Алгоритмы. Шаг второй.


Континенталист, 17 нояб. 2015   –   cont.ws


Это продолжение рассказа, начатого с Первого шага алгоритмической цепочки познания. Начало – здесь

*** 

– Саня, а почему тебя вдруг потянуло в психологию? Ты ведь раньше, кажется, избегал этой темы? – Психолог был несколько удивлен таким неожиданным интересом Программиста к вопросам, связанным с человеческой психикой. 

– Трудно ответить однозначно. Честно говоря, я и не задумывался о причинах – искренне признался Программист. 

– Старший брат хочет понять мотивы моих поступков, – предположил Физик, намазывая кусок батона толстым слоем горчицы.

– Про тебя и так всё ясно, – улыбаясь ответил Программист. – Все уже давно поняли, что жизнь у тебя горькая-я-я, и не стоит так подчёркивать это бутербродом. Нет, пожалуй, прежде всего я хочу докопаться до себя самого и понять, что заставляет меня иногда безудержно веселиться, иногда расстраиваться, а иногда нервничать, – и тут же добавил, взглянув на Физика, – Ну как можно оставаться спокойным, глядя на это безобразие?

Физик отрезал такой толстый кусок колбасы, что бутерброд с трудом лез в рот.

– А ты отвернись и не смотри, – донеслось со стороны рта младшего брата.

– Понимаешь, Саня,– сказал Психолог, – дело в том, что в психологии личности существует настолько много теорий, описывающих наш «глубокий внутренний мир», что иногда сам путаешься, пересчитывая, к примеру, свои органы чувств.

Произнося эти слова, Психолог, чуть не поперхнулся обжигающе-горячим чаем, таким образом случайно демонстрируя действие одного из своих чувствительных органов. Откашлявшись, он добавил:

– Западная психологическая школа отличается от восточной, как паранджа от бикини, а в СССР существуют свои взгляды на психологию и психиатрию. На паранжу и бикини, кстати, тоже. (Прим. События, описанные в рассказе, происходят «между периодом полураспада и полным распадом» Союза).

Кроме того, не нужно смешивать в одном флаконе психологов и психиатров. Это типичная ошибка обывателей.

– Но ведь и те и другие занимаются людьми? – возразил Физик.

– Педагоги и хирурги тоже занимаются людьми. Одни – здоровыми, а другие – больными. Вы называете меня Психом, но я не обижаюсь.

– На больных не обижаются, ты ведь так говоришь? – с лукавой улыбкой сказал Программист. – Меня вы тоже за глаза Программистом величаете, и особо не задумываясь, просите починить свой телевизор. А программист скорее математик, чем физик-электронщик.

– Пардон, но я ведь тоже не только физик, – с некоторой обидой сказал Физик. – Я ведь могу и…

– Жевать и глотать, – Программист с нежной улыбкой погладил по голове братишку. – Шучу. Полуэкт у нас талант. Он тут такой агрегат конструирует…

Программист неожиданно замолчал, и тут же перевёл разговор обратно к теме психологии:

– Поэтому, интересуясь вопросами психологии, я всё же опасаюсь лезть в свою душу. А в чужую – тем более, – сказал он. – Я понимаю, что эксперименты со своей психикой могут закончиться там, где мне совсем не хочется побывать. Представляю, что произойдёт, если ты, Алекс или ты, Ник, с паяльником полезете в мой любимый Зет Икс Синклер (прим. ZX Sincler - один из первых персональных компьютеров тех лет). Но научиться писать программы на Бейсике вы оба сможете, если захотите, конечно.

– А можно я тогда тоже поумничаю? – спросил Журналист. – Вопрос о расширении своего кругозора и о познании нового и неизведанного совсем даже не нов. Еще Сократ говорил: «Я знаю, что я ничего не знаю», а Козьма Прутков утверждал, что многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, а потому, что они не входят в круг наших понятий.

Поэтому я солидарен с Саней в том, что Закон Времени действительно работает и каждый день приносит столько нового, что человек уже не успевает всё переварить. Но, если он остановится и не будет ничем интересоваться, то через пару лет, образно говоря, может остаться на платформе, махая платочком вслед улетающему в прекрасное будущее какому-нибудь «атомовозу» или «электролёту».

– А нас в институте учат, что хороший инженер должен знать что-нибудь обо всём и всё о чём-нибудь, – вставил дожевавший Физик.

– Так оно и есть, но понять, как устроен мир, можно лишь складывая взаимосвязанные кусочки полученных знаний в большое мозаичное полотно, а не наблюдая, как ежедневно переворачиваются разноцветные стекляшки в калейдоскопе твоего собственного восприятия, – сказал Программист кивком головы указав на стену соседней квартиры, из-за которой уже не первый час доносилась громкая музыка. (Прим. в части повествования, не попавшей в этот рассказ, идёт речь о соседях-музыкантах с особым восприятием действительности)

– Пусть веселятся люди, имеют право, – встал на защиту соседей Физик.

– Да кто бы спорил, конечно, пусть веселятся и живут в своём придуманном чёрно-белом или, наоборот, радужном мире. Пусть добавляют краскам яркости, разбавляя их спиртным. Но умные люди должны понимать, что Мир прекрасен и без коньяка, правда, Ник?

– А с коньяком еще прекрасней, при условии, что он имеется у радушных хозяев, – парировал Журналист.

– Пива хочешь? Возьми в холодильнике «Жигулёвское», – предложил хозяин квартиры.

– Нет уж. Я, как все, буду пить кофе без коньяка и пива.

– Вот видишь, как легко можно избавиться от вредных привычек, – улыбаясь резюмировал Психолог.

Немного подумав, он спросил:

– Так ты, Саня, предлагаешь и тут обобщить все научные школы и теории в одну? И как будет выглядеть твоя модель психики?

– По-моему, всю личностную психику можно смело разложить на две полки, – сказал Программист

– А почему, например, не на семь, по количеству чакр у йогов?

– Я же сказал, с чакрами, товарищи психологи, сами разбирайтесь, йогов-самоучек вам в клиниках не хватает, что ли?

– Хватает. Кстати, у нас не только йоги лечатся. Недавно привезли небритого мужика, который возомнил себя девушкой. Сидел бы себе тихонько дома и наряжался перед зеркалом, так нет же — попёрся на улицу детишек распугивать и мамаш шокировать.

– Хорошо, хоть не на сцену выступать, – пошутил Программист. – Ну вот видишь? А если бы его родители не прозевали момент, когда их ребёнка стало «заносить» не туда, или он смог бы самостоятельно разобраться в себе на начальном этапе, глядишь — и проблемы не было бы. Ты ведь не станешь слишком переживать, если у тебя, Псих, станет меньше больных? От твоей зарплаты не убудет? – спросил Программист, и увидев печальную улыбку на лице Психолога, продолжил. – Поэтому, мне кажется, тут не нужно слишком усложнять. Однако, было бы действительно неплохо всё систематизировать и обобщить. Я сейчас буду рассуждать, как программист, а вы меня поправьте, если я ошибусь.

Программист отошел к окну, посмотрел задумчиво на стекающие по стеклу капли дождя и продолжил:

– Может показаться, что любое обобщение ограничивает наше восприятие, но так ли это? Видели мой персональный Синклер? Так вот, в этой коробочке с кнопками на самом деле находится не одно устройство, а несколько. Нужно ли, к примеру, знать Нику устройство клавиатуры? Он может и не подозревать, как работает телевизионный дисплей или принтер, но успешно с ними справляться. А если что-то сломается, попросит меня или Полуэкта посмотреть в чём проблема или даже отремонтировать, по возможности.

Точно так же обстоит дело и с психологией. То, что у лириков называется «глубоким внутренним миром», можно не разделять на множество составляющих, но обобщить их в виде двух основных частей.

Первый уровень психики – наше сознание, сравнимо, пожалуй, с процессором компьютера. Мы осознаём и обрабатываем ту небольшую по объёму порцию информации, которая попадает к нам ежесекундно из внешних источников: запах, вкус, слух, зрение и так далее. Не буду забивать вам голову цифрами, поверьте мне на слово, я читал, что скорость обработки поступающей информации обычным человеком отличается и ограничена определёнными параметрами. Сами знаете, что есть люди, которые схватывают буквально на лету, а некоторые всё время притормаживают.

Программист на минуту замолчал, увидев живую мимику на лице младшего брата.

– Я никого из присутствующих не имею в виду и нечего тут строить рожи, Полуэкт, – добавил он с улыбкой.

– Просто чай горячий, не обращай внимания, – с ужимками «засмущался» Физик.

– Ну-ну. А второй уровень – это подсознание. Семь чакр можно уложить в один общий модуль и сравнить его с внутренней памятью компьютера, которая по своему объёму информации намного больше той, вертящейся в нашем сознании. Так понятно?

– Да, есть такое представление, – утвердительно кивнул Психолог. – Согласен. Но бывают случаи, когда человеческое сознание удивляет своими возможностями. Обычно на них стараются не заострять всеобщего внимания, так как объяснить их материалистической наукой порой довольно сложно. Их называют феноменальными способностями.

– Некоторые настолько феноменально туп… Молчу, молчу, – заметив знакомый мячик в руках у брата поспешно добавил Физик.

– Я, кажется, забыл сказать, что имел ввиду средние информационные показатели, а не крайние их проявления. Неразгаданные феноменальные способности человека говорят о том, что у психологов непочатый край работы в исследовании наших возможностей. Нужно развивать в людях все полезные способности и укрощать вредные. Хотя бы этим мячиком, – Программист несколько раз подбросил его одной рукой.

– Кстати, Псих, – обратился он к приятелю, – можешь рассказать нам, что происходит с человеком во сне? Когда мы спим, мы себя контролируем или нет? Полуэкт, прекрати ржать.

– Спасибо за трудный вопрос, – улыбнулся Психолог. – С одной стороны, спящий человек находится в сознании, хотя бы потому, что, проснувшись он может вспомнить некоторые фрагменты сна. Иногда во сне человек переживает целую бурю эмоций. Кто-то испытывают радость, например, от полёта, а кто-то страх от падения и просыпается в холодном поту. Полуэкт, я знаю, что ты хочешь сказать. И не потому, что я Вольф Мессинг и прочитал твои мысли, – добавил Психолог, наблюдая за покрасневшем от сдерживаемого смеха Физиком.

– Но с другой стороны, – продолжал Психолог, – глядя на спящего или, не дай Бог, пребывающего в коме человека, нельзя утверждать, что он находится в сознании. Но вот вопрос: где же в это время находится его собственное «я»? В какой реальности? Как говорится – сиё науке неведомо.

Физик уже успокоился от внутреннего веселья, но озорные искорки по-прежнему блестели в его глазах.

– Картина Репина «Раздвоение личности». Иду я, такой одолеваемый жаждой познания, по пустыне, а за мной неотступно следуют два моих спутника – Сознание и Подсознание. – Физик взял в руки карандаш и стал рисовать на чистом листе бумаги забавных человечков. – И подталкивают друг друга. Или поддерживают? – продолжал он фантазировать. – И на каком языке прикажете мне с ними общаться?

– Я думаю, что на понятном тебе внутреннем языке, – Программист взглянул на Психолога в ожидании подтверждения, но тот молчал. – Мне кажется, что окружающую действительность мы сначала воспринимаем на подсознательном уровне, перенося в сознание только ту её часть, которую можем осмыслить. На осознание остального просто не хватает ни времени, ни понимания. А язык общения между Сознанием и Подсознанием называется Нравственность. Ведь не зря говорят: «человек прислушался к голосу совести». Конечно, если она есть. В результате такого информационного обмена формируется какое-то решение и мы начинаем действовать по определённому алгоритму. Как-то так. Я верно рассуждаю, Псих?

– Я пока не могу ответить ни да ни нет. Нужно поразмыслить, – ответил Психолог, – Ты привёл лишь частный случай, когда есть время для внутреннего диалога. Но чаще всего, мы не задумываемся о мотивации. Проще говоря, мы действуем, подчиняясь нашим привычкам и природным инстинктам. Кстати, вы заценили, что я стараюсь не использовать профессиональные термины и говорю на понятном вам языке?

– Да-да. Спасибо. Заценили, – откликнулся Журналист. – Мне, например, всё понятно. Саня привел пример, когда нужно думать, прежде чем что-то сделать. Собственно мы так и живём, ежедневно принимая какие-то решения под влиянием внешних обстоятельств. Но наш организм устроен таким образом, что большей частью мы доверяемся природным инстинктам и тем привычкам, которые у нас выработались годами.

– Прямо сами-сами выработались? Полуэкт тоже так рассуждает – Программист подмигнул младшему брату.

– Конечно, не совсем сами, нас так воспитали. Но мы ведь тоже можем управлять своими чувствами, привычками и эмоциями?

– Увы, далеко не все и не всегда, – сказал Психолог с сожалением.

– Хорошо. Будем считать, что со вторым шагом в направлении познания мы разобрались. Резюмирую: наш организм со всем его сложным внутренним миром можно представить в виде двухуровневой информационно-алгоритмической системы.

Мы получаем информацию извне, осознаём её, и принимаем решение действовать, так или иначе. По-моему, такая нехитрая алгоритмика у нашей психики.

– А вам не кажется, что нас сейчас умножили на ноль? – как будто очнувшись от сна, произнёс Физик. – Ты нас, человеков с большой буквы Ч, по сути сравниваешь с бездушными железяками. Мы что? Роботы? – брови Физика взлетели вверх, а глаза с театральным ужасом округлились.

– Не все. Но некоторых действительно не отличить от биороботов по их повадкам .

– Сам ты биоробот, – сказал Физик, по привычке приняв слова брата на свой счёт. Роботы не умеют стихи слагать, – и продекламировал с выражением:

«Твои сравнения бездушны и пусты.

Все настроение друзьям испортил ты…»

А Журналист в том же стиле продолжил:

«Ни капельки ты, Саня, не помог

Осмыслить людям, где Душа и Бог».

– Спокойствие, товарищи поэты! И до Бога скоро доберёмся. Всему своё время.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии