5 июля 1803 года родился адмирал Павел Степанович Нахимов. О жизни и гибели Великого Героя России


Континенталист, 5.07.2016 18:05   –   cont.ws


Сегодня я написал материал о защитниках Графской пристани в Севастополе 8 лет назад https://cont.ws/post/311917. Однако, это не единственный момент, почему 5 июля - важный день для Города-героя. 5 июля 1803 года родился адмирал Павел Степанович Нахимов, чье имя неразрвано связано с величием русского флота и Севастополя.

Родился Павел Нахимов далеко от моря, в сельце Городок Смоленской губернии. Сейчас это село Хмелит, где расположена и усадьба Грибоедовых. Рос он в большой семье (11 детей), а всего его братья связали жизнь с морем.

В 1815 году Нахимов поступил в Морской кадетский корпус. Он служил под командованием другого великого адмирала Михаила Петровича Лазарева, совершил кругосветное плавание.

Впервые в бою Павел Степанович отличился в Наваринском сражении с турками, где командовал батареей на корабле “Азов”. После командовал корветом “Наварин”, фрегатом “Паллада”, линейным кораблем ”Синистрия”.

Настоящую боевую славу Нахимову принесло Синопское сражение в 1853 году. Эскадра под его командованием обнаружила турецкий флот в бухте у города Синоп. Павел Степанович принял решение блокировать и атаковать противника. В итоге, Османская империя потеряла 7 фрегатов, 2 корвета, около 3000 человек ранеными и убитыми, 20 человек сдалось в плен. Российская сторона потеряла 37 человек убитыми. 233 было ранено, уничтожено 13 орудий.

Слава о доблести и смекалке Нахимова разошлась по Российской Империи. Император Николай отправил ему грамоту с таким текстом

Высочайшая грамота

Нашему Вице-Адмиралу, Начальнику 5-й Флотской дивизии, Нахимову

Истреблением турецкой эскадры при Синопе вы украсили летопись Русского флота новой победой, которая навсегда останется памятной в морской истории

Статус военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия указывает награду за ваш подвиг исполняя с истинной радостью постановление статуса, жалуем Вас кавалером Святаго Георгия второй степени большого креста, пребывая к вам Императорскою милостию Нашею благосклонны

На подлинной Собственною Его Императорского Величества рукою написано:

Николай

С-Петербург, 28-го ноября 1853 года

Однако основное испытание было впереди. В начале осени 1854 года силы союзников (Англия, Франция, Турция и Сардиния) вторглись на территорию Крыма. Началась Оборона Севастополя 1854-1855 годов.

В Севастополе есть место, которое называется Малахов Курган. Он находится в стороне от центра города, от основных музеев, и туда не часто приезжают экскурсии. Но если вы в городе своим ходом, обязательно посетите это место. Большой парк-памятник двум оборонам города. Так же здесь есть музей Первой Обороны. В прошлом году Малахов Курган посетили Владимир Путин и Дмитрий Медведев.

Именно на Малаховом Кургане чаще всего бывали Павел Нахимов. В первый день, фактически, в первую бомбардировку, здесь был смертельно ранен еще один герой русского флота Владимир Корнилов, последними словами которого был завет: “Отстаивайте же Севастополь…”, который стал девизом севастопольцев на многие годы.

Лишившись боевого товарища, Павел Нахимов стал отцом защитникам Севастополя, которого они так и назвали “отец-благодетель”. Он был простым и справделивым, готов был терпеть любые лишения с матросами, знал каждого по имени. Нахимов лично проверял пищу для солдат. При его виде матросы забывали об опасности и, ради доброго слова адмирала, готовы были пойти на любой подвиг.

Он так же лично принимал участие в боях, посещал все бастионы обороны и говорил, что, если ему дать матросов и снаряды, они бы не сдали Малахов Курган, даже находясь в полном окружении, целый месяц. Вообще это была его заветная мечта - сражаться с матросами до последнего вздоха за севастопольскую землю рядом со своими бойцами.

Известный историк Евгений Тарле приводил такой разговор Нахимова, если какой-то часово просил его об отдыхе

Как-с! Вы хотите-с уйти с вашего поста? Вы должны умирать здесь, вы часовой-с, вам смены нет-с и не будет! Мы все здесь умрем; помните, что вы черноморский моряк-с и что вы защищаете родной ваш город! Мы неприятелю отдадим одни наши трупы и развалины, нам отсюда уходить нельзя-с! Я уже выбрал себе могилу, моя могила уже готова-с! Я лягу подле моего начальника Михаила Петровича Лазарева, а Корнилов и Истомин уже там лежат: они свой долг исполнили, надо и нам его исполнить!

Тем временем, весной 1855 года становилось ясно, что деблокировать Севастополь не получится. Положение было критичным, а Нахимов, хоть и пытался поддерживать дух солдат, сам понимал неизбежность отступления. Однако, упомнятый выше историк Тарле, да и многие другие историки и современники Павла Степановича утверждают, что покидать Севастополь он не собирался.

Нет, он, будучи верующим человеком, не думал о самоубийстве. Но, возможно, Нахимов хотел уйти из жизни в бою здесь, на севастопольской земле, понимая, что, перефразируя Героя ВОВ Василия Зайцева, за Севастопольской бухтой (на Северной стороне, куда потом отходили войска) для него жизни нет.

В июне 1855 враг вплотную подошел к Малахову Кургану. Им уже был взят Камчатский люнет (укрепление, у которого погиб еще один герой Обороны адмирал Владимир Истомин). Что бы понять, какое расстояние было между сторонами, достаточно взглянуть на карту. Найдите Малахов Курган, а потому чуть проведите глазами вправо до ближайшей зеленой зоны на перекрестке улиц Горпищенко и Истомина. Это и есть Камчатский люнет. Сейчас это расстояние преодолевается за 5 минут пеком.

А тогда между ними был фронт.

Вот еще одно воспоминание разговора офицера с раненым рядовым

Ваше благородие, - кричал тот же раненый в предсмертных муках, - я не помощи хочу просить, а важное дело есть…” Офицер возвратился к раненому, к которому в то же время подошел моряк. “Скажите, ваше благородие, адмирал Нахимов не убит?” - “Нет”. - “Ну, слава богу! Я могу теперь умереть спокойно…” - это были последние слова умирающего”

В то же время Нахимов рисковал жизнью, подбадривая матросов. Окружение пыталось уберечь его, на все просьбы не рисковать, но адмирал был непреклонен. Один из его сподвижников, князь Васильчиков

Не подлежит сомнению, что Павел Степанович пережить падение Севастополя не желал. Оставшись один из числа всех сподвижников прежних доблестей флота, он искал смерти и в последнее время стал, более чем когда-либо, выставлять себя на банкетах, на вышках бастионов, привлекая внимание французских и английских стрелков многочисленной своей свитой и блеском эполет…

Оставив позади свиту, он выходил на передний план и долго рассматривал позиции неприятеля. В последние дни он и сам говорил, что ни живым, ни мертвым город не покинет. Нахимов носил эполеты, никогда не ходил по траншеям.

28 июня (10 июля по новому стилю) 1855 года Павел Степанович Нахимов приехал на Малахов Курган. Он произнес перед солдатами такие слова

Здорово, наши молодцы. Ну, друзья, я смотрел нашу батарею, она теперь далеко не та, какой была прежде, она теперь хорошо укреплена! Ну, так неприятель не должен и думать, что здесь можно каким бы то ни было способом вторично прорваться. Смотрите же, друзья, докажите французу, что вы такие же молодцы, какими я вас знаю, а за новые работы и за то, что вы хорошо деретесь, спасибо!

Конечно, это подняло дух матросов. Сам Нахимов поднялся на насыпь за оборонительной башней. Его, конечно, пытались сдерживать, отговаривать, но адмирал был непреклонен. Он взял подзорную трубу и начал рассматривать позиции противника, где его прекрасно видели. Его убеждали нагнуться, спрятаться за мешки, но могучая фигура Героя не шевельнулась. Рядом свистели пули. “Они сегодня метко стреляют” - заметил Павел Степанович. Через мгновение он упал, сраженный выстрелом.

Нахимов не приходил в сознание и умер 30 июня (12 июля), через неделю после дня рождения.

У гроба отца-благодетеля матросы толпились целые сутки. Мужественные защитники обороны плакали и говорили, что с радостью отдали бы свои жизни за него.

Похороны Павла Нахимова описывают так

Никогда я не буду в силах передать тебе этого глубокого, грустного впечатления… Море с грозным и многочисленным флотом наших врагов… Горы с нашими бастионами, где Нахимов бывал беспрестанно, ободряя еще более примером, чем словом… И горы с их батареями, с которых так беспощадно они громят Севастополь и с которых они и теперь могли стрелять прямо в процессию: но они были так любезны, что все это время не было ни одного выстрела. Представь же себе этот огромный вид, и над всем этим, а особенно над морем, мрачные, тяжелые тучи, только кой-где вверху блистало светлое облако. Заунывная музыка, грустный перезвон колоколов, печально-торжественное пение… Так хоронили моряки своего синопского героя, так хоронил Севастополь своего неустрашимого защитника

Противник, зная, кого хоронили, видя перед собой траурную процессию, которую мог сравнять с землей, не выпустил по ней ни единого снаряда. Более того, очевидцы сообщали, что во время погребения Павла Степановча Нахимова стороны не произвели ни одного выстрела. Над Севастополем впервые за много лет стояла тишина в память Героя.

Вот такой была жизнь и смерть Павла Степановича Нахимова. Его имя вписано золотыми буквами в героическую историю России. Нахимов был доблестным сыном Отечества, был отцом для матросов и стал Великим русским Героем.

п.с. Я писал выше о том, что Владимир Путин и Дмитрий Медведев посещали Малахов Курган. Вот видео. Место гибели Павла Степановича Нахимова на переднем плане на 1:19

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии