Кровавые реформы сиониста Столыпина П. А. Столыпин. Великий реформатор?


Континенталист, 6.04.2016 22:57   –   cont.ws


СТОЛЫПИН - КРОВАВЫЙ РЕФОРМАТОР. ПОЧЕМУ ЕГО ПРЕПОДНОСЯТ НАМ СИОНИСТСКИЙ ОЛИГАРХАТ И ЕГО СЛУГИ, КАК ОБРАЗЦОВОГО РЕФОРМАТОРА. «АГРАРНЫЕ РЕФОРМЫ» Столыпина - ЭТО РАЗРУШЕНИЕ РУССКОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ОБЩИНЫ (внедрением в русское общество эгоистической морали), УСИЛЕНИЕ СИОНИСТСКОГО БАНКОВСКОГО КАПИТАЛА…

ЧТО ПРОИСХОДИЛО НА ДЕЛЕ?

СОДЕРЖАНИЕ:

1. А так ли уж неправ академик Фоменко?

2. Государственная деятельность П. Столыпина

3. Проблемы сельского хозяйства и аграрная реформа

4. Критика деятельности П.А. Столыпина

5. О парадоксах современной истории

6. Убийство П.А. Столыпина

7. Как в капле воды

1. А ТАК ЛИ УЖ НЕПРАВ АКАДЕМИК ФОМЕНКО?

Занимаясь подборкой материалов об истории России начала 20-го века, невольно поймал себя на мысли о том, что “Новая хронология” академика-математика А. Т. Фоменко заслуживает внимание если не личной интерпретацией тех или иных событий в истории России, то хотя бы тем критическим подходом, который применяют академик и его единомышленники при оценке состояния современной истории как науки.

Как известно Российская академия наук (РАН) отнесла “Новую хронологию” (НХ) к псевдонаучной теории радикального пересмотра истории. НХ была отвергнута как противоречащая установленным фактам, а её методы и гипотезы опровергнуты. Не вдаваясь в подробности субъективной реконструкции всемирной истории группой А.Фоменко, хочется всё же обратить внимание на проблемы изучения исторических событий, на которые указывает эта группа исследователей под руководством академика.

По мнению авторов НХ, объективность исторических исследований искажается множеством субъективных и объективных факторов, в том числе ошибочностью и тенденциозностью прочтения и интерпретацией древних рукописей и других исторических документов. Авторы НХ полагают, что основные события в истории человечества неверно излагались в процессе переводов, переложений, изложения одних и тех же событий разными летописцами и исследователями. Многие исторические источники, относимые историками к разным периодам, в действительности описывают одни и те же события. Из-за различий в описании, языков оригиналов и других деталей они, эти источники, принимались за оригинальные сообщения о различных событиях, датировались и размещались в разных местах хронологической оси, в результате чего в исторической хронологии образовались “дубликаты” или “фантомные отражения” реальных исторических периодов. Создатели “Новой хронологии” предлагают считать недостоверным значительный массив манускриптов и результатов археологических изысканий. По их мнению, для чистоты исторических исследований, необходимо считать заведомо ложными любые сведения, почерпнутые из манускриптов, подвергавшихся позднейшей правке.

Изучение источников о прошлом и установление последовательности событий, по мнению авторов НХ, очень часто носило и носит субъективный и выборочный характер, приводящий к сознательному или к бессознательному игнорированию или искажению фактов, использованию недостоверных данных, применению политических, националистических и религиозных установок. Для учёных-историков, как и для обычных людей, также может быть присущ конформизм — с его приспособленчеством, пассивным принятием господствующих мнений, отсутствием собственной позиции, беспринципностью и некритичностью. Общеизвестно, что “на вкус и цвет — товарищей нет”. Да, нет. Но разное понимание вкуса и цвета можно компенсировать разными видами компромисса. Однако, разночтение исторических событий, определяемых национальной, политической, экономической, социальной и прочей антагонистичностью — это совершенно иные противоположности, которые очень трудно устраняются с помощью компромиссов. Сытый — голодного не понимает! Как не понимает счастливый несчастного, влюблённый — женоненавистника, эксплуататор — эксплуатируемого…

Среди множества факторов, создающих субъективность восприятия истории не только потомками, но и исследователями, имеется и фактор субъективных особенностей исторических личностей, действия которых, в разные периоды их жизни могли быть совершенно противоречивыми. И, в силу этого, одна и та же историческая личность, в разные периоды своей деятельности может быть и героем и, наоборот, злодеем. А историческая оценка этой личности в будущем может определяться личной или заказной выборочностью отдельных эпизодов этой деятельности, их сознательного преувеличения или преуменьшения.

Правдивость описания того или иного исторического периода очень зависит и от его сложности и противоречивости. Поэтому революционные преобразования, совершаемые той или иной исторической личностью, и в корне меняющие уклад государственной и общественной жизни, не могут не вызывать совершенно противоположные точки зрения в различных слоях населения России.

Последние утверждения, пожалуй, в полной мере относятся и к неоднозначной исторической оценке реформаторской деятельности Петра Аркадьевича Столыпина в период 1905-1911 гг.

2. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ П.А.СТОЛЫПИНА

Пётр Аркадьевич Столыпин (1862- 1911)) — государственный деятель Российской империи. В разные годы занимал посты уездного предводителя дворянства в Ковно, губернатора Гродненской и Саратовской губернии, министра внутренних дел, Председателя Совета министров России.

Молодой чиновник П.Столыпин начинал свою службу в Департаменте земледелия. В 1886 году он был утверждён в чине коллежского секретаря, в январе 1887-го стал помощником столоначальника Департамента земледелия и сельской промышленности. 1 января 1888 года Столыпин был пожалован в звание камер-юнкера Двора Его Императорского Величества. Всего за два года он поднялся на пять ступенек по лестнице чинов бюрократической системы Российской империи.

Перейдя на службу в Министерство внутренних дел весной 1889 года, он был назначен Ковенским уездным предводителем дворянства и председателем Ковенского суда мировых посредников. В Ковно он прослужил с 1889 по 1902-ой годы. Эти годы оказались самыми спокойными в трудовой деятельности Столыпина. В Ковно молодой предводитель дворянства много внимания уделял деятельности Сельскохозяйственного общества, от которого зависела вся местная хозяйственная жизнь. Главными задачами общества были просвещение крестьян и увеличение производительности их хозяйств. Основное внимание уделялось внедрению передовых методов хозяйствования и новых сортов зерновых культур. Кроме дел уезда, Столыпин занимался своим имением в Колноберже, где изучал земледелие и проблемы крестьянства.

30 мая 1902 года Столыпин был неожиданно назначен гродненским губернатором. В те времена Гродно был меньше двух уездных городов Белостока и Брест-Литовска. В больших городах губернии преобладали евреи. Аристократия, в основном, была представлена поляками, а крестьянство — белорусами. Столыпин сразу же столкнулся с некоторыми национальными проблемами, решению которых он отдавал немало сил и времени. На 2-й день своего губернаторства он закрыл Польский клуб, где господствовали повстанческие настроения. Вскоре, по инициативе Столыпина в Гродно были открыты еврейское двухклассное народное училище, ремесленное училище, а также женское приходское училище особого типа, в котором, кроме общих предметов, преподавались рисование, черчение и рукоделие. На должности губернатора в Гродно Столыпин способствовал сельскохозяйственному образование крестьян и их расселению на хутора, ликвидации чересполосицы, внедрению искусственных удобрений, применению улучшенных сельскохозяйственных орудий, многопольных севооборотов, мелиорации развитие кооперации и т.д. Эти и другие нововведения вызывали недовольство и критику крупных землевладельцев.

Вскоре министр внутренних дел Плеве предложил Столыпину занять должность губернатора Саратовской губернии. Столыпин не хотел переезжать в Саратов, однако Плеве заявил: “Меня Ваши личные и семейные обстоятельства не интересуют, и они не могут быть приняты во внимание. Я считаю Вас подходящим для такой трудной губернии и ожидаю от Вас каких-либо деловых соображений, но не взвешивания семейных интересов”. Назначение Столыпина саратовским губернатором являлось повышением по службе и свидетельствовало о признании его заслуг на различных должностях в Ковно и Гродно. Саратовская губерния считалась зажиточной и богатой. В Саратове проживало 150 тысяч жителей, имелась развитая промышленность — в городе насчитывалось 150 заводов и фабрик, 11 банков, 16 тысяч домов, почти 3 тысячи магазинов и лавок.

Вскоре, с присущим ему трудолюбием, упорством и энергией, Столыпин стал решать многочисленные проблемы саратовской губернии. К этому времени, в народных массах значительно выросло недовольство своим социально-экономическим положением. Особенно оно возросло после поражения России в русско-японской войне. Захлестнули эти недовольства и Саратовскую область. Губернатор не боялся встречаться с народом даже в моменты его, народа, большого негодования. Известен, к примеру, такой случай. Во время одного из гневных митингов, Столыпин не побоялся выйти один на один к выступающему оратору, яростно обвиняющему власти во всех грехах. У оратора были явно агрессивные намерения в адрес губернатора. Однако тот неожиданно бросает оратору своё снятое с плеч пальто, с лаконичным приказом: “Держи”. Ошеломлённый оратор машинально подхватывает губернаторское пальто. А Столыпин спокойно поясняет народу пагубность призывов оратора. И толпа вначале стихает, а затем мирно расходится.

Однако и в Саратовской губернии не обошлось без чрезвычайных происшествий. Одним из таких была резня в Малиновке, во время которой погибло 42 человека. Другим было убийство эсеркой Биценко генерал-адъютанта В. В. Сахарова, прибывшего в Саратов для разбирательства, и остановившегося у Столыпина. Были и иные печально-трагические события. Например, в Балашовском уезде, группа черносотенцев чуть не устроила расправу над земскими врачами и лишь своевременное прибытие самого губернатора в сопровождении казаков, спасло врачей от гибели. Решительные и мужественные действия Столыпина способствовали наведению порядка во всей губернии. Николай Второй дважды выразил молодому губернатору свою личную благодарность.

В 1906 году Столыпин был назначен премьер-министром России. Именно Столыпиным была распущена 2-я Дума, принят закон о военно-полевых судах, изменено избирательное законодательство, ограничена автономия Великого княжества Финляндского, введены земства в западных губерниях, начата аграрная реформа…

3. ПРОБЛЕМЫ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И АГРАРНАЯ РЕФОРМА

В 1905 году сельское хозяйство по прежнему являлось основной отраслью экономики России. Оно демонстрировало даже определённый рост, но существенно отставало от темпов роста промышленного производства. В 1900-1904 гг. по отношению к 1870-74 гг. сельхозпроизводство выросло в 1.85 раза, а промышленное производство — в 5.88 раза. Сельское население росло быстрыми темпами, поэтому почти во всех регионах на селе ощущался избыток рабочих рук.

Сельское хозяйство центральных регионов отличалось низкой урожайностью. Средняя урожайность главнейших хлебов в России была 8.3 ц/га, в то время как в Германии — 23.6, в Великобритании — 22.4, в США -10.2. В нечерноземных центральных регионах урожайность была ещё ниже, доходя до 3-4 ц/га в неблагоприятные годы. Урожайность на крестьянских надельных землях была на 15-20 % ниже, чем в помещичьих хозяйствах. В крестьянском хозяйстве преобладала отсталая трехпольная система земледелия, современные сельскохозяйственные орудия применялись редко.

Земли Европейской России разделялись по характеру собственности на три части: крестьянские надельные, частновладельческие и государственные. На 1905 год крестьяне располагали 119 млн. десятин надельной земли, не считая 15 млн. десятин казачьих земель. Частные владельцы располагали 94 млн. десятин земли, из которой 50 млн. принадлежало дворянам, 25 млн. крестьянам, товариществам крестьян и сельским обществам, 19 млн. другим частным владельцам — купцам и мещанам, иностранцам, городам, церквям и монастырям. Государству принадлежало 154 млн. десятин. Крестьянские надельные земли состояли только из пахотной земли, лугов и пастбищ, с малым количеством неудобных земель и почти без леса. В состав дворянских земель входило больше леса и неудобий, а государственные земли в огромном большинстве были лесными.

В России начала 20-го века существовали различные формы землепользования. Наиболее распространенной формой было общинное владение землей, при котором вся крестьянская надельная земля находилась в собственности общины, которая в произвольные сроки перераспределяла землю между крестьянскими хозяйствами, сообразно размеру семей. Часть земли — прежде всего луговые, пастбищные земли и леса, неудобья, находилась в совместном владении сельского общества. Община могла в любое время произвести передел мирской земли — изменить размеры участков в пользовании крестьянских семей сообразно изменившемуся количеству работников и способности уплачивать подати. С 1893 года переделы разрешалось проводить не чаще, чем один раз в 12 лет. Община как коллективный собственник мирской земли была очень существенно ограничена в праве продажи земли. Такие сделки должны были пройти длинную цепочку утверждений, вплоть до утверждения министром внутренних дел.

Второй широко распространенной формой землевладения в сельских обществах было подворное (участковое) землевладение, при котором каждое крестьянское хозяйство получало выделенный раз и навсегда, передаваемый по наследству участок. Такая форма собственности была более распространена в Западном крае. Наследственный участок представлял собой ограниченную частную собственность — он передавался по наследству, и мог быть продан только лицам крестьянского сословия, но, ни в каком случае не мог быть передан в залог. Как и общинное владение, подворное владение могло сочетаться с общинной собственностью на непахотные земли (луга, пастбища, лес, неудобья). Сельское общество имело право в любой момент перейти от общинного пользования землей к подворному, но обратный переход был невозможен. Придомовые участки находились в ограниченной собственности крестьян. Общие земли селений — улицы, проезды и т.д. всегда принадлежали сельскому обществу в целом.

Сельские общества, дополнительно к земле, полученной при наделении в ходе освобождения крестьян, могли покупать землю через обычные частные сделки. Наиболее популярной формой крестьянского частного землевладения было товарищество, заключавшееся в том, что крестьяне покупали землю в складчину, а затем делили их пропорционально вложенным деньгам и обрабатывали каждый свою часть раздельно.

В 1905 году крестьяне лично владели в Европейской России 13,2 млн. десятин частной земли, сельские общества — 3.7 млн., товарищества крестьян — 7.7 млн., что в совокупности составляло 26 % от всех частновладельческих земель. Однако, часть этих лиц, формально принадлежавших к крестьянскому сословию, в действительности превратилась в крупных землевладельцев — 1076 подобных “крестьян” владели более чем 1000 десятин каждый.

К началу 20-го века аграрные проблемы стали источником многочисленных проявленных и назревающих конфликтов. Необходимость аграрной реформы остро встала ещё в весной 1902 года, когда по причине крестьянских волнений, были разгромлены 105 помещичьих усадеб в Харьковской и Полтавской губерниях. Затем крестьянские беспорядки охватили еще с десяток губерний. Крестьянские волнения заметно усилились в 1904 году. С весны 1905 года волнения усилились настолько, что происходящее уже оценивалось всеми наблюдателями как революция; в июне произошло 346 инцидентов, отмеченных в записях полиции, волнениями было охвачено около 20 % уездов.

Центральная власть посылала войска, которые подавляли крестьянские выступления, но при этом в ноябре 1905 года царь отменил выкупные платежи, простив крестьянам невыплаченный долг за землю. С весны 1906 года волнения возобновились с ещё большей силой, в июне произошло 527 инцидентов, отмеченных в записях полиции. К этим инцидентам относились самовольные вырубки деревьев в лесах, принадлежащих помещикам, самовольная запашка помещичьей земли, и даже так называемая “разборка” имений, при которых крестьяне взламывали запоры и расхищали запасы зерновых семян, скот и сельскохозяйственный инвентарь имения. Увеличилось и число поджогов помещичьих имений.

П.А. Столыпин, как чиновник много и профессионально занимавшийся земельными делами, прекрасно понимал, что аграрный вопрос для России требует своего незамедлительного решения. Однако революционная ситуация в стране не позволяла заниматься разработкой долговременных реформ. Всё сводилось к одномоментными “пожарогасящим” мерам.

26 апреля 1906 года П. А. Столыпин был назначен министром внутренних дел, а на следующий день начала свою работу Первая Дума. Главноуправляющий землеустройством и земледелием Н. Н. Кутлер подготовил правительственный законопроект, предусматривавший принудительное отчуждение части помещичьих земель. Однако утвердить этот законопроект Кутлеру не удалось. 8 июля 1906 года Дума была распущена, и в тот же день П. А. Столыпин был назначен Председателем Совета министров, с сохранением за ним поста министра внутренних дел. Н. Н. Кутлер ушёл в отставку и перешёл в оппозицию.

Столыпин принял решение принимать все необходимые законоположения, не дожидаясь созыва II Думы. 27 августа вышел указ о продаже крестьянам государственных земель. 5 октября 1906 года был издан указ “Об отмене некоторых ограничений в правах сельских обывателей и лиц других бывших податных состояний”, посвящённый улучшению гражданско-правового статуса крестьян.

14 -15 октября 1906 г. вышли указы, расширявшие деятельность Крестьянского земельного банка и облегчавшие условия покупки земли крестьянами в кредит.

9 ноября 1906 года выходит главный законодательный акт реформы — указ “О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования”, провозглашающий право крестьян на закрепление в собственность их надельных земель.

Вторая II Дума открылась 20 февраля 1907 года. Кадетское большинство Думы продолжало выступать за предложения от частичного отчуждения помещичьих земель до их полной национализации. Этого Столыпин принципиально допустить не мог. 10 мая 1907 года П.А.Столыпин выступил перед Второй Думой со своей знаменитой программной речью, содержавшей развернутую программу реформ.

Однако большинство депутатов не поддержало подготовленные законопроекты. И хотя аграрный вопрос формально не являлся непосредственной причиной роспуска Второй Думы, он представлял собой один из важнейших пунктов, по которым компромисс между Думой и правительством оказался полностью невозможным. 3 июня того же года совершился так называемый “Третьеиюньский переворот” — Дума была распущена, а избирательное законодательство, с нарушением основных государственных законов, было изменено таким образом, что правительство получило уверенность в том, что в Третьей Думе будет проправительственное большинство.

Третья Дума начала свою работу 1 ноября 1907 года, и в неё был сразу же внесён весь пакет правительственных законопроектов аграрной реформы. Работа Третьей Думы контролировалось партией октябристов и умеренными националистами, настроенными на сотрудничество с правительством. Однако Дума, не отвергая правительственного курса, принимала все правительственные законопроекты очень долго. Ситуация оказалась неоднозначной — те законы, которые были приняты до открытия Думы по статье 87, продолжали действовать, пока Дума их рассматривала, но законы, которые не успели принять до открытия Думы, застряли в ней надолго. Правительство отказывается от активной законодательной деятельности в аграрной политике и переходит к расширению деятельности правительственных учреждений, увеличению объёма распределяемых кредитов и субсидий.

Аграрная реформа проводилась в 47 губерниях Европейской России. Краткосрочной целью реформы было разрешение аграрного вопроса как источника массового недовольства, долгосрочной целью — устойчивое процветание и развитие сельского хозяйства и крестьянства, интеграция крестьянства в рыночную экономику. Основными целями были передача надельных земель в собственность крестьян, постепенное упразднение сельской общины как коллективного собственника земель, широкое кредитование крестьян, скупка помещичьих земель для перепродажи крестьянам на льготных условиях, землеустройство, позволяющее оптимизировать крестьянское хозяйство за счёт разверстания чересполосицы.

Реформой предполагались различного рода поощрения крестьян-собственников. Планировалось выделения им участков “к одному месту” (отруба, хутора), что требовало проведения силами государства огромного объёма сложных и дорогостоящих землеустроительных работ по устранению чересполосных земель. Предполагалось также поощрение покупки частновладельческих (прежде всего помещичьих) земель крестьянами, через разного рода операции Крестьянского поземельного банка при условиях льготного кредитования. Планировалось поощрение наращивания оборотных средств крестьянских хозяйств через кредитование во всех формах, а также расширение прямого субсидирования мероприятий так называемой “агрономической помощи” — агрономическое консультирование, просветительные мероприятия, содержание опытных и образцовых хозяйств, торговля современным оборудованием и удобрениями…

Начиная с 1907 года, заявления крестьян о закреплении в собственность земли удовлетворяются с большими задержками, вызванными нехваткой персонала землеустроительных комиссий. Поэтому главные усилия правительства были направлены на подготовку персонала и прежде всего землемеров. В то же время, непрерывно увеличиваются и денежные средства, направляемые на реформу, в виде фондирования Крестьянского поземельного банка, субсидирования мероприятий агрономической помощи, прямых пособий крестьянам. С 1910 года правительственный курс несколько видоизменяется — больше внимание начинает уделяться поддержке кооперативного движения.

Правительство Столыпина провело серию новых законов о переселении крестьян на Урал, в Сибирь и на Дальний Восток. Возможности массового переселения были заложены уже в законе 6 июня 1904 года. Этот закон вводил свободу переселения без льгот, а правительству давалось право принимать решения об открытии свободного льготного переселения из отдельных местностей империи, выселение из которых признавалось особо желательным. По указу 10 марта 1906 года право переселения крестьян было предоставлено всем желающим без ограничений. Правительство ассигновало немалые средства на расходы по устройству переселенцев на новых местах, на их медицинское обслуживание и общественные нужды, на прокладку дорог. В 1906-1913 годах за Урал переселилось 2792,8 тысяч человек. Был сделан громадный скачок в экономическом и социальном развитии Сибири. Население данного региона увеличилось на 153 %. Если до переселения в Сибирь, там происходило сокращение посевных площадей, то за 1906-1913 годы они были расширены на 80%. В европейской части России за то же время — на 6,2%. По темпам развития животноводства Сибирь стала обгонять европейскую часть России.

