Новая Сирия в степях Украины


Континенталист, 12 окт. 2015   –   cont.ws


В 18 веке на территории нынешней Кировоградской области Украины возникло военное поселение сербских переселенцев, названное Новой Сербией. В веке 21-ом, в совершенно иных исторических условиях сложилась ситуация, когда в степях Украины может при определенных обстоятельствах появиться… Новая Сирия. Сербов в Россию приглашала «в службу и вечное подданство» лично императрица Елизавета Петровна, сирийцев в Украину не зовет никто. И что с того? Сейчас беженцы из Африки и Ближнего Востока получают деньги, посылаемые им от имени благотворительных организаций из США, в банкоматах в Афинах, Белграде, Будапеште. Если им велят, они станут делать то же самое в Киеве, Ужгороде, Львове. До превращения Новой Сирии из мифа в реальность в таком случае останется рукой подать.

Пока такого рода опасения лишены оснований. Берега Днепра не привлекают внимания беженцев, рвущихся в Европу, даже как перевалочная станция. Как бы ни распинались в Киеве, доказывая, что Украина — это Европа, она таковой не является. Поведение беженцев подтверждает сей факт на сто процентов: желающих нелегально перейти венгерско-украинскую границу за время кризиса не появилось. Если не считать единичных случаев. Так, 14 сентября украинские пограничники задержали пятерых сирийцев и одного иракца, пытавшихся нелегально попасть в Украину. Спустя пару дней обнаружилось встречное движение: восемь мигрантов из Сомали, Ирака, Сирии держали путь в Европу из Украины, но тоже были задержаны на границе. Правозащитник C. Глузман сетует: «Мы — живем. Все хуже и хуже. Этим, нашей вполне «африканской» нищетой, мы защищены. Сотни тысяч беженцев, ищущих лучшей жизни, минуют нас».

Минуют, пока минуют. Если кому-то влиятельному в глобальном масштабе, кому-то очень «геополитическому» и «стратегическому» понадобится, чтобы беженцы хлынули в Россию, то они придут и в Украину. И никакая нищета не спасет ни нас, ни россиян. Тем более, если в придачу Брюссель «попросит». Еще более «тем более», если денег подбросит. Вероятность того, что такое может произойти, велика. 24 сентября лидеры ЕС договорились выделить 1 млрд. евро на обустройство лагерей для беженцев вне пределов территории Евросоюза. Пока речь идет о таких странах, как Турция, Иордания и Ливан, но список может быть расширен. Весьма заметные средства будут выделены Македонии (700 млн. евро), через территорию которой идет основной поток беженцев, а также международным организациям, специализирующимся на миграционной проблематике. Их роль будет состоять в том, чтобы сдерживать поток беженцев, работая с ними в лагерях вне территории Евросоюза, на дальних подступах к ней.

Пока же суд да дело, Европа буквально захлебывается в нарастающем потоке мигрантов, создающем все новые и новые проблемы. Между Сербией, через которую в направлении Венгрии их перемещается больше всего, и Хорватией, куда они массово ринулись, столкнувшись с затруднениями на сербско-венгерской границе, уже началась контрольно-таможенная «война». Германия ожидает до 1 000 000 беженцев в этом году, и это обстоятельство беспокоит немцев, пожалуй, даже в большей степени, чем необходимость «кормить» за свой счет греков. Крохотная Словения объявила о том, что готова принять 10 000 человек. Венгрия за первую половину одного только дня 14 сентября пустила на свою территорию 5 000 человек. До полуночи того же дня ожидалось до 20 000. После того, как 19 сентября в Австрию въехало почти 11 000 мигрантов, а до полудня 20-го — еще 4 700, Вена объявила об ужесточении контроля на своей границе с Венгрией. Руководство Словакии заявляет, что страна никогда не согласится принять у себя беженцев с востока. Финляндия, до которой волна беженцев еще не докатилась, уже тоже приняла решение усилить контроль на границе.

На своем внеочередном заседании 14 сентября Совет министров юстиции и внутренних дел ЕС сумел достичь договоренности о перемещении в другие страны Европы 40 000 мигрантов из Греции и Италии. Решение по распределению следующей партии численностью 120 000 человек отложено. Цифры не взяты с потолка. Они основаны на расчетах, показывающих, сколько «дополнительных» граждан могло было бы оказаться выгодным получить странам Европы, исходя из цели пополнения трудовых ресурсов.

По первоначальному плану ЕС, беженцы должны распределяться по странам Евросоюза пропорционально населению, экономике, уровню жизни в каждой из них. Франция, к примеру, примет 14,7%, Германия — 18,42%. Поначалу речь шла о приеме 32 000 человек в течение двух лет. С начала года уже прибыло около полумиллиона мигрантов. Теперь обещают принять 120 000. Венгрия, Словакия, Румыния, Польша выступают категорически против распределения и квотирования, отказываясь принимать у себя мигрантов. Болгарии в этом перечне нет только потому, что она сразу же заняла в отношении беженцев столь жесткую позицию, что через ее территорию они не идут, предпочитая Македонию и Сербию.

Сколько весь этот ужас еще продлится, прогнозировать не берется никто. А. Меркель, например, полагает (на наш взгляд, вполне обоснованно и справедливо), что быстрого решения для кризиса беженцев не существует. Сколько сотен тысяч человек, рвущихся в Европу, зацепятся за нее, а сколько будет выброшено в околоевропейское пространство, сосчитать никто не в силах. Папа Римский Франциск заявил, что кризис беженцев в Европе это — только «верхушка айсберга». Причина же его, по мнению Понтифика, в «несправедливой и плохой общественно-экономической системе» в мире. Ее, как он считает, надо менять. Времени на эту работу, однако, может уйти столько, что не только дети, но и внуки нынешних мигрантов, успеют стать полноценными европейцами. Длительность кризиса напрямую зависит от воли тех, кто его задумал и организовал. До тех пор, пока такая воля присутствует, шоу миграционной свободы на южных кордонах Европы будет, как ему и положено, продолжаться.

Мировые СМИ с подачи ведущих американских информагентств представляют мигрантов в позитивном свете, акцентируя тот факт, что у них есть право искать пристанище в Евросоюзе, поскольку они бегут из стран, охваченных гражданскими войнами, погруженных в ситуацию гуманитарной катастрофы. О том, что право одних ущемляет право других, никто старается не вспоминать и не упоминать. Примерно в таком же ключе описывались не так давно события в охваченном «майданом» Киеве. Роль позитивных героев, право имеющих, тогда приписывалась не беженцам, а «активистам».

Затягивание эпопеи с беженцами, направляющимися в ЕС, способно привести к расширению круга стран, непосредственно участвующих в событиях, с нею связанных. Украина вряд ли может считать себя застрахованной от подобной судьбы. Чем более долгоиграющей окажется европейская пластинка с грустной песней о беженцах из Азии, Африки и с Ближнего Востока, тем выше вероятность того, что мелодия этой песни в том или ином виде зазвучит в украинских степях. Как уже зазвучала в соседней Молдове, уже принявшей у себя первые полторы тысячи мигрантов из Сирии. Сама география в данном случае играет против Украины. «Воротами» в Европу для беженцев является Венгрия, куда они попадают из Греции транзитом через Македонию и Сербию. Из Венгрии вглубь «старого» континента и ЕС для мигрантов есть разные пути: Словения с возможным продолжением в Италию, Хорватия с возможным продолжением в Австрию и Германию, Австрия, Словакия с возможным продолжением в Австрию, Германию, Чехию. Румыния — без вариантов продолжения. Есть, впрочем, и пятый — Украина, у нее с Венгрией тоже, как известно, есть общая граница.

Если дело и дальше пойдет по тому сценарию, по которому идет сегодня, то Евросоюз ждут очень большие испытания и трудности. Нельзя исключать, что под их тяжестью в Брюсселе в какой-то момент могут обратить «партнерский» взор на соседние страны, в частности — на Украину, заменив ею, пускай чужой, но послушной, кого-то из своих, строптивых и несговорчивых, вроде Венгрии или Польши. Или же сами поляки подсунут украинцам, по-соседски десяток-другой тысяч мигрантов, доставшихся им по квоте. Отказать Европе Киев не решится. А если бы даже решился, не смог бы: слишком велика его зависимость от европейского кнута и пряника. Чиновница Еврокомиссии, ссылаясь на подписанный между ЕС и Сербией договор о реадмиссии, заявила о том, что Брюссель оставляет за собой право возвращать в Сербию незаконных мигрантов, попавших в Европу транзитом через ее территорию. Сербский министр И. Дачич в ответ — внимание! — позволил себе пригрозить «ответными мерами». Могут ли подумать о чем-либо подобном министр П. Климкин или премьер А. Яценюк? Только подумать, ничего больше? Нет, конечно, не могут. Они напрочь лишены такой возможности. Если из Брюсселя придет команда: «Пригласить сирийцев, основать Новую Сирию!», — никто из них и пикнуть не посмеет.

Кто мог бы выиграть от того, что в число стран, определенных для размещения мигрантов включили бы Украину? Прежде всего, украинские чиновники, которые бы получили идеальную возможность красть деньги, выделяемые на беженцев как из украинского бюджета, так и из бюджета ЕС. Олигархи получили бы рабочую силу, еще более дешевую, чем своя собственная. И куда более бесправную, а значит — нетребовательную. Ну, и, конечно, вечный бенефициарий всех без исключения «проектов», несущих в себе проблемы и сложности для Европы и/или России, — Соединенные Штаты Америки. Потенциальные спонсоры Новой Сирии.

…Окружая в эпоху Древней Руси стольный Киев городищами для защиты от нападения с юга, киевские князья давали порой новым населенным пунктам названия, заимствованные из топонимики… стран Северной Африки и Ближнего Востока. Одно из сел на Киевщине называется Халепья, что является производным от Алеппо. По иронии судьбы традиция при определенных обстоятельствах могла бы получить продолжение. Сербы в Новой Сербии называли городки и села сербскими названиями. Кто знает, возможно, сирийцы в Новой Сирии станут делать то же самое?

Источник

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии