Честь советского командира – это честь Родины


Континенталист, 14 нояб. 2015   –   cont.ws


Традиционно образ русского офицера связан с понятием о чести. Тема офицерской чести затронута во многих произведениях русской классики. И хотя Красная армия строилась совершенно на других основаниях, чем армия царская, понятие чести в ней также неразрывно присутствует.

«Честь командира» - так называется статья на первой странице газеты «Красная звезда», вышедшей 11 августа 1942 года. Газета «Красная звезда» являлась центральным печатным органом народного комиссариата обороны СССР (министерства обороны, как сказали бы сейчас). В то время это была одна из основных газет для бойцов и офицеров Красной армии.

Отличается ли представление о чести у офицера царской армии и у красного командира? Давайте заглянем в статью:

* * * 

Командир – отец победы, душа стойкой обороны. Когда бой идет хорошо, крылья удачи сами несут вперед бойца. Но в тяжелые минуты, когда обстановка осложняется и опасность грозит отовсюду, боец невольно оглядывается на командира, ищет в нем опору, ждет от него ответа, как поступить. Есть у командира спокойная уверенность, мужество, решимость до конца выполнить свой долг, - тогда и у бойца вдвойне вырастет вера в свои силы, готовность идти на любые жертвы во имя выполнения боевого приказа. Сумеет командир без тени колебания, не задумываясь, вырвать сорную траву из поля вон, сурово расправиться с трусом и паникером, - тогда остальные бойцы еще крепче сплотятся на беззаветную борьбу с врагом. Они скажут: твердая рука у нашего командира, с таким не пропадешь, с таким устоишь всегда и всюду.

Жизнь и судьба командира непрерывно связаны с его взводом, ротой. Он олицетворяет собой боевую единицу Красной Армии. Боевая слава его подразделения – это его командирская честь. Если его подразделение достойно выполняет свой долг, - значит честь командира чиста и незапятнана, начальники знают, что на него можно положиться, как на гранитную скалу, его люди гордятся им, и он сам гордится своими богатырями.

Не избегать опасности, а стремиться к ней, чтобы вернее бить ненавистного врага, - вот что должно быть законом наших командиров. У командира, который сам показывает пример самоотверженного выполнения своего долга, никогда не помыслит о самовольном отходе, и бойцы дерутся, как герои, до последней возможности. Они понимают, что честь их командира – это не его личная честь, его слава - не его личная слава, а достояние всей роты, всего взвода. Они знают, что подвести своего командира, не оправдать его доверия, - это значит не только замарать его честь, но и покрыть позором самих себя, всю свою роту. И если командир говорит: держаться до последнего! – значит, этого требует родина.

Пока командир тверд и непреклонен, нет такой силы, которая заставила бы его взвод, роту оставить обороняемый рубеж. В стойкости и уверенности своего командира бойцы черпают силы для смертельной борьбы с наседающим врагом. Наши бойцы хотят и умеют драться, они полны ненависти к врагу, святой злобы, свершающей чудеса на поле сражения. Командир должен быть тем человеком, который цементирует эту великую силу, направляет ее в интересах боя.

В трудную минуту командир должен быть самым спокойным, самым смелым, самым стойким воином на боевом рубеже. А если он первый растеряется, проявит слабость – честь такого командира навеки загублена. «Ты тряпка, а не командир, - скажут ему, - ты не достоин вести советских людей в бой, самая большая милость, которую может тебе оказать родина, - это послать тебя рядовым бойцом, чтобы на самых опасных участках ты своей кровью искупил вину! ».

Пусть каждый командир Красной Армии, кому дороги честь и свобода родины, осознает, что сейчас отступление без приказа командования – это стыд и позор, который никогда не будет прощен. В самой тяжелой обстановке можно и должно найти в себе силы устоять, вдохновить своих людей на беспримерные подвиги.

Великий Суворов и его доблестные питомцы умели с отрытыми глазами встречать смертельную опасность и побеждать врага. Во время швейцарского похода русские войска очутились в безвыходном положении, отрезанные на снежных кручах Альп. Впереди стояла 60-тысячная вражеская армия. Но Суворов и не подумал об отступлении. Один из участников похода в своих воспоминаниях передает о слов Багратиона речь, с которой Суворов обратился к своим генералам и полковникам. Он сказал: «Итти назад – стыд! Это значило отступать, а русские… и я… никогда не отступали! Мы окружены горами, мы в горах. У нас осталось мало сухарей на пищу, а менее того боевых атиллерийских зарядов и ружейных патронов. Мы будем окружены врагом сильным, возгордившимся победой… Русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении, как мы теперь… Помощи теперь нам ожидать не от кого, одна надежда на бога, другая – на величайшую храбрость и на высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых. Нам предстоят трудности величайшие, небывалые в мире: мы на краю пропасти… мы русские!.. Спасите, спасите честь и достояние России!»

Прямые, суровые слова великого полководца, словно на крыльях, облетели войска и вдохнули в них богатырскую силу. Питомцы Суворова, его орлы-командиры внушили солдатам волю полководца. «Помните, что вы русские, - сказал один из командиров полка своим людям, - охулку на руку не класть! Бить врага, и бить храбро, дружно, живо. Помните дети: у страха глаза велики. Труса из нас колоть: выкинуть его, как паршивую овцу из стада: трус в сражении – дело пагубное, как чума. Слышите, дети? Не посрамите имени русского!» И все солдаты прониклись сознанием своего долга, воли своего полководца.

Мужественный образ наших великих предков вдохновляет нас в борьбе с немецкими захватчиками. Пример Суворова и его храбрых питомцев, которые были вдохновителями стойкости русских войск, считали делом своей чести до конца выполнить долг перед Россией, учит наших командиров, как надо вести себя в минуту грозной опасности. Армия, которая сверху донизу проникнута сознанием своего священного долга, чести своего оружия, всегда сумеет остановить и отбросить наглого врага.

Честь советского командира – это честь родины!

* * * 

Советская традиция многое заимствует из досоветской. Не случайно советского солдата и офицера вдохновляли на бой Суворов, Нахимов, Минин и Пожарский, Александр Невский и другие герои нашего народа, которые в трудный час стояли насмерть за страну и народ, сражались и побеждали. Любовь к Родине, храбрость, стойкость, самообладание – это те качества, которые высоко ценятся в русской армии. Однако, есть и принципиальное отличие советского и досоветского офицера. 

Но есть отличительная черта именно советской армии. Честь командира напрямую связана с успехами и неудачами подразделения, которым он командует.

Боевая слава его подразделения – это его командирская честь.

Слава [командира] - не его личная слава, а достояние всей роты, всего взвода.

Этого нет в царской армии.  Возьмите, к примеру, “Советы молодому офицеру” В.М. Кульчицкого - статья, написанная в начале 20 века, много раз переиздавалась в царской армии во время Первой Мировой войны. Хорошая разумная статья, но там нет такого посыла, что честь командира связана с честью его бойцов.

В царской армии офицер отделен от подчиненных ему солдатами сословной перегородкой. Офицером мог стать только дворянин. Даже если солдат выслужился снизу, ему вместе с офицерским званием выдавалось личное дворянство (т.е. такое, которое нельзя  передать по наследству). 

В Советской армии все сословные перегородки были разрушены. Поэтому, командир и подчиненные ему люди составляют единый воинский коллектив. Успехи солдат - это успехи командира, а их неудачи – это его неудачи. Родина доверила советскому офицеру  своих сынов, и честь командира в том, чтобы оправдать оказанное ему доверие.

Источник: //burevestn1k.livejournal.com/41815.html

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии