Юлия Липницкая меняет тренера


Континенталист, 19 нояб. 2015   –   cont.ws


В среду вечером, за день до начала московского этапа “Гран-при” стало известно, что одна из самых ярких одиночниц мира Юлия Липницкая официально прекратила сотрудничество со своим тренером Этери Тутберидзе и намерена продолжить работу под руководством олимпийского чемпиона Лиллехаммера Алексея Урманова в центре олимпийской подготовки в Сочи. Туда Юля планирует отправиться уже в понедельник.

***

Наверное, можно сказать, что не произошло ничего экстраординарного: мало ли спортсменок в сложный для себя период решают сменить наставника? Да и спорт – не крепостное право: любой волен поступать в нем так, как считает нужным: менять тренеров, партнеров, специализацию и жизненные планы. Просто к Липницкой крайне трудно отнестись со стандартными мерками. Наиболее точно в адрес фигуристки выразился один из известнейших спортивных менеджеров, никогда не имевший к фигурному катанию никакого отношения: “Сотникова – олимпийская чемпионка. А Липницкая – это бренд мирового масштаба. И меня как бизнесмена поражает, насколько легко от этого бренда готово отказаться российское фигурное катание”.

Слова эти были сказаны год назад не в самый хороший для Юли период: она тогда только что сокрушительно проиграла чемпионат страны (в связи с чем соревновательный сезон завершился, толком не начавшись), была преисполнена внутренних терзаний и именно тогда впервые прозвучала мысль о том, что спортсменка может поменять тренера – уйти от Этери Тутберидзе, под руководством которой Юля каталась с одиннадцатилетнего возраста.

Формально информация была достаточно быстро опровергнута сначала пресс-службой российской федерации фигурного катания, а затем и самой спортсменкой. В действительности же конфликт был, причем нешуточный. Достаточно сказать, что он потребовал экстренного вмешательства не только высших чинов ФФККР, но и министра спорта Виталия Мутко. Вместе они сумели убедить как Юлю, так и ее тренера, продолжать совместную работу – не совершать резких движений. Хотя, возможно, напрасно.

Все стрелки тогда были переведены на Липницкую. Ей ставили в вину своевольность, невыносимый характер, неспособность ладить с окружающими и, разумеется, черную неблагодарность по отношению к тренеру. Другими словами, поведение 17-летней спортсменки обсуждала вся страна, включая коллег Тутберидзе по тренерскому цеху и даже специалистов-психологов.

Один из них – доктор психологических наук Сергей Петрушин – в интервью моему коллеге тогда сказал, что на его взгляд все, что происходит с Липницкой, – всего лишь закономерное следствие колоссальных физических нагрузок, к которым после Игр добавился еще и пресс общественного мнения. Как следствие, самооценка фигуристки стала прыгать: подниматься после побед и опускаться при поражениях. Совладать с таким прессом в 16 лет непросто, вот девочку и начало бросать из крайности в крайность. “Все ее поведение говорит о скрытых сигналах о помощи”, – добавил специалист.

***

Трагизм ситуации заключался в том, что за время подготовки к главному старту своей жизни и без того неширокий мирок Липницкой сузился до двух человек – тренера и мамы. Они заведовали всей ее жизнью, делая все, чтобы обеспечить Юле наилучшие условия для тренировок. При этом отношения между самыми близкими для девушки людьми оставляли желать много лучшего.

Первый раз повод задуматься об этом возник в начале олимпийского сезона. Я приехала на “Хрустальный” брать интервью у Тутберидзе, она же совершенно неожиданно попросила меня не спрашивать о своей главной подопечной. Пояснила, что переживает сейчас период достаточно напряженных отношений с мамой спортсменки и очень боится, что та вообще может забрать Юлю – отдать ее другому наставнику.

Сама Юля тогда невольно оказалась заложницей этих непростых отношений. С одной стороны была мама, с другой стороны стоял тренер. Жесткий, предельно честолюбивый и… внутренне неуверенный в себе. Помню, когда я впервые обратилась к Тутберидзе с просьбой об интервью в канадском Квебеке, где Липницкая впервые в карьере стала победительницей юниорского финала “Гран-при”, Этери даже смутилась: “Кто я такая, чтобы брать у меня интервью?”

Тогда я, разумеется, еще не знала, что фраза “Кто я такая?” будет сопровождать наши отношения на протяжении последующих лет. “Ну кто я такая, чтобы анализировать их катание?” – на мою просьбу дать профессиональную оценку Каролине Костнер, Юне Ким и Мао Асаде перед Играми в Сочи. “Ну кто я такая, чтобы о чем-то просить министра?” – на мой олимпийский репортаж, где были приведены слова Мутко, что именно Этери попросила его о том, чтобы Липницкая выступала в Сочи в командном турнире.

Она отчаянно стремилась любой ценой выбраться на элитный тренерский уровень. Работала ради этого, как проклятая, забывая порой обо всем, включая день рождения собственной дочери. И выбралась – благодаря Липницкой.

После чего Юля стала тренеру просто не нужна.

***

Хотя, наверное, не совсем так. Было бы крайне неверно искать в той ситуации виновных. Просто все трое вдруг оказались на распутье, не сразу сообразив, что рычаги, которые успешно управляли тренировочным процессом до Игр, вдруг перестали работать. В одном из интервью Тутберидзе сказала, что Юле сложно найти дальнейшую мотивацию. Отсюда, мол, все ее проблемы.

Тренер, правда, очень быстро открестилась от этих слов, списав все на журналиста, якобы неправильно ее понявшего. На самом деле фраза была абсолютно верной по сути: на фоне глобальной болельщицкой истерии и собственной популярности Липницкая совершенно не понимала, куда двигаться дальше, куда делать следующий шаг. Жесточайшая рабочая дисциплина, изматывающие голодовки в сочетании с высокими нагрузками и затворническое существование оправдывали себя, когда впереди маячила великая цель. Все-таки об Олимпийских играх, причем именно о сочинских, Юля грезила с детства. А что было делать, когда цель исчезла?

Этого не понимала и тренер. Просто признаться в этом хотя бы себе самой для Тутберидзе было, похоже, гораздо сложнее, чем списать тупик в отношениях на несносный характер подопечной и ее нежелание работать. К тому же по ней неудачи Липницкой ударили далеко не так сильно, как по Юле: после Игр в Сочи группа стала активно пополняться новыми учениками, а место наиболее перспективной, а главное, начавшей побеждать примы, уже было занято другой спортсменкой – 15-летней Женей Медведевой, которая, как когда-то Юля, выиграла несколько этапов юниорского “Гран-при”, затем финал серии и юниорское первенство мира. В этом сезоне она перешла на взрослый уровень, где тоже начала с побед.

У каждого тренера, даже самого талантливого, всегда есть некий список несостоявшихся учеников. Тех, кто мог, но по каким-то причинам ничего не добился. Своего рода тренерское “кладбище” – полигон, на котором оттачиваются умения, набирается опыт. Без этого, наверное, нельзя. Просто для каждого отдельно взятого спортсмена слово “кладбище” приобретает порой крайне буквальный смысл. Поэтому и возникает дилемма: либо ты уходишь к тренеру, который знает, как достичь результата или по крайней мере способен мотивировать тебя на то, чтобы его достичь, либо просто доживаешь свой спортивный век у прежнего наставника, уже ни на что не претендуя.

Можно ли винить Липницкую в том, что она не захотела “доживать”? Ей и без того было тяжелее всех: олимпийский чемпион (а Юля стала обладательницей этого звания, выиграв в Сочи командный турнир) – это ведь не только титул, украшающий жизнь, но и тяжеленный крест, когда жизнь перестает складываться.

Великий борец Александр Карелин когда-то очень точно подметил, что самое страшное для любого чемпиона – быть человеком, вызывающим жалость. “Мы же, спортсмены, реагируем на жалость гораздо болезненнее, чем кто-либо другой. Нам начинает казаться, что окружающие радуются нашей слабости. Ведь все мы – люди с воспаленным самолюбием”, – сказал он.

Вот и Липницкая на фоне всех своих проблем просто ушла в себя, еще больше обострив и без того колючие стороны своего характера. Все это, по сути, было защитной реакцией – внутренним криком человека, отчаянно нуждающегося в помощи.

***

Как раз в этот момент в жизни Липницкой и появился человек, ставший, по сути, ее куратором. Сначала он просто захотел помочь – из тех самых чисто практических соображений, что было бы крайне неправильно не попробовать сохранить для фигурного катания столь раскрученный бренд: ведь после Игр в Сочи девочку реально узнал и полюбил весь мир. Он же помог Юле заключить несколько небольших рекламных контрактов, чтобы на фигуристку, уже несколько лет в одиночку обеспечивающую и себя, и маму, не давила перспектива остаться без средств к существованию: ведь девятое место, которое Липницкая заняла на чемпионате России год назад, означало, кроме всего прочего, что ФФККР совершенно не обязана продолжать финансировать ее дальнейшую подготовку.

А потом Юля стала буквально вгрызаться в работу и открывшиеся перед ней возможности. Благодаря специально приглашенному тренеру по спецподготовке заметно прибавила в мощности катания и выносливости, поставила прекрасные программы, специально ради этого съездив летом в американскую школу Марины Зуевой в США. Работала там с самыми разными специалистами, в том числе по танцу и актерскому мастерству, много читала, учила язык.

И продолжала думать о смене тренера.

Задача была непростой: находиться в США без мамы (и уж тем более уехать туда тренироваться) Липницкая не могла: возраст не позволял приобрести машину и сесть за руль. В России же все упиралось в то, что было совершенно невозможно найти “свободного” специалиста – у которого имелся бы лед, но не было сильных, уровня Липницкой, учениц. Который мог бы полностью сосредоточиться на работе с новой подопечной и при этом справиться с ее характером: не заставить безропотно пойти за собой, а сделать так, чтобы Юля захотела этого сама.

Официально фигуристка продолжала числиться в группе Тутберидзе, но занималась большей частью со вторым тренером группы – Сергеем Дудаковым. С ним она ездила на второй сбор к Зуевой в США перед началом “Гран-при”, с ним же выступала в Бордо, где сумела впервые без срывов откатать короткую программу.

На том турнире Юля светилась счастьем до такой степени, что это замечали все. А сама она просто уже знала, что в свою прежнюю жизнь на “Хрустальном” не вернется больше никогда.

***

Выдающийся тренер по плаванию Геннадий Турецкий сказал как-то, что ученик, выбирая тренера, должен полностью отдаться в его распоряжение. Не сомневаться и не спорить, теряя на этом время и энергию. Другими словами, не удлинять собственный путь к успеху – только тогда этот успех становится возможен. Когда я привела это высказывание Урманову (новый наставник Липницкой сейчас находится в Таллине на международном турнире), он согласился:

– Мы же говорим сейчас с вами не о маленьких детях, а о взрослых спортсменах, которые сами принимают решение относительно своей жизни? Если ты пришел к тренеру работать, твоя задача – взять от него все, что он способен тебе дать. Есть великое, на мой взгляд, высказывание о том, что человека невозможно чему-то научить. Он может только научиться. Сам. А мы можем только помочь в этом.

На вопрос, долго ли размышлял Алексей, прежде чем дать согласие взять в свою группу столь неординарную ученицу, тренер ответил:

– Размышлял я действительно долго. Анализировал все, что происходит с Юлей, взвешивал все “за” и “против” и пришел к выводу, что это, наверное, правильный шаг с ее стороны – уйти от тренера. И что я действительно могу быть ей полезен. Для меня ведь эта работа – тоже своего рода вызов. Мне абсолютнейшим образом понятна ситуация – во многом потому, что я сам в свое время проходил нечто подобное. Что касается работы, я никогда не был сторонником того, чтобы критиковать своих предшественников. Не собираюсь делать это и сейчас. Естественно, что-то мы с Юлей будем делать в тренировках по-новому, возможно – многое, но чтобы понять, как именно эта работа будет строиться, нужно просто ее начать. И поверить друг другу.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

//www.sport-express.ru/figure-skating/reviews/939046/

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии