«Карфаген должен быть разрушен!..»


Континенталист, 11 нояб. 2015   –   cont.ws


…Недавно мне пришлось вновь посмотреть старый советский фильм, который я полюбил ещё в детстве, — «Последний дюйм». Он всем известен, но я на всякий случай напомню в двух словах его содержание: двенадцатилетний мальчик, чтобы спасти своего раненого отца-лётчика, сам садится за штурвал и ведёт самолёт над ночной пустыней… Меня вновь поразила эта картина: как проникновенно прославляются в ней самоотверженность, героизм, сыновняя любовь!.. И хотя эта лента поставлена по рассказу англо-австралийского писателя Джеймса Олдриджа, но наши кинематографисты значительно переосмыслили его текст и сделали свой фильм значительно более тёплым, человечным и по духу русским произведением.

Как же не хватает нам сегодня подобных фильмов, повестей, рассказов — таких, в которых герои были бы мужественными, а героини являли бы пример чистоты и женственности! Но сегодня идеология либерализма нацеливает молодёжь на слюнтяйство, она пытается разрушить естественную разницу между мужчиной и женщиной, превратить людей в некое усреднённое «оно», и такое превращение уже началось на Западе. Кто в России сможет противостоять этим нечеловеческим идеям?

Во-первых, конечно, Православная Церковь. Но в предыдущем выступлении я уже говорил, что в деле воспитания народа рядом с Русской Церковью обязательно должна встать русская литература.

Между тем литература за последние 20 лет пострадала так же, как и вся страна. Грабительская приватизация едва не разрушила нашу экономику, но той же приватизации подверглась и наша словесность. У Союза писателей СССР — а соответственно и РФ — были отняты и приватизированы издательства, типографии, редакции журналов и газет — все они, по существу, стали частными. Вот характерный пример: у нас есть издание, которое называется так же, как давняя, известная, любимая народом «Литературная газета». И читатели думают, что нынешняя «Литературка» есть продолжение прежней. А между тем это частное, коммерческое издание, орган небольшой писательской группировки, которая отстаивает частные интересы своих издателей. Она не отражает истинного положения вещей в нашей литературе, ибо рассказывает только о писателях, близких к этой группировке. То же можно сказать и о современной «Литературной России».

Кроме того, у нас появилось очень много коммерческих и полукоммерческих «гламурных» журналов. Их редакторы живут за счёт несчастных людей, страдающих графоманией: авторы платят издателям хорошие деньги, и те публикуют их безграмотные, антихудожественные творения. Но читателю это подаётся как литература, русская литература! Идёт злостная порча читательского вкуса. Нельзя не признать с горечью: у нас разрушена система литературного воспитания. А ведь в советское время эта система работала: были литературные объединения, проходили литературные конференции, совещания… Писателя готовили! В те годы, когда я учился в Литературном институте, туда принимали лишь людей, имеющих жизненный опыт, проработавших хотя бы два года после окончания школы. Был творческий конкурс — 163 человека на место! И среди студентов подавляющее большинство составляли мужчины — примерно три четверти от всех учащихся. Недавно я был в Москве, заглянул в аудитории Литинститута… Конкурс там сейчас раз в десять меньше, чем в прежние времена, а мужчин почти не встретишь — учатся по большей части очень молодые девушки. Как тут требовать от нашей литературы, чтобы она была мужественной?..

И как может современная молодёжь говорить о патриотизме? Сейчас фильмы про войну ставят режиссёры, сформировавшиеся в лихие 90-е, — это люди, которые по воспитанию своему не могут представить себе, чтобы человеком двигали высокие порывы, патриотизм, любовь к ближнему. Как они могут показать подвиг наших солдат? Недавно у нас в союзе выступал известный историк профессор М.И.Фролов. Он как-то раз во время выступления попытался выяснить, кто из студентов знает о Зое Космодемьянской, о молодогвардейцах, Об Александре Матросове. Оказалось, что только о Матросове один молодой человек что-то слышал, а в остальном…

Я помню своё детство: с каким восторгом мы тогда читали книги о Великой Отечественной, о войне 1812 года, какой любовью пользовались у нас книги о пионерах-героях… А что сейчас говорить об этом, если не только пионеров-героев — этих отчаянно смелых ребят, показавших чудеса доблести, — но и Зою Космодемьянскую никто не помнит? Почему не переиздаются книги о наших славных соотечественниках? Почему делается всё, чтобы народ забыл великую советскую литературу? В этом году, когда страна отмечала 70-летие Победы, меня ранило до боли вот какое обстоятельство: если старые наши песни о войне ещё можно было услышать по телевидению, по радио, то о стихах военной поры почти никто и не вспомнил! Не прозвучали в эфире стихи наших великих поэтов-фронтовиков — Симонова, Гудзенко, Сергея Орлова, выдающегося питерского поэта Михаила Дудина… Твардовского не вспомнили!

Владимир Владимирович Путин сказал, что новую российскую идеологию надо строить на основе патриотизма. Но патриотизм — это слишком общее слово, его нужно наполнить конкретным содержанием. И это призваны сделать писатели. Но каким же образом, если книга сегодня изъята из оборота? Если русские писатели сегодня выключены из процесса воспитания, а на их место пришли «другие»? Если под благостные разговоры о развитии литературы деньги выделяются тем, кто ругает и прошлую, и настоящую, и будущую Россию, тем, кто и без того имеет солидное финансирование из-за рубежа.

Мы живём в эпоху всеобщей торговли, во всемирном царстве торговцев и финансистов. Но ведь не случайно Христос изгнал торгующих из храма: видимо, торгашеский дух и дух молитвы несовместимы. А по моему глубокому убеждению, поэзия стоит на втором месте после молитвы.

Но в нашу эпоху у руля стоят банкиры, то есть, собственно, ростовщики — люди, чьё занятие определяется Библией как греховное. Эта категория людей враждебна всякому творческому труду, не только поэтическому. Это люди, которые в принципе не творят, ничего не производят. В подавляющем большинстве своём это атеисты: они не верят в то, что Бог, даже если Он есть, может быть сильнее, чем сила денег. Все они яростные антикоммунисты, потому что коммунизм признавал существование неких высших начал — братолюбия, трудолюбия, справедливости, потому что коммунизм имел свой моральный кодекс, близкий к христианским заповедям… Они, по существу, являются троцкистами, а троцкисты в СССР были первыми уничтожителями национальных ценностей, национальных кадров. Современные троцкисты тоже уничтожают русский народ, русскую интеллигенцию, но более изощрёнными методами, с помощью захвата финансовых потоков. Они руководят финансовыми потоками, но делают это в ущерб народу, в ущерб государству; и государство под властью банкиров, государство, в котором деньги превыше всего, кажется мне похожим на инвалида с ДЦП, который с большим трудом держится на ногах и совершенно не способен владеть собственным телом. Помните известную фразу древнеримского политика Катона Старшего, которой он заканчивал все свои выступления: «Карфаген должен быть разрушен!» — то есть пока не падёт Карфаген, Риму не жить. В наши дни для нас Карфаген — это власть финансовой элиты. Если этот Карфаген не рухнет, то народ будет духовно уничтожен, а вы знаете, что для русского народа духовное поражение куда опаснее военного.

Писатели — это огромная сила, но их потенциал используется сегодня в лучшем случае процента на два. Они могли бы оказывать стране великую помощь, а вместо этого они вынуждены все свои силы тратить на добывание хлеба насущного, постепенно деградируя и растрачивая Богом данный талант.

…Подходит к концу объявленный в России Год литературы. Многие из нас, литераторов, боятся: минует этот год — и государство вновь отвернётся от нас. Я хотел бы думать иначе, и я имею основания так думать: Год литературы был годом взаимного обучения, когда государство изучало возможности сотрудничества с писателями, а писатели учились находить общий язык с государством. Руководство страны начинает понимать, что от приватизированной литературы, как и от приватизированной экономики, пользы для страны мало — скорее это путь к полному разрушению государства.

Нам следует с благодарностью воспринять те усилия правительства Санкт-Петербурга, которые оно сегодня прикладывает для того, чтобы читатель нашёл своего современного писателя. Это начало большого и очень трудного дела: ведь 20 лет всё работало против нас. Но сейчас, я думаю, эпоха переменилась, и отныне время работает на нас, теперь дело за нами.

Борис ОРЛОВ, председатель СПб отделения Союза писателей России

//denis-balin.livejournal.com/3568222.html

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии