Григорий РАСПУТИН. Несколько штрихов к портрету


Континенталист, 14 февр. 2016   –   cont.ws



ТЕМНАЯ ФИГУРА

Он называл себя «Христом в миниатюре». Враги — «святым чертом». Для одних он был шарлатаном и провокатором, для других — единственным спасителем их жизни. Там, где оказывались бессильны врачи-профессионалы, неграмотный мужик с черными ногтями выступал в роли настоящего ангела-спасителя.

Этот человек был наделен тремя необыкновенными качествами: даром целителя, талантом тонкого психолога-манипулятора и еще — похотливостью сатира. Если слегка отвлечься от самых резких черт этой темной фигуры, перед нами предстанет обычный, невзрачный и полуграмотный, с трудом способный нацарапать свое имя, крестьянин.

Он пил суп из миски и ел рыбу руками. Закончив трапезу, вытирал руки о бороду или одежду. Не стесняясь собеседников, смачно отрыгивал после сытного обеда, ковырялся грязным пальцем в носу, открыто, как животное, справлял нужду на многолюдных улицах… И все же — тысячи людей называли его святым. А женщины считали великим счастьем принять пищу из его выпачканных рыбьим жиром рук, выстирать его грязное белье, состричь ему ногти (а обрезки ногтей хранить как чудотворный оберег) или поцеловать, ровно святыню, его густо смазанные гуталином сапоги… Григорий Ефимович Распутин.

СТАЛ ДРУГИМ ЧЕЛОВЕКОМ ОТ… УДАРА ПО ГОЛОВЕ

Возможно, «Гришка-дурак», как называли односельчане молодого Распутина, так и остался бы простым крестьянином — наглым, вороватым, буйным, с разгульной натурой, который «дрался не только с посторонними, но и с родителем». Если бы однажды… не получил колом по голове. До того дня Гришка был обычным пьяницей и вором — крал все, что плохо лежит, и пил все, что горит. Однажды он решил обокрасть своего соседа Картавцева. На допросе Картавцев сообщал: «Я поймал Григория на краже у меня остожья… Разрубив остожье, он сложил все на телегу и хотел увезти. Но я поймал его и хотел заставить везти краденое в волость… Он хотел бежать и желал было ударить меня топором. Но я в свою очередь ударил его колом и так сильно, что у него из носа и рта потекла кровь ручьем… Сначала я думал, что убил его, но он стал шевелиться… И я повез его в волостное правление. Он не хотел идти… но я ударил его несколько раз кулаком по лицу, после чего он сам пошел в волость… После побоев он сделался каким-то странным и глуповатым».

Как и отец, Распутин подрабатывал ямщиком. Вскоре после побоев, пришлось ему вести в Тюмень Мелетия Зборовского, студента Духовной академии. Заговорили они о Боге — и разговор этот произвел переворот в душе молодого Распутина. Видимо, душа Распутина давно ждала такой беседы. Мелетий сказал ему главное: «Бог милостив, он ждет возвращения к Себе блудного сына до последнего человеческого вздоха. И в час двенадцатый прийти к Нему не поздно. Иди и спасайся!»

Получив побои, Григорий впервые ощутил странную радость — «радость смирения, страдания, поношения…». Иначе говоря, он превратился в другого человека. Побеседовав со студентом, этот другой человек, решил отправиться на поиски «ангельского хлеба души человеческой». С этого момента начинается новая жизнь «Гришки-дурака». За несколько лет странствий Распутин, недавний вор, разбойник и пьяница, превратится в человека, нашедшего себя, познавшего людей и обретшего Бога…

СПОРЯЩИЙ С САТАНОЙ

Если сравнить человека с батарейкой, имеющий определенный запас энергии, то Распутин, благодаря специальным упражнениям, превратился в носителя почти неисчерпаемой, постоянно возобновляющейся энергии. Распутин не отличался ни высоким ростом, ни богатырской силой, однако его физическая и сексуальная сила далеко превосходила то, что считается нормой. Эта сила питалась не внешней, «механической» мощью — здоровьем и крепостью мышц, а исключительно внутренней силой, куда более надежной и эффективной. Эту мощь он обрел в результате постоянных испытаний духа и тела.

«Победивший одного — лишь победитель одного. Победивший тысячу — лишь победитель тысячи. И только победивший себя — победитель, способный одолеть всех», — гласит восточная мудрость. Распутин сражался с собой, изнуряя тело и воспитывая силу духа в продолжительных сидениях на болотах, подставляя обнаженное тело для мошкары и комаров. Он проходил в день по 70-80 и даже 100 километров. Иногда шел без сна и остановок по два дня подряд. Ночевал в конюшнях и у обочин дорог, подвергался нападению разбойников и хищных животных, распарывал до самой кости пятки, шагая босым по каменистой дороге. По полгода не менял белье и не дотрагивался руками до тела, выполнял самую грязную и тяжелую работу за кусок хлеба.

«Я делал это, чтобы научиться переносить посланные мне испытания», — говорил он. С этого времени у него появилась странная привычка: разговаривать с самим собой. «Я много беседовал с Господом, но еще больше — спорил с сатаной…».

С каждым днем в нем крепла внутренняя сила, типичная для всех странников. Агенты царской охранки признавались, что они не могли допрашивать людей, утомленных лишениями и длительными путешествиями: укрепившись в своей вере, они были неподвластны никакой боли, никакому давлению или страху.

Античная мудрость отмечает: «Чтобы чего-то достичь, нужно чем-то пренебречь». Иначе говоря, чтобы что-то получить, нужно от чего-то отказаться, чем-то пожертвовать. И чем больше жертв приносит человек во имя какой-то цели, тем скорее и реальнее ее достижение. Крестьянин Распутин прежде чем стать всемогущим «отцом Григорием», отказался от многого, что любил: вина, мяса, сладостей, женщин, от крова над головой, от спокойной семейной жизни, от общения с родителями, женой и детьми. Потом он наверстает упущенное. Однако нескольких лет испытаний для Распутина окажется достаточно, чтобы совершить затем головокружительную карьеру и занести свое имя в книгу мировой истории.

Вернувшись после скитаний в родное село, Григорий Распутин обнаружил в себе и дар целителя, и предсказателя, и мудреца. За советом и помощью к новоявленному чудотворцу потянутся соседи, затем люди из окрестных селений и даже городов. Вскоре слава о «святом из Сибири» долетит до Петербурга.

ОТ МУЖЧИН ОН ТРЕБОВАЛ ДЕНЕГ, А ОТ ЖЕНЩИН — ЛЮБВИ…

Однажды слава приведет его в царский дворец. И здесь случится то, что превратит Распутина в закулисного правителя России: несколькими пассами и короткой, но истовой молитвой ему удастся, на глазах у изумленных родителей, избавить царевича Алексея от острого приступа гемофилии (заболевания крови), в то время неизлечимой болезни. Сами врачи называли это исцеление чудом. С этого момента и до самой своей кончины Распутин будет располагать глубокой признательностью императрицы и, если не дружбой, то великодушной снисходительностью самого императора. Ему будет прощаться все: и скандальные дебоши, и безудержные попойки, и крайний разврат. Он навсегда останется для царской четы «нашим Другом». И «наш Друг» в полной мере воспользуется своими привилегиями.

К нему, а не к министрам или царю, потянутся со своими просьбами тысячи людей, от министров и генералов, до простых крестьян и рабочих. И Распутин, «добрая душа», с искренней заинтересованностью будет выслушивать каждого. И каждому, действительно, поможет. При этом, правда, у всех мужчин он будет просить денег, а у женщин, особенно красивых, — любви… То есть, сексуальных услуг.

Справедливости ради нужно сказать: Распутин не был жадным человеком и взятки требовал не от сребролюбия. Деньги тешили другое его чувство — тщеславие. Он жаждал власти, но власти, прежде всего, духовной, которую деньги дать не могут. Поэтому, когда просителем оказывался человек небогато одетый или, в особенности, крестьянин, то помощь Распутина в этом случае была бескорыстной. По словам Арона Симановича, его личного секретаря, Распутин «помог тысячам людей и, благодаря своей доброте, спас многих от нищеты, смерти и преследований… По-моему, Распутин был более честен, чем все те люди, что собирались у него на квартире».

«ЖИВОЙ ЧЕРТ»

Авторы многих воспоминаний о Распутине рассказывают о его «страшных глазах маньяка», «козлином запахе», «невероятно переменчивом лице», тяжелых «паучьих лапах», «черных, как угли, зубах»… Замечают даже странную проплешину на голове и, там же, у лба — «подозрительное» утолщение, похожее на пробивающийся рог… Ни дать, ни взять — живой черт! (Кстати, этот «рог» — память о пьяной драке в молодости — Распутин тщательно маскировал длинными, по-особому причесанными волосами.)

Неприглядный, сбивающий с толку вид «отца Григория» дополнялся такими же оригинальными манерами и речью. Вот как описывает это писатель Борис Никольский: «Он старается говорить на вдохновенно-мужицкий лад, но в господском вкусе; ясно, что он говорит не то, что думает, и что своих мыслей никогда не выскажет. Видали вы на траве комки белой пены, точно слюны? В этой пенистой слюне живет червячок. Так и у Распутина, слова — слюнная пена, точно кто плюнул; никто и не заподозрит в глубине этого плевка вредного червячка-паразита, жадную, хитрую, скрывающуюся мысль».

Диагноз дворянина, профессора Никольского крестьянину Распутину беспощаден: «полный психопат, хищный зверь в образе 40—50-летнего степенного, слегка причесанного мужичка», «типичный великорусский прирожденный преступник, избравший своим поприщем внушение на почве истерического женского эротоманства».

Удивительно: человек, внушавший отвращение и видом, и манерами, пользуется таким небывалым, необъяснимым и скандальным успехом при дворе, в министерских кабинетах, в элитных клубах и светских салонах. И, что самое поразительное, на него бешеный спрос у женщин! И не у каких-то там непритязательных кухарок или провинциальных купчих, а у августейших особ, потомственных дворянок, жен министров и послов, прима-балерин, первых дам двора и полусвета… В чем же дело?

ЕГО СЕКРЕТЫ

Симанович однажды обратил внимание на странное поведение старца. Перед сном тот пошел в свой кабинет и стал что-то писать на клочке бумаги, а затем отправился в спальню и, положив бумагу под подушку, тотчас же заснул. «Я записываю свои желания, которые исполняются, пока я сплю», — ответил он Симановичу, когда тот поинтересовался, что все это значит. Потом Распутин добавил, что до того, как научился писать, он делал засечки на трости, загадывая при этом желание, в результате чего ему удалось предотвратить множество несчастий. Это — один из секретов Распутина. Приемы и методы воздействия на людей он не только собирал по всему свету и изучал, но и с успехом использовал.

Современные ученые утверждают, что передача информации от одного человека к другому происходит по трем каналам: за счет слов, за счет звуков и за счет жестов. Слова дают нам только 7% информации. Звук, тон, интонация, тембр и мелодичность голоса — 38%. И, наконец, самый важный канал — 55% получаемой информации мы получаем, наблюдая за жестами и движениями человека. Распутин превосходно умел «читать» по жестам. И сам, при необходимости, пользовался нужными жестами, невольно вызывая у непосвященного собеседника доверие и чувство симпатии.

Управлять своим голосом, и тем самым оказывать нужное воздействие на слушателей, Григория научили монахи. «Старец» и здесь оказался способным учеником: умел придавать своему голосу нужный, в зависимости от ситуации, тембр, делать его то мягким и усыпляющим, то сладкоречивым и очень сексуальным, то абсолютно уверенным и беспрекословным.

С особым рвением Распутин учился «магнетическому взгляду». Глаза — зеркало внутренней силы, табель о ранге человека. Сильный взгляд — это молчаливый приказ о подчинении, свидетельство высокого положения. Кто умеет пользоваться взглядом, тому не нужно тратить времени на поиск аргументов в пользу своих слов или желаний.

Первой жертвой его тренировок стал он сам: сидя перед зеркалом, он сосредотачивал не моргающий взгляд на переносице и, обливаясь слезами, терпеливо ждал результат. Шли дни, недели, месяцы, и его начинали одолевать сомнения: пока ничего, кроме распухших глаз и головной боли, он как будто не получил. Когда от напряжения у него стала кружиться голова, и он несколько раз едва не свалился в обморок, он решил перейти на собак. Теперь, увидев на улице собаку, он подходил к ней и вперивался в нее сверлящим взглядом. К своей радости он неожиданно обнаружил, что собаки, даже самые большие и злобные из них, не выдерживают его взгляда, поджимают хвост и убегают. Место подопытных после собак заняли случайные прохожие. И здесь его ждал успех.

«РЕПТИЛИЯ»

Взгляд Распутина, по словам священника Илиодора, «притягивал людей и в то же время вызывал неприятное чувство». И все-таки утомительные упражнения с зеркалом были не напрасны. Несколько раз этот пронзительный «волчий» взгляд спасал Распутина от избиения и даже смерти.

Однажды он поехал с несколькими приятелями в ресторан «Вилла Роде», где выступали цыгане. «Несколько подвыпивших офицеров и гражданских лиц страшно оскорбились, когда Распутин пригласил на танец даму из-за их стола, — вспоминал Симанович, свидетель происшедшего. — Офицеры вскочили на ноги и выхватили из ножен шашки. Распутин отскочил в сторону и уставился на них своих жутким взглядом.

— Вы хотите со мной расправиться? — крикнул он. — Вы были моими врагами, а теперь нет, — сказал он уже спокойным голосом, и никто не ответил ему ни слова. — Вы видели, что победила моя сила… А у вас силы больше нет. Вам нечего мне возразить. Идите домой.

И, к удивлению всех присутствующих, компания встала и вышла из ресторана».

«Были и другие случаи, — отмечает секретарь Распутина, — когда люди, намеревавшиеся напасть на Распутина, теряли присутствие духа, встретившись с ним лицом к лицу». Именно это и произошло, когда на жизнь Распутина покушался профессиональный убийца. Несколько месяцев наемник искусно играл роль жениха его дочери, выжидая удобный момент. И когда он настал, одного взгляда Распутина оказалось достаточно, чтобы «жених» опустил оружие и… бежал прочь.

Распутин, несомненно, был неплохим гипнотизером. Но его гипноз действовал не на всех. Самые важные для Распутина люди — премьер-министры Столыпин, Витте, Коковцев — так и не поддались его волевым чарам.

Петр Столыпин, по просьбе императора, встретился с Распутиным. «Он (Распутин. — А.К.) пристально смотрел на меня своими светлыми, белесыми глазами и невнятно выкрикивал какие-то загадочные отрывки из Библии, указывая на меня рукой, — вспоминал Столыпин. — Я чувствовал, как в моей душе поднимается чувство непреодолимого отвращения к этой стоящей передо мной рептилии. Но я знал, что он обладает огромной гипнотической силой, и в некоторой степени ему удалось произвести на меня впечатление, хотя и омерзительное».

Следует заметить, ни гипнотический взгляд, ни внутренняя сила не спасли Распутина ни от кулаков черносотенца Гермогена, ни от ножа помешанной проститутки Гусевой, ни от пуль Юсупова, его убийцы. И все же: силой своего характера Распутин сдерживал многих, желавших ему зла.

ФОКУСНИК

Завоевывать славу можно не только потом и кровью. Писатель Борис Алмазов в книге «Распутин и Россия» приводит любопытный эпизод из жизни Григория Ефимовича.

Однажды, явившись на одно из собраний кружка графини Игнатьевой, отца Григория, тогда еще только набиравшего свою популярность и мало кому известного, провели в гостиную, сплошь увешанную картинами комнату. Распутин с любопытством стал рассматривать развешенные по стенам произведения художников, пока не остановился возле знаменитой картины «Нана», изображавшей обнаженную женщину. В течение десяти минут он не мог оторвать глаз от картины. Когда в комнату вошла хозяйка, Распутин поздоровался с ней и тотчас же попенял: «Нехорошо голых женщин напоказ выставлять, женщина — создание божеское, мать человеческая!» И тут же, повернувшись к изображению «Нана», осенил картину крестным знамением. Графиня смутилась. Перешли в другую комнату, где собрались гости. Там же стали передавать из уст в уста историю с картиной, и один из гостей предложил удалить эту картину, а пока, временно, закрыть. «Каково же было удивление всех присутствующих, — пишет Алмазов, — когда они узнали, что картина эта повреждена. Бросились осматривать шедевр искусства и обнаружили в центре картины крестообразный разрез… Барон Пистолькорс сразу установил, что картина лопнула от осенения ее крестным знамением…

Члены кружка наперебой стали оспаривать друг перед другом свое предвидение, что не простой, мол, Распутин человек, что есть в нем что-то сверхъестественное, дойдя постепенно и до наличия в нем святости».

После случившегося уже «никто не слушал доклада епископа Гермогена, не имел успеха также и фаворит кружка — иеромонах Илиодор. Все взоры обращены были в сторону нового фаворита — «старца» Распутина. За каждым движением его внимательно следили десятка два пар женских глаз, чтобы не пропустить какого-нибудь нового проявления святости «сверхъестественного старца».

В кругу своих Распутин, конечно, не счел возможным повторять бредни великосветских мистиков и откровенно рассказал, как он ножом провел по картине, полушутя заявив протоирею Восторгову: «Спасибо, батюшка, что нож вовремя купили, пригодился»».

ЖИЗНЬ В ГАРЕМЕ

Главная легенда Распутина — его гиперсексуальность. В сводках тайной полиции за 1915 год зафиксированы данные наружного наблюдения за «отцом Григорием»: «11 марта… проведен в д.8 по Пушкинской улице к проститутке Трегубовой, а оттуда в баню»; «13 марта… В 6 ч. 50 м. Вечера Распутин направился с двумя дамами в д.76 по Екатерининскому каналу, где пробыл до 5 ч. утра и весь день лежал больной»; «3 апреля. Распутин привел к себе на квартиру в 1 ч. ночи какую-то женщину, которая и ночевала у него»… И так — почти каждый день. Когда проститутки оказывались больны или заняты, он выходил на улицу и, как отмечает анонимный наблюдатель, «приставал к проходящим мимо женщинам с непристойными предложениями».

Слава универсального целителя и репутация сексуального Геракла создали Распутину целый табун восторженных и верных, повсюду следовавших за ним почитательниц. Из своих «дур» — так называл он своих поклонниц — он создал настоящий гарем. А, что, очень удобно: одна «дура» приносит дорогую рыбу и икру, которые он очень любит, другая — самое лучшее вино, которое он обожает, третья — шоколадные конфеты, которые он и сам с удовольствием ест, и дарит новым поклонницам, четвертая — пирожные, без которых он не может прожить ни дня. И, что не менее важно, каждая из его «наложниц» с радостью готова разделить с ним ложе в любое удобное для него время.

Когда жена Распутина, заглянув однажды в кабинет мужа, увидела его во время «сеанса» с одной из его дам, то ничуть не удивилась: «У каждого свой крест. У него — этот…». Не удивлялись и почитательницы, считая, что таким способом святой отец изгоняет из них беса блуда… Его верная последовательница и секретарь Ольга Лохтина в своих показаниях объясняла следователям: «Для святого все свято. Что, отец Григорий — как все, что ли? Это люди делают грех, а он тем же только освящает и низводит на тебя благодать Божию».

«Гаремом» Распутин вовсе не ограничивался. Илиодор в своих записках рассказывал, как в Царицыне, в одном из домов, «Григорий Распутин «благословлял» поцелуями всех красивеньких и молоденьких дамочек и девушек. Целовал их несколько раз в доме, целовал во дворе и за воротами. Старухи тоже лезли освятиться поцелуями старца, но он их отталкивал». Всякая красивая женщина, встреченная им, становилась предметом его домогательств. Если жертва сопротивлялась, он входил в азарт и использовал все свое влияние, чтобы добиться близости. Даже «дур» своих подключал, и те старательно уговаривали красавицу отдаться «божьему человеку».

«УТОНЧАЮЩИЙСЯ»

Симанович рассказывал, что Распутин занимался любовью с «невероятной скоростью и простотой». Он уводил даму из столовой в кабинет, а через несколько минут провожал ее. «Несколько минут» — не слишком ли мало для такого сластолюбца, как Распутин? Не мало, если знать, что именно происходило за эти несколько минут в его кабинете.

На самом деле секса не было. А если и был, то далеко не каждый раз. Распутин раздевал даму, смотрел на нее несколько минут, потом приказывал ей одеться, затем они вместе выходили из кабинета. Она — «освобожденная» от похоти, а он — «утончившийся» от только что одержанной победы над бесом. То есть, преобразовавший свою «низкую» и «тяжелую» сексуальную энергию в «высокую» — духовную.

Именно эта высшая энергия делала его настоящим чудотворцем, наделяла его даром ясновидца и целителя, поднимающего на ноги неизлечимых больных, помогала ему в совершении его знаменитых «чудес». Распутину был известен секрет монахов: духовная энергия концентрируется и увеличивается через преодоление того, что питает физическую энергию. А именно: через голодание, молитву, медитацию, отказ от возбуждающих продуктов и напитков, от секса, от всего того, что приземляет, «обугливает» человека.

Распутин предпочитал восстанавливать свою «божественную силу» лишь двумя способами: молитвой и… «утончением» через отказ от совокупления. «Я свободен от желания, — признавался Распутин Илиодору. — Господь наградил меня эти даром, дабы облегчить наложенную на меня епитимью. Я прикасаюсь к женщине, как будто передо мной деревянная доска. Я направляю свое желание от детородного органа к сердцу и уму, становясь, таким образом, неуязвимым. Прикасаясь ко мне, женщина также избавляется от желания. Вот почему женщины ходят за мной гурьбой. Они жаждут наслаждения, но боятся греха. Вот они и просят меня избавить их от похоти и сделать такими же неуязвимыми, как и я».

Однако к «утончению» Распутин прибегал лишь тогда, когда чувствовал, что внутренние силы на исходе. Пока их хватало, он предавался самой дикой и разнузданной похоти. «Без греха нет жизни, потому что покаяния нет, а покаяния нет — радости нет», — такова была его философия. И он грешил. Совращал монашек, прислугу, певичек, балерин, актрис, дворянок, крестьянок… — любую, кто имел несчастье ему понравиться. Когда силы покидали его, он начинал «утончаться».

Днем он «утончался» со своими «дурами», вечером — с проститутками. Если силы быстро не восстанавливались, то в этом случае он ложился спать не один, а с двумя женщинами, чаще всего из числа своих служанок или секретарш. Ритуал для них был один и тот же: раздевшись догола, женщины ложились рядом, обнимали его своими ногами, и, прижавшись к «старцу» всем телом, брали в руку его детородный орган. Так и засыпали… А утром он вставал удивительно бодрый и полный сил. Даже если накануне выпил двадцать бутылок своей любимой мадеры. Можно было опять грешить. Или, если понадобиться, целительствовать.

«У МЕНЯ ВСЕ ВЫЗДОРАВЛИВАЮТ»

Арон Симанович в своих воспоминаниях о Распутине писал: «Мой второй сын долгое время страдал болезнью, которая считалась неизлечимой. Его правая рука постоянно тряслась, и вся правая сторона была парализована. Он ежегодно несколько месяцев должен был проводить в кровати. Когда я услышал… о способности Распутина излечивать болезни, я его несколько раз просил помочь моему сыну. Но он не соглашался на исполнение моей просьбы и всякими путями изворачивался. Во время одного из его деловых посещений он увидел в моей квартире в очень жалком положении моего сына, и его, наверное, охватило сострадание к нему. Не спуская с него глаз, он предложил мне привести его рано утром, пока он еще не встал, к нему.

Мой сын должен был поджидать Распутина в одной из комнат. Я привез моего больного сына на квартиру Распутина, посадил его в кресло в столовой, сам постучался в дверь спальни и быстро покинул его квартиру. Мой сын вернулся домой через час. Он был излечен и счастлив. Болезнь больше не возобновлялась. Он рассказал, что его лечение производил Распутин следующим образом: Распутин вышел к нему из своей комнаты, сел против него в кресло, опустил на его плечи свои руки, направил свой взгляд ему твердо в глаза и сильно затрясся. Дрожь постепенно ослабевала, и Распутин успокоился. Потом он вскочил и крикнул на него: «Пошел, мальчишка! Ступай домой, иначе я тебя выпорю». Мальчик вскочил, засмеялся и побежал домой».

Самого Симановича Распутин вылечил от увлечения картами, царя Николая — от пьянства, царицу Александру — от истерии, Феликса Юсупова, своего любимчика и будущего убийцу, — от гомосексуализма, царевича Алексея — от гемофилии… И еще тысячу известных и безвестных людей — от тех или иных хворей или проблем. «Врачи ничего не смыслят, — говорил Распутин Юсупову. — Только разные лекарства прописывают, а толку от них? Еще хуже бывает от ихнего лечения. У меня, милый, не так, у меня все выздоравливают, потому что по-божьему лечу. Божьими средствами, а не всякой дрянью».

Распутин был также неплохим травником. Другим прописывал и сам лечился травами: пил то возбуждающие, то успокоительные настои. А одно время, для увеличения пениса и эрекции, втирал в него некую чудодейственную мазь «на сорока травах».

«Распутин, — писал Симанович, — умел исцелять также без помощи трав. Болел кто-нибудь головой и лихорадкой. Распутин становился сзади больного, брал его голову в свои руки, нашептывал что-то никому не понятное и толкал больного со словом: «Ступай». Больной чувствовал себя выздоровевшим. Действие распутинского нашептывания я испытал на себе, и должен признаться, что оно было ошеломляющим».

ПОСМОТРИ НА МОЕГО «КРАСАВЦА»!

Известно, что Распутин был хорошим отцом: никогда не ругался в присутствии детей, прекрасно ладил с ними, катая на своей спине не только своих или царских детей, но и всех, без разбора. По свидетельству современников, если он вмешивался в судебные дела, то всегда вставал на сторону обвиняемого или уже осужденного. Не отмечен ни один случай, чтобы Распутин добивался тюремного заключения или ссылки в Сибирь своих личных врагов, хотя это не составляло для него никакого труда.

Он без раздумий и сожалений расставался с деньгами, раздавая их нуждающимся. Отправляясь на кутежи, Распутин, как писал один из его постоянных спутников, «всегда набивал свои карманы разными подарками: конфетами, шелковыми платками и лентами, пудреницами, духами и тому подобными вещами. Распутин очень радовался, если после его прихода в ресторан все эти вещи расхищались из его карманов, и кричал весело: «Цыганки меня обворовали»…». Распутин никогда не опускался до обмана, и если что-то обещал, то старался, во что бы то ни стало, сдержать слово…

Все это говорит в пользу Распутина. Но при всем этом он, обладая огромной властью, был еще и очень слабым политиком. И слова «очень слабым» — щадящие слова.

Почти все министры и чиновники, поставленные по ходатайству Распутина, сплошь и рядом оказывались полными тупицами или откровенными авантюристами. Прямо или косвенно, но своими непродуманными, глупыми, бездарными действиями они способствовали поражению России в Первой мировой войне.

К несчастью для Распутина, при выборе очередного претендента на министерский портфель он руководствовался не способностями человека, а тем, дал ли тот ему взятку. Или, в крайнем случае, является ли претендент его другом или знакомым его друзей. Как покажет история, почти все назначения, сделанные Николаем Вторым по просьбе «старца», окажутся роковой ошибкой. Нет, пожалуй, не ошибкой, а самым настоящим преступлением, в результате которого многомиллионная Россия, из-за грянувшей революции, а за ней — разрухи, голода и репрессий, потеряет более трети своего населения!

Конечно же, умные люди не могли не видеть того колоссального вреда, источником которого был Распутин. Фантастическое могущество простого крестьянина и влияние его на царя было не столько скандальным, сколько смертельно опасным. Дни Распутина были сочтены…

А что же в это время делает Распутин? Чуть ли не ежедневно ходит в баню — каждый раз с новой «поклонницей». Беспробудно пьянствует, веселится в ресторанах — поет с певичками, отплясывает с цыганками, щипает за ноги актрис кордебалета. И еще, там же, с гордостью демонстрирует всем присутствующим дамам своего «красавца» — торчащий из расстегнутого гульфика эрегированный член…

ОН МОГ БЫ СТАТЬ СВЯТЫМ…

Его смерть была страшной. Сначала его отравили. Затем, видя, что яд не подействовал, выпустили в него целую обойму из револьвера. Затем, обнаружив, что он все еще жив, его жестоко избили, проломав в нескольких местах череп и выбив глаз. Наконец, видя, что Распутин все еще дышит, его, отравленного, расстрелянного и избитого, связали, отвезли к реке и сбросили в прорубь. Но даже под водой, как показала экспертиза, он был еще жив и тщетно пытался освободиться от пут и всплыть на поверхность…

«Кто выбирает темные дорожки, тот рано или поздно повстречается с темной силой», — гласит пословица. Григорий Ефимович Распутин, надо полагать, в свой последний час наконец увидел того, с кем всю жизнь спорил и кого так неустанно дразнил.

За четыре года до смерти в интервью корреспонденту «Нового времени» Распутин скажет: «В моем селе в летнюю пору, когда солнышко тепло грело, а птицы пели райские песни, я ходил по дорожке и не смел идти по середине ее. Я мечтал о Боге. Душа моя рвалась вдаль. Не раз, мечтая так, я плакал и сам не знал, откуда слезы и зачем они. Постарше, с товарищами, подолгу беседовал о Боге, о приходе, о птицах. Я верил в хорошее, в доброе, и часто сиживал я со стариками, слушая их рассказы о житии святых, о великих подвигах, о больших делах, о царе грозном и многомилостивом. Так прошла моя юность. В каком-то созерцании, в каком-то сне. И потом, когда жизнь коснулась, дотронулась до меня, я бежал куда-нибудь в угол и тайно молился. Неудовлетворен я был. И грустно было… И стал я попивать».

Наверное, этот необыкновенный человек мог бы, при желании, стать святым. Но непомерное тщеславие и безудержная похоть свели на нет весь его божественный дар. Он так и не взлетел на те духовные высоты, на которые мог бы подняться.

«От других сомнительных личностей, всякого рода ясновидящих и предсказателей, — писал о Распутине Арон Симанович, — его отличала огромная сила воли и жажда власти. Этой сильной личности было необходимо проявить свою власть. Он любил отдавать приказы и командовать людьми». Сила воли вознесет его на самые вершины власти, а любовь к приказам — низринет его, мало что смыслящего в политике и экономике, в пропасть.

«ВСЕ ПОДЧИНЯЮТСЯ ЛЮБВИ»

«Распутин не был ни лицемером, ни негодяем, — писал епископ Феофан, исповедник царской семьи. — Он был истинным человеком Божиим, явившимся из простого народа. Но под влиянием высшего общества… произошла ужасная духовная катастрофа, и он пал».

В одной из его книг, записанных под диктовку секретарем, есть одно замечательное место, где Распутин рассказывает о своем путешествии в Иерусалим. «В тот момент, когда я подошел к могиле Христа, я почувствовал, что это могила любви, и мне захотелось всех обнять. Если вы любите, то никогда не убьете, все заповеди подчиняются любви. В любви больше мудрости, чем у Соломона, только она реальна, а все остальное — просто разбросанные осколки». Невозможно поверить, что эти, вне всякого сомнения искренние, слова сказаны «бездельником», «мздоимцем», «пьяницей» и «блудодеем»…

Григорий Распутин… История, легенда, скандал. Рассматриваю его фотографии и пытаюсь понять, кто же он — святой, дьявол? Незаурядный авантюрист или несчастный крестьянин? Наверное — все вместе.

Пристально вглядываюсь в его светлые, глубоко посаженные глаза. Как будто все загадки разгаданы, все ответы получены, но чувство удовлетворения почему-то не приходит. Такое ощущение, будто стоишь у края пропасти: хорошо знаешь, что там, внизу, у подножия, но снова и снова, затаив дыхание, бросаешь, полный страха и любопытства, взгляд в туманную бездну. Словно надеешься увидеть там что-то новое или важное… Так и с Распутиным. В конце его истории приходится ставить не точку, а многоточие. Туман не рассеивается. Тайна остается.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Список из Донбасса, Одессы, Закарпатья пополнила Херсонская область. Ситуация в крымском приграничье меняется ежедневно, предугадать […]
Александр Бородай не нуждается в представлении, его имя знакомо любому, кто следил и следит за событиями на Донбассе.
О том, что Украина приближается к новому витку майданизации, говорит много факторов. Это и падение гривны, и стоящие заводы, и, соотв […]
Статья про суровых мурманчан наделала много шума. Бурное обсуждение здесь- http://cont.ws/post/195958 привело меня к  комментариям на […]