Неудобная правда Путина: "Деньги поступают ИГИЛ из стран G20"


Континенталист, 18 нояб. 2015   –   cont.ws


Исламское государство” стало выступать действительно как государство - одно из самых агрессивных государств-спонсоров терроризма. Надо ли Западу менять тактику постепенного удушения ИГИЛ? На саммите G20 в Анталье из-за теракта в Париже вопрос актуализировался. Путин заявил о своих правах на идею “большой коалиции”, а также укорил саудовцев, Катар, Эмираты и Турцию за “частное” финансирование ИГИЛ и содействие в нелегальной торговле нефтью.

Российский президент был в фокусе внимания на саммите “большой двадцатки” в Турции, состоявшемся сразу после парижских террористических актов, сообщает Пол Зонне в The Wall Street Journal. Путин высказался за более тесное международное сотрудничество в сфере борьбы с “Исламским государством” (запрещенным в РФ. - Прим. ред.).

Мы же предложили сотрудничество на антиигиловском направлении. К сожалению, наши партнеры в Соединенных Штатах на первом этапе ответили отказом, - заявил Путин. - Но, действительно, жизнь развивается очень быстро и часто преподносит нам уроки. И мне кажется, что сейчас все-таки осознание того, что эффективно бороться можно только вместе, приходит ко всем”.

Автор статьи комментируют: “Случившиеся в пятницу террористические акты дали российскому лидеру, в воскресенье на саммите поговорившему с президентом Бараком Обамой, новый шанс ослабить изоляцию, которая последовала за интервенцией на Украину и аннексией Крыма”.

Перед отъездом из Анталии Путин высказал предположение, что отстраненность между Россией и Западом заканчивается. Эти заявления прозвучали на фоне его как будто смягчившегося отношения к украинскому долгу перед Россией (3 млрд долларов), говорится в статье.

Высокопоставленный чиновник из администрации Обамы предупредил, что в отношениях между США и РФ не произошло никаких существенных, передает автор. Однако Джон Бреннан, директор ЦРУ, в понедельник упомянул о перспективе более тесного антитеррористического сотрудничества.

Владимир Путин ликует, ведь, по его мнению, его политический курс получил поддержку, пишет Изабель Мандро в газете Le Monde. Выступая 16 ноября в Версале, Франсуа Олланд высказался за создание “большой и единой коалиции” для борьбы с ИГИЛ в Сирии. Практически в это же время на итоговой пресс-конференции саммита G20 в турецкой Анталье российский президент заявил о своих правах на авторство данной инициативы.

В Анталье Путин старался укрепить свои позиции: если год назад на саммите G20 его принимали довольно холодно, то на этот раз широко транслировались кадры его двусторонних встреч с лидерами разных стран, в частности Саудовской Аравии. Путин отметил, что Россия располагает данными о финансировании ИГИЛ и незаконной торговле нефтью, а также посетовал, что Запад не делится информацией с российской стороной: “Нам боятся давать территории, по которым не надо наносить удары, опасаясь, что именно туда мы и будем удары наносить, что мы всех обманем”.

В заключение издание отмечает, что над созданием “большой коалиции” придется еще долго работать.

Российский лидер поставил в затруднительное положение саудовцев, Катар, Эмираты и Турцию, сказав про “частное” финансирование ИГИЛ и содействие в нелегальной торговле нефтью, пишет Маурицио Молинари в итальянской La Stampa.

Я приводил примеры, связанные с нашими данными о финансировании физическими лицами различных подразделений ИГИЛ. Финансирование, как мы установили, идет из 40 стран, причем, в том числе, из некоторых стран “двадцатки”, - Владимир Путин избрал закрытие саммита в Анталии для того, чтобы уведомить лидеров, сидевших за столом, что сила “Исламского государства” не в последнюю очередь заключается в “черной” финансовой поддержке, которую оказывают граждане многих государств.

Саудовская Аравия входит в G20, и не исключено, что шаг Путина был направлен на то, чтобы поставить в затруднительное положение короля Салмана, блеснувшего публичным заявлением в светлых тонах о “дьявольским террористах, которых следует разгромить”. Но это еще не все: в списках Кремля тех, “кто финансирует ИГИЛ”, большое количество турок. Таким образом, Путин поставил подножку и Реджепу Тайипу Эрдогану, хозяину саммита”, - пишет корреспондент.

Испанская La Vanguardia публикует материал информагентства EFE, посвященный “ошибкам, которые позволили ИГИЛ превратиться в глобальную угрозу”. Эксперты, работающие в США, указали на две основные ошибки Запада: США, Европа и их союзники на Ближнем Востоке отреагировали на гражданскую войну в Сирии запоздало и неудачно и к тому же доныне не смогли разобраться, чего хочет и как функционирует ИГИЛ. Но после терактов в Париже обнажились и другие факторы: недоработки разведслужб, проблемы с погранконтролем, вопрос о том, куда девается оружие, которое Запад поставляет для борьбы с джихадистами в Ираке и Сирии.

Вашингтон и его союзники сообща заключили, что бомбардировки в Сирии начались на два года позже, чем следовало, и потому у ИГИЛ был большой простор для роста”, - сказал в интервью EFE Карлес Кастельо-Катчот (Atlantic Council). Он полагает, что усиление ИГИЛ оказалось возможным, поскольку Европа отвлеклась на свой кризис в экономике и институциях, а США устали от интервенций в Ираке и Афганистане.

На его взгляд, “крупная ошибка” состояла в том, что не удалось сразу же взять под контроль сирийско-турецкую границу.

Памела Боллинджер, специалист по исследованиям беженцев (Мичиганский университет), отмечает, что нужно лучше проверять беженцев, которые стремятся в Европу, но “курс на отказ в приеме беженцев лишь подготовит почву для более широкой радикализации разных видов”.

Майкл Дорэн (Hudson Institute) считает, что у политики Обамы по борьбе с ИГИЛ есть “ахиллесова пята” - “почти полная зависимость от шиитов и курдов”: “Если США не сумеют мобилизовать арабских союзников-суннитов, они никогда не смогут удержать территорию, отвоеванную у ИГИЛ”.

В последние две недели “Исламское государство” показало себя как одно из самых агрессивных в мире государств-спонсоров терроризма. Если верить заявлениям ИГИЛ, то его боевики осуществили сложные теракты с многочисленными жертвами против двух из пяти постоянных членов Совбеза ООН - Франции и России”, - пишет в Foreign Policy специалист по Ближнему Востоку из Университета Джона Хопкинса (США) Уилл Маккэнтс. “Исламское государство” также организовало синхронизированные взрывы в Бейруте 12 ноября, в результате которых погибли десятки мирных жителей в контролируемом “Хизбаллой” районе.

Мы лишь недавно начали привыкать к представлению об ИГИЛ как о государстве и в меньшей степени - о государстве-спонсоре терроризма. На протяжении почти всего его существования “Исламское государство” было террористической группировкой или повстанческим движением. Но, набирая силу, оно все больше действовало как правительство”, - полагает автор статьи.

Если ИГИЛ включило зарубежные операции в свои бюджетные расходы, перспективы открываются пугающие. “Оно обладает бюджетом государства, имперскими амбициями и перечнем врагов, который выглядит как списочный состав ООН”, - говорится в статье.

С 2006 по 2010 год “Исламское государство” не было государством в каком-либо значении этого слова, отмечает Маккэнтс, однако гражданская война в Сирии и уход американцев из Ирака предоставили ему возможность оправдать свое название. В то время как другие суннитские повстанческие группировки сражались против центральных правительств, не предлагая альтернативной собственной формы управления, “Исламское государство” занялось созданием своей системы правления в суннитской племенной глубинке Сирии и Ирака.

Теперь “Исламское государство” решило терроризировать своих далеких противников. Так как же им реагировать?

На данный момент США и их союзники сделали выбор в пользу чего-то среднего между сдерживанием и быстрым уничтожением: в пользу удушения. Взаимодействуя с разнообразными местными ополчениями в Сирии и Ираке, союзники медленно затягивают петлю на шее ИГИЛ, отвоевывая территории на периферии и продвигаясь к его оплоту в Западном Ираке и Восточной Сирии. Это медленный, мучительный процесс, но он принес свои плоды: “Исламское государство” потеряло за последний год четверть земель”, - говорится в статье.

Теракты против мирных жителей, подобные парижскому, имеют целью заставить государства резко изменить политику - либо быстро свернуть свои операции, либо принять суровые силовые меры. “Прежде чем отвечать на последние теракты “Исламского государства”, США и их союзники должны тщательно обдумать положительные стороны настоящей политики и основные недостатки альтернатив, и лишь затем менять курс”, - рекомендует Маккэнтс.

Одним из положительных последствий терактов “Исламского государства” может стать изменение подхода к нему России: до сих пор приоритетом для ее авиаударов были позиции не ИГИЛ, а повстанцев, которые представляют непосредственную угрозу для режима Асада, - утверждает автор. - Если Россия всерьез поставит задачу уничтожения ИГИЛ и найдет способ ускорить уход Асада, то “Исламское государство” окажет миру услугу. В данный момент шансы, что Путин изменит курс, невелики, но повторяющиеся теракты ИГИЛ могут его переубедить”.

Как создать армию для борьбы с “Исламским государством”? “Это не просто борьба. Это война, - пишет глава вашингтонского бюро The Wall Street Journal Джеральд Ф.Сейб. - Чего не хватает, так это армии для ее ведения”.

По мнению Сейба, это может быть сила, организованная НАТО, состоящая из военнослужащих из региона и пользующаяся поддержкой западных ВВС, разведки и советников. “Проблема в том, что этот вариант отдает западным колониализмом и исключает Россию, которая может и должна участвовать в разрешении сирийского конфликта”.

Задачу могла бы выполнить сила, организованная под эгидой ООН. Но политика ООН всегда слишком сложна, рассуждает журналист.

Еще одним вариантом, как он считает, могла бы стать импровизированная международная “коалиция доброй воли”, сродни сформированной президентом Джорджем Бушем-младшим для войны в Ираке. “Она может быть создана под руководством США, Франции или даже России”, - полагает Сейб.

При любом сценарии будет существовать множество проблем: разногласия по поводу Асада, роль Ирана и подконтрольных ему шиитских сил в Сирии. И сможет ли Турция сотрудничать со своими курдскими противниками?

Даже успех не обязательно будет означать победу. Угроза терроризма, исходящая от исламистов, будет сохраняться.

Однако в долгосрочной перспективе, в чем соглашается большинство экспертов, переломный момент наступит с уничтожением штаб-квартиры “Исламского государства” в Сирии и Ираке. В конце концов, для победы над армией нужна армия”, - заключает Сейб.

Источник здесь

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии