Ересь простоты


Континенталист, 8 нояб. 2015   –   cont.ws


Понятие простоты в русском национальном сознании в целом, скорее, положительное. На одну поговорку о том, что простота хуже воровства, приходится множество других, эту простоту одобряющих. 

Словосочетание “простой человек” - это характеристика лестная, описывающая человека из народа, доброго, работящего и скромного. Да и все гениальное просто, как мы знаем. Считается, чем проще конструкция, тем она надежнее, и символом этого долгие годы служил у нас автомат Калашникова: не потому, что оружие, а мы такая милитаризированная страна, а потому что это как раз образчик простого и недорогого решения, которое оценили во всем мире.

Наглядным примером поиска простых решений стала дискуссия об отмене миграционных преференций для граждан Украины. Вся она в итоге упростилась до двух диаметрально противоположных позиций. Там, на Украине, живет братский народ, да и не просто братский, а фактически один с нами, мы должны пускать всех украинцев к себе на любой срок, а если у тех будет желание, то давать российское гражданство прямо при въезде. Более того, давать наше гражданство вторым даже тем украинцам, которые продолжают жить на Украине и никуда уезжать не собираются. Вторая позиция такова: Кремль отвечает прежде всего за граждан России, должен обеспечивать их интересы, “русский мир” - это фантом, фантазия, хватит вмешиваться в дела чужого государства, пусть оно само решает свои проблемы, а мы должны решать свои. Обе эти позиции позволяют устраивать на телевидении веселые ток-шоу со взаимными оскорблениями и криками, но не позволяют принять ни единого взвешенного и рационального решения. А ведь перед нами выступают люди, облеченные властью: депутаты, сенаторы, чиновники УФМС и проч.

Украинский вопрос, встающий перед нашим обществом, невероятно сложен. Тот гордиев узел, который одним взмахом разрубить никак не получится, потому что это узел из артерий, по которым течет живая кровь. А крови у нас под боком пролилось и так уже достаточно.

Если мы хотим найти цепочку каких-то верных решений, которые приведут нас к нужному результату, узел придется распутывать долго и муторно, разбираясь, как вообще его вязали. Для начала хорошо бы прекратить смешивать в одну кучу самые разные понятия, употребляя их как синонимы. Беженцы, мигранты, соотечественники, политические эмигранты - все это разные категории граждан. Беженцы, к примеру, - это люди, которые вынуждены покинуть район того или иного бедствия (в нашем случае - район боевых действий), спасая свои жизни. В этом понятии нет ни русского мира, никакой политики. Люди, которые убежали к нам от обстрелов, могут быть лояльными нам гражданами, аполитичными гражданами, могут ненавидеть нас, считать, что мы во всем виноваты - они бегут к нам, потому что у нас спокойно. Другие граждане Украины подвергаются у себя на родине политическим преследованиям. Многие из них являлись узниками совести. Они тоже едут в Россию, спасая свои жизни. Но это уже другая категория со своими особенностями. Есть трудовая миграция разных видов. Люди не могут найти работу, прокормить себя и свою семью, поэтому едут к нам. Часть из них желает получить наше гражданство и остаться навсегда, другая же часть ищет временных подработок до тех пор, пока ситуация на родине не улучшится.

Любые категории можно разбить на подкатегории. О чем это нам говорит? О том, что механически, одним единственным законом, этот вопрос не решить. По-хорошему, нужен сугубо индивидуальный подход. Есть те, кому действительно надо было бы выдавать наш паспорт прямо на границе. Есть те, кого мы ни в коем случае не имеем права отправлять обратно на Украину, потому что там им грозит смертельная опасность. Есть те, кого мы должны пускать только в том случае, если они согласятся поехать туда, куда им предложат, а не туда, куда они сами хотят. А есть те, кого пускать к нам не следует ни в коем случае. Основная сложность заключается здесь в том, что миграционный наплыв с Украины в Россию в последние два года огромен. Наши бюрократы не в состоянии осуществлять какие-либо действия на индивидуальной основе. Тем более, что такой подход все равно должен вписываться в наше правовое поле.

Отсюда, конечно, идет желание все резко упростить. Опасное желание. К примеру, уважаемый мной политолог Сергей Михеев предлагает разделить Украину на зоны. С востока принимать людей по упрощенной схеме, а с запада вообще никого не принимать. Хотя знаменитую песенку “ла-ла-ла” придумали футбольные фанаты в Харькове, а вовсе не во Львове. Получается, что при желании эти самые фанаты смогут воспользоваться упрощенной схемой переезда, а та несчастная преподавательница из Львова, которой устраивали коридоры позора, которая много претерпела за хорошее к нам отношение, не сможет к нам въехать вообще.

Наши украинские гости постоянно упрекают нас в том, что наше бездействие привело к утрате лояльности большого количества украинцев. Но ведь это неправда. Множество граждан там эту лояльность сохранили. Нам опять предлагают плясать перед нашими противниками, ублажать шантажистов, улыбаться тем, кто плюет нам в лицо, а со своими друзьями не работать. Они же и так друзья, как-нибудь перебьются. Это политика, которую часто проводят и внутри России, тоже таит в себе немалую опасность. Что уж говорить о международных отношениях? Когда у нас заявляют, что украинский народ мы уважаем и любим и отделяем его от украинского правительства, то не замечают, что произносят прямо-таки любимую американскую формулу: вот-де, есть Путин, а есть несчастный русский народ, зазомбированный телевизионной пропагандой. Стоит поменять власть, сменить телекартинку и в России опять воспылают особой нежностью к Западу. Откровенное же вранье. В современном мире всякий сам выбирает, чем ему зомбироваться. Дмитрием Киселевым или «Эхом Москвы». И не надо путать причины и следствия. Это ведет к тому, что может быть хуже преступления - к ошибкам.

Вот, допустим, Константин Затулин пишет в «Известиях»: “Давайте доверять нашим соотечественникам в мире. Да, есть отщепенцы. Но большинство хочет в этот момент поддержать Россию”. Знаем, проходили - голосуйте сердцем. Давайте доверять, да и дело с концом. Ни цифр, ни социологии, ничего такого политик в доказательство своих слов не приводит. Зато предлагает раздавать российские паспорта направо и налево по первому требованию, наплевав на двойную или тройную лояльность. Он говорит, что если бы ФМС донельзя упростила процедуру получения нашего гражданства на местах в других странах, то и майдана никакого бы не было, потому что к 2014 году половина граждан Украины были бы одновременно и гражданами России тоже.

Когда читаешь такое, становится жутковато. Разумный политик такого высокого ранга, опытный, знающий - предлагает взять да и девальвировать понятие российского гражданства в принципе. Напоминает чем-то: “Кемска волость? Да забирайте”. Ведь гражданство - это не просто символическая бумажка. Это права и обязанности, более того, права, вытекающие из обязанностей. Что толку давать такое гражданство, если люди не получат сопутствующих прав? К примеру, право выбирать и быть избранным. Но люди в других государствах, голосующие за нашу власть, никаких последствий своего голосования в реальности не ощутят.

Затулин по сути предлагает гражданам других стран присоединиться к выборам нашего президента. Они тут не живут, но чего бы им не дать такого права? Простите, но мы-то не можем голосовать ни за президента Украины, ни за президента США. Кроме того, как же быть с обязанностями? Или нам хотят сказать, что русский юноша из какой-нибудь Австралии по достижении 18 лет купит билет на самолет и прилетит сюда, чтобы пройти службу в российской армии?

Константин Затулин ссылается на опыт таких огромных держав, как Израиль, Армения, Польша, Венгрия. США в этом перечне почему-то нет. Наверное, потому, что они свое гражданство как раз ценят и не раздают его направо и налево даже своим ближайшим союзникам вроде Канады и Великобритании. Зато появляется трогательный фильм о том, как профессор Оксфорда вынужден ехать в Штаты с мексиканскими нелегалами, чтобы повидаться с сыном, потому что его документы на пребывание в США по разным причинам оказались аннулированы. Вдобавок примеры и других стран из списка Затулина вовсе не такие радужные, как принято думать. В том же Израиле есть постоянный паспорт гражданина, так называемый “даркон”, который получить не так-то просто. А есть временный паспорт (laissez-passer), который вручают поначалу репатриантам. По этому временному паспорту вы разъезжать без виз по миру не можете. В Израиль не пустят еврея-христианина, если он не желает отказываться от своей веры. Есть и многие другие трудности. При этом сами израильтяне часто бывают недовольны действиями своих многочисленных диаспор за рубежом, что в ряде случаев приводит к политическому напряжению внутри страны.

Вместе с тем, Константин Затулин говорит и вещи совершенно справедливые. Ведь если мы начнем проводить активную политику по переезду наших соотечественников в Россию, политику по переезду лояльных к нам граждан, то в конце концов мы серьезно ослабим свои позиции в разных странах, подставим остающихся там русских под серьезный удар, а Украина может окончательно превратиться в антироссийский проект без всяких внутренних рычагов давления на него. Только вот раздачей паспортов на местах эту проблему не решить.

В дискуссиях о мигрантах много эмоций, но мало фактов. Никто не говорит, какова же пропускная, так сказать, способность нашей страны по приему людей. У нас же и Крым до сих пор как следует не интегрирован. Сколько нужно будет новых мест в школах, детских садах? Коек в больницах? Что там с рабочими местами и жильем? Не зная всего этого, мы не можем сказать, какие конкретно меры надо предпринимать, чтобы не рухнуть окончательно под наплывом новых граждан.

Надо исходить из того, что Россия для всех нас - это абсолютная ценность. Плохо будет России - плохо будет всем русским. А если мы лишимся государства, то это уже навсегда. Русские - это не диаспорный народ. В этом есть и свои плюсы, и свои минусы, но это так. Русские защищают государство, и если они считают, что их государство - это Украина, то они возьмут оружие и пойдут отстаивать его территориальную целостность. Недаром больше всего погибших в ВСУ было из русского по сути Днепропетровска, а не из украинского Львова. Такую особенность тоже надо принимать в расчет.

В любом случае, интересы России как державы должны быть у нас в приоритете. Ровно так, как предписано делать в самолетах при разгерметизации: взрослый сначала должен надеть кислородную маску на себя, а только потом на своего ребенка. Иначе могут погибнуть оба.

Тут я коснулась только одной проблемы, которая на мой взгляд не имеет простого и быстрого решения. А ведь таких проблем перед нами стоит множество. И хотелось бы, чтобы наши политики соответствовали тому сложному миру, в котором мы живем и тем сложным задачам, которые перед нами стоят. С ересями пора заканчивать.

Ольга Туханина

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии