Найти и наказать


Континенталист, 21 нояб. 2015   –   cont.ws


ВАЖНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

1999 год, Астана, пресс-конференция премьер-министра России Владимира Путина: «Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту — в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы в сортире их замочим, в конце концов. Всё, вопрос закрыт окончательно». 2015 год, Москва, совещание в Кремле, выступление президента России Владимира Путина: «Убийство наших людей на Синае — в числе наиболее кровавых по числу жертв преступлений. И мы не будем вытирать слез с нашей души и сердца. Это останется с нами навсегда. Но это не помешает нам найти и наказать преступников».

Между этими двумя высказываниями — целая жизнь. Чеченская война. Теракт на Дубровке, Волгоград… На смену одной угрозе тут же приходит другая. Неизменно только одно: желание президента оградить Россию от терроризма.

На этой неделе глава ФСБ Александр Бортников доложил Владимиру Путину, что катастрофа российского самолета над Синайским полуостровом произошла все-таки из-за теракта. На борт было пронесено небольшое взрывное устройство, всего 1кг в тротиловом эквиваленте, но этого оказалось достаточно, чтобы самолет упал. Заседание, на котором эта новость была доложена, проходило в напряженной атмосфере — казалось, сам воздух в кабинете звенел; особенно тяжко пришлось президенту, который, это заметно, воспринял все как личную трагедию.

Итак, мы снова оказались в состоянии войны. Хотя, пожалуй, справедливее будет сказать, что мы из нее так и не выходили: угроза терроризма висит над Россией дамокловым мечом всю ее новейшую историю. Другой вопрос, что наибольшую угрозу всегда представлял терроризм внутренний, который привнесли в страну сбежавшийся отовсюду во времена чеченских кампаний террористический интернационал. Теперь же угроза исходит извне, и хоть она далеко, но последствия от ее игнорирования не заставят себя долго ждать: враг богат, враг силен, враг фанатичен и целеустремлен, а Россия — очередная преграда на пути к его цели.

Многие эксперты называли глупостью заявления США почти пятнадцатилетней давности о том, что они будут бороться с терроризмом. Как, говорили они, можно бороться не с конкретной силой, а со средством ведения войны? А вот так, как предстоит еще много лет бороться с этим нам. За каждым методом войны стоит сила, и найти, выявить эту силу, нам труда не составляет. А американцев ругать надо было совсем за другое, за то, как они использовали кровь своего народа для удовлетворения амбиций бушевского окружения, но речь сейчас не об этом.

Как бы кто ни хотел, а мы — на войне, на войне, в которой нельзя ни проиграть, ни отступить, потому что плата за ошибки слишком высока.

Понимание этого пришло быстро: в пятницу Совет Федерации принял итоговое заявление о борьбе с терроризмом. Предложили «ужесточить уголовную ответственность за терроризм и пособничество ему, включая вербовку, агитацию, пропаганду методов и практик террора, а также финансирование и любую иную поддержку террористических группировок», отменить мораторий на смертную казнь для террористов, а главное — призвали сплотиться все народы в борьбе с врагом, не только внутри страны, но и за ее пределами — дать мощный отпор всеми силами, показать, что возвращению в варварские времена не бывать.

Помочь этому может еще одно важное мероприятие, прошедшее вначале недели — саммит стран «Большой двадцатки» в Анкаре. Так получилось, что прошло оно сразу после еще одной кошмарной трагедии, случившейся на прошлой неделе — терактов в Париже. На этом фоне, а также на фоне риторики нашей страны, активно призывающей к реальным, а не фиктивным действиям против ИГИЛ, встреча глав крупнейших государств прошла гораздо более продуктивно, более сплоченно и более напряженно. Ушла в прошлое модель поведения, закрепившаяся на прошлом саммите «Большой двадцатки», когда политики вели себя, как ребятишки из детского сада, хвастаясь друг перед другом санкциями и затаивая друг на друга обиды за то, что один не хочет общаться с другим.

Показательно выступление Владимира Путина на итоговой встрече, при обсуждении вопроса взаимодействия с американцами по сирийской проблеме: «Жизнь, она развивается очень быстро и часто преподносит нам уроки, и мне кажется, что сейчас приходит осознание того, что эффективно бороться нужно только вместе всем. Мы полагаем, что сотрудничество может быть налажено как на политическом уровне, так и на уровне спецслужб, которые должны активно обмениваться информацией, помогая друг другу и предупреждая друг друга об опасности».

Сдвиг произошел и в отношении к президенту Сирии Башару Асаду, с которым Запад наотрез отказывается сотрудничать. Так, Франсуа Олланд признал, что не Асад, а ИГИЛ, является основной проблемой и бороться нужно прежде всего с джихадистами. С нашей стороны также наметился прогресс во взаимодействии с так называемой умеренной оппозицией — открылись новые возможности для диалога и взаимодействия для противостояния террористам. Вполне возможно, что в конце концов мировому сообществу удастся сплотиться вокруг сирийского конфликта и получится действовать сообща с максимальной эффективностью, перестать тянуть одеяло на себя.

Конец недели тоже принес с собой трагические известия — очередной теракт, на этот раз в африканском государстве Мали. Неизвестная группа зашла в гостиницу в столице Мали Бамако и захватила в заложники 170 человек. Почти сразу отпустила нескольких человек, которые смогли процитировать Коран, остальных пришлось спасать в ходе штурма. Среди погибших — двое россиян. Террористический интернационал продолжает работать, продолжает атаковать тех, кто меньше всего защищен и готов дать отпор. Война, у которой нет фронта, жестокая и бескомпромиссная. Война против всего человечества и нам в ней надо победить, другого выхода нет…

И буквально сегодня с полей Совета безопасности ООН приходят положительные известия: принята резолюция по координации борьбы против запрещенных в России ИГИЛ и «Аль-Каиды». В резолюции значится призыв Совбеза «удвоить и координировать свои усилия для предупреждения терактов». Члены СБ призывают все государства приложить максимум усилий для пресечения потока иностранных террористов в Сирию и Ирак, пресекать их финансирование, перестать покупать нефть, которая продается по бросовым ценам и приносит террористам по разным подсчетам полтора миллиона долларов в сутки.

К слову, из штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке на неделе пришли еще новости: третий комитет Генеральной Ассамблеи принял резолюцию о борьбе с героизацией нацизма, неонацизмом и другими проявлениями расизма и ксенофобии. Документ поддержали 125 государств, 53 — воздержались, среди них и государства ЕС. Против же высказались только четверо: Украина, США, Канада и крохотное островное государство Палау. В прошлом году этот документ уже выносили на голосование, его противниками выступили все те же. Любопытный момент: проголосовали против или воздержались те государства, которые настаивают на правах человека, свободе и равенстве. В декабре резолюция будет вынесена на голосование на пленарной сессии Генассамблеи.

Еще на неделе продолжилась эпопея с украинским долгом перед Россией в $3 млрд. Во-первых, МВФ признала его в качестве суверенного, то есть на него не могут распространятся условия о реструктуризации, как для частных кредиторов. Во-вторых, Владимир Путин все-таки предложил украинской стороне поблажку: выдавать долг начиная со следующего года по одному миллиарду за раз до 2018 года при посредничестве и гарантии МВФ. Это предложение было официально оформлено и отправлено правительством России своим коллегам, теперь ждут ответа.

Тем не менее, несмотря на отсутствие официальной реакции, украинский премьер Яценюк позволил себе в очередной раз заявить, что деньги «агрессору возвращать не будет» ни в коем случае, а «в случае чего» его правительство просто введет мораторий на выплату. В дальнейшем ситуация может разворачиваться крайне любопытно. По уставу, Международный валютный фонд не имеет права выдавать новые кредиты в случае невозможности погасить старые, суверенные, долги перед другими государствами. Тем не менее, такое вызывающее поведение украинского премьера тяжело списать на простой популизм — наверняка он получил гарантии от международных кредиторов о продолжении выплат. Интересен итог: или МВФ рискнет своей репутацией, или Украина объявит дефолт.

Сергей КЛЁНОВ

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии