Как лодку назовёшь: Исламское государство, ДАИШ или же всё-таки ИГИЛ?


Континенталист, 3 дек. 2015   –   cont.ws



Теракты в Париже возобновили дебаты по вопросу о том, как же всё-таки следует называть группировку, взявшую на себя ответственность за эти трагические события. Почему это так волнует людей? Всё довольно просто. То, как мы называем вещи, имеет очень важное значение. Не зря же говорят, что как лодку назовёшь - так она и поплывёт. Поэтому, давая террористической группировке какое-то название, мы не только её определяем, но так же наделяем значением, которое способно убедить людей смотреть на него через ту призму, которую предлагает человек, выбравший определенное обозначение.

Члены группировки, взявшей на себя ответственность за теракты в Париже, предпочитают, чтобы их называли халифатом или аль-Давла (al-Dawla), то есть государством. Но это название прижилось разве что у самих террористов. А самыми распространёнными вариантами сейчас всё равно остаются Исламское государство, ИГ, ИГИЛ, ИГИС и ДАИШ (Daish или Daiish). Но есть и более эмоциональные названия, которые предложили различные западные представители. Среди них такие как “Головорезы ДАИШ”, “Не-исламское не-государство” и даже душегубы и палачи.

Вариантов действительно много. Одни показывают то, в каком свете термин должен быть истолкованным, а другие названия говорят нам о том, каким образом должна восприниматься эта группировка. Поэтому стоит пройти по всему идеологическому спектру, чтобы понять, как же всё-таки следует называть эту террористическую группировку.

ИГИС (Исламское государство Ирака и Сирии) - ещё одно довольно распространённый термин, применяемый к террористам. Он является английским акронимом арабского названия (al-dowla al-islaamiyya fii-il-i’raaq wa-ash-shaam), означающего “Исламское государство Ирака и Сирии”.

Говоря о террористах, так же часто употребляют названия ИГИЛ или ИГЛ. По сути, это одно и то же, только последняя буква означает “Левант”, и при этом подразумевается более значительная территория. Вокруг точных географических границ ходит много споров, но обычно считают, что сюда входят либо частично, либо полностью Сирия, Ирак, Иордания, Израиль и Ливан.

В последнее время всё чаще террористов называют ДАИШ. От чего сами боевики далеко не в восторге. Они даже грозятся отрезать язык любому человеку, который будет его использовать. Хотя ДАИШ по сути ничем не отличается от ИГИС. Это так же всего лишь латинизация аббревиатуры на арабском, основой которой служат те же самые слова, что и в акрониме ИГИС. Но члены террористической группировки всё равно считают это название неприемлемым. И вот почему. Если произнести слово ДАИШ, то оно становится очень похожим на слово, которое можно перевести как “крушить”, “попирать”, “сеять раздор”. Таким образом, название группировки, сеющей боль и ужас по всему миру, звучит скорее как насмешка. По словам переводчика с арабского Элис Гатри, принимавшей участие в одной из программ международной организации Free Word Centre, называть террористов ДАИШ - это фактически тоже самое, что использовать для обозначения Исламского государства аббревиатуру “Т. Е. Р. Ь. М. О.” (S. H. I. D.)

Теперь понятно, почему именно термин ДАИШ сейчас так стремительно набирает популярность. В это название вкладывается определённый смысл. Называя террористов ненавистным им термином, люди не только демонстрируют своё к ним отношение, но так же невольно или же намеренно оказывают своеобразное психологическое давление на боевиков.

Однако, официальным названием группировки, известной сейчас как “Исламское государство”, ДАИШ пока не стал. Правительства, журналисты и представители академического мира так и не пришли ещё к единому мнению относительно выбора подходящего слова. Кто предлагает эмоциональные названия, кто-то склоняется к более нейтральным вариантам. Пока что каждый лидер отдельного государства предпочитает по-своему называть террористов, исходя из того, какое восприятие он хочет сформировать.

Выбор этот довольно непростой. Прийти к какому-то общему мнению, до сих пор не вышло. Усложняет выбор не только разница восприятий, но так же и то, что правительства арабских государств и более умеренные мусульмане, например, отвергают слово “халифат”. В первую очередь из-за его подтекста, но также из-за его значения. Ведь буквально оно означает государство или территорию, управляемую халифом, мусульманским лидером — духовным и гражданским, и это в значительной мере напоминает Папу и короля в одном лице. Это слова связано и с исламской историей и затрагивает такие понятия как величие, законность и ощущение судьбы. Принято считать, что наследие халифа восходит к самому пророку Мухаммеду.

Но в любом случае пока террористической группировке, совершившей теракты в Париже, не дали какое-то общее официальное название, каждый человек вправе называть её так, как ему захочется. Этого людям никто запретить не может. Но, если вы теряетесь и не можете отдать предпочтение какому-то конкретному термину, общепринятые вам не нравятся, а эмоциональные названия вы считаете слишком резкими, то вы всегда можете просто остановиться на более нейтральных и мягких обозначениях. Таких, например, как “боевики”, “вооруженные люди” или “террористы-смертники”. Выбор за вами. В конце концов, не так и важно само слово. Куда важнее то, какой смысловой посыл это слово будет нести.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Подписаться




или по почте

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии