Сирия и Донбасс. Точки сдерживания агрессора.


Континенталист, 14 нояб. 2015   –   cont.ws


           Как только у сирийской армии пошли первые успехи (деблокировка аэропорта, освобождение городов вокруг Алеппо, в провинции Идлиб), так сразу застреляли в Донбассе. 

           Прямо физически ощущаешь связь этих точек по фронту сдерживания мирового агрессора. И если в одной из них что-то выстрелило, ищи ответную воронку за тысячи километров — и вот впервые после начала перемирия отбомбили школу рядом с Горловкой. К счастью, никто не погиб. 

           А 14-15 ноября в других точках — Анкаре и Вене — будут проходит дипломатические баталии, которые теснейшим образом связаны с военными в Сирии и Донбассе. Там будет принята попытка решить судьбу мира пока ещё мирными путями. Удержать агрессора от его планов розжига глобального пожара из нескольких региональных, но чрезвычайно взрывоопасных, конфликтов. В этом и заключается «заморозка» — остановить этот розжиг, хотя бы замедлить его, пока агрессор не потерял большую часть своих сил. 

           Много сетуют на то, что Москва нерешительна и половинчата — не идёт до конца, не рубит с плеча. То, что могущественный Китай, обладающий половиной мировых резервов, нерешителен, никто об этом не говорит — то ж, Китай, ему привычно, а мы русские, шашки наголо и вперёд  -  рубать. Между тем, при сколько-нибудь внимательном рассмотрении можно было бы разглядеть, что это выверенная и согласованная стратегия. Обладая полными данными и видя из них, что гегемон выдыхается, Россия и Китай, равно как и другие, ждут естественного хода событий и не лезут на рожон. Но не просто ждут, а максимально связывают руки Западу, не позволяя ему устроить мировую бойню и сломать естественный ход. Нет желающих! 

          И приходится придумывать ИГИЛ (благо политически бестолковые арабы готовы играть на руку Западу), приходится идти во все тяжкие. Отсюда все конфликты последних 15 лет. В том числе и Украина с Донбассом. И почти разрушенная Сирия. Что при этом делает Россия  при молчаливой, но важной поддержке незападного мира? Она, пользуясь своим военным потенциалом и ядерным щитом, начала проявлять силу и бить агрессора по рукам. Однако ударив, тут же предлагает ему компромисс и заморозку конфликта. 

          Так было в Грузии — ударили в ответ на геноцид в Осетии и остановились в сантиметре от Тбилиси — после чего дипломатические и информационные битвы, но уже без выстрелов. Так было на Украине — после потери Киева защитили Крым, а в Донбассе с помощью местных жителей разбили в пух и прах ВСУ — но тут же Минские соглашения и требование прекратить огонь. Так происходит и в Сирии — прилетели в самый последний момент, разнесли инфраструктуру боевиков, позволили сирийцам начать наступление — и тут же Западу предложения компромисса: либо давайте так, либо продолжим убивать ваших агентов. Судя по всему, агрессор готов согласиться и в Вене будет достигнут очередное соглашение по политическому урегулированию, которое должно будет не столько решить конфликт, сколько его заморозить  

           «Зачем?! — восклицают недоумённые эксперты и знатоки геополитики, — надо же бить дальше! Что за нерешительность? Что за половинчатость!» И далее угрожают Кремлю скорой расплатой за такую невнятную политику. На самом же деле политика более чем внятная и детально продуманная, исходящая из стратегических целей, а не сиюминутных успехов. После первого удара России по рукам агрессор бьётся в истерике, угрожает, но вынужден если не принимать компромисс, то хотя бы садиться за стол переговоров. А это и есть желаемая промежуточная цель — худо-бедно стабилизация ситуации, ограничение пожара войны. Далее Запад совершает иезуитские попытки заставить Москву сдать позиции под улюлюканье профпатриотов о «сливе» и «продажности». Но принципиальных уступок не происходит — Москва готова договариваться с агрессором, но не готова позволять ему бесчинствовать. 

         Вот это принципиальный момент. Россия становится этаким стопором на пути западных планов по «перезагрузке» долларовой системы, которая невозможна без обрушения в хаос стран и народов Евразии. Повторю, при естественном ходе событий, гегемон обречён на уход с Олимпа — произойдёт это через 5 или 10 лет, не суть важно. 

        Его единственный выход, если не считать добровольное самосжатие до пределов естественных границ, это вогнать планету в страх и заставить подчиниться себе, своему уплывающему лидерству. Вот он бьёт по России через Донбасс, бьёт по Сирии — что делать Москве? Устроить лобовую атаку на Запад? Авантюра с угрозой для всего человечества. Ввязаться в полноценный региональный конфликт, допустим, разбомбив Киев? Нежелательно по многим причинам (хотя бы из-за неравности финансовых, информационных и чисто людских ресурсов в противостоянии с большим Западом), но теоретически можно было бы, однако этой прямое содействие по расширению зоны конфликта, что только способствует плану по «перезагрузке». Представьте себя на месте агрессора — он пытается зажечь там-сям огонь, но полноценного пожара не выходит — проходят годы, страны не-Запада усиливаются, чисто физически перерастают «цивилизованные» в десятки раз (сам Запад тупо вымирает) — и ничего поделать нельзя, проклятая Россия мешает. 

       Ещё не раз и не два в других точках подожгут войну ( к сожалению)— на очереди традиционно Средняя Азия, Кавказ, Балканы. Но везде, как и в предыдущих эпизодах, Россия будет действовать по этому принципу: ударить по рукам, предложить компромисс, заморозить конфликт. Разве что из года в год Москва будет жёстче и активнее с чисто военной точки зрения (по мере роста мощи армии). Да, для людей, попадающих в такую зону, это чрезвычайно болезненно — и здесь надо всё честно понимать и принимать, либо, по возможности, уезжать. (Что касается Донбасса, то, смею надеяться, мы и вовсе скоро поменяем его статус и уровень защиты до безопасного). 

         Однако в любом случае Россия будет делать всё, чтобы не поддерживать прямые крупные военные столкновения. Максимально связывать Запад по рукам и ногам и навязывать ему Минские, Венские, Женевские, Алмаатинские, какие угодно соглашения, лишь бы локализовать кровавый хаос. Сейчас такой период истории, когда резкие движения не нужны, достаточно правильно балансировать в такт резко меняющемуся миру. Решающее радикальное движение нужно будет единожды и в самый точный момент, чтобы не промахнуться. 

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии