Иудаизм: отступление от библейского единобожия; Ислам: зарождение


Континенталист, 23 окт. 2015   –   cont.ws


Продолжение. Начало тут.

2. Следующим этапом отступления иудаизма от библейского монотеизма было зарождение и распространение среди евреев каббалы (евр. qabbalah – принятие, предание) – мистического учения и мистической практики. Это эзотерическое теософское учение по духу и букве совершенно чуждо Священному Писанию. Изложению каббалы посвящены две книги: Сефер Иецира (Книга создания) и Зогар (Блеск). Первая написана, вероятно, в VIVII веках по Р.Х. Утверждение самих каббалистов о существовании Сефер Иецира уже во время патриарха Авраама абсолютно мифично и не имеет никаких свидетельств. Напротив, присутствие в этих книгах философских идей поздней античности (гностицизма, неоплатонизма и др.) полностью опровергает это мнение. Автором Зогар считается испанский каббалист Моше (Моисей) да Леон. Время написания – около 1300 года. Желание современных каббалистов (Лайтман М. Книга Зогар. М., 2003. С. 185) сделать автором Зогар ученика раби Акибы Шимона бар Йохая, жившего во II веке по Р.Х., противоречит мнению специалистов: «Арамейский язык во всех этих восемнадцати разделах один и тот же, и во всех них он обнаруживает одни и те же индивидуальные особенности. Это тем более важно, что ни в каком смысле не тот живой язык, на котором могли говорить Шимон бар Йохай и его друзья в первой половине II века н.э. в Эрец-Исраэль. Арамейский язык Зогара – чисто искусственное создание. Это литературный язык автора, который почерпнул знание его исключительно из документов еврейской литературы и который выработал свой собственный стиль, руководствуясь определенными субъективными критериями. Высказанное некоторыми учеными предположение о том, что лингвистический анализ обнаружил в Зогаре ранние пласты, не было подтверждено современным исследованием. Во всех этих сочинениях дух средневекового иврита (а именно – иврита XIII века) проступает сквозь арамейский фасад» (Шолем Г. Основные течения в еврейской мистике. М.; Иерусалим, 2004. С. 216).

Каббала разделяется на умозрительную (каббала июнит) и прикладную (каббала маасит). Центральной категорией каббалы июнит является Эн Соф (Бесконечное). В отличие от Бога Священного Писания, Эн Соф не имеет имени, потому что безличен, непознаваем, невообразим. Ему не может быть приписано какое-либо свойство. Эн Соф открывается в своих проявлениях (не всем, а еврейским мистикам). Основным проявлением Эн Соф является первочеловек Адам Кадмон. Через него путем эманации (истечения) происходят 10 сефирот, которые являются атрибутами Бога. Десять сефирот представляют собой мистическое тело Адама Кадмона (Небесного Адама). Он появляется в результате эманации и не имеет образа и подобия. Земной Адам создается по образу Небесного Адама. Десятая сефирота называется Царство (Мальхут). Она объединяет все девять сефирот. Мальхут (Царство) обозначено в Зогаре как кнесет Исраэль, мистический прототип общины Израиля – Шхина. А.Ф. Лосев в «Диалектике мифа» (XIV. 3) пишет: «Так, сущность всей каббалы, как сообщил мне один ученый еврей, большой знаток каббалистической и талмудической литературы (у которого я, по скверной привычке европейского наблюдателя, доискивался точно узнать о неоплатонических влияниях в каббале), заключается вовсе не в пантеизме, как это думают либеральные ученые, сопоставляющие учение об Эн Софе и Зефиротах с неоплатонизмом, а скорее – в панизраэлизме: каббалистический Бог нуждается в Израиле для своего спасения, воплощается в него и становится им, почему миф о мировом владычестве обоженного Израиля, от вечности содержащегося в Самом Боге».

Эзотерическое учение Сефер Иецира и Зогар принципиально несовместимо с библейским учением о Боге, мире, человеке и путях спасения человечества. Умозрительная каббала представляет собой соединение элементов гностицизма IIIII веков по Р.Х. и неоплатонизма. У гностиков заимствовано учение о 10 эонах, которые составляют плерому (вселенскую полноту). Гностиков и каббалистов роднит дуализм, идея извечной вражды начал добра (света) и зла (тьмы). Дуалистическое мировоззрение в каббале имеет прямое выражение в Сефер Иецира: «Мишна 4: Также одно против другого создал Творец: добро против зла, зло против добра, добро из добра, зло из зла, добро различает зло и зло различает добро, доброта хранится для хороших и зло для злых» (ч. 10). Очевидно, что учение, которое приписывает злу онтологический статус, ведет к оправданию зла. Напротив, по Священному Писанию, зло не было сотворено Богом, а возникло как результат злоупотребления даром свободы, данной Богом Своим творениям – Ангелам и людям.

Каббалистическое учение представляет собой ярко выраженный пантеизм – полное отступление от монотеизма. Бог и мир понимаются как одно целое. Мир является лишь проявлением Бога. Пантеизм таит в себе внутреннее противоречие. Логическим следствием его неизбежно является сначала умаление Бога, а потом – отрицание Его, потому что Ему приписываются все несовершенства мира.

Вселенную каббалисты разделяют на мужское и женское начала. Правые и левые сферы являются, соответственно, мужскими и женскими. Вселенная представляется как любовный союз, как единение мужского и женского начал. Отношения между сферами интерпретируются с помощью символики пола.

Каббала представляет собой фантастическую смесь эзотерического оккультизма, замешанную на языческих религиозно-философских идеях. Она свидетельствует о полном отпадении от великого и спасительного библейского учения с его глубоким и последовательным монотеизмом.

Джибрил появляется перед Мухаммадом, графика

Ислам: зарождение

Новозаветной религии предшествовала религия Закона, которая 15 веков готовила избранный народ к пришествию в мир Спасителя мира – воплотившегося Бога Иисуса Христа. По слову святого апостола Павла: «закон был для нас детоводителем ко Христу» (Гал. 3: 24). Он был всего лишь «тенью будущих благ» (Евр. 10: 1). Когда в мир пришел Спаситель, ветхозаветная религия выполнила свое назначение. Господь наш Иисус Христос открыл нам тайны Царствия Небесного и установил Новый Завет, который был предвозвещен пророком Иеремией: «Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом» (Иер. 31: 31–33).

Человек, искупленный от первородного греха и его последствий добровольной Крестной смертью Иисуса Христа как Спасителя мира, вступил в совершенно новый, по сравнению с ветхозаветным, период отношений с Богом: вместо закона – свободное состояние сыновства и благодати. Человек получил новые силы к достижению поставленного ему идеала нравственного совершенства как необходимого условия для спасения.

Ислам, возникший в Аравии в VII веке, явился религией закона через шесть веков после того, как данная Богом избранному народу религия Закона выполнила свое назначение.

Разница между ветхозаветной религией Закона и исламом не только в том, что последний появился более 2 тысяч лет спустя после того, как Бог на горе Синай дал десять заповедей и другие предписания, определяющие жизнь избранного народа. Самая главная разница в том, что Моисеев Закон имеет Божественный источник. Книга «Исход» повествует о величественном Богоявлении: «И вывел Моисей народ из стана в сретение Богу, и стали у подошвы горы. Гора же Синай вся дымилась от того, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась; и звук трубный становился сильнее и сильнее. Моисей говорил, и Бог отвечал ему голосом. И сошел Господь на гору Синай, на вершину горы, и призвал Господь Моисея на вершину горы, и взошел Моисей» (Исх. 19: 17–25).

Основатель же ислама не имел Божественного откровения.

Как зародился ислам? Об этом читаем в хадисе «Аль-Джами ас-Сахих». Мухаммеда стало посещать таинственное существо. Он спал в пещере на склоне горы Хира. В ночь 24-го числа месяца рамадана 610 года ему явился некто в человеческом облике. Это событие считается началом ислама. Рассказ о нем приводим по сунне: «К нему явился ангел и сказал: “Читай!” На что он ответил: “Я не умею читать!” Пророк сказал: Тогда он взял и сжал меня так, что я напрягся до предела, а затем он отпустил меня и сказал: “Читай!” Я снова сказал: “Я не умею читать!” Тогда он сжал меня во второй раз так, что я опять напрягся до предела, а потом отпустил меня и сказал: “Читай!” – и я в третий раз сказал ему в ответ: “Я не умею читать!” И он сжал меня в третий раз, а затем отпустил, сказав: “Читай!” Во имя Господа твоего, который сотворил человека из сгустка. Читай! И Господь твой щедрейший…»

Мухаммед недоумевал: кто посещал его: демон или ангел? Он поделился своими переживаниями с женой Хадиджой. Далее рассказ привожу по общепринятому мусульманами жизнеописанию Мухаммеда: «Она [Хадиджа] сказала Посланнику Аллаха: “О сын моего дяди! Сможешь ли ты сообщить мне, когда придет к тебе тот, который приходит к тебе обычно?” Сказал: “Да”. Она сказала: “Когда придет, скажи мне!” Пришел к нему Джабраиль, как обычно. Посланник Аллаха сказал Хадидже: “О Хадиджа! Вот Джабраиль пришел ко мне”. Сказала: “Встань, о сын дяди, и сядь на мое левое бедро”. Посланник Аллаха встал и сел на ее левое бедро! Сказала: “Обойди вокруг и сядь на мое правое бедро!” Посланник Аллаха обошел и сел на ее правое бедро. Спросила: “Видишь ли ты его?” Ответил: “Да” Сказала: “Обойди вокруг и сядь мне на лоно!” Посланник Аллаха обошел вокруг и сел на ее лоно. Спросила: “Видишь ли ты его?” Ответил: “Да”. Тогда она раскрылась и сбросила свое покрывало, а Посланник Аллаха сидел на ее лоне. Потом спросила его: “Видишь ли ты его?” Ответил: “Нет”. Сказала: “О сын дяди! Крепись и радуйся! Клянусь Аллахом, он ангел, а не дьявол”» (Ибн Хишам. Жизнеописание пророка Мухаммада).

Удивляет, как легко и, мягко говоря, наивно решился вопрос с помощью жены, который в духовном плане является вопросом жизни или смерти. Прежде всего, Ангел – существо бесплотное, и для его взора нет вещественных преград: он может видеть и через одежды. Одежды прикрывают наготу только от человеческих глаз. Да и само тело человеческое не является чем-то порочным или постыдным. Оно есть творение Божие. Греховна человеческая похоть и плотское вожделение, а не тело. В раю прародители были наги и не стыдились (см.: Быт. 2: 25). Природа Ангела неповрежденная. Им чужды человеческие страсти. А если это был демон, то он легко мог прибегнуть к хитрости. Зная, каким способом его испытывают, специально мог бы удалиться, чтобы его приняли за Ангела.

Отношение представителей ислама к Библии

Ислам синкретически сформировался из нескольких источников: древнеаравийский культ, иудаизм, христианство, ханифизм (доисламское монотеистическое течение в Аравии) и маздеизм (древнеиранская религия). На формирование ислама, несомненно, оказали влияние ветхозаветные священные книги и Евангелие. В Коране упоминаются многие лица и события библейской истории. Однако эти рассказы приводятся весьма произвольно и неточно.

Согласно Корану, человек сотворен из воды: «И Он – тот, который создал из воды человека и сделал ему родство мужское и женское. Господь твой – могуч!» (25: 54). В другой суре говорится: «Читай! Во имя Господа твоего, который сотворил – сотворил человека из сгустка» (96: 1–2). Еще в одном месте сказано о глине: «Он сотворил человека из звучащей глины, как гончарная» (55: 13).

В Коране, в отличие от Библии, не говорится о том, что человек сотворен по образу и подобию Божию. Это расхождение весьма принципиальное. Имея в себе образ Божий и подобие, человек призван к прямому общению со своим Творцом. Он может соединиться с Господом. Этого нет в исламе.

В книге Бытия повествуется, что вся семья патриарха Ноя (араб. Нух) спаслась в ковчеге. В Коране говорится о гибели сына Ноя: «И он плыл с ним в волнах, как горы. И позвал Нух своего сына, который был отдельно: “О сын, плыви вместе с нами и не будь с неверными”. Он сказал: “Я спасусь на гору, которая защитит меня от воды”. Нух сказал: “Нет защитника сегодня от повеления Аллаха, кроме как тем, кого Он помиловал”. И разделила их волна, и был он среди потопленных» (11: 44–45). В другой суре говорится несколько иначе: «Нуха, когда он воззвал раньше, и Мы ответили ему и спасли его и его семью от великого горя» (21: 76).

Нет необходимости умножать примеры. Особенно искаженно в Коране говорится об евангельских событиях. Здесь расхождения сугубо принципиальные. Отрицаются: Боговоплощение, Крестная смерть на Голгофе, Воскресение. Даже известное всему миру событие Рождества Христова описано крайне странно. Утверждается, что Марйам удалилась в далекое место и родила Сына под пальмой (19: 23). В этой же суре («Майрам») Она названа «сестрой Харуна», то есть Аарона. У него, действительно, была сестра Мариам, но она жила за 15 веков до Рождества Христова.

Наверно, по причине такого количества ошибок и искажений многие представители ислама, чтобы выйти из затруднения, утверждают, что современное Священное Писание христиан подверглось искажению (tahrif). Сразу же возникает вопрос: какие выдвигаются доказательства? Доказательств никаких. Характерно, что взгляд мусульман на Библию за несколько веков претерпел существенные изменения. Ранние исламские писатели (аль-Табари, ар-Рази) считали, что искажение сводится к tahrif bi’al ma’ni, то есть искаженному пониманию без изменения текста. Но более поздние авторы (ибн-Хазм, аль-Бируни) выдвинули идею tahrif bi’al-lafz, то есть искажение самого текста. Причем обе эти позиции сохранились до настоящего времени. Поэтому степень приятия мусульманином Библии зависит от того, как он понимает tahrif. Уже сам факт наличия этих существенно отличающихся позиций говорит о том, что никаких конкретных доказательств нет.

Нельзя не обратить внимания на одну интересную особенность отношения представителей ислама к библейскому тексту. Так как у них собственного «неискаженного» текста Библии нет, они цитируют наш канонический текст как неискаженный, но когда нужно подкрепить какую-нибудь мысль (например, негативные примеры из жизни Banu Isra’il, то есть детей Израиля) ссылкой на те места, которые не согласуются с исламом, они объявляют их искаженными.

Мусульмане утверждают, что Евангелие (Injil), которое упоминается положительно в Коране, не есть нынешнее Четвероевангелие. Мы уже говорили, что никаких доказательств они не приводят. Ложность обвинений христиан в искажении Писания вытекает из внутренней непоследовательности самих исламских авторов, пишущих на эту тему. Согласно Корану, изначально Евангелие было истинным священным текстом: «И отправили Мы по следам их Ису, сына Мариам, с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе, и даровали Мы ему Евангелие, в котором – руководство и свет, и с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе, и руководством и увещанием для богобоязненных» (5, 50/46). Приведу еще место: «Скажи: “О люди Писания! Вы ни на чем не держитесь, пока не установите прямо Торы и Евангелия и того, что низведено вам от вашего Господа”. Но у многих из них низведенное тебе от твоего Господа увеличивает только заблуждение и неверие» (5, 72/68). Эта цитата ясно показывает, что в самом Коране говорится не об искажении Писания, а о «заблуждении и неверии», связанных с неправильным пониманием.

В Коране есть место (10: 94), которое вызывает крайнее затруднение у исламских комментаторов: «Если же ты в сомнении о том, что Мы ниспослали тебе, то спроси тех, которые читают Писание до тебя. Пришла к тебе истина от Твоего Господа; не будь же из колеблющихся!» Данный аят отсылает «колеблющегося» мусульманина к авторитету библейского Священного Писания. Абдулл-Хакк пишет: «Ученых мужей ислама этот стих приводит в грустное недоумение, ведь он, похоже, отсылает пророка к людям Книги, которые могли разрешить его сомнения» (Abdul-Haqq Abdiyah Akabar. Sharing Your Faith With A Muslim. Minneapolis: MN; Betheny, 1980; цит. по: Гайслер Н.Л. Энциклопедия христианской апологетики. СПб., 2004. С. 117). По логике этого стиха, библейское Писание в VII веке (время создания Корана) не было искаженным. Тогда надо признать и сегодняшний текст верным, ибо мы пользуемся манускриптами, написанными за несколько веков до Корана.

Текстология Нового Завета добилась выдающихся достижений в XX столетии. В настоящее время имеется более 2328 рукописей или фрагментов рукописей на греческом языке, дошедших до нас от первых трех веков христианства. Самой древней рукописью Нового Завета (часть Евангелия от Иоанна: 18: 31–33, 37–38) является Фрагмент Дж. Райленда (Р52) – папирус, датируемый 117–138 годами, то есть временем правления императора Адриана. А. Дейссман (Deissman) допускает возможность появления этого папируса еще при правлении императора Траяна (98–117). Хранится он в Манчестере. Другой древнейший новозаветный манускрипт – Папирус Бодмера (Р75). На 102 уцелевших страницах содержатся тексты Евангелий от Луки и Иоанна. «Издатели этого документа, Виктор Мартен и Родольф Кассер, определили, что он написан в период между 175 и 225 годами. Таким образом, эта рукопись является самым ранним из имеющихся на сегодняшний день списков Евангелия от Луки и одним из самых ранних списков Евангелия от Иоанна» (Брюс М. Мецгер. Текстология Нового Завета. С. 39). Этот ценнейший манускрипт находится в Женеве.

Унциалы на пергаменте. Речь идет о появившихся в IV веке кожаных кодексах, написанных унциалами (лат. uncia – дюйм) – буквами без острых углов и ломаных линий. Письмо это отличается большей изысканностью и четкостью. Каждая буква стояла в строке изолированно. Имеется 362 унциальных рукописей Нового Завета. Древнейшие из этих кодексов (Синайский, Ватиканский, Александрийский) были уже упомянуты.

Эту внушительную коллекцию древних новозаветных рукописей ученые дополнили текстом Нового Завета, который был составлен из 36 286 цитат Священного Писания Нового Завета, встречающихся в творениях святых отцов и учителей Церкви со II по IV век. В этом тексте недостает только 11 стихов.

Ученые-текстологи в XX веке проделали колоссальную работу по сличению всех (несколько тысяч!) новозаветных рукописей и выявили все разночтения, возникшие по вине переписчиков. Была сделана их оценка и типологизация. Сформулированы четкие критерии установления правильного варианта. Для знакомого с этой строго научной работой очевидна голословность утверждений об искаженности нынешнего священного текста Нового Завета. По числу древних манускриптов и краткости времени, отделяющего самый ранний дошедший до нас текст от оригинала, с Новым Заветом не может сравниться ни одно произведение античности.

Обвинения в искажении текста Библии вызывают недоумение: как практически это могло быть сделано? Как христиане и иудеи могли объединиться для этой работы? Всем известна степень их отчуждения. А ведь как христиане, так и иудеи пользуются одним и тем же каноническим текстом Ветхого Завета. Далее. Все Евангелия сохранились в папирусе Cester Beatty Papyri, созданном около 250 года.

Немыслимо допустить, чтобы в тех условиях, в которых существовали христианские общины, сотни экземпляров текста Евангелия были переписаны в целях искажения.

О монотеизме ислама

Историки и религиоведы относят к монотеистическим религиям три «авраамические» религии: христианство, иудаизм и ислам. Для исследователя достаточны те вероучительные принципы, которые формулируют представители каждой из этих трех религий. Однако на богословском уровне становится ясным недостаточность столь формального подхода. Монотеизм является необходимым, но недостаточным признаком истинной религии. Только религия, которая имеет своим источником Божественное откровение, имеет правильное и духовно точное учение о Боге. Христианство не только утверждает, что Бог как живое, абсолютное начало «единый истинный Бог» (Ин. 17: 3; 1 Фес. 1: 9; ср.: 1 Ин. 5: 20), но и подробно и глубоко учит о природе Бога как безначального, бесконечного и совершеннейшего Духа. Главнейшим свойством Божественной природы является любовь. «Бог есть любовь» (1 Ин. 4: 16). В этих словах апостола заключен главный смысл Евангелия как Благой вести о спасении. Неизреченная благость Божия сотворила мир. Господь поместил человека в раю. Даже после грехопадения Бог продолжал любить человеческий род. Величие Божественной любви проявилось в том, что воплотившийся Бог умер за нас мучительнейшей смертью. Христиане знают не только из Священного Писания, но в силу духовного опыта, что Бог – Всеведущий и Премудрый. Апостол говорит: «Нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его» (Евр. 4: 13).

Истинная религия не ограничивается требованием поклонения Творцу. Высшая ее цель – духовное соединение человека с Богом. Об этом говорит Спаситель в молитве к Отцу перед Своими крестными страданиями: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, [так] и они да будут в Нас едино» (Ин. 17: 21).

Из указанных выше Божественных свойств органично вытекает идея истинного христианского монотеизма. Всемогущий и Всеправедный Бог может быть только один.

Понятие о Боге в исламе не имеет Богооткровенного источника. Оно выработалось на основе древнеаравийского культа. Словом «Аллах» назывался «бог» в политеистическом пантеоне арабов: Allah (al – определенный артикль; ilah – бог). У арабов-язычников до принятия ими ислама Аллах было верховным лунным божеством, почитавшимся в Северной и Центральной Аравии. Отец Мухаммеда, который был язычником, носил имя Абдаллах («Раб Аллаха»).

В доисламские времена у арабов полумесяц был символом культа лунного бога. Это подтверждается археологическими данными. Полумесяц перешел в ислам как главный символ.

У арабов Сирийской пустыни женой Аллаха считалась ал-Лат, а на юге Центральной Аравии – Узза. В других областях Аравии они вместе с Манат почитались как дочери Аллаха. Генетический след этот сохранился в Коране. Об этом есть упоминание в 53-й суре: «Видели ли вы ал-Лат, и ал-Уззу, и Манат, третью, иную? Неужели у вас – мужчины, а у Него – женщины? Это тогда – разделение обидное!» (53: 19–22).

Аллах в исламе – созданный человеческим сознанием религиозный образ. Он не выражает реальной всемогущей Божественной Личности. Следовательно, монотеизм в исламе мнимый. В ряде мест Корана он наделен присущими человеку свойствами и чертами. Аллах говорит:

«Поистине, тех, которые не веровали в Наши знамения, Мы сожжем в огне! Всякий раз, как сготовится их кожа, Мы заменим им другой кожей, чтобы они вкусили наказания» (4: 59);

«Помощь – только от Аллаха, великого, мудрого, чтобы отсечь какую-либо конечность у тех, которые не веровали или низвергнут их, так чтобы они обратились без успеха» (3: 126–127);

«Поистине, лицемеры пытаются обмануть Аллаха, тогда как Он обманывает их!» (4: 141);

«И хитрили они, и хитрил Аллах, а Аллах – лучший из хитрецов» (3: 47);

«Мы сотворили для геенны много джиннов и людей: у них сердца, которыми они не понимают, глаза, которыми они не видят, уши, которыми не слышат. Они – как скоты, даже более заблудшие» (7: 178/179).

Какая великая разница! Христианство учит, что Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2: 4), а ислам утверждает, что Аллах многих людей сотворил для геенны.

Идея монотеизма (ат-таухид; от глагола ваххада – считать что-либо единственным) сформулирована в «Коране» в нескольких сурах. Так, в 16-й суре («Пчелы»): «Мы послали к каждому народу Посланника, чтобы они сказали: “Поклоняйтесь Аллаху, и сторонитесь тагута”» (16: 36). В терминологии шариата всё, чему люди поклоняются помимо Аллаха, является «тагут». Поскольку ислам не знает ни прямых Богооткровений, ни Богоявлений миру, ни соединения человека с Богом на началах любви, то монотеизм в нем мнимый – формальный и абстрактный, который не требует от человека ни изменения себя, ни образа жизни, а поклонения и ежедневных молитв.

Иеромонах Иов (Гумеров)

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии