Гибель здания Русского технического общества в Одессе (Ю.Ткачев)


Континенталист, 23.07.2016 15:40   –   cont.ws


Все попытки бороться с разрушением одесской архитектуры в текущей ситуации бесплодны, как попытка царя Ксеркса высечь море.

Обрушение 20 июля здания Русского технического общества на Княжеской, также известного как «Масонский дом», получило большой резонанс в Одессе – такой же, как в своё время получили пожар в доме Руссова и в здании Английского клуба на Думской площади.

В Одессе вообще остро воспринимают гибель памятников архитектуры: каждый из них является в прямом смысле слова памятником – монументом Золотому веку Одессы. Самим своим существованием эти здания напоминают, что этот самый Золотой век когда-то был, о чём глядя на сегодняшнюю Одессу довольно просто забыть.

Одни винят в гибели памятников архитектуры чрезмерно корыстных застройщиков, которым памятники зачастую банально мешают – «занимают место», на котором можно было бы построить что-то более привлекательное с коммерческой точки зрения (например, очередную безликую или, наоборот, безвкусно-помпезную жилую высоту). Другие сетуют на бездействие властей, из-за которого исторические здания лишаются положенной им по статусу заботы и разрушаются под действием беспощадного времени. В словах и первых, и вторых есть ощутимая доля правды.

Но связь этих зданий с Золотым веком – не ситуативно-временная, а причинно-следственная. Само их существование (как и существование, например, здания Оперного театра) является следствием этого самого Золотого века, а гибель исторической одесской архитектуры – прямым следствием его окончания.

История Одессы в целом и история одесского градостроительства в частности – это, прежде всего, история уникального проекта развития, который последовательно реализовывали на протяжении десятилетий. В самом деле, если разобраться по сути, то особых предпосылок для возникновения «одесского чуда» изначально не существовало. Место, довольно волюнтаристским образом избранное для того, чтобы построить южные торговые ворота Российской империи, по многим показателям не слишком-то подходило для этой задачи: проблемы с водой, отсутствие строевого леса, плохое состояние путей сообщения, не слишком благоприятный климат, вездесущая степная пыль, во время дождей превращавшаяся в непролазную грязь. Для создания успешного города не хватало многого. Но было то, что, как оказалось, способно преодолеть все трудности: мощная политическая воля к созданию успешного проекта и готовность принимать нестандартные управленческие решения на пути к решению этой задачи.

Золотой век Одессы не был результатом случайного стечения благоприятных обстоятельств, и совсем не волей случая здесь появились те самые легендарные градоначальники – Ришелье и Воронцов. Просто проект, находившийся в «красном списке» приоритетов правителей колоссального государства неизменно получал всё, в чём нуждался: лучших управителей, имевшихся в распоряжении государства, финансовые преференции, необычные, нехарактерные для тогдашней России формы административной организации…

Именно поэтому у Одессы получилось: за каких-то 30-40 лет практически в голой степи возник город, имевший мировое значение и мировую известность. Если в истории и есть примеры подобного, то автору этих строк они не известны. И архитектурный ансамбль старой Одессы появился лишь потому, что он, как говаривали раньше, «приличествовал» подобному проекту. Оперный театр, здание Старой Биржи, где ныне располагается горсовет, Воронцовский дворец, дом Руссова и «Масонский дом» являются лишь материальным воплощением происходивших тектонических процессов, «побочным продуктом» бурлящего потока созидательной энергии, грамотно направленным в нужное русло.

То есть, во главе угла стоял именно проект, существовавший тогда, когда ещё и города-то никакого не существовало: «повелеваем мы нужным устроить гавань с пристанью для купеческих судов». Причём проект этот (обеспечение морской торговли в Чёрном море) по сути восходил к политическим заветам ещё Петра I, т.е. лежал в самой основе идеологии государственного строительства – стоит ли удивляться, что ему уделялось столько внимания? Отсюда и Золотой век - спрос порождает предложение.

Однако проекты – дело временное. Приоритеты в развитии государств меняются вместе с изменением общемировой политической коньюнктуры. То, что было нужно и важно вчера, сегодня отходит на второй план, и некогда успешные города приходят в запустение. И это – не только отечественный феномен. Из последних примеров можно привести Детройт – некогда процветавшую столицу американского автопрома, сегодня переживающий беспрецедентный упадок и депрессию. Из более давних – бразильский Манаус, переживший небывалый расцвет в эпоху каучуковой лихорадки и пришедший в упадок с её окончанием.

Одессе в этом смысле повезло: на место одного проекта пришёл другой. Вместо «города-порта», города купцов и биндюжников, Одесса стала городом моряков и инженеров – базой крупнейшего в Европе Черноморского флота и местом расположения множества промышленных предприятий. В этом смысле эта «вторая» Одесса, впрочем, не была, впрочем, такой уж уникальной в масштабах страны, и поэтому реализация этого проекта уже не сопровождалась столь головокружительными свершениями. Однако и она оставила по себе немало зримых и ценных для одесситов материальных свидетельств. Взять хотя бы те же одесские склоны – уникальный проект системы рукотворных пляжей и огромного парка, созданный во времена Серебряного века Одессы в 60-х – 70-х годах…

Но иной проект определил и иной характер развития: если во времена Золотого века Одесса «прирастала» домами купцов и коммерсантов, то Серебрянный век оставил после себя обширные спальные районы, застроенные высотками для рабочих, моряков и инженеров, театры и музеи, учебные заведения, больницы и детские сады.

Увы, сегодня Одесса не является частью какого-либо проекта, который определял бы вектор её развития. Значение Одесского порта существенно снизилось из-за того, что страна, южными воротами которой он теперь является, куда меньше той, для которой этот порт строился. Черноморский флот погубили. Промышленность в массе своей пала под ударами деиндустриализации, которую пережила и продолжает переживать вся Украина. Новых проектов пока не предложено. Город предоставлен собственной судьбе.

Плодоносный сад, оставленный без присмотра, неизбежно дичает. Пшеничное поле, если за ним не ухаживать, зарастает сорняками. И это – общая закономерность: без заботы, последовательного и упорного возделывания культура неизбежно проигрывает борьбу с натурой, порядок уступает место первородному хаосу. Ровно то же самое происходит и с современной Одессой, где рынки вытесняют заводы, а «сорняки» хаотической застройки разрушают не только целостность архитектурного ансамбля города, но и губят конкретные дома и сооружения.

И можно сколько угодно рвать на себе волосы и винить во всех грехах жадных застройщиков и бесхозяйственные власти. До тех пор, пока Одесса не получит внятного проекта развития, причём не придуманного ей самой для себя, а такого, в котором бы было живо заинтересовано всё государство, трагедии, подобные случившейся с «Масонским домом», будут неизбежны.

Важно также понимать, что то, каким окажется этот проект, во многом определит и будущий облик и устройство города.

Увы, пока ничего похожего на такой проект не наблюдается. Да чего уж там, власти Украины, похоже, не вполне способны сформулировать прагматичный проект развития для страны как таковой – уже не говоря о проектах развития отдельных её территорий.

И до тех пор, пока это будет так, все попытки «бороться с разрушением одесской архитектуры» будут не менее плодотворны, чем решение царя Ксеркса высечь неугодившее ему море. Объективные законы развития (как и разрушения) сильнее людских намерений – даже пусть и самых благородных.

Автор: Юрий Ткачёв

http://www.timer-odessa.net/mi…

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm
5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 15:37

*у нас