Итоги аграрной реформы начатой в России П.А.Столыпиным, в статистическом численном выражении оказались следующими. Было подано более чем 6 млн. ходатайств о закреплении земли в частную собственность. Из 13.500 тыс. крестьянских домохозяйств выделилось из общины и получило землю в единоличную собственность 1.436 тыс. (10.6 %). Из 119 миллионов десятин надельных земель в 47 губерниях Европейской России было размежевано и передано в собственность крестьян, товариществ и сельских обществ на начало 1916 года 25.2 млн. (21.2 %). Ещё на 9.1 млн. десятин (7.6 %) было не окончено оформление документов. К моменту Февральской революции землеустроительные работы были фактически проведены на 37-38 млн. десятин (около 31 % надельных земель). При посредничестве Крестьянского Поземельного банка, выдавшего кредиты на 1.04 млрд. руб., крестьяне приобрели 9.65 млн. десятин (дополнительно 8,1 % к размеру надельных земель). Около половины крестьянских домохозяйств, ходатайствовавших о закреплении земли в собственность, выбрало единоличную форму собственности; в том числе 1.8 млн. домохозяйств пожелало выделиться на хутора и отруба.

Помещичьи хозяйства как массовое явление утеряли хозяйственную значимость, крестьяне в 1916 году засевали на собственной и арендуемой земле 89,3 % земель и владели 94 % сельскохозяйственных животных. Расходы государства на землеустроительные работы для крестьян землеустроение было бесплатным составили в 1906 году 2.3 млн. руб., после чего до начала войны непрерывно увеличивались, и в 1914 году составили 14.1 млн. рублей. При достигнутых в 1913 году темпах землеустроительных работ (4.3 млн. десятин в год) землеустроительная деятельность была бы завершена к 1930-32 году, а учитывая нарастание скорости — быть может, к середине 1920-х годов. При выделении на хутора выделялись беспроцентные ссуды на перенос построек и мелиорацию; стандартный размер ссуды составлял 150 рублей, увеличенный (требовавший особого разрешения) — 500 рублей. К концу 1914 года ссуды были предоставлены суммарно 299 тыс. домохозяйств. В среднем, ссуда покрывала 44 % расхода крестьян по переносу хозяйства на хутор.

Даже после убийства П.А.Столыпина мощь аграрных преобразований не позволила этому процессу остановиться. Объём землеустроительных работ по разверстанию земель, количество земли, закрепляемой в собственность крестьян, количество земли, продаваемой крестьянам через Крестьянский банк, объём кредитов крестьянам стабильно росли вплоть до начала Первой мировой войны. И лишь Февральская революция 1917 года стала концом аграрной реформы. Впрочем, как и концом династии Романовых.

4 КРИТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ П.А.СТОЛЫПИНА

Как уже отмечалось выше, любой государственный реформатор, делающий глобальные преобразования в стране, обречён и на критику своих деяний, как при своей жизни, так и после неё. Этого не избежал и Столыпин. 31 мая 1908 г. Л.Н.Толстой написал статью “Не могу молчать”, в которой возмущался происходящим в России:

” Семь смертных приговоров: два в Петербурге, один в Москве, два в Пензе, два в Риге. Четыре казни: две в Херсоне, одна в Вильне, одна в Одессе. И это в каждой газете. И это продолжается не неделю, не месяц, не год, а годы. И происходит это в России, в той России, в которой народ считает всякого преступника несчастным, и в которой до самого последнего времени по закону не было смертной казни. Помню, как гордился я этим когда-то перед европейцами, и вот второй, третий год не перестающие казни, казни, казни…”

Далее великий писатель утверждает, что ужаснее же всего в этом то, что все эти бесчеловечные насилия и убийства, кроме того прямого зла, которое они причиняют жертвам насилий и их семьям, причиняют еще большее, величайшее зло всему народу, разнося быстро распространяющееся, как пожар по сухой соломе, развращение всех сословий русского народа. И распространяется это развращение с необычайной быстротой.

Хочется привести дословно и такие утверждения Льва Толстого в статье:

… Недавно еще не могли найти во всем русском народе двух палачей. Еще недавно, в 80-х годах, был только один палач во всей России. Помню, как тогда Соловьев Владимир с радостью рассказывал мне, как не могли по всей России найти другого палача, и одного возили с места на место. Теперь не то… В Орле в прошлых месяцах, как и везде, понадобился палач, и тотчас же нашелся человек, который согласился исполнять это дело, срядившись с заведующим правительственными убийствами за 50 рублей с человека. Но, узнав уже после того, как он срядился в цене, о том, что в других местах платят дороже, добровольный палач во время совершения казни, надев на убиваемого саван-мешок, вместо того чтобы вести его на помост, остановился и, подойдя к начальнику, сказал: “Прибавьте, ваше превосходительство, четвертной билет, а то не стану”. Ему прибавили, и он исполнил. Следующая казнь предстояла пятерым. Накануне казни к распорядителю правительственных убийств пришел неизвестный человек, желающий переговорить по тайному делу. Распорядитель вышел. Неизвестный человек сказал: “Надысь какой-то с вас три четвертных взял за одного. Нынче, слышно, пятеро назначены. Прикажите всех за мной оставить, я по пятнадцати целковых возьму, и, будьте покойны, сделаю, как должно”…

Автор “Войны и мира” обращается к властям и лично к Столыпину:

… Вы говорите, что вы совершаете все эти ужасы для того, чтобы водворить спокойствие, порядок. Вы водворяете спокойствие и порядок! Чем же вы его водворяете? Тем, что вы, представители христианской власти, руководители, наставники, одобряемые и поощряемые церковными служителями, разрушаете в людях последние остатки веры и нравственности, совершая величайшие преступления: ложь, предательство, всякого рода мучительство и последнее самое ужасное преступление, самое противное всякому не вполне развращенному сердцу человеческому: не убийство, не одно убийство, а убийства, бесконечные убийства, которые вы думаете оправдать разными глупыми ссылками на такие-то статьи, написанные вами же в ваших глупых и лживых книгах, кощунственно называемые вами законами…”

Великий писатель в своей статье отвергает насилие государства как единственное средство успокоения народа и погашения революции. Основной причиной возмущений народа Л.Н. Толстой видит не только в “материальных событиях, но и в духовном настроении народа, которое изменялось и которое никакими усилиями нельзя вернуть к прежнему состоянию, — так же нельзя вернуть, как нельзя взрослого сделать опять ребенком.

Писатель пишет: ” Если бы вы убили и замучили хотя бы и десятую часть всего русского народа, духовное состояние остальных не станет таким, какого вы желаете. Так что всё, что вы делаете теперь, с вашими обысками, шпионствами, изгнаниями, тюрьмами, каторгами, виселицами — всё это не только не приводит народ в то состояние, в которое вы хотите привести его, а, напротив, увеличивает раздражение и уничтожает всякую возможность успокоения…”

Желающих прочитать полностью статью “Не могу молчать”

могут воспользоваться такой ссылкой:

http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_1220.shtml

После выхода статьи Л.Н. Толстого, его горячо поддержал Илья Репин, отправив письмо в газету, напечатавшую статью. В своём письме художник писал:

… Прав Лев Толстой — лучше петля или тюрьма, нежели продолжать безмолвно ежедневно узнавать об ужасных казнях, позорящих нашу Родину, и этим молчанием как бы сочувствовать им. Миллионы, десятки миллионов людей, несомненно, подпишутся теперь под письмом нашего великого гения, и каждая подпись выразит собою как бы вопль измученной души”.

Статья Льва Толстого получила широкий резонанс не только в России, но и за рубежом. Как показало время, Л.Толстой оказался прав. Зло породило зло, жестокость выпестовало ещё большую жестокость. Возросшее “раздражение” уничтожило всякую возможность успокоения народа. И результат оказался таким — своими действиями П.С. Столыпин “отодвинул” гибель монархии в России на десяток лет, но приблизил собственную гибель. Зло ответило на зло, жестокость — на жестокость. Репрессии довели сознание общества до той грани, за которой всякий компромисс между противоборствующими сторонами оказался невозможным. Убийства, возведенные в ранг государственной политики, способствовали отравлению народного сознания, подготовив его к последующим событиям. Таким, например, как гражданская война и сталинский террор против собственного народа.

3 декабря 1910 г. председатель Постоянного совета объединенных дворянских обществ А.А. Бобринский записал в своем дневнике:

Революция делает свое… Дворянство готовится бороться вновь с “иллюминациями” усадеб при дегенератном попустительстве правительства”. Спустя два дня он оставил следующую запись: “То, что происходит теперь, неясно. По-видимому, зачинается заря второй революции”.

Левый” октябрист Шидловский, выступая в Думе в конце февраля 1911 г., заявил, о том, что ведомство Столыпина превратилось в министерство полиции, в стране вместо закона царит “усмотрение”, а новый строй в управлении на местах не только ничего не изменил, но создал такое положение, где явления, которые были совершенно невозможны во времена Плеве, теперь становятся возможными.

В конце 1910-го и начале 1911-го годов произошли события, которые вызвали митинги и демонстрации студентов в университетах и в других высших учебных заведениях страны. К этим событиям можно отнести избиение политических заключённых в Вологодской и Зерентуйской тюрьмах, самоубийство Егора Сазонова — узника Зерентуя, смерти Льва Толстого и председателя I Государственной думы С.А. Муромцева…

Правительство Столыпина ответило на них исключением сотен студентов и изгнанием из вузов прогрессивно настроенных профессоров. Возмущение этими намеренно демонстративными расправами было настолько всеобщим, что с протестом выступила и крупная московская буржуазия. 66 видных московских капиталистов опубликовали в прогрессистской газете письмо, в котором, в частности, говорилось:

… Мы являемся убежденными сторонниками необходимости настойчивой и непреклонной борьбы со студенческими забастовками. Однако мотивы кучки невменяемых фанатиков-обструкционистов не могут класть клейма на те мотивы, которые легли в основание протеста учащейся молодежи, не могут стать точкой отправления тех мероприятий, на которые ныне, видимо, решилась правительственная власть…”.

Да, Столыпин проявил исключительную волю и энергию для подавления революции и продлил существование монархии. Однако именно при нём страна продолжала ещё быстрее превращаться в полицейское государство. Первая и Вторая Думы были разогнаны. Обещанные Манифестом “незыблемые основы гражданской свободы” оказались существенно урезанными избирательным законом от 3 июня 1907 года. Столыпин практически лишал представительства в Думе как многочисленные слои трудового населения, так и национальные меньшинства на окраинах империи. Идея “православие-самодержавие-народность” была окончательно разрушена введенными Столыпиным военно-полевыми судами, которые санкционировали, без всякого разбирательства, массовые казни, превратив насилие в будничный факт общественной жизни. Однако, не будем делать только из Столыпина “родного отца” такого террора. По утверждению историка Ричарда Пайпса ещё в период между 1878 и 1881 гг. в России “был заложен юридический и организационный фундамент полицейского режима с тоталитарными обертонами”.

Но вернёмся к оценке одной из главных реформ, проводимых Столыпиным — к аграрной реформе. В чём только не упрекали оппоненты премьер-министра за ошибки, сделанные при проведении аграрной реформы! И в том, что не были решены проблемы малоземелья и безземелья, аграрного перенаселения. И что основа социальной напряженности в деревне сохранялась. И в быстрой дифференциации общества и дальнейшем обнищание крестьянства, что стало важнейшей предпосылкой образования в России такого рода “взрывоопасной смеси”. И в обострении общественных противоречий до такого предела, что оно позволило в скором будущем малой по численности партии большевиков не только захватить власть в октябре 17-го, но и выиграть гражданскую войну…

Критиками аграрной реформы отмечалось, что введение частной подворной собственности на землю вместо общинной удалось ввести только у четверти общинников. Не удалось и территориально оторвать от “мира” зажиточных хозяев, т.к. на хуторских и отрубных участках поселялись менее половины кулаков. Переселение на окраины так же не удалось организовать в таких размерах, которые смогли бы существенно повлиять на ликвидацию земельной тесноты в центре. В 1908-1909 гг. число переселенцев составило 1,3 млн. человек, но очень скоро многие из них стали возвращаться назад. Причины были разные: бюрократизм российского чиновничества, нехватка средств на обзаведение хозяйством, незнание местных условий и более чем сдержанное отношение к переселенцам старожилов. Многие скончались в пути или полностью разорились. В национальных районах страны у казахов, киргизов отнимали их земли, чтобы расселить переселенцев.

Причин краха реформ называлось несколько: противодействие крестьянства, недостаток выделяемых средств на землеустройство и переселение, плохая организация землеустроительных работ, подъем рабочего движения в 1910-1914 гг. Но главной причиной многими считалось сопротивление крестьянства проведению новой аграрной политики. По утверждению таких критиков, значительная часть крестьян выступала против столыпинской реформы, которая безжалостно вторгалась в их жизнь, лишая возможности пользоваться общинными пастбищами, лугами, мельницами и т.д. и вызывая ожесточенные конфликты внутри общины в связи с выделением в собственность земельных участков.

Сама идея “поддержки сильных” в качестве основы замысла Столыпина противоречила крестьянским, да и человеческим понятиям о справедливости. Земля бедняков должна была перейти к богатым мужикам, составлявшим 10-15% сельского населения, часть крестьян планировалось переселить на окраины, на отруба. И хотя, в результате аграрной реформы экспорт хлеба существенно вырос, положение российских крестьян к лучшему не изменилось, а в неурожайные годы бедственное положение наблюдалось во многих частях Российской империи. Так, например, в 1911 году многие газеты сообщали о страшном голоде, разразившемся в целом ряде губерний.

Перед Первой мировой войной лишь четвертая часть крестьян вышла из общин и вела хозяйство самостоятельно, остальные пополнили ряды деревенских бедняков или образовали в городах широкий слой люмпенов. В итоге наряду со сравнительно небольшим количеством фермерских хозяйств, многие из которых разорились в годы войны, в деревне стремительно увеличилось число бедняков и батраков, явившихся впоследствии социальной опорой большевиков. Крестьянские же, да и рабочие массы, лишь недавно переместившиеся из деревни в город, были благодатной средой для восприятия марксистско-ленинской идеологии. Как отмечает известный исследователь этого вопроса Р.Е. Джонсон, “наложение сельских и городских раздражителей и пристрастий способствует возникновению особенно взрывоопасной смеси”.

Аграрная реформа, по мнению критиков, не удалась ни в экономической, ни в политической своей части. И хотя сторонника Столыпина утверждали, что аграрная реформа имела обнадеживающие перспективы, и ссылались на имевший место прирост объема товарного хлеба и, улучшение в целом положения в русской деревне, их оппоненты не относили эти достижения в адрес аграрной реформы. По их мнению, прирост объема товарного хлеба и улучшение положения в деревне в период между первой русской революцией и мировой войной, объясняется началом промышленного подъема в России, который увеличил спрос на сельскохозяйственную продукцию, а значит и на её производство, и на её закупочную стоимость. Кроме этого, в начале 20-го века росли мировые закупочные цены на зерно. На положении деревни благоприятно сказывалась и отмена в 1907 г. выкупных платежей, и отсутствие сильных неурожаев, за исключением 1911 года.

При советской власти, в Советском Союзе, не могли положительно относиться к личности Столыпина по главной причине — тот был преданным защитником царского самодержавия и защищал его до самого смерти, несмотря ни на что. Несмотря даже на негативное к себе отношение в последнее время Николая Второго. Однако советским историкам не нужно было кривить душой в адрес Столыпина чисто по политическим мотивам, без наличия конкретных обвинительных фактов. Уж чего-чего, а фактов хватало!..

В своей книге “Столыпин и судьбы реформ в России”(http://scepsis.ru/library/id_1349.html) доктор исторических наук А. Я.Аврех (1915-1988) — советский историк, специалист в области политической истории России дореволюционного периода и десятилетия между Февральской и Октябрьской революциями, утверждает, что экономические реформы Столыпина не решали глубинных противоречий режима. Отказ от проведения политических реформ привёл к росту в стране недовольства и революционных настроений. Главной ошибкой Столыпина было убеждение в том, что сначала надо обеспечить экономические условия, после чего уже осуществлять реформы политические. Соглашаясь с тем, что реформы совпали с чрезвычайными обстоятельствами в стране, А. Аврех делает такой вывод: “… Страна (и деревня в том числе) уже больше не могла жить в условиях архаичного политического и аграрного строя… Крах столыпинской реформы был обусловлен главным объективным фактором — тем, что она проводилась в условиях сохранения помещичьего землевладения и для сохранения этого землевладения…”.

Академик М.Н.Покровский (1868 — 1932), историк и политический деятель, писал следующее по поводу оправдательных аргументов в адрес Столыпина:

… Этой фигуры “вешателя” ни на минуту не нужно выпускать из глаз, изучая “буржуазные реформы” Столыпина. Впадать в сентиментальность по поводу буржуазного характера этих реформ, видеть по этому случаю в Столыпине что-то “прогрессивное” было бы так же странно, как видеть представителя прогресса в Николае I, тоже ведь немало сделавшем для развития промышленного капитализма в России. “Прогресс” и в том и в другой случае получался объективно, независимо от воли действующих лиц…”.

В статье “Человек не своего времени” (Санкт-Петербургские ведомости”, 065, 12.04.2012 ) приводятся материалы дискуссионного круглого стола, проведённого учёными Санкт-Петербурга, к 150-летию со дня рождения П.А. Столыпина. Ниже приводятся выдержки из этих материалов, на основании

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10287320@SV_Articles

По мнению академика РАН Бориса Ананьича фигура Столыпина заслуживает взвешенной и продуманной оценки. К сожалению, Столыпина рассматривают, прежде всего, как политическую фигуру. Куда более яркой личностью того времени был С.Ю. Витте, — человек с гораздо более самобытными взглядами. Но и Столыпин, несомненно, был видный политик, и отрицать это не следует.

Доктор исторических наук, старший научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Игорь Лукоянов полагал, что Столыпин брал не интеллектом, а своей порядочностью. Это был, по мнению учёного, единственный премьер-министр, который большинством современников считался человеком чести. Хотя к концу деятельности и его упрекали в том, что он был неразборчив в средствах. И. Лукоянов также отметил, что программа реформ Столыпина была к 1910 — 1911 годам фактически свернута, и это легко обнаружить, если посмотреть хотя бы отчеты Государственной думы. На Столыпина шла атака даже со стороны партии октябристов, на которую он в Думе и опирался. То есть к концу своего премьерства Столыпин видит возврат к состоянию “монархии без реформ” ” О каком счастливом пути можно говорить, — ставит вопрос учёный, — если политическая ситуация шла однозначно по негативному вектору? И ключевой была уже позиция не Столыпина, а царя…”.

Доктор исторических наук, профессор Владимир Калашников обратил внимание на то, аграрная реформа Столыпина являлась, по своей сути, попыткой премьер- министра разрушить сельскую общину и насадить индивидуальное крестьянское хозяйство. Причём сделать это, вопреки тому российское самодержавие долгое время относилось к общине с большим пиететом. Это был важный институт, позволявший крестьянству выживать в трудных климатических условиях. После реформы 1861 года Александр II общину укрепил, а не ослабил, потому что только через общину на базе круговой поруки можно было собрать выкупные платежи за землю помещиков, отданную крестьянам при ликвидации крепостного права.

Исследователь земской деятельности в Петербургской губернии начала ХХ века Юрий Петров утверждал, что оценивая роль Столыпина, нельзя обойти такой вопрос: на тот момент, когда он пришел на вершину власти, России угрожала смертельная болезнь. С одной стороны, ее раздирали революционные настроения, с другой стороны — крайне правый консерватизм. И в это время появляется отважный хирург, готовый сделать болезненную операцию. Но “родственники больной” — придворные, политики — уговаривают врача успокоить пациента и ограничиться щадящей терапией. В итоге лечение было выполнено не в полном объеме..

Доктор исторических наук Андрей Иванов охарактеризовал Столыпина как человека либерально-консервативных убеждений. Это был патриот-западник, который своими реформами направлял Россию на западноевропейский путь развития, но при этом стремился бережно относиться к традициям исторической России. В результате личность реформатора вызывала критику, как со стороны либералов, так и со стороны консерваторов. В итоге он оказался неугоден и тем и другим — для консерваторов это был патриотично настроенный либерал, а для либералов — монархист и националист. А.Иванов напомнил участникам “круглого стола”, что видный идеолог русского монархизма Лев Александрович Тихомиров, отчасти считавший себя “столыпинцем”, высоко оценивал премьера за то, что тот всю свою деятельность стремился подчинить лишь одному критерию — благу России. Но при этом считал Столыпина недостаточно опытным, не настолько интеллектуально одаренным, как его предшественник на посту министра внутренних дел Дурново (хотя и нравственно чище последнего), критиковал за недостаточное понимание крестьянского мира, конфессионального вопроса, исторических судеб России. Учёный привёл весьма интересное высказывание о Столыпине дяди его жены прокурора Московской синодальной конторы А.А. Нейдгарта. Считая своего “племянника”, как он его называл, человеком умным и порядочным, он не видел у Столыпина “глубокого глазомера”, критиковал его за “политиканство” и “насаждение политических партий”. И когда Петр Аркадьевич был убит, он, искренне сожалея о кончине родственника, замечал: “Бог послал ему славную смерть в апогее его славы. Если бы он прожил дольше, он бы дожил до краха, до позора и умер бы среди общих порицаний”.

А. Иванов вспомнил мнение о Столыпине и видного публициста К. Н. Пасхалов, который считал премьер-министра “честнейшим разрушителем” — то есть человеком искренним, желающим России исключительно блага, но в реальности способствующим ее разрушению. Историк А.Иванов высказал и своё мнение на этот счёт:

— И отчасти я вынужден согласиться с этими оценками, поскольку, как мне представляется, реформы Столыпина не могли спасти Россию от революции, они могли лишь отсрочить ее.

По мнению доктора исторических наук Александра Островского столыпинские реформы обычно сводят только к стремлению ликвидировать общину, переселить избыточное население за Урал, создать миллионы хуторских или же фермерских хозяйств. Однако Столыпин пытался осуществить и другие преобразования. Он считал необходимым законодательно оформить отношения между рабочими и предпринимателями, чего тогда не было. Предполагалось ввести пенсионное страхование — невиданное до этого в России явление, так как рабочие не получали ни пенсий по увечью, ни пенсий по старости. Такой закон был принят, но остался только на бумаге. Петр Аркадьевич был сторонником создания так называемых примирительных камер, или третейских судов, чтобы не стачки решали спор между рабочими и предпринимателями, а специальное судебное учреждение. И этот проект остался на бумаге. Столыпин предлагал внести определенные изменения в национальную политику. Уже в 1906 году были подготовлены предложения по устранению ограничений для евреев. Но Николай II зарубил эти предложения, заявив, что одобрить их ему не позволяет “внутренний голос”. Петр Аркадьевич хотел изменить отношение к другим конфессиям, дав им больше прав и свободы. И здесь почти все осталось по-прежнему. Столыпин хотел ликвидировать культурную отсталость народа. При нем был разработан закон о всеобщем начальном образовании. Закон был принят, но не получил реализации. Наконец, премьер собирался реформировать систему управления: разгрузить центральный аппарат, передав часть функций из министерств “на места” — губернаторам и распространив земское самоуправление на всю Россию. Из всего этого круга замыслов к 1911 году практически ничего реализовано не было. Одни законопроекты “утонули” в комиссиях Государственной думы, другие застряли в Государственном совете, третьи, хотя и были одобрены царем, требовали для реализации денег, но правительство на них не расщедрилось.

Столыпин был настолько же парадоксальной фигурой своего времени, насколько была парадоксальна страна. Россия в то время представляла собой лоскутное одеяло, где, с одной стороны, еще пороли крестьян, а с другой стороны, в том же Великом княжестве Финляндском уже дали женщинам избирательное право. Еще здравствовала сельская община, но уже шла масштабная индустриализация, началось освоение Сибири. Реформатора упрекали: мол, он не понимает Россию.

И невольно возникает ощущение всепроникающей парадоксальности не только давней, но и современной истории России. И не только её…

5. О ПАРАДОКСАХ СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИИ

Общеизвестно, что парадоксом является странное мнение, высказывание, расходящееся с общепринятыми мнениями, научными положениями, а также мнения (иногда только на первый взгляд), здравому смыслу. В “Новой хронологии ” А.Фоменко, упомянутой в самом начале данной статьи, более чем достаточно странных мнений и высказываний относительно очень существенной фальсификации мировой истории. Однако не меньшим парадоксом является то, что современные историки, тоже часто имеют совершенно противоположные мнения в отношении исторических лиц, событий и процессов, живших или имевших место не тысячи, а всего лишь десятки лет назад. И это притом, что не нужно искать и расшифровывать старые-престарые летописи.

Но, как говорится, опять парадокс: документы могут быть, но доступ к ним может на десятки лет закрыт отметкой “Совершенно секретно”. Или же, ещё один парадокс: понимание и толкование содержания исторических документов совершенно иное, чем у учёного-соседа, утверждающего, что “пятен на солнце не может быть потому, что этого быть не может!”..

Говорят, что всё в этом мире аналогично “палке с двумя концами” или “медали с лицевой и обратной стороной”. В том числе и люди, причём неважно, какой общественно-социальный статус они имеют. Однако у пишущего эти строки появилась опасение того, что данная подборка материалов о деятельности Петра Аркадьевича Столыпина рисует исторический образ премьер-министра не в виде прямой палки с двумя противоположными концами, а в виде изогнутой палки, концы которой соединились-срослись друг с другом. И палка уже стала замкнутый кругом, в котором невозможно найти концы.

И может быть будут правы те из читателей, которые, вопреки утверждениям авторов “Новой хронологии” о том, что “хлеб” учёного-историка очень и очень тяжек по множеству причин, включая субъективные и объективные внешние и внутренние обстоятельства, сопутствующие тем или иным историческим событиям и процессам, вдруг станут придерживаться совершенно противоположного мнения. Например, такого, что у историка всегда есть альтернатива выбора в оценке того или иного исторического лица, события или процесса. Это у прокурора или адвоката, при строгом соблюдении законности, нет существенного выбора: прокурор обязан обвинять, а адвокат — защищать. А историк, по личному или чужому желанию, может быть по отношению к изучаемому им объекту — или прокурором, или адвокатом, или даже и тем и другим. И мотивацией к такой альтернативе будут ссылки на ближние и дальние, краткосрочные и долгосрочные цели и устремления своего исследуемого объекта. И вот тут-то возникает новый парадокс — палка с двумя явно выраженными концами вдруг становится замкнутым кругом. И концов, увы, не найти…

Однако, подобная манипуляция может привести не только к новым парадоксам, но и даже, мягко говоря, к несусветному. Например, к всеобщей переоценке личности Адольфа Гитлера: в возвеличение его не только в ранг благодетеля Германии, превращённой не без помощи фюрера в мощнейшую империю, поставившую на колени всю Европу, но и в вознесения личности Гитлера до уровня благодетеля всего человечества!..

Полагаете, что это очередной парадокс?.. Да ничего подобного! Это всего лишь законное право каждого на личную точку зрения, аргументированную тем, что в своих долгосрочных, глобальных и гуманных целях, фюрер, возможно, как никто “предвидел” опасность перенаселения земного шара, и, как никто “понимал”, что это грозит человечеству глобальными энергетическими, техногенными, экологическими, водно-продуктовыми и прочими катастрофами. Вот и “старался” как мог, не допустить опасности перенаселения нашего шарика по имени Земля. Уменьшал, как мог, численность человечества. И не тысячами, как Столыпин, а десятками миллионов! А современники до сих пор этого “не оценили”, хотя и стали всё чаще говорить о близком конце света…

Однако… Господи, избавь нас от таких парадоксов! И от таких фюреров.

Для желающих более детально ознакомиться с жизнью и деятельностью Петра Аркадьевича Столыпина рекомендую воспользоваться такими ссылками на видеоматериалы:

Как Столыпин проводил реформы

http://www.youtube.com/watch?v=JCYbYPjizGk&feature=related

Переселенческая политика Столыпина

http://www.youtube.com/watch?v=VW1by4xiPgA

Россия Столыпина: вчера и сегодня

http://www.youtube.com/watch?v=vjscUzf7OdQ&feature=related

Пётр Столыпин. Политические хроники

http://www.youtube.com/watch?v=WdGvuZ9KxJQ&feature=related

6. УБИЙСТВО П.А. СТОЛЫПИНА

В период с 1905-го по 1911-й годы на Столыпина было организовано 11 попыток покушений. В мемуарах дочь Столыпина Елены упоминается о заблаговременно раскрытом заговоре, где террорист, которому было поручено убить губернатора, должен был устроиться столяром для проведения ремонта лестницы в особняке губернатора. Заговор был раскрыт, а революционер арестован. Первое реальное покушение произошло в Саратовской области, во время объезда мятежных деревень Столыпиным в сопровождении казаков. В губернатора дважды стрелял неизвестный, но не попал. Вначале Столыпин даже кинулся за стрелявшим, но был удержан за руку чиновником особых поручений князем Оболенским.

12 августа 1906 года произошло очередное покушение, сопровождавшееся большим количеством жертв. Во время взрыва сам Столыпин не пострадал. Террористы приехали под видом просителей в жандармской форме, якобы по срочному делу. Адъютант А. Н. Замятнин не пропустил террористов к Столыпину, заподозрив неладное при виде их старых жандармских касок. Увидев, что они разоблачены, террористы вначале попытались прорваться силой, а затем, когда их попытка оказалась неудачной, метнули портфель с бомбой. Взрыв был очень большой силы. Комнаты первого этажа и подъезд были разрушены, обрушились верхние помещения. Были убиты 24 человека, в том числе террористов, адъютант А. Н. Замятнин, агенты охранки, няня сына Столыпина. От взрыва также пострадали сын и дочь премьер-министра — Аркадий и Наталья. Ранение дочери было тяжёлым. Врачи настаивали на срочной ампутации ног у пострадавшей. Однако Столыпин просил обождать с решением. Доктора согласились и, в конце концов, спасли обе ноги.

В декабре того же 1906 года, по поручению центрального комитета партии социалистов-революционеров, неким Добржинским была организована группа для убийства Столыпина. Однако заговорщики были арестованы ещё до совершения преступления. В июле и ноябре 1907 года были также предотвращены две попытки покушения на премьер-министра.

В конце августа 1911 года император Николай II с семьёй и приближёнными, в том числе и со Столыпиным, находились в Киеве по случаю открытия памятника Александру II в честь 50-летия отмены крепостного права. 1 сентября 1911 года император и Столыпин присутствовали на спектакле “Сказка о царе Салтане” в киевском городском театре. Во время второго антракта некий молодой человек во фраке подошёл к Столыпину и дважды в него выстрелил. По свидетельству очевидцев, когда прозвучали выстрелы, всех в зале как будто парализовало. Никто не пошевелился и не попытался остановить убийцу. Тот постоял с вытянутой рукой, потом медленно спрятал браунинг в карман и пошел к выходу. Только в последних рядах партера за несколько шагов до выхода на него набросилась обезумевшая толпа. Убийцу били полсотни людей высшего круга во фраках, в кровь разбили лицо, вывернули руку, сломали ребра…

Несмотря на то, что киевские врачи надеялись на выздоровление премьер-министра, вечером 4 сентября 1911 года состояние Столыпина резко ухудшилось, и около 22 часов 5 сентября он скончался. В первых строках вскрытого завещания Столыпина было написано: “Я хочу быть погребённым там, где меня убьют”. 9 сентября П.А.Столыпина похоронили в Киево-Печерской лавре.

Убийцей оказался Богров Дмитрий Григорьевич, 1887 г.р., сын киевского присяжного поверенного, внук известного еврейского писателя Г.И. Богрова. В 1905 г. Дмитрий учился в Киевском университете на юридическом факультете, в связи с его закрытием продолжил образование в Мюнхене. В декабре 1906 г. вернулся в Киев, примкнул к группе анархистов-коммунистов. В середине 1907 г. стал агентом Киевского охранного отделения. После окончания университета уехал в Петербург, начал сотрудничать с Петербургским охранным отделением. В августе вернулся в Киев, встретился с начальником Киевского охранного отделения и, якобы сообщил о готовящемся покушении на министров Кассо и Столыпина.

Дм. Богров был допрошен следственными властями всего 4 раза — 1 сентября, немедленно после совершенного им акта, 2 сентября, 4 сентября и 10 сентября 1911 г. Первые 3 допроса состоялись до суда, а последний уже после суда, накануне приведения в исполнение смертного приговора. Судебными властями, а именно следователем по особо важным делам, В. Фененко, Богров был допрошен лишь один раз — 2 сентября. В остальных же случаях допрос производился киевским жандармским полковником Ивановым, приятелем Кулябко. Протокола показаний Дм. Богрова на военном суде не велось, а потому точное содержание его объяснений на суде не может быть восстановлено.

Следователем Фененко отмечается, что отдельные части показаний Дм. Богрова находятся в явном противоречии друг другу и создают впечатление стремления мистифицировать следственную власть. Однако, в ответ на такое замечание, Дмитрий Богров якобы отвечает так:

— Может быть, по-вашему, это нелогично, но у меня своя логика…

Богров категорически заявляет Фененко: “… Подтверждаю, что я совершил покушение на убийство статс-секретаря Столыпина единолично, без всяких соучастников и не во исполнение каких либо партийных приказаний…”. Однако на допросе 10 сентября, уже после состоявшегося приговора военного суда, Дм. Богров дает совершенно иное объяснение своему выступлению. Он отвергает то, что показал во всех своих предыдущих показаниях, а именно, что выступил единолично.

В воспоминаниях Е.Лазарева (Дм. Богров и убийство Столыпина, Воля России, Прага, 1926 г.; http://ldn-knigi.lib.ru/) приведены такие показания Богрова:

”..16 августа 1911 г. ко мне на квартиру явился известный мне еще с 1907 г. — 1908 г. “Степа”… “Степа” заявил мне, что моя провокация, безусловно и окончательно установлена, что сомнения, которые были раньше из-за того, что многое приписывалось убитому в Женеве в 1908 г. провокатору Нейдорфу (кличка “Бегемот”, настоящая фамилия, кажется, Левин, из Минска), теперь рассеялась, и что решено о всех собранных фактах довести до сведения общества, разослать объявления об этом во все те места, в которых я бываю, как например, — суд, комитет присяжных поверенных и т. п., вместе с тем мне в ближайшем будущем угрожает смерть от кого-то из членов организации. Объявления эти будут разосланы в самом ближайшем будущем. Когда я стал оспаривать достоверность парижских сведений и компетентность партийного суда, “Степа” заявил мне, что реабилитировать себя могу я только одним способом, а именно — путем совершения какого либо террористического акта, причем намекал мне, что наиболее желательным актом является убийство начальника охранного отделения, Н. Н. Кулябко, но что во время торжеств в августе я имею “богатый выбор”. На этом мы расстались, причем последний срок им был дан мне 5 сентября. После этого разговора я, потеряв совершенно голову, решил совершить покушение на жизнь Кулябко. Для того чтобы увидеться с ним, я по телефону передал, что у меня имеются важные сведения, и приготовил в общих чертах рассказ о “Николае Яковлевиче”… Но будучи встречен Кулябко очень радостно, я не привел своего плана в исполнение, а вместо этого в течение получаса рассказывал ему и приглашенным им Спиридовичу и Веригину вымышленные сведения. Уйдя от Кулябко, я опять в течение 3-х дней ничего не предпринимал, потом, основываясь на его предложении (при первом свидании) дать мне билеты в Купеческое и театр, я попросил у него билет в Купеческое. Там я вновь не решился произвести никакого покушения, и после Купеческого ночью поехал в охранное отделение с твердой решимостью убить Кулябко. Для того чтобы его увидеть, я в письменном сообщении еще больше подчеркивал грозящую опасность. Кулябко вызвал меня к себе на квартиру, встретил меня совершенно раздетым, и хотя при такой обстановке я имел шансы скрыться, у меня не хватило духа на совершение преступления, и я вновь ушел. Тогда же ночью я укрепился в мысли произвести террористический акт в театре. Буду ли я стрелять в Столыпина или в кого-либо другого, я не знал, но окончательно остановился на Столыпине уже в театре, ибо, с одной стороны, он был одним из немногих лиц, которых я раньше знал, отчасти же потому, что на нем было сосредоточено общее внимание публики…”.

Из воспоминаний Е.Лазарева, социалиста-революционера, можно узнать также о том, что Дм. Богров обращался к нему с предложением использовать задуманный им террористический акт в интересах партии соц. — революционеров. Он предлагает, чтобы партия соц. — революционеров санкционировала его выступление, как совершенное по постановлению центрального комитета партии. “Я хочу обеспечить за собой уверенность, — объяснял Дм. Богров — что после моей смерти останутся люди и целая партия, которые правильно истолкуют мое поведение, объяснив его общественными, а не личными мотивами…”.

Богров не просит у Е. Лазарева ни технической, ни материальной помощи партии. Более того он заверяет: “Я прошу партию о том, чтобы она санкционировала мой акт только в том случае, если она убедится, что я веду себя достойно и умру тоже достойно. До смерти я не буду ангажировать партию. Пусть партия обещает только, что она публично санкционирует мой акт после смерти и суда. Но это нужно мне знать теперь же, чтобы знать, как себя держать”.

Е. Лазарев на предложение Дм. Богрова ответил отказом. На этот отказ Богров якобы отвечает таким образом: “… Признаюсь, ваше отношение во многом расстраивает все мои планы. Я вновь остаюсь наедине со своими думами, совершенно изолированными. У меня вновь нет никого, кто мог бы авторитетно истолковать мое поведение объяснить его не личными, а общественными мотивами… Несмотря ни на что, я постараюсь привести свое решение в исполнение. Я стремлюсь сделать мое выступление более целесообразным, a вы этому мешаете…”.

В своём предсмертном письме к родителям Богров не объяснил истинных мотивов своего поступка. Он лишь написал: “… Последняя моя мечта была бы, чтобы у вас, милые, осталось обо мне мнение, как о человеке может быть и несчастном, но честном. Простите меня еще раз, забудьте все дурное, что слышите …”. Перед казнью Богрову было предложено исповедаться перед раввином. Но Дмитрий поставил условием, чтобы разговор с раввином состоялся в отсутствии свидетелей — полиции. В этом ему было отказано товарищем прокурора. Богров отказался от встречи с раввином.

На суде убийца держался корректно, приговор — смертная казнь через повешение выслушал совершенно спокойно. Ходатайство вдовы Столыпина Ольги Борисовны отложить казнь до тщательного расследования всех обстоятельств дела удовлетворено не было. В ночь на 12 сентября приговор киевского военно-окружного суда был приведён в исполнение. Тело Дмитрия Богрова просто зарыли на Лысой Горе, даже не обозначив место захоронения. После убийства Богров уже никому не был нужен…

Выдвигалось множество версий об участниках заговора против Столыпина. Высказывались предположения о причастности к убийству полиции, масонов, революционеров, иностранных спецслужб, бывшего премьер-министра С.Ю. Витте и даже самого царя… Подозрение в причастности полиции к убийству было настолько серьёзным, что даже председатель Третьей государственной думы А. И. Гучков говорил о том, что невозможно разобрать, кто убил премьер-министра — революционеры или полиция.

Тогдашний генерал-прокурор И. Г. Щегловатов был одним из ревностных поборников привлечения к уголовной ответственности за небрежное выполнение служебных обязанностей товарища министра внутренних дел Курлова, начальника Киевского охранного отделения Кулябко, вице-директора департамента полиции Веригина и начальника императорской дворцовой охраны Николая II подполковника Спиридовича. По его мнению, они создали обстановку, в которой и стало возможно покушение Богрова на жизнь премьер-министра. Однако они так и остались безнаказанными.

15 октября 1911 года социал-демократическая фракция Госдумы выступила с заявлением по поводу убийства П.А.Столыпина. В этом заявлении утверждалось, что вся обстановка убийства и ряд обстоятельств, сопровождавших его, ясно указывают на прикосновенность к этому убийству чинов охраны и еще раз в наиболее резкой форме поставили пред русским обществом вопрос о той системе управления, которая доминирует над всей общественной и государственной жизнью России. Далее в заявлении перечисляются ряд аналогичных убийства высших русских сановников при содействии чинов политической охраны. В списке перечисляются имена министра внутренних дел Плеве, Уфимского губернатора Богдановича, Великого Князя Сергея Александровича, С.-Петербургского градоначальника Лауница, начальника Петербургского охранного отделения полковника Карпова. В заявлении утверждается, что вместо удовлетворения требований широких демократических слоев населения, вместо установления элементарных условий правовой жизни, столь необходимых для развития творческих сил многомиллионного великого народа, вместо торжественно обещанных политических свобод над страной безгранично господствует грубый произвол и административное усмотрение, и все управление государством сводится к развитию этой охранной деятельности. Вся общественная жизнь приносится в жертву этому молоху русской полицейской государственности. Но став независимой, самодовлеющей организацией, на которую правительство, не имеющее за собой никакого жизнеспособного общественного класса, опиралось как на единственную свою опору в борьбе с народом, охрана стала государством в государстве, правительством среди правительства, министерством в министерстве. И сам Столыпин, который открыто пред страной защищал необходимость для современного русского Правительства существующей системы политического сыска и охраны, погиб от руки охранника, при содействии высших чинов охраны.

Далее в заявлении указывается: “При каких обстоятельствах совершилось убийство Столыпина — известно. Он убит Богровым, состоявшем на службе в охране, “агентом внутреннего освещения”. Богров был вызван начальником Киевской охраны полковником Кулябко в Киев специально для охраны Столыпина, он получил входной билет в театр, где совершил убийство, от самого начальника охраны, с ведома других высших чинов охраны на киевских торжествах: Веригина, Спиридовича и Товарища Министра Внутренних дел Курлова, главного руководителя охраны. Богров допущен был в театр для того, чтобы раскрыть там террористов, которые, по его заявлению охране, должны были совершить покушение на жизнь Столыпина. Приходится предполагать при этом, что чины охраны сознательно, намеренно должны были пропустить в театр и самих террористов, так как все входные билеты выдавались охраной и, конечно, с чрезвычайным выбором. Такое предприятие совершалось для наибольшей славы охраны, когда покушение будет остановлено в последний момент. При этом обращает на себя внимание и тот факт, что один из выходов театра не был совершенно охраняем, и Богров после произведенных выстрелов в Столыпина направился именно к этому выходу. На основании уже этих фактов, ставших достоянием общественного мнения, в обществе вплоть до самых правых его кругов вполне определенно формируется обвинение в несомненной причастности охраны к убийству Столыпина…”.

Авторы заявления, — пользуясь фактом убийства Столыпина, как новым кровавым проявлением разлагающего действия охраны с ее провокационною системою, которая логически вытекает из современной политики Правительства и командующих классов и тяжелым кошмаром лежит на всей гражданской самодеятельности общества, — предлагали Государственной Думе предъявить в порядке ст. 33 Учр. Гос. Думы нижеследующий запрос Председателю Совета Министров и Министру Внутренних Дел:

1) сознают ли они, что убийство бывшего Председателя Совета Министров П.А. Столыпина, равно как и другие аналогичные убийства высших сановников (Плеве, Великого Князя Сергея, Лауница, Богдановича) являются естественным логическим следствием существующей организации политической полиции с широко развитой ее системой провокации, которая естественно, разлагая правящие сферы, кладя на них пятно позора сотрудничества с наемными убийцами, налагает на общество гнет наглого, грубого насилия, парализующего живые силы народа;

2) намерены ли они что-либо предпринять для уничтожения организации политической охраны с ее системою провокации?

Заявление социал-демократов было заслушано ГосДумой III созыва 15 октября 1911 года. Ответ на сделанный запрос дан министром внутренних дел А.А.Макаровым через месяц, 16 ноября того же года.

Итоговая резолюция Государственной думы была такая:

… Выслушав объяснения г. Министра Внутренних Дел и выражая уверенность, что Правительство подвергнет ответственности и суду тех должностных лиц, виновность коих выяснится в деле об убийстве Председателя Совета Министров, и безотлагательно приступит к коренной реорганизации политической полиции с подчинением ее деятельности на местах губернаторам, градоначальникам и прокурорскому надзору…”.

5 января 1913 г. обер-прокурор уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената объявил о высочайшей резолюции по делу бывшего товарища министра внутренних дел П.Г.Курлова, состоявшего в распоряжении дворцового коменданта полковника А.И. Спиридовича и исполнявшего обязанности вице-директора Департамента Полиции М.Н.Веригина, обвинявшихся “в превышении и бездействии власти”. Было вынесено такое итоговое постановление: “… Дело о генерале Курлове, полковнике Спиридовиче и статском советнике Веригине прекратить без всяких для них последствий…”.

(см. http://www.hrono.ru/dokum/191_dok/19111015.html)

Позднее, в своих мемуарах генерал Курлов напишет следующее о Дмитрие Богрове:

… Сын богатых родителей, молодой Богров всегда нуждался в деньгах для широкой жизни. Вероятно, под влиянием модных течений он вошел в связь с революционными организациями и предал их охранному отделению, когда потребовались деньги на поездку за границу. Сведения Богрова стоили затраченных на него средств, и в этом отношении он безукоризненно исполнял свои обязательства. Со временем материальное положение его улучшилось, и он одновременно отошел от партийной жизни, как отошел и от работы в охранном отделении. Я думаю, что в партии знали или догадывались о прежней деятельности Богрова, а потому могли потребовать от него той или другой услуги. Я не сомневался в его сведениях, сообщенных подполковнику Кулябко, как не сомневаюсь в том, что, может быть, за час до покушения на министра он не предполагал, что ему придется совершить этот террористический акт. Требование застало его врасплох, и он подчинился воле, от которой зависела его собственная жизнь. Это предположение не возбуждало бы во мне никаких сомнений, если бы убийство ПА Столыпина было принято какой-либо революционной организацией на свой счет, но убийство это было встречено молчанием, хотя в революционной печати появлялись обыкновенно хвалебные гимны по поводу всякого, даже незначительного, политического убийства. Возможно, допустить, что сведения, сообщенные Богровым Кулябко, были вымышлены, и он, пользуясь доверием к нему охранного отделения, решил выполнить террористический акт. Мероприятия по охране и в этом положении не подлежали никакому изменению, так как игнорировать эти сведения, по сложившейся в Киеве обстановке, не представлялось допустимым. Личных счетов с покойным министром у Богрова, конечно, быть не могло, а потому у него не могло быть и инициативы совершить это убийство с риском для своей жизни. Приходилось, таким образом, прийти к убеждению, что этим преступлением руководила какая-либо иная, неведомая нам сила. Следствию ее обнаружить не удалось, да, по-видимому, оно к этому и не очень стремилось… Не сомневаюсь в том, что, может быть, за час до покушения на министра он не предполагал, что ему придется совершить этот террористический акт. Требование застало его врасплох, и он подчинился воле, от которой зависела его собственная жизнь…”.

Из материалов http://rus-history.com/stolip.html следует, что в Киевском музее медицины находится восковая фигура раненного Столыпина. На ней врачи демонстрируют фатальные последствия выстрела Богрова. Хирург В. Шипулин высказывает свою версию, что Столыпина убили не пули Богрова, а собственный орден премьер-министра. Одна из пуль, которая вошла в тело Столыпина, предварительно задела орден Святого Владимира, и это сыграло роковую роль: пуля расплющилась и приобрела свойства разрывной, т.е. она не прошла навылет, а, двигаясь внутри тела, размозжила ткань печени. Через несколько дней начался перетонит и сепсис, т.е. заражение крови. Столыпин боролся за свою жизнь четыре дня, но организм ослабевал. Министр умирал. Перед смертью попросил принести ему бумагу и ручку. Он якобы хотел написать (и написал) имя заказчика убийства…

Однако вряд ли историки получат полные ответы не только на все вопросы, связанные с жизнью и деятельностью Петра Аркадьевича Столыпина, но даже и на такой единственный вопрос: ” А был ли вообще заказчик убийства премьер-министра?..”. Даже сейчас, спустя столетие со дня убийства П.А.Столыпина, в произошедшей трагедии до сих пор остаётся множество загадок.

По сообщению “АиФ” (http://www.aif.ru/society/article/44723) так считает и Александр Звягинцев, заместитель генерального прокурора Российской Федерации.

Об убийстве П.А.Столыпина можно подробнее узнать и с помощью

ссылок на такие видеоматериалы:

Убийство Столыпина

http://www.youtube.com/watch?v=6OeHtl6PlWg

Пётр Столыпин. Выстрел в антракте

http://www.youtube.com/watch?v=aEJC9W-q5rk&feature=related

Столыпин. Выстрел в Россию

http://www.youtube.com/watch?v=1oDN_8u22mY&feature=related

Юрий Левенец про убийство Распутина

http://www.youtube.com/watch?v=jvPylykC7qU&feature=re

7. КАК В КАПЛЕ ВОДЫ…

В “Российской газете” к 150-летию со дня рождения Столыпина появилась статья, в которой говорилось о желании Никиты Михалкова сыграть Столыпина. К юбилею российского реформатора был снят двухсерийный фильм, где в роли рассказчика выступал Михалков. Съемки велись в Санкт-Петербурге, Киеве и Саратове. Отвечая на вопросы представителей СМИ, Михалков утверждал следующее:

— … Если бы не было выстрела Богрова, как бы могла дальше пойти история России? Думаю, если бы Столыпин остался жив, не было бы чудовищной гражданской войны, а самое главное не было бы Великой Отечественной войны, потому что никто бы к нам не сунулся…”.

Общеизвестно, что Михалков придерживается монархических убеждений. Россиянам Михалков также известен своими барскими замашками и бесогонством. Нет, Никита Сергеевич не является шаманом, хотя и имеет склонность к монархическому и историческому мистицизму. “Бесогоном” его стали в народе называть и не потому, что 9 марта 2011 года он зарегистрировал в ЖЖ аккаунт nikitabesogon. По словам Михалкова, ник выбран по имени его небесного покровителя Никиты Бесогона — изгоняющего бесов. С помощью Интернета и ТВ режиссер собирается бороться с клеветой в свой адрес, со своими врагами, а также с сатанизмом, в засилье которого он всерьез верит. Однако, в академическом словаре русского языка (http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_synonims/8535/бесогон) слово “бесогон” означает только одно — ЛГУН, ОБМАНЩИК. А ведь учёные, в отличие от многих из нас, знают, что говорят. К примеру, специалисты по квантовой механике утверждают, что в капле воды отражается вся Вселенная! И это вовсе не первоапрельская шутка, а лишь глубокое убеждение в том, что научная методология изучения капли воды аналогична научной методологии изучения Вселенной.

Предполагая удивление многих читателей взаимосвязью капли, Вселенной и Михалкова, прошу вдумчиво прочитать следующий монолог:

— “… Я вообще только так езжу!.. Едет какой-то козёл, который с камерой снимает всех. Ему гудят… Это обыкновенное хамство!.. Вот его надо лишать прав на полгода. А потом уже разбирать, что сказал ему водитель и т.д. Ну, так же можно хрен знает до чего дожить!.. Да, действительно, мне приходится объезжать, об… Приходится… Ну, я… Мне приходится… У меня есть, так сказать… Этот самый… Э-э-э… правил… без право на проверку… Я понимаю, что это как бы возможность просто спасти моего водителя, когда мы действитель… Ну, мы риску… Потому, что у нас нету вре… Ну, нет у нас времени… Ну, нет у меня времени!.. Я… э-э-э… понимаю, что это вещь экс-ординарная, но она, собственно… э-э-э… по обоюдному как бы согласию и при выполнении моей просьбы…”.

Полагаю, что стиль монолога позволил читателям узнать его автора. Да, это говорил Никита Бесогон. По какому поводу? Поясняю. 29 мая 2011 года автомобиль, управляемый лично Михалковым, засняли в Москве многократно выезжающим на встречную полосу. После обнародования видеозаписи Департамент обеспечения безопасности дорожного движения инициировал проверку инцидента. Впрочем, желающие могут посмотреть видеоматериалы под названием “Брехливый Никита Бесогон” с помощью ссылки:

http://www.youtube.com/watch?v=885Rm1BQwyg&feature=related

Теперь вам понятно бесогонство Никиты Михалкова и его прямая связь с Вселенной? В данной автодорожной истории, как в капле воды, отражается вся суть Никиты Сергеевича Михалкова, уже давно возомнившего себя Вселенной на фоне множества капель или брызг воды. И недаром, в конце видеоматериала “Брехливый Никита Бесогон” комментатор вынуждена была сказала следующее:

… Слова бывшего главы общественного Совета минобороны расходятся с этим видео. На кадрах отчётливо видно как Михалков дважды пересёк двойную сплошную. Видно, Никита Сергеевич так до конца и не хочет признавать, что законы писаны для всех. А его жажда возвышаться над “серой толпой”, в конце концов, может стоить не только “мигалки”, но и чего-то большего…”

Из статьи о Н.С.Михалкове в популярной Википедии можно узнать, что ещё в 2010 году, в интервью телеканалу РЕН-ТВ, Михалкову задали вопрос, правда ли что он ездит с мигалкой. Никита Сергеевич с чистой совестью ответил что “да”, “мигалка принадлежит министерству обороны”, благодаря мигалке он “успевал на съёмки фильма УС-2”, также он добавил, что “так было всегда и так будет всегда!”. В мае 2011 г. Михалков обратился к руководству Министерства обороны РФ с просьбой освободить его от должности председателя Общественного совета при этом ведомстве. Он мотивировал это своим недовольством организацией военных парадов в День Победы в 2010 и 2011 годах. Однако источник в Министерстве обороны сообщил агентству “Интерфакс”, что решение покинуть Общественный совет Михалков принял после того, как ему сообщили о снятии спецсигнала с его автомобиля. По его словам, “вызывает удивление тот факт, что неприятие известным кинорежиссёром процедуры проведения парадов прошлого и нынешнего годов стало высказываться им, когда речь зашла о мигалке”.

В той же статье написано и о таких действиях Михалкова, которые как в капле воды отражают суть известного артиста и кинорежиссёра. В 2008 году съезд кинематографистов РФ снял Михалкова с поста председателя СК и выбрал на законном основании своим председателем кинорежиссёра Марлена Хуциева. В ответ на это “Никита Сергеевич назвал депутатов съезда ослами и лилипутами, а сам съезд посчитал нелегитимным. И что удивительно… После вселенского скандала Никиты Бесогона был собран чрезвычайный Внеочередной съезд Союза кинематографистов РФ, который… вновь переизбрал его председателем СК.

А дальше произошло следующее. По требованию новоиспечённого председателя сразу было принято решение об исключении из Союза кинематографистов секретаря СК и председателя Гильдии киноведов и кинокритиков Виктора Матизена — в нарушении правил и пунктов устава, что вызвало скандал. Многие кинематографисты таким вмешательством и пренебрежением их выбором почувствовали себя оскорблёнными и обжаловали решения чрезвычайного съезда в судебном порядке. Однако суд обжалование отклонил. Далее постепенно начались крупные неприятности у всех кинематографистов, выступивших за кандидатуру Марлена Хуциева, включая и его самого. М.Хуциева вывели из членов учёного совета ВГИКа: в новом списке учёного совета ВГИКа нет имени знаменитого режиссёра. Неприятности начались и у журнала “Искусство кино” и его главного редактора Даниила Дондурея — журнал спешно выселяют из помещения, где он изначально находился. Редакция “Искусство кино” 28 мая 2009 года получила уведомление с требованием до 1 июня освободить помещение по адресу Москва улица Усиевича, которое в 1963 году решением ЦК КПСС было построено специально для журнала…

Можно привести ещё множество примеров бесогонского поведения Михалкова, которыми пестрит не только русскоязычный Интернет. Однако вернёмся к нашей теме.

В своём выступлении на юбилейном мероприятии, посвящённом памяти Столыпина, Михалков привёл (http://www.youtube.com/watch?v=f0hn1GsLLqтакие) слова известного философа Л.Р. Тихомирова:

… Все ищут гармонии, которой нет в душах, и которую надеются найти во внешних условиях. Но беда в том, что настроение людей ведёт не к улучшению, а непременно к уничтожению, к перевороту. Вся критика вся умственная работа становится орудием не улучшения, а разрушения. Причём это фатальное положение обусловлено не недостатком строя, а психологическим состоянием людей…”

Михалков, после озвучивания утверждения философа, с пафосом произнёс: “Потрясающая мысль!..”.

К такой мысли Михалкова хочется ещё добавить, что психологическое состояние людей, приводящее к уничтожению и перевороту, как раз и обуславливается потрясающим (в прямом смысле этого слова) образом жизни и поведением таких как барин Никита Михалков.

В своём очередном интервью Михалков утверждал: “… Прекрасно то, что к Столыпину стали относиться с интересом, с уважением и с пониманием…” Что сказать по этому поводу?.. Лишь одно — Михалков, на сей раз, прав. Однако хочется ещё кое-что уточнить. Ну, хотя бы то, что вышесказанные слова, к сожалению, совершенно не применимы в адрес самого Михалкова.

Возможно, Михалков и сыграет так ему желанную роль Столыпина. Только со 100-процентной гарантией можно заранее утверждать, что образ, созданный Никитой Бесогоном, будет разительно отличаться от фактического образа Петра Аркадьевича. В этом образе не будет того, что было присуще Столыпину, и уже давно не присуще Михалкову. Не будет порядочности.

© Copyright: Владимир Касьянов, 1 сентября 2015

Регистрационный номер № 000163077

Столыпин, контрреволюционные годы и аграрная реформа.

Если говорить кратко о данном персонаже, то родился оный 14 апреля 1862 г. в Дрездене (Германия) в семье, принадлежавшей к старинному дворянскому роду.

В 1881 г. окончил Виленскую (Вильнюсскую) гимназию и поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, по окончании которого служил в Министерстве государственных имуществ.

В 1889 г. Столыпин перешёл в Министерство внутренних дел. В 1899 г. был назначен ковенским губернским предводителем дворянства, в 1902 г. — гродненским губернатором; в 1903 г. стал губернатором в Саратове, где руководил подавлением крестьянских волнений в ходе революции 1905—1907 гг. И понеслась…

«На очереди главная наша задача — укрепить низы. В них вся сила страны. Их более 100 миллионов и будут здоровы и крепки корни у государства, поверьте — и слова Русского Правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед целым миром… Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа — вот девиз для нас всех, Русских. Дайте Государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней Poccии.»

- П.А.Столыпин.

Разгул реакции не заставил себя ждать. Прикрываясь «благами для государства», в России подавлялась свобода всякого слова, рабочие стали жить еще хуже, крестьяне – еще бедней. Кроме того, мерами нашего «реформатора» появились, как мы уже упоминали, репрессии в военно-полевых условиях, немедленные расстрелы. Естественно, ведь в среде правачков террор против собственного народного большинства является нормой. Так «укреплялись» низы, а точнее их покорность. Почему так вышло, что подавления стали настолько озлобленными?

Двенадцатого августа 1906 г. три эсера-максималиста взорвали дачу П.А. Столыпина. Всего было убито 27 человек (в том числе и сами террористы).

19 августа 1906 г. Столыпин принял в чрезвычайном порядке согласно 87 статье «Основных законов», которая гласила, что в случае чрезвычайных обстоятельств во время перерыва сессий Думы правительство имеет право издавать указы, не ожидая созыва Думы, указ о военно-полевых судах. Они уничтожали «преступников» безо всякого судопроизводства в пределах 48 часов; приговор по распоряжению командующего округом исполнялся в 24 часа. Если в 1906 г. было казнено 144 человека, то в 1907 — уже 1139, в 1908 — 825, в 1909 — 717, «итого в среднем ежемесячно по 58 — 59 казней»; казни, по выражению В.Т. Короленко, стали «бытовым явлением». Репрессии в целом затронули десятки, сотни тысяч человек.

Говорят, что во времена столыпинских второй и третьей дум, Ленин и большевики перестали их бойкотировать. Это верно. Но далее, эти же люди продолжают нести ересь, якобы «Ленин и большевики поняли, что Столыпин делает правильные шаги в сторону поблажек крестьянам и рабочим своей аграрной реформой». Дело было отнюдь не в этом.

История показала», — писал В.И.Ленин, — «что, когда собирается Дума (речь шла о выборах во вторую столыпинскую думу.), то является возможность полезной агитации: изнутри ее и около нее; — что тактика сближения с революционным крестьянством против кадетов возможна внутри Думы. Это кажется парадоксом, но такова, несомненно, ирония истории: именно кадетская (разогнанная правительством первая виттевская) Дума особенно наглядно показала массам правильность “антикадетской”, скажем для краткости тактики. История беспощадно опровергла все конституционные иллюзии и всю “веру в Думу”, но история, безусловно показала известную, хотя и скромную пользу такого учреждения для революции, как трибуны для агитации, для разоблачения истинного “нутра” политических партий и т. д.»

Для чего же на самом деле были созданы «аграрные реформы»? Низы хотели поднять при помощи всяческих «льгот» крестьянам, особенно зажиточным, разобщения крестьянской общины, усиление капитализации помещиков и зажиточных крестьян ( по большей части, развитие фермерства ), однако это приводило к еще большей нищете и угнетению крестьян:

«В деревне нет налицо ярких, сразу бросающихся в глаза событий, вроде локаутов, но уже такие меры правительства, как ноябрьские аграрные законы («подкуп крестьянской буржуазии»), свидетельствуют, что борьба обостряется, что помещики вынуждены направлять все усилия на раскол крестьянства для ослабления общекрестьянского натиска» - В.И.Ленин «Платформа революционной социал-демократии» газета «Пролетарий» март 1907-ого года.

Что происходило на деле? На деле происходило следующее - указ 15(28) ноября 1906 г. «О выдаче Крестьянским поземельным банком ссуд под залог надельных земель». Эти законы предоставляли крестьянам право закрепления их наделов в личную собственность и право выхода из общины на отруба и хутора при получении через Крестьянский банк субсидий на приобретение земли. Таким образом, в деревне при сохранении в целости помещичьей собственности на землю насильственно разрушалась крестьянская община и создавались условия для появления кулачества среди «крепких крестьян» и для разорения массы владельцев наделов-бедняков, появления «свободных» рабочих рук. Вот она, работа реформатора!

«”Отсрочка” старому порядку и старому крепостническому земледелию, данная Столыпиным, — подытожил позднее эти акции Ленин, — состоит в том, что открыт еще один и притом последний клапан, который можно было открыть, не экспроприируя всего помещичьего землевладения. Открыт клапан и выпущен несколько пар — тем, что часть совершенно обнищавших крестьян «укрепили» свои наделы в личную собственность и продали их, превратившись из пролетариев с наделом в чистых пролетариев, — далее, тем, что часть зажиточных крестьян, укрепив свои наделы и иногда устроившись на отрубах, поставили еще более прочное капиталистическое хозяйство, чем прежде»

Что было дальше? А дальше, царизм начал свое лицо преображать. Из феодального царизма, он все более и более начал превращаться в царизм капиталистический, во многом, благодаря данной реформе. Все мелкие реформы «обуржуазивания» в России выросли в нечто подобное, что мы сейчас и рассматриваем.

Сочетание самой оголтелой реакции с политикой «реформ» было характерной чертой момента. «В Думе правительство, стоящее за октябристами, — писал Ленин в статье «Третья Государственная Дума и социал-демократия», — хотят вести двойную игру. Правительство, усиливая свои преследования, завоевывая Россию штыком, виселицей, тюрьмой, ссылкой, хочет изобразить из себя сторонника реформ. Кадеты, на деле обнявшись с октябристами, стараются показать, что они действительные защитники свободы. И те и другие хотят обмануть народ и задушить революцию»

II-ая же, Дума была разогнана провокацией со стороны правительства, которое поняло, что в рамках думы не удастся примирить крестьян и помещиков. Состряпали «военно-политический заговор», и под этим предлогом разогнали всех несогласных, чтобы остались одни «послушные». Обвинили в заговоре социал - демократическую фракцию.

Как это было?

Государственная Дума создала комиссию — с поручением срочно разобраться с обвинением. Не дожидаясь окончания ее работы, правительство в ночь на 3 июня 1907 г. арестовало и предало суду социал-демократическую фракцию, а саму Думу — распустило. В нарушение «Основных законов» был опубликован новый избирательный закон. Из трех представленных царю проектов закона царь выбрал тот, который получил прозвище «бесстыжего». Согласно ему в III Думу прошли в основном консервативные «октябристы», которые в зависимости от блока с «правыми» или с «кадетами» давали правительству вполне послушное то «правое», то «левое» большинство, независимо от которого, царь оставался на месте, ровно, как и различного рода насилие над русским народом.

«Столыпинский галстук»

Вешались и расстреливались бунтовщики быстро и беспощадно. По итогам кампании, свыше 3 тыс. человек были убиты, включая несовершеннолетних детей (!!!), 23 тыс. отправились на каторгу (царские же дети в это время припеваючи жили за счёт этих сосланных), пожимать плоды разгульной реакции дряхлого царизма…Именно выражение «Столыпинский галстук» ( любил дескать вешать больше всего «реформатор»), стало нарицательным в России.

Понять этого человека было невозможно…стреляли и подкидывали ему бомбу именно индивидуальные террористы, а он рабочих и крестьян стегал и убивал. Логика здесь либо повешена на данном галстуке, либо же грубейшим образом «изнасилована».

«Власть – это средство для охранения жизни, спокойствия и порядка, – говорил Петр Столыпин. – Где аргумент бомба, там естественный ответ – беспощадность кары».

Убийство «реформатора» произошло 14 (1) сентября в Киевском театре, где шла опера Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане». Через четыре дня председатель Совета министров Российской империи скончался и был погребен в Киево-Печерской лавре. Убийцу же 13 (9) сентября Киевский окружной военный суд спешно приговорил к смертной казни, и еще через два дня «столыпинский галстук» затянулся на его шее…

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии