Соперничество в Индийском океане


Континенталист, 5 нояб. 2015   –   cont.ws


Фото: Asif Hassan/AFP/Getty Images

//www.cfr.org/regional-security/competition-indian-ocean/p37201

Элинор Альберт (Eleanor Albert), 30.10.2015

Введение

По размеру площади водной поверхности Индийский океан занимает на планете третье место, став ареной растущего соперничества между Китаем и Индией. Две региональные державы прилагают усилия по расширению своего влияния в океане, включая создание глубоководных портов в прибрежных странах и военное патрулирование. Хотя эксперты считают, что вероятность военного конфликта между Китаем и Индией остается низкой, усиление активности (вроде строительства портов и проведения военных учений) и соответствующая риторика могут подвергнуть опасности стабильность в критичном для маршрутов мировой торговли регионе. Но различные нетрадиционные вызовы безопасности в Индийском океане также делают его акваторией потенциального сотрудничества для Китая и Индии, а также и прочих региональных акторов.

В чем важность Индийского океана?

Индийский океан занимает, как минимум, 20% всей океанской акватории Земли, разграничивается Африкой и Арабским полуостровом (так называемый западный Индийский океан), прибрежными водами Индии (центральный Индийский океан), и Бенгальским заливом вбизи Мьянмы и Индонезии (восточный Индийский океан). Через него идут важнейшие торговые пути, связывающие Средний Восток, Африку и Южную Азию с просторами азиатского континента на востоке и с Европой на западе. В регионе Индийского океана достаточно стратегически важных “игольных ушек”, включая Ормузский и Малаккский проливы, через которые ежедневно транспортируется 32,2 млн баррелей сырой нефти и нефтепродуктов - более 50% морской нефтеторговли, при том, что и сам регион Индийского океана (РИО) считается богатым на энергетические ресурсы. Почти 40% оффшорной нефтедобычи приходится на Индийский океан, прибрежные пески и воды материковой отмели богаты минералами, рыболовство становится все более важным как для экспорта, так и внутреннего потребления.

Источник: UN office for disaster reduction, Nepal ministry of home affairs

Слева вверху: годовой транзит судов через Индийский океан (примерно 100 тысяч единиц)

Справа вверху: военные бюджеты Китая и Индии на 2015 год: 144 млрд долларов против 40.

Внизу: наиболее сокрушительные природные катастрофы, 226 тысяч погибших от цунами в 2004, 73 тысячи жертв землетрясения в пакистанском Кашмире, 138 тысяч жертв циклона в Мьянме, 2008, и 8,5 тысяч жертв непальского землетрясения 2015 года.

Почему Индийский океан является источником соперничества?

Экономика Китая и Индии зависит от энергоресурсов, транспортируемых через безопасные морские маршруты Индийского океана. Индия импортирует почти 80% своих энергоресурсов - большей частью нефть со Среднего Востока, обогнав Японию и став третьим по объему энергетическим потребителем в мире (после США и Китая). Согласно отчету Министерства обороны США 84% энергетических ресурсов, импортированных Китаем в 2012 году, были доставлены через Малаккский пролив в Индийском океане. Усилия Пекина и Дели по поддержанию экономического роста заметно усиливают их зависимость от безопасной транспортировки ресурсов. Растущее глобальное влияние Китая и резкий экономический рост Индии повышают и стратегическую ценность океана. В настоящее время США изменяют баланс во внешней политике, отходя от доминирования на Среднем Востоке к большей нацеленности на Азию, что также вносит свой вклад в повышение озабоченности безопасностью в Индийском океане. Различные вызовы безопасности региону можно ранжировать от природных катастроф до проблем энергетической безопасности, пиратства и демонстрации военной силы.

Как Китай и Индия соперничают в Индийском океане?

Обе страны продвигают инициативы по развитию инфраструктуры и прочих связей в регионе, который Всемирный банк описывает как “мало экономически интегрированный”. Соперничество между Пекином и Дели не обязательно носит явный характер, но каждая из стран стремится увеличивать связи с прочими региональными государствами, чтобы обеспечить свою безопасность и экономические интересы.

Пекинское видение региона, основывающееся на 40 миллиардах обещанных инвестиций, носит очертание пояса, дорожного плана, комбинирующего возрождение древнего сухопутного торгового маршрута - Экономического пояса Нового Шелкового пути, с морским его аналогом. Связи Китая с региональными странами углубляются, включая приток китайских капиталов в строительные проекты в Бангладеш, Мьянме, Пакистане и Шри Ланке. С момента включения в 2009 году в борьбу с пиратами Пекин стал наращивать свою активность в регионе. Китай также предпринимает усилия по модернизации своих вооруженных сил, особенно военно-морской составляющей, чтобы защитить свои заморские интересы вроде персонала, собственности и объектов инвестирования. Также эксперты считают, что вторжение Пекина в новую область деятельности, иногда описываемую как “индийские окрестности”, имеет своим источником дополнительные вызовы китайским производительным силам и выражается в стимулировании китайских фирм к перепрофилированию с местного рынка на соперничество на внешнем, открытии нового бизнеса за границей.

Источник: Indian development cooperation research, Centre for policy research, EIA

Фиолетовый цвет: порты с полномочиями со стороны Китая.

Грязно-желтый цвет: порты с полномочиями Индии.

Оба цвета: совместные полномочия.

Ареалы розового цвета: морские узости

Синий цвет: объекты ВМВ США

Со своей стороны Индия полагает себя естественной исключительной региональной державой. Премьер-министр Нарендра Моди играет ва-банк, поощряя усиление связей в сфере дипломатии, экономики и безопасности с морскими странами РИО, что подразумевает усиление экономики Индии, закрепление за нею роли мотора регионального роста, и одновременно уменьшает притягательность китайского роста, пишет Алисса Айрис (Alyssa Ayres) из Совета по международным отношениям (CFR).

Ключ Индии к ее проявлению как региональной и глобальной державы заключается в ее соседях”, - пишет бывший министр иностранных дел Индии Шиам Саран. Хотя Пекин и отрицает свои гегемонистские устремления, он определяет безопасность в РИО как главную проблему для “сущностных интересов” Китая. В 2015 году “Белая книга” китайской военной стратегии показала сдвиг фокуса ВМФ Китая и на защиту своих интересов в территориальных водах, и в открытом море. Поведение Китая наводит на мысль, что Пекин пытается создать свое постоянное морское присутствие в регионе. Он хвастается своим полурегулярным морским присутствием через антипиратские операции в Индийском океане, и более агрессивно ведет себя в Тихом океане посредством повсеместного патрулирования и притязаний на земли в спорных водах.

Китайские амбиции в регионе описываются многими учеными метафорой “нитки с жемчугом”, подразумевающей, что Китай затевает экономические и инфраструктурные проекты со странами РИО, дабы обезопасить порты и места, где можно создать инфраструктуру для ВМФ, хотя бы в виде станций дозаправки и ремонта. Китайские эксперты отвергают это, уверяя, что Китай ищет не базы, а “ворота” для своей экономики.

Что подпитывает напряженность в отношениях между Китаем и Индией?

Отношения двух стран отягощены историческими спорами и китайским ростом, воспринимаемым Индией как угроза. Трения существуют вопреки попыткам примирения со стороны китайского президента Си Цзиньпина и индийского премьер-министра Нарендры Моди. Главный вклад в разногласия дает давнишний спор о границе протяженностью 2400 мили в индийском штате Аруначал Прадеш и китайском Тибете, а также наследие войны 1962 года в районе гималайской границы.

Экспансия китайского присутствия в Индийском океане подогревает озабоченность Индии. По заверениям Пекина его активность носит коммерческий характер, но Брахма Челлани из Центра политических исследований (Center for Policy Research (CPR)), независимого индийского аналитического центра, утверждает, что скачкообразный рост масштабов присутствия Китая в Индийском океане и далее тесно связано с намерением Си Цзиньпина сделать основную ставку на морскую мощь ради достижения китайского доминирования в Азии.

Пока китайские цели служат предметом спора, обе стороны продолжают наращивать свои военные мускулы в океане. Китай увеличивает количественно флот, участвующий в борьбе с пиратством в западном Индийском океане, поставляет соседям Индии в кредит и за деньги оружие, включая танки, фрегаты, ракеты и радары. Пекин постоянно модернизирует и собственные вооруженные силы: в сентябре 2015 года Си Цзиньпин объявил о сокращении НОАК на 300 тысяч человек ради переброса высвободившихся ресурсов на флот и авиацию. Адаптируя свои вооруженные силы к глобальным амбициям, Китай смелее демонстрирует свою позицию. В октябре 2015 года Китай завершил продажу восьми подлодок Пакистану, в последние годы китайские субмарины пользуются доками порта Коломбо в Шри Ланке и пакистанском Карачи. Более того, могут завершиться успехом давние претензии на Тихоокеанский регион, подкрепляемые агрессивным поведением Пекина, полагают Эндрю Эриксон и Кевин Бонд из Военно-морского колледжа США.

Индия в ответ усиливает свое региональное морское присутствие. Миллиарды тратятся на усиление флота, включая его возможности по борьбе с подводными лодками, корабли отправляются с визитом в Южное Китайское море, а свобода навигации и мирное разрешение территориальных споров объявляются частью политики страны на востоке. Строительство военных баз, модернизация боевой техники и флота, новые морские объекты, расширение связей в вопросах безопасности - все это часть намерений Дели по утверждению себя как регионального лидера. В 2013 году тогдашний премьер-министр Манмохан Сингх позиционировал Индию как “сетевого провайдера безопасности” за ее усилия взять на себя ответственность за стабильность в оегионе Индийского океана (РИО). Моди инициировал первые двусторонние индийско-австралийские учения, Индия принимала участие в многосторонних флотских учениях в Бенгальском заливе вместе с США, Австралией и Японией. Дэвид Брюстер из Австралийского национального университета говорит, что мало сомнений в том, что участие в совместной программе с США, Австралией и Японией предприняты Индией, с ее традиционным принципом неприсоединения, как просчитанный шаг большого значения для уравновешивания Китая.

Каковы стратегические интересы других стран в РИО?

Небольшие страны этого региона, такие как Бангладеш, Мальдивы, Мьянма, Сейшелы и Шри Ланка, являются получателями помощи и инвестиций как от Китая, так и от Индии, в первую очередь, для развития транспорта и инфраструктуры. Большая часть их внешнеполитических связей определяется тем, какие сделки могут помочь им в реализации интересов собственного национального развития, говорит Ниланти Самаранайяке (Nilanthi Samaranayake) из базирующейся в Виргинии некоммерческой исследовательской, аналитической организации Си-Эн-Эй.

Глобальные игроки, не входящие географически в этот регион, также заинтересованы в поддержании безопасности в океане. Флот США действуют с арендуемой у Великобритании территории Диего Гарсия в центральном Индийском океане, Франция осуществляет свое присутствие в регионе с опорой на принадлежащий ей остров Реюньон. Австралия имеет современный военно-морской флот, способный действовать в океане, и РИО приобретает все большее место в вопросах обороны, национальной безопасности и военной стратегии Канберры.

Какие проблемы океана носят транснациональный характер?

Несмотря на рост соперничества имеет место и многостороннее сотрудничество Китая, Индии и других стран по ряду проблем, включая борьбу с пиратством, контрабандой наркотиков, и помощь при стихийных бедствиях. Потенциалом к расширению сотрудничества обладают следующие направления.

Борьба с пиратством

Пиратство дорого обходится морским торговцам, но ответ на глобальном и региональном уровне показал успех в борьбе с этим злом. По оценкам базирующейся в Колорадо некоммерческой организации “Океаны без пиратов” оценивает экономические убытки от действия пиратов вдоль побережья Сомали за 2014 год в 2,3 млрд долларов, заметное снижение по сравнению с оценочными 5,7-6,1 млрд двумя годами ранее.

Источник: UNOTAR-UNOSAT

Синий цвет: главные и второстепенные морские торговые маршруты.

Розовый цвет: ареалы и локальные места с высокой степенью пиратства.

Красные точки: инциденты с угрозой насилия, ранеными и убитыми.

Усилия по борьбе с пиратством в районе Аденского залива стали наиболее успешной демонстрацией регионального сотрудничества. Свыше 80 стран, организаций и промышленных групп приняли участие в операциях в РИО под эгидой созданной для этой ситуации добровольческой Контактной группы по борьбе с пиратством вдоль берегов Сомали (CGPCS). Юридической базой возникшей в январе 2009 года Контактной группы стала резолюция ООН №1851, посвященная сомалийским пиратам и вооруженному грабежу на море. С начала сотрудничества военных количество атак пиратов упало. Но эксперты предупреждают, что если прессинг военных флотов в западном Индийском океане ослабнет, а пираты обзаведутся более современным оснащением, то их активность может снова вырасти.

Китай и Индия ведут свою антипиратскую деятельность независимо друг от друга, развертывая военные корабли для эскорта торговых судов, обеспечивая их защиту, ведя спасательные операции и конфискуя контрабанду. В апреле Китай отправил в Аденский залив уже двадцатую по счету эскортную эскадру. На настоящее время Индия пресекла 40 попыток нападений пиратов и развивает услуги по онлайн-регистрации торговцев, желающих запросить эскорт у индийского ВМФ.

Поисково-спасательные операции.

Другим свежим примером сотрудничества стал поиск пропавшего малайзийского лайнера рейс 370, пропавшего на пути из Куала Лумпур в Пекин в марте 2014 года. На пике поисковой операции в ней участвовали 26 стран, включая Китай и Индию. Обломки, предположительно принадлежащие пропавшему самолету, были обнаружены в июле 2015 года.

Оказание помощи при стихийных бедствиях

Здесь налицо большие возможности для увеличения оказания гуманитарной помощи и сотрудничества в преодолении последствий природных катастроф. После цунами 2004 года правительства стран, включая Австралию, Францию, Индию, Японию, Малайзию, Новую Зеландию, Пакистан, Великобританию и США, приняли участие в масштабных усилиях по преодолению последствий цунами и в реабилитационных мерах. Один только Китай предоставил помощи более чем на 62,2 млн долларов, направил медицинские и спасательные команды. Десятилетие спустя продолжающаяся уязвимость РИО перед природными катастрофами и последствиями изменений климата может дать импульс и к более широкому сотрудничеству.

Рыболовство

Потребители в странах акватории Индийского и Тихого океанов получают от 20 до 50% животного протеина в своем рационе за счет рыбы, и промышленное рыболовство служит важной статьей экспорта для небольших стран РИО. Региональные игроки рассматривают избыточный вылов и упадок окружающей среды как серьезный риск устойчивому экономическому развитию и продовольственной безопасности, но механизмы, предназначенные регулировать рыболовство, не эффективны. Дэвид Мичел из Центра Стимсона порицает уровень сотрудничества в регионе с существующей архитектурой безопасности: большинство учреждений вроде Комиссии по вылову тунца в Индийском океане, действуют на субрегиональном уровне или фокусируются на каких-то специфических проблемах. Каковы шансы на улучшение управления на региональном уровне?

По словам экспертов, налицо растущая потребность в создании эффективной архитектуры региональной безопасности, наподобие существующих в настоящее время механизмов среди главных сил в Восточном и Южном Китайских морях, к опыту которых можно адресоваться для решения различных вызовов в РИО. Региональные многосторонние организации вроде Военно-морского симпозиума по Индийскому океану (IONS), способствующего улучшению коммуникации и прозрачности среди военно-морских сил региона, существуют. Но эксперты заявляют, что члены РИО должны создать широкий проект региоального строительства для стран, желающих действовать сообща и более эффективно.

Китай и Индия выражают стремление взять на себя больше ответственности за охрану глобального морского сообщества, претендуя здесь на признание себя как главных сил. Активность Китая, очевидно, будет расширяться в соответствии с инициативой создания “экономического пояса”, но она не может проводиться в ущерб Индии, говорят некоторые эксперты. “Индия оказывается перед необходимостью прийти к соглашению об условиях доступа Китая в Индийский океан”, - утверждает Самаранайяке из Си-Эн-Эй. Дели может получить выгоду от партнества в интеграции Пекина в регион. Широкие инициативы вроде создания Банка развития стран БРИКС и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (AIIB) также толкают Индию к большей лидирующей роли наряду с Китаем.

Самой большой проблемой для успешной координации действий в Индийском океане является отсутствие структур управления, распространяющихся на весь регион, говорит Алисса Айрис (Alyssa Ayres) из Совета по международным отношениям (CFR). “Это может звучать обыденно, но институционализированные организации с регулярным дипломатическим календарем и встречами высших должностных лиц, работающих по повестке дня, продвигают процесс консультаций и действий”.

Перевод взят здесь и здесь.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии