Имамат Шамиля


Континенталист, 23 нояб. 2015   –   cont.ws


Предпосылкой создания Северо-Кавказского имамата было движение шейха Мансура 1785 - 1791 гг., а его победа при селении Алды вдохновила на подвиги многие неспокойные народы Кавказа. Основными своими целями Мансур ставил борьбу с рабством, феодалами, кровной местью, и в целом, замену горских адатов на мусульманские законы шариата.

Первым имамом Северо-Кавказского имамата считается Гази - Мухаммад, Шамиль же стоит третьим в очереди, с его приходом начинается расцвет мюридизма на Кавказе.

Шамиль получил духовное образование у лучших ученых Дагестана и именно оно в решающей степени позволило Шамилю стать имамом и самым авторитетным лидером на Кавказе.

В Имамат вошли земли  Аварского ханства, множество союзов сельских обществ горного Дагестана и практически вся Чечня. Под влиянием имамата находились также в разное время ряд обществ Ингушетии, аулы Хевсуретии и Тушетии. Влияние государства ощущалось и на Западном Кавказе.

Численность населения Имамата насчитывала примерно 400 тыс. человек. Население имамата было разношерстным, насчитывалось до 50 народов и народностей Дагестана, Северного Кавказа, России и других стран.

Официальным языком многонационального имамата стал арабский, пришедший на Кавказ с исламом.

Объединение горцев в рамках имамата имело четкую организацию с административно-территориальным управлением от высших государственных звеньев к низшим. В имамате функционировала система суда. Кстати, в то время впервые на Северном Кавказе была создана своеобразная финансово-налоговая система.

Была создана армия, интернациональная по своему составу, налажено производство оружия, хоть и уступающего по своему качеству любому другому. В Имамате были полностью освобождены все феодально-зависимые категории крестьян, отменены феодальные подати и повинности.

Историк-публицист середины XIX века Х.Тиррел назвал имамат Шамиля “варварской монархией, созданной для борьбы за свободу и религию”.

Шамиль намеревался включить в структуру новой власти достаточно развитые государственные образования, существовавшие на территории Дагестана и имевшие наследственных владетелей.

Шамиль хотел повелевать всеми племенами Кавказа в качестве пророка и суверенного правителя. Эту задачу Шамиль решал с помощью таких средств, как пробуждение массового религиозного энтузиазма, воспитание преданности к собственной персоне, искоренение, насколько возможно, междоусобиц. В русской и зарубежной литературе почти единодушно отмечается, что Шамиль производил реформаторскую работу совершенно блистательно. Он учредил институты, которых горцы никогда не знали и которые представляли собой составные компоненты цельного государственного устройства военно-теократического и «тоталитарного» характера - имамата. Территория имамата была разделена на наибства - административные единицы, являвшиеся одновременно и военными округами. Во главе стоял наместник Шамиля - наиб, совмещавший обязанности губернатора, судьи, священника и полководца. Он следил за соблюдением шариата, используя против неблагочестивых силу, собирал налоги, производил рекрутские наборы, улаживал междоусобицы. Ему подчинялись кадии и старшины, которые управляли аулами, входившими в состав наибства. Судебные дела разбирались по шариату кадиями и муфтиями под наблюдением наиба. У последнего имелся заместитель, дебир - исполнитель с ограниченными правами. В наибский административный аппарат входили татели, следившие за тем, чтобы народ соблюдал шариат. Для удобства некоторые наибства объединялись в области под управлением мудиров. В целях контроля за деятельностью должностных лиц к ним приставлялись специальные комиссары, мухтасибы - нечто вроде тайной политической полиции. Этих людей отбирал сам имам, они пользовались его полным доверием и отличались безукоризненной честностью. От них поступали сведения о служебных злоупотреблениях на местах.

Центральную администрацию составлял «Диван-ханэ», сложившийся постепенно как преемник народного собрания и некоторое время еще сохранявший черты родовой демократии, следуя принципу «коллегиальности» при решении дел. Этот орган действовал под личным председательством имама - верховного вождя народа. Шамиль и его Совет олицетворяли высшую военную, административную и судебную инстанцию, где сходились все нити местного управления и рассматривались наиболее важные вопросы общественной жизни. Совет заседал ежедневно, кроме пятниц, посвященных молитве. Имама окружала гвардия телохранителей, состоявшая из 120 преданных мюридов, возглавляемых начальником стражи и двенадцатью десятниками. Шамиль преследовал обычай кровной мести и ограничил его применение введением уголовного суда по шариату. Родовая традиция защиты чести фамилии с помощью бесконечных убийств никак не устраивала Шамиля. Не будучи в состоянии совершенно искоренить кровную месть - один из самых устойчивых социальных институтов доклассовой эпохи, Шамиль тем не менее сократил приносимый ею ущерб. Под угрозой смертной казни он запретил мстить родственникам убийцы, требуя улаживать дело выкупом. Наказание за преступление превращалось из частного дела виновной и потерпевшей сторон в предмет законодательного вмешательства. Имам был убежден, что священное право на пролитие крови во имя справедливости и порядка может принадлежать только Вождю, олицетворяющему Государство. Посему общество обязано отказаться от этого права и делегировать его в высшую инстанцию.

Разновременно устанавливаемые им правовые нормы, основанные на шариате и систематизированные позднее в «Низаме» (кодекс законов), внушали горцам «правильные понятия» о собственности, предусматривали средства их защиты от посягательств с любой стороны. По свидетельству современников Кавказской войны, в тех аулах, которые признавали господство имама, обеспечивалась полная безопасность собственности.

Шамиль дал древним военным традициям горцев новые организационные формы. Создав регулярную армию и ополчение на основе системы рекрутских наборов, имам упорядочил стихийные, нацеленные на добычу набеги, направил их в нужное ему русло. Крупные военные подразделения стали частью государственной структуры, главным инструментом осуществления внутри и внешнеполитических задач. Реформаторское искусство Шамиля проявилось в умении эффективно соединить строгую армейскую дисциплину с природной воинственностью горцев.

Заимствуя русские образцы, имам ввел воинские чины. Трое самых выдающихся из его сподвижников и полководцев получили звания, соответствующего генеральскому. Несколько командиров, в основном из предводителей муртазеков, были произведены в «капитаны».

Другой учрежденный Шамилем государственный институт - казна имамата, доходы которой формировались не только за счет установления отчислений от традиционной добычи, но и за счет совершенно нового источника - налогообложения населения. С каждой семьи взималась подушная подать деньгами и натурой. Десятая часть урожая шла в казну. К государству также переходила собственность мечетей. Взамен муллам выплачивалось регулярное пособие. Доходную статью казны составляли и различные штрафы за нарушение шариата. Иначе говоря, почти все институты общественной жизни подвергались централизации и унификации. Для своевременной доставки распоряжений имама к наибам и другим должностным лицам на местах Шамиль учредил правительственную почту. Каждый аул был обязан незамедлительно предоставлять курьеру имама быстроходных скакунов, которых он менял по мере необходимости на пути следования к пункту нaзнaчения. Благодaря такой системе связи приказы Шамиля доходили с необычайной быстротой даже до самых отдаленных уголков имaмaтa. Централизация государственного управления требовала учета людских ресурсов, необходимого для пополнения армии и организации правильной системы налогообложения, для чего в имамате проводилась перепись населения.

Особый интерес вызывают методы утверждения и сохранения авторитарной власти Шамиля. Здесь главная роль зачастую принадлежала духовно-религиозному и харизматическому воздействию имама на массы. Число сторонников нового вероучения и его выдающегося проповедника росло с невероятной стремительностью. Религиозный энтузиазм горцев позволил Шамилю сосредоточить в своих руках небывалую для Дагестана и Чечни власть.

Опираясь на духовенство, Шамиль пытался создать атмосферу аскетизма, стремился втиснуть бытовую жизнь горцев в рамки религиозной нравственности. В традиционной горской вольнице видел он источник разложения нравов, исправить который он хотел с помощью шариата.

Далеко не все из повиновавшихся имаму племен были довольны его реформами. То здесь, то там гнет Шамиля становился невыносимым, рекрутские наборы и налоги серьезно давили на горцев. Среди них довольно сильно чувствовались антишариатские настроения. Нередкими были случаи убийства мюридов или выдачи их русским властям. Против непокорных обществ Шамиль действовал уговорами, а после и карательными экспедициями, в ходе которых он подавлял восстание, казнил зачинщиков и брал заложников. Случалось, что ему удавалось скорее устрашить, чем заставить присоединиться к имамату. Но чаще демонстрация или применение силы производили должный поучительный эффект, ведь горцы хорошо понимали язык силы и с уважением подчинялись человеку, владевшему им в совершенстве. Чем могущественнее становился Шамиль, тем меньше он задумывался, прибегая к оружию для вразумления восставших. И хотя в его методах властвования всегда оставались в запасе политические и психологические методы, все-таки предпочтение в конечном итоге было отдано более простому и легкому насильственному пути.

Судьба имамата Шамиля была плачевной. Он был уничтожен, а имам сдался в плен. Имамат просуществовал до 1859 года. Его уничтожение стоило России многих солдатских жизней и, не постесняюсь сказать, рек крови, пролитых в горах. Его история была наполнена славными победами и горькими поражениями. Однако, с самого начала имамату было предрешено развалиться, так как:

1. Шамилю приходилось улаживать междоусобицы, которые нередко возникали среди различных народностей и народов.

2. Как только имам терял контроль над той или иной территорией, как тут же происходило восстановление адатных норм практически во всех сферах общественной жизни. Горцы возвращались ко времени адата, которое они противопоставляли времени шариата (времени правления Шамиля).

3. Злоупотребления и самоуправство наибов подрывали авторитет Шамиля, вызывали народное недовольство.

4. Горцы считали, что во всех их бедах повинен мюридизм и все с ним связанное.

5. По меткому выражению одного русского публициста, ошибка Шамиля состояла «главным образом в том, что он стремился быть больше мусульманином, чем дагестанцем».

6. Война с Россией оказалась роковой для Шамиля. Старейшины не раз писали ему, чтобы он прекратил войну с Россией, так как победить такую армию им не под силу. Горы, которые старейшины считали неприступными, русские войска методично захватывали, поражения, нанесенные русским, не оказывали никакого эффекта, а сами горцы получали болезненные удары, от которых было нелегко оправиться.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сергей Удалов

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии