О лжемузее ГУЛАГа: Фашистские грезы десоветизаторов


Континенталист, 11 нояб. 2015   –   cont.ws


Фашистские грезы десоветизаторов. Из газеты “Суть времени”, № 152

Экскурсоводы лжемузея с упорством, достойным лучшего применения, сообщают посетителям магические мифические цифры по Солженицыну: «28 миллионов репрессированных»

Война с историей

Ирина Кургинян, Дмитрий Галкин , 5 ноября 2015 г.

опубликовано в №152 от 4 ноября 2015 г.

Подпись под фото: Голод на Украине. 1932.

30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, в 1-м Самотечном переулке Москвы открылось новое, обитое «зловещей» медью здание Музея ГУЛАГа — площадью в 3367 квадратных метров.

А вскоре, с подачи руководства Музея ГУЛАГа, появится и посвященная репрессиям 35-метровая «Стена скорби» — тоже в центре Москвы, на проспекте Сахарова, то бишь в излюбленном месте оранжевых митингов, для которых стена послужит явно удачным задником.

И музей, и памятник являются частью программы десоветизации господ Федотова–Караганова из Комиссии при Президенте РФ, протаскиваемой сегодня в жизнь под видом «почитания памяти репрессированных».

Какой вменяемый человек может быть против почитания памяти? И кто не готов признать, что жертв, увы, немало в истории любой строящейся страны — от Англии эпохи модернизации с ее огораживаниями и до Франции времен Великой революции. Но проблема в том, что нашим доморощенным десоветизаторам нужны отнюдь не такие параллели.

Основной концепт Музея ГУЛАГа:

фашизм = коммунизм

Главная пакость, которую сегодня проталкивают под видом «почитания памяти репрессированных», — это уравнение фашизма и коммунизма.

Музей ГУЛАГа был основан диссидентом Антоном Антоновым-Овсеенко, чьи антисоветские книги большими тиражами издавались в США еще в советскую эпоху. Приведем характерную цитату из интервью Антонова-Овсеенко, данного им в 2005 г. Радио «Свобода»: «…Не благодаря Сталину, а вопреки ему народ победил в этой трагической войне. И сколько он навредил в этой войне — это у меня описано в первой книге, которая вышла в Нью-Йорке… Я там главу даже называю — «Во главе пятой колонны». И в отношении к Гитлеру есть такая глава — «Они нашли друг друга». Действительно, нашли друг друга, и параллели вполне законные. Главу я заканчиваю такой фразой: «Да, они нашли друг друга и могли бы полюбовно поделить земной шар. Да вот не судьба…» Как мы видим, создатель музея начал с уравнения Сталина и Гитлера.

Наследники же Антонова-Овсеенко, логическим путем развив его мысль, уравнивают сегодня СССР и гитлеровский рейх.

Так, 2 октября 2015 г. преемник Антонова-Овсеенко на посту директора Музея ГУЛАГа, молодой чиновник Роман Романов предложил высечь на вышеупомянутой «Стене скорби» надпись наподобие существующей в Музее фашистского концлагеря Дахау: «Мне кажется, это должно быть что-то очень короткое и емкое, как в Дахау [выделено нами]: «Больше никогда».

Параллель Романова между Дахау и ГУЛАГом — не случайная оговорка. Так, в апреле 2013 года Романов, в связи со своей работой в Комиссии Федотова–Караганова, подробно рассказал о том, что Россию еще-де предстоит подвергнуть процедуре, аналогичной денацификации Германии: «Сейчас предстоит большая работа, так как меня включили в рабочую группу в Совете при президенте по развитию гражданского общества. И эта рабочая группа разрабатывает Федеральную программу по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. <…> Для меня пример — это Германия, которая не боится прошлого» [выделено нами]. Вот так — черным по белому — десоветизация по примеру денацификации.

Далее Романов уточнил: «Буквально через несколько дней я поеду в Берлин на международный музейный семинар, где будут представлять Россию с этой музейной инфраструктурой. Я там никогда не был, но один человек рассказал, что можно выйти из метро и увидеть стенд, где написаны лагеря смерти. И рядом в сквере могут гулять мамочки с детьми. <…> В Берлине много таких информационных точек, которые не позволяют забыть историю. Это воспринимается как норма. Всё это как бы вписано в город, и это определяют сознание и отношение людей к тяжелому прошлому. У нас в России есть тенденция поставить везде кресты и говорить о каком-то покаянии. Но если молодой человек не знает, что такое репрессии и что такое ГУЛАГ, то это вызывает отторжение, мол, почему я должен в чем-то каяться? Требование покаяния без предыстории отталкивает человека. И чтобы этого не происходило: ГУЛАГ, репрессии, рабство страха, — всё это должно стать частью нашей истории, нашей жизни, нашего сознания, самосознания. Сейчас это как блок, выпадающий из фундамента, и мы должны его вставить [выделено нами]».

То есть речь идет отнюдь не о поминовении жертв, а — вновь! — о пресловутом «покаянии», под которое в перестройку уже развалили страну. А также о «вставлении» некоего «блока» (!) в сознание. (А вы хотите, чтобы в ваше сознание вставляли какие бы то ни было блоки?)

Тут надо добавить, что российские либеральные организации, раздувающие тему покаяния, давно и крепко задружились с соответствующими немецкими организациями.

Так, «Фонд мемориальных комплексов Бухенвальд и Миттельбау-Дора» в течение многих лет сотрудничает с главным российским диссидентским учреждением «Мемориал». И уже с конца 90-х обеими структурами активно запускается тема «послевоенного, советского периода Бухенвальда», когда он служил исправительным лагерем для бывших нацистов и якобы тем самым «продолжал историю фашистского лагеря смерти».

«Мемориал» и «Бухенвальд и Миттельбау-Дора» устраивают совместные международные выставки. Например, выставку «ГУЛАГ: следы и свидетельства. 1929–1956», спонсируемую (почему бы это?!) Федеральным культурным фондом Германии.

Что касается непосредственно московского Музея ГУЛАГа, то его участие в шоу, уравнивающих фашизм и коммунизм, также налицо. Так, в 2014 г. Музей стал соорганизатором Международного фестиваля видеоарта «Сейчас&Потом’14», повествующего обо «всех холокостах» — от Гитлера и ГУЛАГа и до «турецко-армянского конфликта» и «сексуальной эксплуатации женщин». Вот выдержка из программы этого фестиваля: «Моника Адлер, польская художница, живущая в Великобритании, в своей работе «Непроизвольная память» «смывает» травму памяти внука узника ГУЛАГа. <…> Двора Мораг из Израиля рассказывает о своей 94-летней матери, пережившей холокост («И так должна рассказывать твоя дочь»)». И т. д., и т. п.

Как мы видим, речь идет отнюдь не о поминовении памяти жертв, а именно о приравнивании СССР — и гитлеровского рейха.

Фальсификации музея ГУЛАГа

«Музей» ГУЛАГа, по существу, и является местом устроения шоу на тему «ужасного советского прошлого». И — отнюдь не является историческим музеем, в котором должны, по определению, непредвзято излагаться исторические факты. Факты в этом лжемузее последовательно фальсифицируются.

К примеру, в экспозиции музея не приводится известная реальная цифра, приводимая историком В. Земсковым — исследователем архивов, чей профессионализм и политическую непредвзятость никто не отрицает, — около 800 тыс. расстрелянных в ГУЛАГе политзаключенных. Зато экскурсоводы с упорством, достойным лучшего применения, сообщают посетителям магические мифические цифры по Солженицыну: «28 миллионов репрессированных»…

Тут вспоминается сделанное в 2012 г. на круглом столе в Днепропетровске откровение главы вышеупомянутого «Мемориала» Арсения Рогинского: «…По моим подсчетам за всю историю советской власти, от 1918 до 1987 года <…> получилось, что арестованных органами безопасности по всей стране было 7 миллионов 100 тысяч человек. При этом среди них были арестованные не только по политическим статьям. И довольно много. Да, их арестовали органы безопасности, но органы безо­пасности арестовывали в разные годы и за бандитизм, контрабанду, фальшивомонетничество. И по многим другим «общеуголовным» статьям… А общественное мнение говорит, что у нас чуть ли не 12 миллионов арестованных только за 1937–1939-й. И я принадлежу этому обществу, живу среди этих людей, я их часть. Не советской власти часть, не российской демократии, а этих людей. Просто точно знал, что, во-первых, не поверят. А, во-вторых, для круга, к которому я считаю себя принадлежащим, это значило бы, что всё, что нам говорили о цифрах до этих пор вполне уважаемые нами люди, неправда. И отложил я все свои вычисления в сторону. Надолго. А потом уж (через годы) вроде уже можно было публиковать, а времени не нашлось. Пока». Отметим, что Музей ГУЛАГа явно придерживается той же «скромной» политики умолчания реальных цифр, что и Рогинский.

Приведем всего лишь пару примеров многочисленных фальсификаций экспозиции музея ГУЛАГа:

Экспозиция музея: При строительстве Беломорско-Балтийского канала погибло более 100 000 заключенных.

Историческая правда: Строительство канала заняло менее 2-х лет. Названное в Музее ГУЛАГа число умерших завышено в 10 раз. В действительности в 1932 году умерло 2066 человек, а в 1933 г. — 8870 человек. Итого около 10 000 чел. Причем в 1933 году СССР переживал сильный голод и повышение смертности распространялось на всю страну.

Экспозиция музея: В СССР были каторги с невыносимыми условиями труда и жизни.

Историческая правда: «Каторги» — вырванный из контекста термин, призванный напугать посетителей звяканьем кандалов. На самом деле эти «каторги» были созданы исключительно для карателей и пособников фашистов — бандеровцев, «лесных братьев» и пр. И подразумевали лишь несколько более строгий режим заключения: работа на час дольше, лишение в течение первого года заключения премиальных денег и права переписки.

И т. д., и т. п.

Оранжевая мифология Музея ГУЛАГа

Музей ГУЛАГа развивает придуманные на Западе еще в эпоху холодной войны оранжевые мифы, такие как концепция Голодомора, в унисон современным киевским бандеровцам. Например, на стенде, посвященном голоду 1932/1933 г. даются такие фотографии:

Пояснительный текст к фотографии:

«Голод был вызван не только засухой, охватившей основные сельскохозяйственные районы, но и дезорганизацией крестьянского хозяйства в целом. Несмотря на страшный голод, Сталин настаивал на экспорте хлеба в страны Европы. <…>

Голод толкал людей на хищения зерна. По инициативе Сталина 7 августа 1932 года был принят закон об охране социалистической собственности… Закон о «колосках», как стали называть его в деревне, безжалостно карал тысячи голодающих. Сталин требовал его безус­ловного исполнения. <…>

По оценке отечественных и зарубежных историков-демографов число жертв голода 1932/1933 годов приблизительно составило около 4 миллионов человек».

На самом деле, по подсчетам того же Земскова, а также историков В. П. Данилова (СССР), С. Виткрофта (Австралия) и др., жертвами голода в СССР стали 3 миллиона (из которых половина — на Украине). То есть, вновь Музей ГУЛАГа соврамши с цифрами, на этот раз — прибавив 1 миллион.

При этом данные об общих цифрах жертв умело расположены на стенде Музея ГУЛАГа непосредственно рядом с фото и надписью «Голод на Украине. 1932». Это уже не грубая фальсификация, но манипуляция: благодаря такому расположению, посетитель неизбежно вынужден сделать вывод, что на долю Украины относятся не 1,5 млн, а все 4 (якобы погибшие) млн.

И, естественно, в истерических текстах о голоде опускается тот факт, что страна была очевидным образом накануне войны. Что зерно, изымаемое у крестьян, советское руководство не расхищало, а продавало за рубеж, ввозя оттуда станки. И что на созданных благодаря этому заводах мы успели к началу войны сковать оружие будущей Победы.

Как следует из сайта лжемузея, с 2015 года в нем запланирован детский образовательный центр. Итак, работа с детьми в стиле украинских детских утренников на тему «Коммуняку — на гиляку!» — начинается…

Обновленная программа десоветизации Федотова-Караганова с ее псевдомузеями нацелена на слом нашего исторического самосознания путем подрыва истории Великой Отечественной войны и встраивания новых покаянческих «блоков», на разрыв поколений и, в конечном итоге, — на развал России.

Источник

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии