Непрямые пути борьбы с укрофашизмом: атака Южно-Украинской и Запорожской АЭС


Континенталист, 28 окт. 2015   –   cont.ws


В свое время известный британский теоретик Лиддел-Гарт сформулировал понятие «стратегия непрямых действий», заключающееся в возможности одолеть противника нестандартными «непрямыми» действиями. Их преимущество, как нам кажется, заключается в том, что малыми затратами можно добиться большого результата, да и сами действия таковы, что их достаточно сложно парировать в силу нешаблонности. Учитывая несоизмеримость сил захватившей власть в Украине нацистской хунты и патриотов, искренне пытающихся бороться с этим монстром, поиск таких действий, способных радикально переломить ситуацию в пользу сил света, является первоочередной задачей. В качестве одного из них, можно указать на провоцирование техногенной аварии на крупном опасном промышленном объекте. При удачном стечении обстоятельств, такая авария может затронуть миллионы людей и крупные центры, полностью изменив негативные тенденции. Достаточно вспомнить размах аварий на Чернобыльской АЭС и АЭС Фукусима, чтобы понять, какие открываются перспективы, в случае, если нечто подобное удастся организовать на территории Украины. Именно этому вопросу и посвящена настоящая статья: поиску путей атаки против опасных промышленных производств в Украине, прежде всего против АЭС.Обращаем внимание, что это чисто теоретическое исследование, а не призыв к действию.

Разумеется, мы не будем писать о силовом захвате АЭС, закладке взрывчатки и прочем. Просто по той причине, что лица, имеющие возможность захватить АЭС, в состоянии решить проблему фашизма в Украине иными средствами. Мы же рассматриваем возможности небольшой группы энтузиастов, не имеющих денег, связей, специальной подготовки, дорогостоящего оборудования. Поэтому в дальнейшем мы будет ориентироваться на изучение следующего типа действий: атака против линий электропередач, позволяющая обесточивать опасные промышленные производства, в том числе АЭС, провоцируя, тем самым, создание на них аварийных ситуаций.

Предуведомляя морализаторские возражения, скажем, что мы ни в коем случае не призываем к терроризму. Напротив, мы категорически осуждаем любую противоправную деятельность, направленную против мирного населения. В данной статье мы лишь исследуем вопрос, а если изучаемые нами методы будут реализованы на практике, то ответственность пусть ляжет на тех, кто их реализует. Наша же вина в том будет не больше вины ученого, изучающего атомное ядро, в ядерной бомбардировке мирных городов.

Кстати, кто эта милая молодая женщина на фотографии – я не знаю. Возможно, читатели мне подскажут.

И это лицо мне тоже неизвестно. Но почему-то, кажется, оно имеет отношение к теме. Вообще, в качестве иллюстраций мы будем использовать, в том числе, женские фотографии. Не знаю чьи, возможно, читатели смогут объяснить мне это.

Отметим, что за прошедший год мы подробно обсудили различные аспекты указанной проблемы в публикациях на сайтах «Голос Севастополя» и «Афтершок», а также в комментариях к ним, где многие лица, в том числе сотрудники украинских АЭС, приняли участие в творческой дискуссии. Поэтому сразу просим читателей, считающих себя специалистами по проблеме, воздержаться от агрессивных комментариев: техническая сторона вопроса проработана достаточно неплохо, хотя, разумеется, дельные замечания будут рассматриваться и приниматься. С другой стороны, учитывая характер открываемой нами дискуссии, я всячески прошу репостов и перепечаток статьи, для того, чтобы наибольшее число заинтересованных лиц могло принять участие в ее обсуждении.

Обозначив проблему, теперь покажем пути ее решения. Разумеется, эти пути должны учитывать специфику Украину, и содержать конкретные рекомендации, которые могли бы быть применены на практике. Так, например, бессистемные подрывы ЛЭП, к которым призывал небезызвестный Г. Стерлигов, едва ли позволят хоть как-то приблизиться к результату.

Начнем с основного – с описания Объединенной Энергетической Системы Украины. Она представляет собой совокупность объектов генерации электроэнергии, ее потребителей и линий связи соединяющих их, и охватывает всю территорию страны. Особенностью работы ОЭС Украины, как и любой иной энергосистемы, является то, что процессы выработки и потребления мощности должны точно совпадать в каждый момент времени. Связано это с тем, что в руках человечества нет механизмов, позволяющих запасать электроэнергию в сколь либо заметных количествах. То есть, ночью и в выходные станции нужно разгружать (потребность в электричестве уменьшается), а днем и в рабочие дни – нагружать (потребность увеличивается).

Совокупная установленная мощность (то есть, максимальная мощность «на бумаге», без учета фактических ограничений) электростанций, входящих в ОЭС Украины составляет 55 ГВт (55 миллионов кВт). В составе этих электростанций имеется 14 крупных станций на ископаемом топливе, на которых установлено 106 энергоблоков. Мощность таких станций составляет 34 миллиона кВт. Атомных станций имеется четыре единицы с пятнадцатью реакторами совокупной мощностью 13,8 миллионов кВт. Еще 101 единица генерации – это генераторы ГЭС, использующие энергию воды рек Днепр и Днестр. Мощность гидрогенерации составляет 5,5 миллионов кВт. Кроме того, имеется еще примерно миллион кВт «зеленых» мощностей, которыми в общем энергобалансе можно пренебречь.

Выработанная на этих электростанциях мощность передается потребителям через магистральные и межгосударственные сети мощностью 35-800 кВ (общей длиной 23 тыс. км), а также распределительные сети 0,4-150 кВ (общей длиной около миллиона км). ОЭС Украины работает параллельно с двумя российскими ОЭС – Центра и Северного Кавказа, энергосистемами Молдавии и Белоруссии. Кроме того, в составе ОЭС имеется «Бурштынский остров», состоящий из части оборудования Бурштынской ГРЭС, Калушской ТЭЦ и Теребле-Рикской ГАЭС, который работает изолировано от ОЭС на энергосистему Восточной Европы. Перетоки с иными государствами осуществляются по линиям 110-750 кВ (перетоки с Молдовой осуществляются также и по линиям 6-35 кВ).

Нужно сказать, что работа ОЭС имеет определенные особенности, которые нужно учитывать при планировании действий против линий электропередач. Не вдаваясь в подробности, можно отметить следующее:

в связи с недостатком пропускной способности схем выдачи мощности имеются проблемы с этой выдачей от трех АЭС – Запорожской, Ровненской и Хмельницкой (реально выдать столько мощности, сколько написано на бумаге эти станции не могут, так как отходящие от них ЛЭП не рассчитаны на такую мощность)

не обеспечивается потребное качество напряжения в Центральной и Южной энергосистемах из-за старения генераторов Южно-Украинской АЭС, режим работы которой определяет во многом режим работы всей ОЭС, так как станция находится в середине важнейшей магистрали «Донбасс-Запад», вокруг которой построена сетевая составляющая ОЭС

примерно 50% потребной мощности генерируется АЭС, что существенно выше доли их установленной мощности в общей генерации (по факту примерно 20-25 % текущего потребления генерирует Запорожская АЭС)

нездоровый рост электропотребления населением Киева и Харькова, вынуждающий перебрасывать для их электроснабжения электричество из других регионов в количествах соответствующих нерасчетным режимам работы, так как местной генерации не хватает.

Фактическое энергопотребление в современной Украине составляет примерно 15-24 миллионов кВт в зависимости от времени года. Для обеспечения этой величины имеется примерно 28-30 миллионов кВт располагаемой мощности (которая является разницей между установленной мощностью и той мощностью, которую в текущих условиях нельзя выдать в сеть по тем или иным причинам).

Такова вкратце сцена для действий. Далее возникает вопрос, каким же образом можно устроить серьезную аварию в ОЭС Украины, которая позволила бы решить задачу обесточивания опасных промышленных объектов? Для этого вначале попробуем кратко изложить теорию «блэк-аутов». Формально под ним подразумевают крупную системную аварию, в ходе которой происходит перерыв электроснабжения потребителей. Критерием крупности является отключение более 50% потребителей от сети, либо совокупной мощностью более 500 МВт.

Собственно генезис любого «блэк-аута» всегда один и тот же. Это возникновение непланового дефицита электрической мощности в регионе, в результате чего происходит отключение ее потребителей, а затем и генерирующих мощностей, которым становится некуда девать выработанную электроэнергию. Указанный дефицит связан с невозможностью выработать или передать в регион электричество из-за аварий в энергосистеме или специфических условий ее работы. При этом в истории энергетики известны случаи системных аварий, вызванных как повреждением линий электропередач, так и объектов генерации.

В развитых энергосистемах (к которым относится и ОЭС Украины) случаются именно «блэк-ауты» первого типа. Этому есть простое объяснение. Принципы работы энергосистемы таковы, что из-за потери генерации системная авария может произойти только в том случае, если выпавшая мощность, во-первых, сравнима с мощностью всей энергосистемы, а, во-вторых, не может быть подхвачена оборудованием, находящимся в работе, но несущим нагрузку ниже максимальной на случай отключения объектов генерации (так называемый «вращающийся резерв»). В случае же, если в энергосистеме находится значительное число генераторов, то мощность даже самых крупных из них оказывается значительно меньше мощности всей энергосистемы. Для того, чтобы случилась авария потребуется отключение сразу множества генераторов.

Опасность «блэк-аута» заключается в возможности обесточивания опасных производств с непредсказуемыми последствиями. Среди этих производств есть, в том числе и такие, при перерыве электроснабжения которых возникает угроза самых серьезных техногенных аварий. В частности, это тепловые и атомные станции, которые являются не только производителями, но и крупными потребителями электрической энергии, например, потребление электроэнергии пылеугольным блоком может достигать 8% и более от его мощности. Необходимо понимать, что если аварийно пропадет электроснабжение подобного объекта, находящегося в работе, то возникнет прямая угроза повреждения технологического оборудования, возникнет так называемая «посадка станции на ноль».

Дело в том, что значительная часть основного оборудования – прежде всего реакторы АЭС и паровые турбины – требуют соблюдения определенного регламента при аварийном останове. В случае АЭС через горячий реактор должен обеспечиваться проток охлаждающего теплоносителя, в противном случае начнется неконтролируемое разогревание реактора с последующим разрушением.

Для иллюстрации на бытовом уровне можно привести следующий пример. Допустим, мы ставим на плиту открытую кастрюлю с молоком, доведя его до бурного кипения. Через какое-то время процесс стабилизируется: молоко будет бурлить, получая тепло от плиты, и отдавая его в воздух через поверхность молока, соприкасающуюся с воздухом. Затем мы выключим конфорку и накроем молоко крышкой, не снимая с плиты. Что же произойдет? Возможны два варианта. В первом – если кастрюля достаточно велика в сравнении с объемом молока, а плита газовая – то молоко начнет вначале кипеть сильнее, а затем начнет остывать. Во втором – если молока в кастрюле много, а плита электрическая, то есть остывает медленно – молоко убежит, зальет плиту, и все равно остынет, но уже на плите. Примерно так выглядит моделирование режима потери собственных нужд реакторного отделения АЭС. В роли кастрюли выступает ядерный реактор, в котором непрерывно идет выделение тепла. В роли открытой крышки выступает вода, непрерывно прокачивающаяся главными циркуляционными насосами (ГЦН) через реактор, отнимая тепло от него, которое затем, в зависимости от типа реактора, либо с этим же потоком воды, превратившейся в пар, либо с другим потоком теплоносителя, связанным с исходным через промежуточные теплообменники, поступает на привод паровой турбины. Отключив электроснабжение, мы одновременно прекратим работу плиты (система защита реактора выполнена так, что при исчезновении напряжения реактор будет аварийно остановлен), но и закроем кастрюлю крышкой (насосное оборудование лишится питания).

Разумеется, при проектировании и эксплуатации электростанций эти моменты учитываются. Так линии электропередачи, связывающие станции с энергосистемой, резервируются, а в схемах собственных нужд предусматривается использование резервных источников электроснабжения, которые позволили бы, по крайней мере, провести безопасный останов оборудования. Опыт показывает, что в этом месте рассуждений немедленно начинаются «холивары», поэтому мы не будем углубляться в теорию подхвата электрических и технологических собственных нужд АЭС. Лишь повторим: кроме АЭС в качестве объекта для атаки подойдет любое иное опасное производство, аварийный останов которого вызывает угрозу населению.

Для того, чтобы осуществить настолько серьезный «блэк-аут», чтобы в зону отключения попала АЭС, акции должны проводиться исключительно на тех линиях электропередач, которые обеспечивают связь между крупными энергетическими районами, а также – выдачу мощности от крупных объектов генерации. Залогом успеха является нанесение ударов строго по электросетям высокого и сверхвысокого классов напряжения (110-750 кВ). Таким образом, успешный удар по ОЭС Украины – это, прежде всего, удар по магистральным сетям с аварийным остановом объектов генерации, это удар по схемам выдачи мощности крупных электростанций. При этом высока вероятность того, что «блэк-аут» если и не приведет к авариям в первых контурах АЭС, то, по крайней мере, позволит нанести повреждения турбинному оборудованию АЭС и ТЭС.

Где же наносить этот удар? Разумеется, если мы говорим о группе энтузиастов, то выдаваемые рекомендации должны обеспечивать выполнение двух условий: во-первых, количество действий должно быть минимальным (то есть, конечно, неплохо было бы атаковать различные линии во многих местах, но это будет требовать такого уровня координации, который для энтузиастов не достижим), во-вторых, достаточно эффективными, чтобы создать предпосылки к серьезной системной аварии. Кроме того, для успеха акции нужно четко понимать степень ее воздействия на население.

С этой точки зрения последнего вопроса, нужно отметить, что при авариях в Чернобыле и на Фукусиме зона отселения составила 30 км, что позволяет предположить, что при аварии на украинской АЭС зона отселения будет примерно такой же, а это значит, что крупные города действительно серьезно не пострадают. Число же отселенных лиц составит те же 100-250 тыс. человек. Единственное исключение составляет Запорожская АЭС, которая находится в пятидесяти километрах от Запорожья с населением 750 тыс. человек, и при серьезной аварии город может попасть в зону поражения, что делает перспективы атаки против нее особенно привлекательными. Кроме того, именно ЗАЭС является подходящим объектом для атаки по той причине, что, как мы уже говорили, ее доля в общей генерации в ОЭС может доходить в отдельные периоды до 20 %. То есть, отключение такого крупного объекта генерации от ОЭС Украины само по себе создаст предпосылки к самой серьезной аварии.

Однако как этого добиться? Выдача мощности от станции в электросети осуществляется по четырем линиям: трем на напряжение 750 кВ и одной на напряжение 330 кВ (к расположенной по соседству Запорожской ГРЭС). Интуитивно понятно, что атаковать нужно какие-то из трех линий 750 кВ, так как по ним и мощность передается большая, и вообще чем выше напряжение отключенной линии, тем авария серьезнее. Не вдаваясь в подробности, просто отметим, что при отключении линии более высокого напряжения, происходит перегрузка идущих параллельно ей линий более низкого напряжения. Классическим случаем является московский «блэк-аут» 2005 года, когда после отключения к югу от Москвы двух линий 500 кВ произошла перегрузка всей сети 110-220 кВ, окончившаяся системной аварией, при этом система 500 кВ не развалилась.

Указанные три линии от ЗАЭС на напряжение 750 кВ направлены в сторону трех подстанций: Южнодонбасская, Запорожская-750 и Днепровская. На какой же из этих трех линий остановиться? Нужно сказать, что линию в сторону подстанцию Южнодонбасская из анализа можно исключить сразу. Линии 750 кВ между ЗАЭС, ПС Запорожская-750 и Днепровская образуют местное кольцо напряжением 750 кВ, режим работы которого оказывает большее влияние на надежность электроснабжения всего региона, чем работа линии в сторону ПС Южнодонбасская, перетоки по которой относительно невелики. Впрочем, это рассуждение подтверждается и практическим опытом: линию ЗАЭС-Южнодонбасская дважды выводили из строя сборщики металла: первый раз в 2012 году, второй в мае 2015. В обоих случаях отключение линии никак не сказалось на работе ЗАЭС, разве что в первом случае станция разгрузилась на 50 МВт, что предельно далеко от аварийного останова.

Что касается, оставшихся двух линий, то лучше всего было бы провести атаку одновременно обеих, тем самым «запирая» АЭС, создавая условия, в которых она начинает генерировать мощность большую, чем это требуется для оставшихся потребителей. Более того, в этом случае местная сеть 330 кВ неизбежно начнет работать с перегрузкой, что позволит оказать влияние и на режим работы Запорожской ГРЭС, которая является наряду с Днепровской ГЭС центром позиции системы 330 кВ в регионе. Однако при нехватке ресурсов не исключено, что придется выбирать что-то одно.

Однако прервем наши рассуждения, и перенесемся на север Николаевской области. Мы уже упоминали, что центральное место в ОЭС Украины играет Южно-Украинская АЭС. Несмотря на то, что она вдвое меньше по мощности, чем ЗАЭС (три блока по миллиону кВт против шести таких же блоков на ЗАЭС), станция имеет огромное значение для всей ОЭС, поскольку линии выдачи мощности 750 кВ от нее в сторону ПС Днепровская и ПС Винницкая-750 являются частью линии 750 кВ Западная Украина – Донбасс, на которую «нанизана» вся остальная сетевая составляющая ОЭС. К слову, знакомые нам ПС Днепровская и Запорожская-750 также являются точками на этой линии. Ее разрыв создаст проблемы всей ОЭС.

Применительно к ЮУАЭС это может быть продемонстрировано следующим рисунком, на котором изображена схема выдачи мощности от нее:

Видно, что она состоит из двух ОРУ (открытых распределительных устройств) – на напряжения 330 и 750 кВ. Образно выражаясь, ОРУ-750 кВ «разрывает» линию Западная Украина – Донбасс надвое, на запад она идет в сторону ПС Винницкой-750, на восток – ПС Днепровской. Еще одна линия от ОРУ направлена к ПС Исакчи (Румыния), и по ней мощность практически не передается. Как и в рассмотренном ранее примере, для успешного отключения ЮУАЭС наносить удар следует по обеим линиям. Однако в данном случае, осуществить такой «двойной удар» значительно легче, так от ОРУ-750 кВ ЮУАЭС и до района к северу от Мирополя обе линии идут параллельно на протяжении почти 100 км, а расстояние между их опорами не более 150 м. Поэтому один коллектив энтузиастов, как нам кажется, способен повредить сразу две линии.

Повреждение этих двух линий в момент, когда в работе находится блок №3 ЮУАЭС неизбежно, приведет к его отключению, так как мощности от АЭС будет деваться некуда. Возникает вопрос, какое влияние эта авария окажет на работу ОЭС, в первую очередь – на работу остальной части АЭС? В принципе, ответ был получен 11 апреля 2015 года, когда именно из-за аварии в схеме выдачи мощности, этот блок был аварийно отключен от сети, а реактор разгрузился до минимальной нагрузки. В результате, вся ОЭС вошла в нерасчетный режим, и диспетчерским службам пришлось приложить максимум усилий для того, чтобы удержать систему от аварии. Для этого все работавшие тогда блоки были с максимальной скоростью загружены до максимальной нагрузки, то есть, задействован весь имевшийся в наличии вращающийся резерв. К слову величина этого резерва, по нашим оценкам, находится на уровне немногим выше мощности отлетевшего «милионника» – от 1 200 тыс. до 1 900 тыс. кВт. Так что аварию еще одного такого же блока ОЭС, скорее всего, не выдержала бы: началось бы отключение, по меньшей мере, части потребителей.

В этом, вероятно, и заключается ключ к успеху при проведении атаки против украинской энергосистемы: нужно помимо блока №3 ЮУАЭС вывести из работы еще и хотя бы один «миллионник» по соседству – на ЗАЭС. В этом случае, возникновение «блэк-аута» в Южной и Днепровской энергосистемах становится весьма вероятным. Особенно это относится к Южной энергосистеме, которая является сбалансированной, и при отключение оборудования ЮУАЭС становится дефицитной. Мощность же в энергосистему передается от Криворожской ГРЭС и Каховской ГЭС по линиям 330 кВ и от Молдавской ГРЭС. Нет сомнения, что при аварийном отключении оборудования ЗАЭС, работающего на сеть 750 кВ, сеть 330 кВ окажется под ударом, и две станции региона не смогут нормально работать, не говоря о том, что в зимний период работа Каховской ГЭС затруднена.

В этой связи становится ясным, что мероприятия по организации «блэк-аута» в Украине должны носить комплексный характер: атаковать нужно и схему выдачи ЮУАЭС, и схему выдачи ЗАЭС, причем делать это одновременно. Если для случая ЮУАЭС место атаки вполне очевидно: это район к северу от АЭС, где на протяжении 100 км рядом друг с другом идут две линии 750 кВ, то для ЗАЭС, как мы уже говорили, имеется известный выбор между атакой против линии к ПС Днепровская или к ПС Запорожская -750. Повторим, если есть такая возможность, то наносить повреждения имеет смысл обеим линиям, однако если ресурсов недостаточно, то следует предпочесть линию к ПС Днепровская. Это связано со следующей особенностью режимов работы ОЭС. Донбасская, Северная и Центральная энергосистемы Украины являются дефицитными, и энергопотребление там, в значительной мере, покрывается поставками из Днепровской энергосистемы. Однако связность различна. Если с Донбасской энергосистемой исторически она была высока, в том числе через упоминавшуюся выше линию 750 кВ к ПС Южнодонбасская, то энергоснабжение Севера идет через единственную подстанцию – Кременчуг – которая во многом запитывается от ПС Днепровская. При повреждении линий 750 кВ к этой подстанции от ЮУАЭС и ЗАЭС неминуемо возрастет переток по линиям 330 кВ, что окажет негативное влияние на работу ПС Кременчуг, а отключение двух линий 330 кВ от нее к ПС Полтава и ПС Миргород создает более чем реальные предпосылки к каскадной аварии в Харьковской, Полтавской и Сумской областях. В этой связи масштаб возможного успеха при отключении генерирующего оборудования на напряжение 750 кВ ЮУАЭС и ЗАЭС поражает воображение: в зону «блэк-аута» попадает все Левобережье, а также Кировоградская, Николаевская и Одесская области на правом берегу. В том числе в зоне отключения оказываются девять блоков АЭС. Перспективы, повторим, крайне заманчивы, тем более, что с политической точки зрения речь идет о «блэк-ауте» на тех территориях, о которых имеется стереотип (абсолютно неверный, к слову), как о пророссийских. То есть, при необходимости проведение акции можно будет приписать киевской хунте.

Далее попытаемся обсудить, в какое же время лучше проводить указанную акцию. Мы уже говорили, что отличие производства электричества от большинства других производств заключается в том, что человечество не умеет запасать произведенную электроэнергию в сколь либо значимых количествах. Если производство каких-нибудь деталей можно загрузить равномерно, складывая излишки на склад, то с электричеством так не получается. Ни складирование в явном виде – различные электрические аккумуляторы, ни в неявном – с помощью ГАЭС, решить проблему не может. Поэтому при производстве электроэнергии должен соблюдаться простой принцип: в конкретный момент времени, сколько мегаватт электроэнергии в изолированной системе произведено, столько же должно и быть потреблено.

Возникает вопрос, насколько велики отклонения от среднего значения потребленной мощности в течение длительной эксплуатации? Ответом может служить следующий рисунок, на котором показаны зависимости средней потребляемой мощности в ОЭС в рабочий день в январе и марте 2015 г. с разбивкой по часам. Хорошо видно, что в зависимости от времени года и времени суток потребление заметно меняется.

Наибольших успехов можно добиться в том случае, когда атака проводится в период пиков потребления. Это связано со следующим. В период вечернего максимума энергопотребления в работе находится больше генерирующего оборудования, часть которого отключается на ночь. Если удастся добиться каскадной аварии с массовым отключением электростанций, то при большем количестве работающего оборудования, вероятность того, что какая-то его часть отключится с повреждениями – выше. Что же до конкретных рекомендаций, то проведение атаки более оправдано в период вечернего максимума нагрузок в субботу, когда на электростанциях находится только оперативный персонал, а мобилизация дополнительного персонала затруднена, что усложнит процесс ликвидации последствий аварии.

В заключении подведем итоги:

сама идея провоцирования на территории Украины технологической аварии путем организации «блэк-аута» на большой территории кажется нам достаточно продуктивной

инструментом для организации «блэк-аута» мы считаем одновременное повреждение нескольких участков магистральных линий 750 кВ, входящих в состав схем выдачи мощности крупных электростанций

конкретными местами повреждений этих линий мы считаем участки линий 750 кВ отходящих от Южно-Украинской АЭС, входящие в состав линии Западная Украина – Донбасс и линии 750 кВ от Запорожской АЭС к ПС Днепровская и Запорожская-750

проведение акции нам кажется наиболее разумным в период субботнего вечернего максимума нагрузок.

Ссылки по теме

1. Системная авария в ОЭС Украины как провокация нацистов. //voicesevas.ru/news/yugo-vostok/3926-sistemnaya-avariya-v-oes-ukrainy-kak-provokaciya-nacistov.html

2. Провокация киевской хунты: не «конец света», а полноценный апокалипсис. //voicesevas.ru/news/yugo-vostok/4046-provokaciya-kievskoy-hunty-ne-konec-sveta-a-polnocennyy-apokalipsis.htm

3. Провокации бандеровцев против объектов генерации: атака на систему технического водоснабжения электростанций в Энергодаре. //voicesevas.ru/news/yugo-vostok/4100-provokacii-banderovcev-protiv-obektov-generacii-ataka-na-sistemu-tehnicheskogo-vodosnabzheniya-elektrostanciy-v-energodare.html

4. Нацистские провокации против объединенной энергосистемы: апокалипсис придет зимой. //voicesevas.ru/news/yugo-vostok/4482-nacistskie-provokacii-protiv-obedinennoy-energosistemy-apokalipsis-pridet-zimoy.html

5. Нацистские провокации против энергетики: Финал. //voicesevas.ru/news/yugo-vostok/4620-nacistskie-provokacii-protiv-energetiki-final.html

6. Украина во тьме: интродукция. //aftershock.su/?q=node/259293

7. Украина во тьме: теория. //aftershock.su/?q=node/259476

8. Украина во тьме: практика. //aftershock.su/?q=node/259868

9. Украина во тьме: самоанализ. //aftershock.su/?q=node/274758

10. Украина во тьме: итоги зимы. //aftershock.su/?q=node/302432

11. Украина во тьме: необходимое отступление. //aftershock.su/?q=node/303175

12. Украина во тьме: график нагрузок. //aftershock.su/?q=node/306242

13. Украина во тьме: вращающийся резерв. //aftershock.su/?q=node/306700

14. Московский блэк-аут: навстречу круглой дате. //aftershock.su/?q=node/310219

15. План развития ОЭС Украины на ближайшие десять лет: попытка системного анализа, часть 1. //aftershock.su/?q=node/315242

16. План развития ОЭС Украины на ближайшие десять лет: попытка системного анализа, часть 2. //aftershock.su/?q=node/315431

17. ОЭС Украины: итоги лета и прогноз на зиму. //aftershock.su/?q=node/339237

18. Линии 750 кВ, как основа украинской электроэнергетики. //aftershock.su/?q=node/341610

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии