письменная и Устная представляют собой руководство к жизни.

Хотя Тора обращена в первую очередь к еврейскому народу, она содержит указания для всего человечества. В ней рассматривается каждый аспект человеческого существования. Правила, регулирующие обрядовую сторону религии, составляют только часть всего комплекса заповедей. Законы Торы охватывают весь спектр индивидуального и социального поведения. Она выносит своё суждение о таких сторонах жизни человека, которые в других религиях обычно считаются относящимися к сфере этики и морали либо подпадают под статьи гражданских и уголовных кодексов. Даже в тех частях Торы, которые непосредственно не связаны с законом и правом, постоянно провозглашаются духовные идеалы и разъясняются тонкости этических и моральных норм.

В Тору (в широком смысле) входят, кроме того, книги Пророков (Невиим) и писания (Ктувим). Они содержат учение Пророков и летопись истории народов Израиля за семивековый период. В них рассказывается о Б-жественном откровении, которого удостаивались Пророки, об их непрерывной борьбе за истинную веру против многочисленных лжепророков* (каковыми, например, по мнению левитов были Исайя и Иисус Христос, — комментарий А.Б.), которые пытались убедить еврейский народ сойти с пути, указанного Всевышним.

Входящие в эти книги вдохновенные Псалмы отражают глубочайшие религиозные переживания человека». Пять книг Торы и девятнадцать книг Невиим и Ктувим вместе называются Танах (аббревиатура слов Тора, Невиим, Ктувим). Однако изучение Торы не сводится к штудированию только Священного Писания и Талмуда, но включает также знакомство со всем наследием мудрецов и раввинов, накопленным на протяжении столетий. Разумеется, в самой Торе предусмотрено, что авторитетные еврейские учёные будут извлекать из неё новые и новые крупицы мудрости, развивать и приумножать наше наследие: «И поступи по слову, какое они скажут тебе… И точно исполняй всё, как они укажут тебе… по закону, которому научат они тебя, и по суждению, которое они изрекут, поступи…» (Дварим. 17:10,11). Тора является воплощением еврейской веры. В ней содержаться условия союза со Всевышним. Она делает еврея — евреем». (Хаим Донин, «Быть евреем»). Источник.

Как видим, даже в сравнении с Конституцией еврейского народа (Устной и Письменной Торой), Конституция Российской Федерации выглядит весьма ущербно, имея запрет на идеологию.

У меня лично в связи с этим обстоятельством сложилось впечатление, что в 1993 году, во время правления Бориса Ельцина, когда Россия находилась по сути под внешним управлением США и сионистов, россияне получили Конституцию, писанную для рабов, которым не положено иметь собственную идеологию.

18 сентября 2015 г. Мурманск. Антон Благин

Комментарии:

ss69100: Антон, пора бы уточнить лексику. Мы не в 19 веке живём, когда все евреи были иудеями. Тогда слова „еврей” и „иудей” были синонимами. Сегодня ситуация изменилась. Ты просто сам под себя подводишь статью. Ты же осуждаешь идеологию, её носителей, а не графу в паспорте?!!

Антон Благин: для нас, гоев, да, ситуация, вроде бы изменилась. Мы стараемся различать слова „еврей” и „иудей”, и людей, стоящих за ними. Но вот беда, иудеи не допускают у себя такого раскола и настойчиво ставят знак равенства между понятиями „еврей” и „иудей”.

В доказательство я могу привести высказывание того же Пинхаса Гольдшмидта, главы раввинского суда России: «Быть иудеем — это значит возложить на себя ответственность за свой народ и даже весь мир. Мало людей, кто именно так понимает еврейскую веру. Невозможно быть евреем по национальности и не быть по вере. Вера и национальность у нас связаны. Разуверившийся еврей перестаёт быть евреем навсегда». (Газета «Полярная правда», номер от 29 апреля 1995 года. Интервью Гольдшмидта «Евреи достойны антисемитизма»).

И если уж иудей, занимающий в России самую высокую должность, какую только может занимать иудей, публично утверждает, что у них “вера и национальность связаны, а разуверившийся еврей перестаёт быть евреем навсегда”, то нам-то, гоям (неевреям), что делать? Как нам относиться к евреям? Как к тотальным иудеям? Или неиудеев вообще не считать за евреев, как говорит Гольдшмидт? А если их не считать за евреев, то как же тогда быть с генотипом “еврей”? На генетику мы тоже должны глаза закрывать, на ту самую “национальность” и расовую принадлежность, по которой народы различаются друг от друга?

Я считаю, что ситуацию и с евреями, и Конституцией РФ нельзя назвать нормальной. И в том, и в другом случае наше общество имеет проблему. Их обе, разумеется, надо решать. И чем быстрее, тем лучше!

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии