Фрагмент из письма беженки с донбасса


Континенталист, 10 окт. 2015   –   cont.ws


…Наша семья жила на Украине, в 15 км от Луганска.

До недавнего времени там шли ожесточённые перестрелки и наша станица методично уничтожалась обстрелами со стороны ВСУ. Каждую ночь бандерофашисты разрушали по нескольку домов.

От разрывавшихся возле нашего дома снарядов возле него образовалось несколько огромных воронок. Вокруг все разбито и сожжено. Будучи невольным свидетелем этого ужаса, я смотрела на происходящее и думала, что этого не может быть. Это было похоже на страшный сон, от которого хотелось скорее проснуться. Страшно было очень. Мы молились день и ночь, выходить из дома было опасно, потому что вокруг всё время рвались снаряды. У нас не было ни газа, ни связи, ни воды, ни электричества. Несмотря на всё это, в станичном храме регулярно проходили службы и я ходила на них (пою в церковном хоре) по совершенно пустым улицам, не зная вернусь домой живой и здоровой, или нет.

Всё это до сих пор страшно вспоминать. В Россию нас вывезли родственники. Рискуя жизнью, они приехали за нами в станицу. Уезжая, мы взяли только несколько сумок с тёплыми вещами. У мамы был перелом ноги и поэтому путешествовать ей пришлось в гипсе. 70-летнему папе приходилось носить ее на руках.

Мой папа пенсионер - ветеран Вооружённых Сил СССР, полковник в отставке у которого теперь ни кола ни двора. Ведь наш дом разбомбили бандерофашисты, да и возвращаться на Украину ему теперь небезопасно. Он ведь теперь для хунты преступник-сепаратист, несмотря ни на его прежние заслуги за долгое время служения верой и правдой родному Отечеству. Вот и вынуждены нынче они с мамой ютиться у родственников в России…”

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии