О упокоении родных , близких , загубленных младенцах во чреве , как правильно всё следует исполнять


Континенталист, 4 авг. 2016   –   cont.ws



НЕ ЗАБЫВАЙТЕ О ТОМ , ЧТО ВОЛЧИЙ СОБОР УЖЕ БЫЛ И ХОДИТЬ НАДО НА СЛУЖБЫ В ТЕ ХРАМЫ ГДЕ НЕ СТОИТ ПЕЧАТЬ ЗВЕРЯ - И.Н.Н. И БАТЮШКИ СЛУЖАТ В ИСТИНЕ ХРИСТОВОЙ ПО НАСТОЯЩЕМУ , ПО ЦАРСКОМУ КАК ЭТО И ПОДОБАЕТ

ЕЩЁ ХОЧУ СДЕЛАТЬ МАЛЕНЬКОЕ ЗАМЕЧАНИЕ И УТОЧНЕНИЕ , СТОЛЬ ВАЖНОЕ ДЛЯ ВЫМАЛИВАНИЯ МЛАДЕНЦЕВ ПО РОДАМ : ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ АЛЕКСИЯ ПЕНЗЕНСКОГО МОЖНО ВЫМАЛИВАТЬ ПО 40 МЛАДЕНЦЕВ С 24-Х ЧАСОВ НОЧИ ДО 02:30 НОЧИ , КАЖДУЮ НОЧЬ ИЛИ В ЛЮБУЮ ДРУГУЮ НОЧЬ В КОТОРУЮ ВЫ СМОЖЕТЕ ЭТО СДЕЛАТЬ , ЧТОБЫ ПОМОЧЬ МЛАДЕНЦАМ

Помяни, Господи, души усопших рабов Твоих, всех благочестивых основателей, строителей, благотворителей, благоукрасителей и попечителей Святаго Храма сего; всех почивших иереев, диаконов, пономарей, псаломщиков, певчих, причетников и грудников Святаго Храма сего; всех боголюбивых прихожан и всех благочестивых жителей (богоспасаемой веси сей), от века зде поживших, зде подвизавшихся и зде упокоившихся; всех погребенных на Святем месте сем: во Храме сем и окрест его, на кладбище (веси сея) и на окрестных кладбищах, и всех зде лежащих и повсюду погребенных православных христиан, и прости им вся согрешения их вольная и невольная и даруй им Царствие Небесное. Аминь.

О новопреставленном

Когда человек умирает в вашем присутствии, надо от его лица прочитать молитву: «Господи; прости меня за грехи родителей и всех девяти родов на коих есть милость и воля Божия» и читать 12 раз подряд «Канон молебный при разлучении души от тела». Можно 40 раз. Каждый раз перед чтением канона читать данную молитву.

До 40-го дня делать 12 поклонов после утренних и вечерних молитв и читать 12 раз молитву: «Упокой, Господи, душу новопреставленнаго раба Твоего (имя) и прости ему всякое согрешение вольное и невольное!»

Заказать сорокоусты об усопшем с частицей (самое малое — 3 сорокоуста, хорошо — 7, лучше — 40 во всех церквах и монастырях, где ежедневно совершается богослужение).

Заказать Литургийное поминовение на год с частичкой.

Заказать «неусыпаемую» Псалтирь (до 40 дней ежедневно читать Псалтирь, 3 первых дня читать Псалтирь непрестанно до погребения или хотя бы 17-ю кафизму).

Заказывать Панихиды и Литии до 40-го дня.

Читать 40 дней «Акафист за единоумершаго».

Заказать помин на Литургии с выемкой частички из 33-х или 40 просфор за одного усопшего. (Из одной просфоры вынимают за одного человека одну частичку — из 40 просфор вынуть 40 спасительных частичек на одной Литургии!) — в тех храмах, где принимают такой помин.

40 сорокоустов подряд за усопших сродников в одном храме (сорокоусты заказываются последовательно, по мере их совершения).

В сорока храмах раздать записки об упокоении (сколько сможете).

По пятницам в Алтарь подавать приношение: свечи, ладан, вино, лампадное масло — не менее трех из вышеперечисленных.

Читать Евангелие с молитвой об упокоении (заупокойная молитва между главами).

Все эти требы можно заказывать в течение всей жизни без ограничения.

Вымаливание усопших

Помин (милостыня) нищим (на каждый день недели), посвящая подаяния: в понедельник — во славу Небесных Сил Безплотных; во вторник — во славу Иоанна Крестителя; в среду — в память Господа Поруганнаго; в четверг — во славу Николая Угодника; в пятницу — в память Господа Распятаго; в субботу — во славу Всех Святых; в воскресенье — во Славу Господа Воскресшаго!

«Царский Помин» — три заказные заупокойные Литургии (за одно имя) с чтением Евангелия и заупокойной молитвы — в тех храмах, где принимают такой помин.

Милостыня: вещественная, физическая и духовная (физическая — работать в храме в память об усопших; вещественная — раздача вещей усопшаго до 40-го дня, других вещей, продуктов малоимущим; духовная — духовные книги, иконы, свечи, ладан, вино в Алтарь, лампадное масло. Кормить голубей в память об усопших. Стол поминальный накрывать. Келейно читать Псалтирь. Перед иконой святого, чье имя носил усопший, просить предстательства его об усопшем; перед иконами других святых — о всех поминаемых).

Сугубо молиться о помиловании усопших перед иконой Богородицы «Взыскание погибших».

Перед всеми иконами просить о помиловании усопших (до начала службы).

«Богородице Дево, радуйся» (150раз) — просить через каждый десяток о помиловании усопших.

На Иисусовой молитве поминать усопших — «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй усопшаго раба Твоего (имя)».

С молитвой перед иконой Божией Матери «Споручница грешных» должны каяться все те, кто совершал убийство детей в утробе или был виновным и причастным к этому, и просить о заступничестве Божией Матери и за себя, и за усопших абортниц.

Ежедневно заказывать заупокойное поминовение на Литургии с выемкой частички.

На Фоминой неделе и в Радоницу раздавать обильную милостыню в память усопших (сколько сможете).

В праздник воспоминания чуда Архистратига Михаила в Хонех и в праздник Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил Безплотных (6/19 сентября и 8/21 ноября)заказать помин на Литургии с частичкой (по-возможности во всех храмах). До 12 ночи, с зажженной свечой прочесть канон и акафист Архистратигу Михаилу, а с 12 ночи положитьпо 3 земных поклона за каждого усопшего. Накануне праздника подать милостыню в честь Архистратига Божия Михаила!

Наставления старцев к молящимся об упокоении души

«Лучшее время для молитвы: с 12 часов ночи до 6 часов утра — в 40 раз сильней молитва и больше грехов прощается».

«Надо как можно чаще молиться о усопших, потому что в списке имен обязательно может оказаться праведник, непрославленный святой или вымоленный, которые могут духовнопомочь вам и в этой жизни, и в будущей, а также вашим усопшим родственникам. И не надо отказываться, когда вам предлагают помянуть или прочесть поминальные списки. Если не молитесь за усопших, то будете отвечать лично, а не друзья и не родственники.

«При вкушении просфоры нужно поминать о здравии и об упокоении «всех, мною присно поминаемых».

«Перед чтением помянника, для усиления молитвы, хорошо прочесть 100 Иисусовых молитв».

Для чего совершается помин усопших

Дело в том, что усопшие за себя молиться уже не могут — за них молится Церковь, т. е. мы с вами, живущие ныне. Таким образом, души людей, перед смертью не успевшие принести плоды покаяния, могут освободиться от грехов только по ходатайству за них перед Господом от живущих сродников или друзей, и в силу молитвы Церкви. Святые Отцы и Учителя Церкви признают, что таким усопшим помогут молитвы, милостыня за них и поминовение на Литургии. Но это только тем, которые умерли в вере!

Самый важный помин — это помин на Литургии. Ибо вынутые из просфоры частицы погружаются в Кровь Христову и души усопших очищаются сею Великою Жертвою!

Особенно мы должны просить за живых и усопших Божию Матерь. Представьте себе: все архиереи, священники и монахи совершают моление на земле, более того, все святые в Раю возносят молитвы ко Престолу Божию и просят о нашем помиловании! Величественна картина такого ходатайства, но неизмерима больше сего одно лишь слово единственное — слово Божией Матери! Много может моление Пресвятой ко благосердию Владыки! Молитва к Божией Матери всегда должна быть на устах наших!

Тропарь Казанской иконе Божией Матери нужно читать 3 раза в день. Каждый час читать «Богородице Дево, радуйся».

Наша Святая Церковь молится о всех преставишихся в вере и надежде Воскресения. Следовательно, нет христианского союза для общения с умершими неправославными и самоубийцами. Для истинного христианина (кроме самоубийства) никакой род смерти не расторгает союза общения с живыми. Например: нечаянно утонул, сгорел в огне, подавился, погиб на войне, заблудился, умер от голода, жажды, мраза и пр. — это не самоубийство, а попущение Божие и такая смерть не расторгает союза с Церковью жившего на земле церковно. Однако образ смерти и вид бездыханного тела часто отражают духовное состояние усопшего.

О греховном обычае

«поминовения» усопших водкой

Господь попускает являться усопшим душам к тем родственникам, которые «поминали» их водкой. Усопшие говорят, что им становится Там прискорбно и печально. Они упрекают нас в нелюбви к ним: «Не жалеете нас — и увеличиваете наши страдания в геенском огне!» «Разве, не знаете, что умножаете наши мучения алкогольными поминами!?»

Недостойно, кощунственно употребление водки на поминках усопших. Великий грех берут на себя устроители таких поминальных обедов, и оскорбляют такими поминками память умерших. Вместо того, чтобы помочь душе умершего, такими поминками причиняет ей безпокойство и лишние мучения.

Вот что поведал одному священнику странник Божий по имени Андрей, у которого внезапно захворала любимая дочь и вскоре умерла. Сильно горевал Андрей и устроил богатые поминки «по народному обычаю», не жалея водки. На следующую ночь является отцу умершая дочь, да такая скорбная и печальная и говорит: «Как же вы меня не любите!» «Я ли не люблю тебя, — отвечает отец, — да я готов все отдать для твоего спасения!» «И отдавайте, только зачем вы водкой поминаете меня?! Такое поминовение только усугубляет мои страдания! Страдая нестерпимыми муками, я увидела Божию Матерь, Которая сказала: «Родители этой девицы не жалеют её! Поминая её, усердно поят водкой поминальщиков; они не знают, что Я ужасно гневаюсь на тех, которые употребляют водку!

Делая поминки с водкой, они лишаются Моего ходатайства перед Богом об облегчении мук поминаемой души!»

«Услышав это, я сказала: «Мати Божия, разреши мне явиться к отцу моему и оповестить его о том, что он заблуждается совершая поминки водкой!» И вот я говорю, что гнев Богородицы переходит на нас, находящихся в загробном мире!»

Когда дочь стала невидимой, Андрей дал клятву, что совсем оставит употребление водки. Мало того, ходил в Почаев к чудотворной иконе вымолить себе прощение. За усердное моление со слезами перед чудотворной иконой он удостоился во сне такого видения. Явилась ему Божия Матерь и сказала: «Твои усердные молитвы и молитвы служителей Моей Почаевской обители исходатайствовали помилование твоей дочери; но знай, что каждая капля водки, выпитая на поминках усопшего, причиняет такую же боль, какую причиняли Сыну Моему острия тернового венца во время земных Его страданий! Знай, что все те, которые употребляют вино на поминках — Мои врага! Поведай о сем миру!»

Помните: кто для поминок усопших водку употребляет, тот больше нестерпимых мук дня них уготовляет.

С тех пор Андрей стал ходить по миру и сообщать русскому люду о том, как велик грех поминать души усопших водкой. Пора православным христианам оставить этот языческий обычай — поминать усопших водкой!

К сожалению многие православные сегодня продолжают держаться скверного языческого обычая - поминать усопших водкой. Делают это и на могилах, и за поминальным столом. Какой же вред наносят таковые и своим усопшим родственникам, и себе самим! Вот так поведал однажды одному священнику странник Божий, по имени Андрей, уроженец Саратовской губернии. Была у этого Андрея единственная дочка. Крепко он её любил. Только постигло старика великое горе: захворала его любимица и умерла. Сильно горевал Андрей по своей ненаглядной: на похоронах её устроил богатые поминки, на которых не жалели водки, усердно угощая гостей. Но вот в следующую же за поминками ночь вдруг является к отцу умершая дочь, да такая скорбная и печальная.

- О чём скорбишь и тужишь, дочка? – спрашивает отец.

- Как же мне не скорбеть, как же не печалиться, когда вы меня не любите, не жалеете и увеличиваете мои страдания в геенском огне.

- Что ты, дочушка, говоришь-то? Я ли не люблю тебя! Для тебя и твоего спасения я готов отдать всё, даже последнюю рубаху с себя, - говорит отец.

- И отдавайте, - говорит дочь, - отдавайте бедным, неимущим, так как только молитвы церковные да милостыня, бедным подаваемая, облегчают и спасают от вечного мучения усопших. Только зачем вот водкой-то поминают нас, усопших? Разве не знаете, что такое поминовение водкой лишь увеличивает наше мучение? Я, отец, испытала это на себе. Страдая нестерпимыми муками, я увидела Божию Матерь, Которая сказала: «Родители этой девицы не жалеют её, усердно поят водкой поминальщиков, они не знают, что Я ужасно гневаюсь на тех, которые употребляют водку. Делая поминки с водкою, они лишаются моего ходатайства об облегчении мук поминаемой души».

- Услышав это, - говорит явившаяся, - я сказала: «Мати Божия, разреши мне явиться к отцу моему и оповестить его о том, что он заблуждается, совершая поминки водкой». И вот я оповещаю тебя, отец, - продолжала девица, - что кто для поминок усопших употребляет водку, тот ещё более причиняет им нестерпимых мук, принося поминовением водкой жертву бесам, а Матерь Божия скорбит и гневается на таких поминальщиков, и гнев Её переходит и на нас, усопших.

Сказав это, дочь моя, - повествовал Андрей, - стала невидима. Я тогда же дал клятву оставить совсем употребление водки. Мало того, ходил в Почаев, что бы там пред чудотворной иконой Божией Матери вымолить себе прощение и милость моей дочери. Усердно и слёзно молился я пред иконой Царицы Небесной и удостоился во сне вот такого видения. Явилась мне Матерь Божия и сказала: “Твои усердные молитвы и молитвы служителей Моей Почаевской обители исходатайствовали помилование твоей дочери, но знай, что каждая капля водки, выпитая на поминках усопшего, причиняет такую же боль, какую причиняли Сыну Моему острия тернового венца во время земных Его страданий. Знай, что все те, которые употребляют вино на поминках, - мои враги. Поведай о сем миру.”

- Вот с тех пор я и хожу по православной матушке – Руси и говорю православному русскому люду о том, как велик грех поминать души усопших водкой и как вразумила меня о сем Царица Небесная.

Пора православным христианам оставить этот языческий обычай поминать усопших водкой.

Молитва за усопших - это самое большое и главное, что мы можем сделать для тех, кто отошел в мир иной.(взято на сайте Мой Мир)

Раба Божия Валентина из села близ Темкино во сне слышала разговор усопшего дедушки: «Вставай, а то сгоришь!» Проснулась, но пожара никакого не увидела. Её осенила мысль подняться на чердак. На чердаке возле трубы увидала раскаленное докрасна полено, от которого мог мгновенно возникнутъ пожар. Она быстро ликвидировала опасность. Так дедушка, которого Валентина при жизни и не видела, спас её от неминуемой внезапной смерти.

Еще. Явления родственников не единственная помощь усопших, но самое главное то, что жизнь переживших такие откровения поворачивалась в сторону духовную — к внутреннему переустройству своей души и подготовки её к смерти; покаяние и Богомыслие с сего «случая» стали занимать главенствующее место. Однако надо помнить, что не всякому «забывчивому» о грядущей смерти Господь посылает какую-нибудь помощь! Но всякий трезвящийся перед Богом получает её!

ОБ УБИЕННЫХ ДЕТЯХ В УТРОБЕ МАТЕРИНСКОЙ

Архиепископ Брянский и Севский Мелхиседек, благословил читать «Покаянный акафист женам, загубившим младенцев во чреве своем» в течение 40 дней за каждого из убитых, вольно или невольно. А за себя: заказывать молебны «Споруч нице грешных», 14-ти тысячам Вифлеемским младенцам от Ирода убиенным, праведному Симеону Богоприимцу, св. Иоанну Крестителю и св. Варваре Великомученице. Просить за себя молитв у монахов, священников, и чтобы живые дети делали по 3 поклона на каждый день. На все время вымаливания необходимо отвлечься от телевизора и всех прочих развлечений. Пока мы находимся в развлечении, благодать Божия не может войти в наше сердце.

Мы должны увидеть свое поврежденное нутро, осознать свою вину в искажении образа Божия в себе и оплакивать грехи детоубийства всю жизнь.

Обязательно ежедневно читать Псалтирь и Евангелие. Больше читать Иисусову молитву. Каждый день Богородичное правило —150 раз и просить Царицу Небесную, умалить наш грех. При вымаливании нужно убегать мирских разговоров, осуждений, но больше находиться в молчании и молитве. Молитву Божией Матери «Споручница грешных» читать не менее 3-х раз в день. Убийцы своих детей могут взять добровольный подвиг — не есть мяса и мясных продуктов до конца жизни.

За грех аборта мужчины также несут ответственность особую, как соблазнители, которые должны были понимать последствия соблазна. Таковые должны положить по 40 земных поклонов за каждого из убитых своих детей в течение 40 дней с молитвой: «Господи, прости меня, отца-убийцу (или «матерь-убийцу»)!» Кроме того, нужно кормить голубей для прощения грехов.

Иеросхимонах Рафаил наставляет:

«Мать должна «крестить» своих убитых младенцев в собственных покаянных слезах и больше не идти на детоубийство, а если повторит, то и прежнее преступление ей не будет прощено».

Кроме покаяния за убийства детей, мы должны принести покаяние за предательство на смерть Царской Семьи!

Именно после этого величайшего злодеяния (ритуального, так как — против Удерживающего зло земное, что есть главное назначение Православного Государя) был издан сатанинский закон, «благословляющий» убийства детей во чреве матери.

Это сделано было еще и потому, что кровь невинных младенцев ложится на весь наш Православный народ, народ-Богоносец, который был приговорен антихристовой властью к самоистреблению и самоосквернению.

Еще и потому мы должны молиться Царю-Мученику Николаю, Царице Александре, Царевичу Алексию, Царевнам: Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии за убиенных детей своих, потому что Царские Дети были первыми в России, с которых началась всероссийская жидовская террористическая операция по истреблению православных детей как носителей православия, как христианского будущего России! Хорошо молиться Царственным Мученикам Соборной молитвой.

Необходимо призывать в помощь и своих Святых покровителей, мучеников, Ангелов-Хранителей. За нераскаянные аборты Господь наказывает весь род до 7 колена, поэтому убитых детей родственников необходимо духовно усыновить и вымолить вышеуказанным правилом. Откладывать раскаяние нельзя и опасно!

Из-за нераскаянности в этом грехе всегда страдают живые дети, неся на себе расплату за родительский грех детоубийства.

Аборт в переводе означает — «выбросить вон», а выбрасывается вон только мусор, то есть то, что уже не нужно. В категорию мусора мы, обезумевшие, отнесли и своих детей! На что же мы можем надеяться? Как Царица Небесная еще терпит нас в Доме Своем?

Если бы совесть людей не дремала, то сами просили бы чтобы их всех самих резали на куски, как резали их детей. Ты, Господи, правильно послал нам все нынешние бедствия, которые все более умножаются от нераскаянности в залитии детской кровью Матушки-России!

Мы сами являемся причиной всех бед, так как ежегодно в самой благочестивой некогда стране, в самом светлом и умном христианском Царстве умерщвляются миллионы невинных младенцев.

МОЛИТВА ПОКАЯННАЯ ЗА ГРЕХ АБОРТА

Господи, Вседержителю, Едине имеяй власть отпущати грехи и беззакония кающимся от всея души грешникам приими мое слезное покаяние за вся моя беззакония и убийство детей моих имиже аз, окаянный(ая) раб(а) Твой (Твоя), своею злою волею бых виною смерти их прежде, нежели они узрели свет мира сего! Страшен Суд Твой, Господи и Владыко живота моего, но безмерно есть и милосердие Твое ко истинно кающимся преступникам святаго закона Твоего, и аз, недостойный (ая) и убийца чад своих, надеющийся (аяся) на безприкладную милость Твою, дерзаю просити и молити Тя: по велицей Твоей милости, Многомилостиве Владыко, прости ми вся грехопадения моя, бывшая до моего обращения на путь спасения. Чад же моих, умерщвленных прежде рождения, Сам по милосердию Твоему окрести в море щедрот Твоих и спаси их! Прочее же время живота моего благослови мне, недостойному (ой) провождати в целомудрии и во всяком благочестии и чистоте, во славу Долготерпеливаго и Премилосерднаго Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков! Аминь.

МОЛИТВА ИНАЯ ЗА ГРЕХ АБОРТА

Помилуй мя, Господи, за чад моих загубленных во утробе (жены) моей, не лиши их света Божественнаго, окрести их в море щедрот Твоих, спаси их неизреченною Бдагостию Твоею! Меня же помилуй и прости за мой великий грех! Аминь.

МОЛИТВА КРАТКАЯ ЗА ГРЕХ АБОРТА

Господи, прости мя, убийцу! (трижды в сутки с земным поклоном за каждый аборт).

+ + +

Ежедневное краткое покаянное правило за грех аборта — «Царю Небесный», «Трисвятое» по «Отче Наш», 40 раз — «Господи помилуй», 50-й псалом.

И МОЛИТВА КО ГОСПОДУ:

Господи Иисусе Христе, Боже мой! Прости меня грешную за тяжкий грех, совершенный мною — убийство младенца во чреве моем. Не остави меня погибнуть за беззакония мои, помилуй меня по множеству шедрот Твоих. Прости и помилуй мужа моего и сродников моих, посоветовавших или заставивших совершить тяжкий грех. Аминь.

Затем 50 (земных или поясных по немощи) поклонов с молитвой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий помилуй мя грешную». Это правило читать каждый день.

СХИМОНАХИНЯ АНТОНИЯ

(Кавешникова)(1904 – 1998)

и ее правило вымаливания убиенных младенцев

Церковь всегда причисляла изведение во чреве младенцев к тягчайшим грехам, отлучая за него от причастия до смерти, а в последующие века, ради послабления немощным временам, на 10 лет. (Такая же епитимия — и для соучастников детоубийства, своими советами склонявших женщин к аборту). И государственное право в Европе XIV века за аборт предписывало смертную казнь — она была введена и в России в 1649 году.

В 1920 году большевики первыми в мире легализировали аборты. В 1936 году Сталин запретил аборты и установил за них уголовную ответственность. После его смерти, с 1955 года аборты вновь разрешены, и с этого времени душегубство в России стало делом обыденным. Ныне число убиенных в утробе превышает число живущих. Если бы закон 1649 года был приведен в действие, то всё взрослое население России было бы осуждено на смертную казнь за убийство невинных душ.

Как услышит нас Господь, просящих о России, когда мы так страшно живем, не желая оставить зла и покаяться? Что делать Господу? Наложить на нас положенную епитимию и отлучить всю Россию на десять лет от Святого Причастия?! Но это невозможно, это гибель Руси!

Что же делать с нами Владыке, который не хочет смерти грешника, но хочет его спасти. И вот Господь Иисус Христос послал в помощь неразумным людям Свою Пречистую Матерь, которая является абсолютным образцом Святого Материнства. Могла ли равнодушно взирать Пречистая на массовую резню утробных младенцев на Руси, которая называется Домом Пресвятой Богородицы? Как же должна страдать Пречистая, видя, как заживо четвертуют, сжигают солевым раствором Ее детей, как те в ужасе пытаются увернуться от неотвратимо надвигающегося ножа, как корчатся от боли…

И вот послала Пречистая на Русскую Землю, обильно пропитанную кровью убиенных младенцев, своих служителей, прозорливых стариц, которым была дана особая сила свидетельствовать людям о богопротивности греха аборта, молиться о согрешивших и открывать им пути покаяния.

Матушку Антонию Царица Небесная избрала в России самой сильной воительницей с этим грехом. И было это так. Однажды стояла она в храме Воскресения словущего на улице Неждановой (ранее и ныне Успенский вражек), перед чтимой иконой «Взыскание погибших». И видит: отвернула от нее Свой лик Богородица.

На следующий день утром, затемно, приходит она в тот же храм. Попросила знакомого сторожа никого больше не пускать в церковь. И на коленях пред чудотворным образом Богородицы горячо и долго плакала, молясь о загубленных младенцах, — чужие грехи аборта матушка принимала как свои.

Кто-то сзади подошел, коснулся плеча. Оглянувшись, видит Женщину в игуменском одеянии и двух монашек, стоящих вдали у свечного ящика. Женщина говорит ей: «Что ты так плачешь?.. Послушай, я помогу тебе. Есть только три греха, которые не прощаются: хула на Святого Духа, самоубийство и гордость». И рассказала, как надо молиться за убиенных младенцев. Анастасия (мирское имя схимонахини Антонии) почувствовала глубокий покой и преисполнилась горячей благодарности к Наставнице. Положив земной поклон перед образом Божией Матери, оглянулась. Видит: в церкви она одна. Идет к сторожу: «Кто это был в церкви?» — «Никто сюда войти не мог, все было заперто». — «Посмотри: на плитах пола вот мои следы от дождя, а вот еще кто-то прошел». — «Что ж ты удивляешься, когда здесь лампадки сами собой загораются!» — ответил тот.

Из церкви Анастасия шла утешенная. Не записав сразу молитвы, данные ей чудесной Наставницей, наутро не могла вспомнить в подробностях. Через три дня они сами собою предстали пред ее взглядом с полной отчетливостью.

Вот это покаянное правило-епитимья, данное Богородицей тем, кто повинен в грехе детоубийства:

+ + +

ПРАВИЛО

Данное Богородицею схимонахине Антонии, по вымаливанию детей, убиенных во чреве матери

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Боже, милостив буди мне грешному.

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере и всех Святых, помилуй нас. Аминь. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас (три раза, с крестным знамением и поясным или земным поклоном).

Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имени Твоего ради.

Господи, помилуй (трижды).

Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Отче наш, Иже еси на Небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго. Яко Твое есть Царство и сила, и слава во веки. Аминь.

Господи, помилуй (12 раз).

Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу (земной поклон). Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу (земной поклон). Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему (земной поклон).

ПСАЛОМ 50 (покаянный)

Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей и по множеству щедрот Твоих, очисти беззаконие мое. Наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя; яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну. Тебе единому согреших и лукавое пред Тобою сотворих; яко да оправдишися во словесех Твоих, и победиши внегда судити Ти. Се бо в беззакониях зачат есмь и во гресех роди мя мати моя. Се бо истину возлюбил еси: безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси. Окропиши мя иссопом, и очищуся: омыеши мя и паче снега убелюся. Слуху моему даси радость и веселие: возрадуются кости смиренныя. Отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего, и Духа Твоего Святаго не отыми от мене. Воздаждь ми радость спасения Твоего и Духом Владычним утверди мя. Научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся. Избави мя от кровей, Боже, Боже спасения моего; возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою. Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен; сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона, и да созиждутся стены Иерусалимския. Тогда благоволиши жертву правды, возношение и всесожегаемая; тогда возложат на олтарь Твой тельцы.

СИМВОЛ ВЕРЫ

Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единароднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате и страдавша, и погребенна. И воскресшаго в третий день, по Писанием. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном, спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь.

Далее:

Во имя Отца! Аминь! И Сына! Аминь! И Святаго Духа! Аминь!

Младенцу, убиенному во чреве, надо дать мужское имя из имен святых угодников Божиих (имя).

Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, Аллилуйя! (3 раза)

Затем, обращаясь ко святым, просити тако:

Святый Иоанн Креститель, окрести моего младенца (имя), во чреве томящегося, в темнице сидящего.

Святая Великомученица Варвара, приобщи моего младенца (имя), во чреве томящегося, в темнице сидящего.

Святый Симеон Богоприимец, как ты принял Христа, приими моего младенца (имя) в свои руки, во чреве томящегося, в темнице сидящего.

Святая Анна Пророчица, приими моего младенца (имя), как мати крестная, во чреве томящегося, в темнице садящего. И далее читать молитвы:

48 раз — «Царю Небесный» и 40 поклонов земных,

48 раз — «Отче наш» и 40 поклонов земных,

48 раз — 50-й псалом и 40 поклонов земных, 48 раз — «Милосердия двери отверзи нам» и 40 поклонов земных.

(Вместо 50-го псалма немощным можно читать 48 раз Иисусову молитву).

Для тех, кто не знает молитв:

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную(ого). Милосердия двери отверзи нам, Благословенная Богородице, надеющиеся на Тя да не погибнем, но да избавимся Тобою от бед, Ты бо еси спасение рода христианскаго.

Молитвы: «Царю Небесный», «Отче наш» и 50-й псалом помещены выше, в предначинательных молитвах.

Затем окончание молитв:

Достойно есть, яко воистинну, блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную, и Матерь Бога нашего, Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без изтления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем.

Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Господи помилуй (трижды). Господи, благослови:

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере, преподобных и Богоносных отец наших и всех святых, помилуй нас. Аминь.

Позднее матушке Антонии было откровение, что нужно купить на каждого крестик, распашонку, чепчик и свечи, отнести в крестилъню как пожертвование для крещения бедных детей (или детей из Дома малютки). Сколько было сделано абортов, выкидышей, столько раз нужно повторить эти молитвы за душу каждого младенца.

После исполнения правила каждый день до смерти читать молитву:

Господи, помилуй чад моих, умерших в утробе моей. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, ради Твоего милосердия, за веру и слезы мои окрести их в море щедрот Твоих, и не лиши их Света Твоего Божественнаго. Аминь. (3 раза в день).

В этих молитвах об убиенных младенцах молятся, как «во чреве томящихся, в темнице сидящих», так ли это, в самом ли деле они пребывают в темнице? Одной блаженной из Ардатовского женского монастыря было откровение. Виделся ей огромный дом со многими трубами без окон, а из каждой трубы тянулись детские ручки. «В этом доме, — сказали ей ангелы, — находятся души мертвых детей, не крещеных, которые не испытывают мучений, однако лишены света», то есть находятся во тьме, в темнице.

По преставлении старицы некоторые из малосведущих или просто ничего не понимающих людей упорно продолжают идти против рожна, причем «по своему разумению» извращают суть данных Богородицей молитв и свое «авторитетное» мнение стараются навязать другим. Они, например, «зело недоумевают», почему это загубленным младенцам надо давать мужские имена, ведь убивались также и чада женского пола. Этим аргументом, как им кажется, они легко доказывают несостоятельность покаянного правила матушки Антонии. Она вначале тоже искушалась этим, казалось бы, логическим несоответствием, но Божия Матерь дала ей объяснение.

Как молиться об убиенных: «эмбрион №1», «зародыш №3», «абортированный плод №5»? Никак не устанавливается теплая сердечная связь душ по идентификационным номерам!

Номера — исключительно для вещей. А для душ — имена. Без имени нет любви! Общаться с душой без имени или представлять младенца в молитве Господу по номеру — невозможно. Бог образовал во чреве не вещь, а душу, жаждущую имени. Без имени изгнанный плод навсегда останется для женщины чем-то внешним, а не родным, и богозданное чувство материнской любви никогда не восстановится.

По этой-то причине и было дано матушке Антонии откровение: поминать души за убиенных детей по имени, данному каждому из них матерью или другим молящимся, — по святому мужскому имени. Реальный пол ребенка значения в данном случае не имеет, — он нужен лишь для земной жизни, а безтелесные души, подобно ангелам, не имеют половых признаков. Да и на земле кого мы поминаем в молитвах — святого преподобного Досифея, благословившего на монашеский подвиг преподобного Серафима Саровского, или девицу Дарью, которая скрывалась под этим именем? Не Досифея ли? Монахов ведь и называют ангелами во плоти! И не имя ли преподобного Антония носила старица (она и сама говорила, что ее монашеское имя — мужское)? Матушка советовала выбирать имя из тех, которые уже были в роду. И это тоже понятно: родственное имя умножает любящее чувство родства с убиенным.

Есть и другой «железный» контраргумент «ревнителей канонов»: якобы матушка устанавливает чин крещения убиенных младенцев!

Однако в правиле никакого чина крещения нет!

Где совершительные слова: «Крещается раб Божий имярек»?! В дарованных матушке келейных молитвах содержится лишь смиренная просьба о крещении. Господь установил таинство крещения, чтобы сделать людей чистыми, святыми, достойными своего назначения - вечной жизни, жизни с Богом, омыв первородный грех. Св. Иоанн Златоуст пишет о даровании крещаемым наследия Царствия Небесного, участия в неизреченных благах, жительства с ангелами, освобождения от геенны, единения со Христом. Что же плохого можно усмотреть в смиренной просьбе? Или в нас говорит злоба? Почему мы не желаем спасения младенцев? Не верим любви Божией? Если Господь хочет омыть первородный грех невинных младенцев, созданных Любовью Божией, ожидая и нашего согласия, — зачем нам противиться Его воле? «Молясь за усопших, — говорит старец Паисий Святогорец, — мы даем Богу «право» на вмешательство».

Наконец, чтобы заградились уста неразумные, напомним о том, что правило матушки Антонии благословили выполнять такие духоносные старцы, как преподобный Кукша Одесский (Величко), преподобный Амфилохий Почаевский (Головатюк), протоиерей Николай Псковоезерский (Гурьянов), схиигумен Иероним Санаксарский (Верендякин), архиепископ Иннокентий (Вениаминов), праправнук святителя Иннокентия, митрополита Московского, схиигумен Алексий Пензенский (Шумилин), иеромонах Владимир Дивеевский (Шикин). Похожее правило вымаливания абортированных детей давали также блаженная девица Пелагия Рязанская и схимонахиня Ольга (Ложкина), старица Московская.

Некоторые из старческих благословений исполнять это правило были сняты на видеопленку. После общения с «мужами Духа» мнение духовных недорослей, конечно же, не воспринимается всерьез и даже не берется в расчет. Остается только сказать им: «Не ведают, что творят!» или же «Бог им судья!»

Молитвы за убиенных младенцев сказываются на их загробной участи. Существует прямая связь между мерой молитвенной покаянной любви, принесенной Господу за убиенных младенцев, и их состоянием. Есть множество свидетельств о том, как молитва за младенцев меняла жизнь молившихся. Исправление жизни у тех, кто молитвы о детях принес Господу с покаянием сердечным, говорит о том, что эти молитвы угодны Господу. Выправлялось и внешнее, и внутреннее. Улучшались обстоятельства: исчезали болезни, умирялись отношения в семье, переставали пить мужья, дети становились послушными…

И многим открывался путь внутреннего духовного преуспеяния.

Правило схимонахини Антонии может выполняться вдвоем, втроем, вчетвером и большим числом молящихся одновременно за одну убиенную душу. В таком случае число молитв делится на число молящихся, то есть, если двое исполняют правило, то им надо читать каждую молитву не по 48 раз, а по 24 раза; если молятся трое — то по 16 раз; если четверо — по 12, и так далее. Можно нарекать сразу несколько имен, а затем вычитывать за них поочередно все положенные молитвы правила.

Можно молиться и за других людей, которые либо не могут, либо не хотят сами молиться, то есть понести епитимию за них, отмаливать их грехи. Таким образом, можно замолить грехи детоубийства своих матерей, отцов, жен, родных, друзей и даже чужих людей. Особенно надо молиться за грехи детоубийства своих усопших сродников и ближних, ибо за сии грехи ждет их тяжкая участь.

Тем же, кто пользовался противозачаточными средствами, надо пять раз вычитывать это правило за год пользования всякими спиралями и прочими гадостями.

Почему так? Ведь при пользовании противозачаточными средствами, как кажется, не происходит убийства плода, по христианскому учению — живого человека. На самом деле это не так, фармацевты, изготовляющие эти средства, и практикующие врачи скрывают действия таких средств. Здесь само название «противозачаточные» имеет маскировочный характер. Ни одно из этих средств не может полностью гарантировать предохранение от зачатия, и поэтому они направлены на последующее умерщвление плода. Большинство таких средств вообще не имеют прямого отношения к зачатию и рассчитаны на убийство живого эмбриона. Чаще всего они отравляют эмбрион. Что касается так называемой спирали, то и здесь такой же обман. Спираль препятствует не зачатию, а движению эмбриона — уже оплодотворенной клетки. Здесь, говоря языком христианской антропологии, происходит убийство человека с безсмертной душой, но еще с не развившимся телом. Он лишается своей жизненной среды, необходимой для развития, и через несколько дней погибает. Если же эмбрион, несмотря на спираль, внедряется в тело матери, то спираль служит тому, чтобы отторгнуть его и выбросить вон.

Происходит убийство, о котором может не знать и даже не подозревать женщина. Живой плод убивается механически или химически в ее теле, а затем удаляется вместе с менструацией. Поэтому противозачаточные средства в большинстве случаев представляют собой миниаборт и в этом отношении не отличаются от обычного убийства.

Причем противозачаточные средства убивают намного большее число жизней, чем аборт. При употреблении таких средств у женщины происходит в среднем несколько зачатий в год, следовательно, совершается несколько убийств. Поэтому и правило для них увеличивается в несколько раз.

О РОДИТЕЛЬСКИХ СУББОТАХ

У нас на земле много праздников и, может быть даже слишком часто находим мы повод доставлять себе радость.

А для усопших настоящая радость — поминовение Родительскими Субботами. В эти святые дни Церковь сугубо поминает всех от века скончавшихся православных христиан.

Но неужели наши записочки, наши молитвы, наши воздыхания действительно помогут усопшим, подадут им какую-то помощь, утешение, ослабу в их муках? Неужели праведный приговор Божий нуждается в какой-то корректировке, в отмене? Так почему же Святая Церковь установила поминовение усопших, молитвы за них, отпевания, панихиды, литии и т. д.?

Дело в том, что Церковь есть Единый Организм Божий, единое Живое Сообщество всех, как умерших, так и ныне живущих Православных Христиан, и участь каждаго из них не определена окончательно до Страшного Суда Божия! Как живые усопшим, так и последние живым могут помогать молитвами, советами, являться из загробного мира и предупреждать о грядущих опасностях.

Но так ли уж действенны, так ли уж могущественны наши слабые молитвы, способны ли мы помочь чем-то усопшим? В Святом Писании говорится, что Бог волю боящихся Его сотворит и молитву их услышит!

Для чего Господь слушает наши молитвы? Потому что они есть следствие, хоть малой, хоть и очень скудной, но Любви, сочувствия, сострадания к отшедшим от нас.

Святой Евангелист и апостол Иоанн Богослов говорит, что «пребывающий в Любви — в Боге перебывает!»

Поэтому блаженны и треблаженны те, кто приходит в Родительские дни помянуть души усопших!

Они желают, чтобы, сострадая отшедшим, мы задумались и о собственной кончине, и воспряли от того духовного нечувствия и сна, в котором обыкновенно пребываем. «Помни последняя твоя и вовек не согрешишь!»

Если пройти по кладбищу, то мы увидим множество самых разнообразных надгробий, памятников и оград. Посмертные знаки внимания умершим уже не нужны — души их находятся либо на Небе, либо глубоко под землей. Но ведь не без причины поставлены все эти сооружения. Памятники нужны живым, чтобы непрестанно напоминать о нашей окончательной участи. Физическая смерть не является концом жизни любого человека! Напротив, после смерти то и начинается для человека истинное, настоящее бытие!

Мы все знаем притчу о богаче и бедном Лазаре: богатый по смерти попал во ад и испытал на себе реальность адских мук, от которых уже нет избавления; он просил патриарха Авраама послать к ближним своим Лазаря, чтобы хоть они избежали осуждения! Так и наши усопшие скорбят о нас, видя, что мы идем по погибельному пути, не радея о собственном спасении.

Иногда усопшие призывают ко спасению в сновидениях и видениях. Одной монахине явился в видении усопший муж с призывом: «Опомнитесь! Покайтесь! Скоро-скоро конец!»

В своих сновидениях и видениях они понуждают нас подавать за них записки на Божественную Литургию, поминать в домашней молитве, подавать милостыню за них. При отсутствии денег и других возможностей просят потрудиться в храме в память об усопших, совершить добрый поступок, подвиг. Господь увидит любой ваш труд и оценит как милостыню, что есть свидетельство подражания Христу и жертвенность за «ближнего своего». В храме есть все возможности для очищения себя, своих близких, как живых, так и усопших, — надо иметь только желание к тому и нелицемерную любовь к поминаемым.

Что мешает присоединиться к ремонту или уборке в храме?

Только своему участию надо придать поминальный смысл пред лицем Божиим!

И, конечно, надо всегда осознавать, что вы находитесь в Доме Молитвы! Наши благочестивые предки жили в других условиях, но у них было самое главное, что мы утратили почти совсем — это Страх Божий. Именно Страх Божий, как «начало Премудрости», наиболее трезвит христианина и дает более глубокое ощущение вездеприсутствия Бога. А осознание своей греховности перед очами Божиими и рождает настоящую молитву, как о здравии, так и за упокой. Страх перед своей загробной участью призывал наших предков жить благочестиво, богоугодно, высоко — ближе к Богу, поэтому они любили строить храмы, часовни, Кресты дорожные… Даже прежде жилья своего! Например, в городе Углич на 15 тысяч жителей приходилось триста церквей! А в Харькове до революции на сто тысяч — 1067 храмов (к 1934 г. остался один).

Для чего нужно столько храмов? Чтобы молиться! Чтобы спасти свою душу и души своих ближних! Это — «жертва вечерняя», которая может быть более всего приятна Богу.

Храм — это кусочек Неба на земле, а жить Литургической жизнью — это приобщение к Жизни Небожителей!

Поэтому будем так входить в храм, с таким расположением сердца пребывать в нем, с таким чувством поминать усопших, чтобы Бог услышал наши слабые и недостойные молитвы и простил души присно поминаемых наших сродников, уже отшедших в жизнь вечную!

МОЛИТВА К УСОПШИМ ПРАВЕДНИКАМ, ИМУЩИМ ДЕРЗНОВЕНИЕ ПЕРЕД БОГОМ

Аз, многогрешный(ая) раб(а) Божий(я) (имя), предлагаю милости Твоей, Отец Небесный, всех усопших отцев, братьев и сестер, о коих аз, недостойный(ая), молюсь и коих поминаю.

Господь наш всесильною Своею благодатию по молитвам усопших отец, братьев и сестер наших да управит стопы наша к исполнению Святых Заповедей Его. Буди Воля Твоя, Господи!

Отцы, Братья и Сестры наша усопшия, по имени нами поминаемыя, помяните у Престола Божия во Царствии Небесном недостойного раба Божия (имя свое). Помолитесь о нас, чтобы и нам было прощено, как и вам! Приимите прошения наша (содержание просьбы) и принесите их к Милосердному Отцу Небесному! На благая дела и начинания наша благословите нас и помозите нам! От всяких бед и скорбей избавление подайте, от враг видимых и невидимых оградите, и от огня вечнаго спасите нас! Аминь.

МОЛИТВА ОБ УСОПШИХ НЕ БЫВАЕТ НАПРАСНОЙ

Один юноша с острова Кипр был пленен и отведен в Персию, и там заключен в темницу. До родителей его дошла неопределенная весть о якобы смерти их сына. Поминая его душу, они стали делать особые поминовения в День Рождества Христова, на Пасху и на Троицу. Через четыре года сын сбежал из плена и пришел к родителям.

Восхищенные отец и мать после первых объятий и слез сказали: «Мы слышали, что ты, любезный сын, умер, и молились об упокоении души твоей, особенно в праздники». Юноша сказал: «Именно в эти дни приходил Некто в светлых ризах, снимал с меня тяжелые оковы и выпускал из темницы. Любезные мои родители, вы не знаете сколько молитвами своими сделали мне добра!»

Христиане, молитесь усердно о всех плененных и пропавших без вести, дабы и они получили утешение!

Иной пример. Ученик уважаемого батюшки о. Александра однажды спросил его: «Знают ли наши умершие, кто именно и когда за них молится?» На этот вопрос, который интересует многих, батюшка ответил следующим рассказом почившего архимандрита Троице-Сергиевой Лавры Антония:

«В 1831 году, когда я поступил в Лавру наместником, к нам определился на жительство приходящий диакон с хорошим и сильным голосом. Однажды накануне праздника он отпросился на родину в деревню, заверив, что к праздничной службе поспеет вернуться.

На Литургию он не пришел, не было его и на обеде. Наконец, после повечерия явился, дослужил молча и… умер. Я заказал о нем везде молитвы, — так как считал себя виновным в его смерти, и сам молился за него. Накануне сорокового дня вдруг келия моя осветилась и я вижу перед собой диакона.

«Я пришел поблагодарить тебя за твои молитвы обо мне», — сказал он. «Не я один молился о тебе, отец диакон, но многие братья и во многих монастырях!», — ответил я.

«Помянув меня раз, везде забыли записать поминовение на все сорок дней», — ответил тот.

«Как же вы можете знать Там, кто молится за вас, а кто забыл?», — решил выяснить я.

«Нас Там, хоть на три сажени, закопай, мы видим все, чем каждый здесь занимается, о чем думает, чего хочет, о чем молится! Видим, кто и за кого молится! Кольми паче Господь все это видит!»

«А как ты прошел мытарства?»

«Как молния! Потомучто Бог сподобил меня в последний день причаститься Святых Христовых Тайн!»

Видение исчезло».

ЧТО ТАКОЕ СОРОКОУСТ И КАК ОН ДОЛЖЕН СОВЕРШАТЬСЯ ПО УСТАВУ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Сорокоуст — это значит сорок литургий.

Основной смысл сорокоустного поминовения в том, чтобы усопший был помянут при совершении сорока литургий, хоты бы этопоминовение ограничилось лишь тайным поминовением в начале литургии на проскомидии и в конце по освящении Святых Даров. Знаменитый церковный уставщик и исповедник Православия святитель Афанасий (Сахаров) дает следующую историческую справку о сорокоустах: «в древней Руси в больших городах приходы делились на так называемые «сороки», — наши современные благочиннические округа. В каждом таком сороке было сорок церквей, считая все придельные, которые все имели свои особые причты и «придельных попов». Втаком сороке сразу в один день можно было совершить весь сорокоуст, все сорок литургий, отслужив их во всех церквах данного сорока. По замечанию профессора Церковной истории Е. Е. Голубинского, «сорокоуст собственно значит служба в сорока церквах в день поминовения»» (Епископ Ковровский Афанасий (Сахаров) «Поминовение усопших по уставу Православной Церкви, — СПб, 1995. С. 56).

Итак, еще раз уточним , что сорокоуст — это совершение сорока литургий за усопшего!

Чаще всего сорокоуст совершается в течение сорока дней подряд.

Причем в число сорока дней входит и самый день кончины. Поэтому если сорокоуст был заказан спустя несколько дней после кончины, то и заканчивается он не в 40-й день после смерти, а в день исполнения сорока литургий, хотя бы их пришлось совершать спустя продолжительное время после сорокового дня. Самый же сороковой день (по смерти) по Уставу должен быть справлен в свое время (или же если он совпал с Великим праздником, то в ближайший к нему день).

Следовательно, сорокоуст желательно заказывать в таком монастыре и храме, где Божественная литургия совершается ежедневно (!), где хорошо налажено поминовение и исправно вычитываются все поминальные тетради с ежедневным изъятием частички из просфоры в память усопшего. (Не постесняйтесь спросить об этом у священника и за церковным ящиком, где принимают заказы на поминовение!)

К сожалению, случаются и такие казусы, что принимаются сорокоусты в таких храмах, где литургия совершается нерегулярно, всего 1 или 2 раза н неделю, и в результате вместо сорока литургий за сорокадневный период совершается всего лишь несколько служб. Хорошо еще, если число литургий доводят до сорока в последующий период (т. е. сорокоуст растягивают на несколько месяцев). Но бывает, к сожалению, что и этого не происходит, и сорокоуст лишается своего смысла и уже не является сорокоустом. Поэтому не постесняйтесь расспросить об этом в том храме, в который вы пришли заказать поминовение! Сорокоуст должен быть сорокоустом!

Поминовение на Божественной Литургии, да еще в течение сорока дней — это самое сильное церковное поминовение, которое именуется «Голгофской Жертвой».

В течение сорока дней, на каждой литургии многократно поминается имя усопшего и изымается за него частичка из просфоры.

В конце литургии все частички, вынутые из просфор за живых и усопших, опускаются в Святую Чашу и омываются Пречистой Кровью Христовой с молитвой: «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею Честною, молитвами святых Твоих».

Господь наш Иисус Христос Своею Пречистою Кровию омывает грехи всех помянутых на Божественной Литургии, и они получают величайшее утешение и ликуют в благодатной радости. И вот такое усиленное литургийное поминовение совершается в течение сорока дней! Нет ничего выше, чем это поминовение в сорока Литургиях. Литургийный сорокоуст обладает такой силой, что может даже вывести душу из ада! Это последняя возможность получить помощь, которую дает усопшим Бог до Второго Пришествия. После Страшного Суда возможности у усопших получить помощь уже не будет.

Поэтому не будем лениться и начнем регулярно заказывать сорокоусты за наших усопших сродников. Никаких ограничений в количестве здесь нет, и заказывать сорокоусты можно одновременно в нескольких храмах и помногу раз. По окончании времени сорокоуста можно снова переоформить заказ и так делать постоянно, насколько хватит сил и возможности.

Некоторые наиболее ревностные христиане по любви к своим усопшим сродникам не просто заказывают сорокоуст, но, в дополнение к этому, сами в течение сорока дней неопустительно ежедневно приходят на Божественную литургию и по четкам с молитвой Иисусовой в течение всей литургии усердно молятся за своего новопреставленного сродника, по которому служится сорокоуст.

Такая молитва и такое сугубое поминовение привлекают в изобилии спасительную благодать Божию не только на самого усопшего, но и на весь усопший род молящегося!

Это настоящий духовный труд, и в начале его необходимо взять благословение у своего духовника, чтобы в молитве вашей вам сопутствовала, помогала и укрепляла спасительная благодать Божия. У кого-то может возникнуть и такой вопрос: «А как же относиться нам ко всем остальным службам за усопших — к панихидам, к чтению Псалтири и т. д.»? Ответ на этот вопрос очень прост — все заупокойные богослужения доставляют усопшим радость и благодатное утешение! Очень важно как можно чаще служить панихиды, и Псалтирь по усопшим тоже читать необходимо! Особенно это имеет значение в тот период Церковного года, когда по Уставу не служится ежедневно Божественная литургия и соответственно не совершается литургийное поминовение (например, в седмичные дни Великого Поста и т. д.). Все это ныне существующее разнообразие заупокойных богослужений и молитв установлено и принято Церковью с глубокой древности и должно совершаться неопустительно.

Но самая сильная молитва и самое сильное и действенное поминовение — это поминовение на Божественной литургии и особенно на литургийном сорокоусте!

Об этом свидетельствует Святая Церковь в своем Богослужебном Уставе и этому есть безчисленные подтверждения и свидетельства в житиях святых. Таково учение Богослужебного Устава Православной Церкви о совершении литургийного сорокоуста в память усопших.

ЧТО ДАЕТ УСОПШИМ СОРОКОДНЕВНОЕ ПОМИНОВЕНИЕ НА ЛИТУРГИИ

Итак, пришлось старцу Даниилу отправиться из монастыря Ватопед в родной город Смирну и пробыть там девять месяцев.

«Как только прибыл я (в Смирну), то счел долгом своим посетить Георгия, сына незабвенного Деметриуса» (Деметриус был простым мирянином, но его великая вера и добродетельность дали ему «мудрость небесную», и прославился он своими мудрыми советами и наставлениями. Его поучения укрепляли многие души, включая и душу старца Даниила в юные годы). «Я расспросил его подробно о смерти отца, о кончине которого знал от многих людей».

В ответ на просьбу монаха Георгий в мельчайших подробностях описал кончину своего достопочтенного отца, слезами сопровождая воспоминания. И одна деталь настолько примечательна, что мы должны сейчас же рассказать о ней.

Достигнув заката земной жизни, богодухновенный Деметриус был предуведомлен о дне смерти своей, определенном ему Господом. В день тот он попросил одного благочестивого, чистого сердцем священника, которого звали также Деметриусом, придти к нему.

«Я умру сегодня, отче, — сказал он. — Прошу тебя, скажи, что мне делать, когда наступят последние мгновения».

Священник знал о его добродетельной жизни, знал, что он исповедовался, соборовался и несколько раз причастился. Но, выслушав просьбу, решил предложить следующее.

«Если пожелаешь, распорядись, чтобы по смерти твоей в каком-нибудь сельском храме совершили о тебе сорок литургий».

Умирающий с радостью принял совет священника. Немного помедлив, он призвал сына.

«Сын мой, я прошу тебя об одной услуге. Прошу тебя, чтобы по смерти моей ты заказал по мне сорок литургий в какой-нибудь сельской церкви».

Тот ответил: «Благослови меня, отец мой, я обещаю исполнить твое желание».

Через два часа Божий человек испустил дух. Без промедления его достойный сын обратился к отцу Деметриусу, не зная, что именно он присоветовал сорок литургий.

«Отец Деметриус, мой отец оставил мне распоряжение отслужить за него сорок литургий где-нибудь за городом. И так как Вы иногда остаетесь в храме Святых Апостолов, я прошу Вас взять на себя труд отслужить их. Я позабочусь об оплате всех расходов».

Со слезами отвечал священник: «Дорогой Георгий, ведь это я дал твоему отцу такой совет и, пока я жив, всегда буду поминать отца твоего. Но я не могу совершить эти сорок литургий, потому что как раз сейчас матушка моя приболела. Тебе придется обратиться к другому священнику».

Однако Георгий, зная великое благочестие отца Деметриуса и преданность ему своего отца, настаивал, пока не уговорил его. Священник, придя домой, сказал супруге и дочерям: «Я должен совершить сорок литургий за душу доброго христианина Деметриуса. Поэтому сорок дней не ждите меня домой. Я буду в храме Святых Апостолов».

И начал он усердно служить литургии. Совершил уже тридцать девять, последняя пришлась на воскресный день. Но в субботу вечером у него так страшно разболелись зубы, что он вынужден был пойти домой. Он стонал от боли. Супруга предложила вызвать врача, чтобы тот удалил зуб.

«Нет, — ответил отец Деметриус, — Завтра я должен совершить последнюю литургию».

Однако в середине ночи боль настолько усилилась, что пришлось-таки вызвать врача и удалить зуб. И так как было кровотечение, священник решил отложить последнюю литургию до понедельника.

В субботу днем Георгий приготовил деньги для оплаты труда священника и намеревался отдать их ему на следующий день. В ночь на воскресенье он стал на молитву. Ночная тишина способствовала молитвенному настроению. Прошло долгое время, он устал и прилег на кровать, припоминая добрые дела и наставления своего благословенного батюшки. На ум пришла и такая мысль: «Действительно ли сорок литургий помогают душам умерших или Церковь предписывает их для утешения живущих?» И в этот момент задремал.

Он увидел себя в прекрасном месте, в месте такой неописуемой красоты, которую на земле и не встретить. Однако чувствовал себя недостойным находиться в таком святом райском месте, и его охватил страх, что поэтому его должны изгнать оттуда до глубин адских. Но он укрепился такой мыслью: «Если Господь Всемогущий привел меня сюда, Он смилуется надо мной и даст еще время на покаяние, ведь я еще не умер и не разрешился от тела».

После этой утешительной мысли увидел идущий издали чистейший и ярчайший свет, сияющий гораздо сильнее, чем солнце. Он побежал навстречу к нему и с невыразимым удивлением увидел зрелище невиданной красоты. Перед ним простирался огромный то ли сад, то ли лес, благоухающий чудесным незнакомым ароматом. Он подумал: «Так вот он, Рай! О, какое блаженство ожидает тех, кто праведно поживет на земле!»

С изумлением и наслаждением рассматривая эту неземную красоту, обратил внимание на прекраснейший дворец исключительного архитектурного изящества, стены которого сияли ярче золота на солнце и бриллиантов. Невозможно описать его красоту человеческими словами. Он стоял пораженный и безмолвный. Подойдя поближе — о, радость! — увидел отца своего, светоносного и сияющего, у двери дворца.

«Как ты попал сюда, дитя мое?» — спросил отец мягко и с любовью.

«Я и сам не знаю, папа. Но чувствую, что недостоин здесь находиться. Однако, скажи мне, как ты здесь? Как ты попал сюда? И чей это дворец?»

«Милость Спасителя нашего Христа и заступничество Его Матери, которую я сугубо почитаю, дали мне место это. Сегодня я должен был войти во дворец этот, но так как строитель, сооружавший его, нездоров — сегодня у него вырвали зуб, — сорок дней строительства не закончены. Поэтому я войду в него завтра».

Георгий проснулся с ощущением чуда, со слезами, но несколько озадаченный. Остаток ночи не спал, непрестанно творил молитвенные славословия Всемогущему Богу. Утром пошел на литургию в собор святой Фотинии. После, взяв просфору, вино и свечу, отправился в район Миртакии, где находилась церковь Святых Апостолов. Он нашел отца Деметриуса в келии, сидящим на стуле.

Священник приветствовал его и, не желая огорчать, сказал; «Я только что пришел с Божественной литургии. Сейчас сорок литургий совершены».

Тогда Георгий стал в подробностях описывать видение, бывшее у него ночью. Когда дошел до описания того, что вступление его отца во дворец было отложено из-за зубной боли строителя, священник исполнился страхом, но вместе и радостью, и ощущением чуда. Он встал и сказал: «Дорогой мой Георгий, я — строитель, который трудился над возведением дворца. Сегодня я не совершил литургию из-за вырванного зуба. Видишь, мой носовой платок весь в крови. Я сказал тебе неправду, потому что не хотел расстраивать тебя».

Старца Даниила глубоко взволновал этот рассказ. Под конец Георгий предложил ему посетить отца Деметриуса, который подвизался тогда в приходе св. Иоанна Богослова. Священник подтвердил подлинность и сказал записать всё как очень поучительное. Так и совершилось, раз уж мы нашли ее в рукописях. В конце старец Даниил приписал карандашом: «Записанное я слышал в 1875 году, в октябре. Наш незабвенный Деметриус опочил в году 1869». (Архимандрит Херувим (Карамбелас). «Современные старцы Горы Афон». Братство Преподобного Германа Аляскинского (Платина, Калифорния). Российское Отделение Валаамского Общества Америки. — Москва, 2002. С. 194 - 198).

+ + +

НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ПОМИНАТЬ СВОИХ УСОПШИХ

Христианин! Помни, что и к тебе придет указ от Царя Небесного, и придет, когда не знаешь, и позовет тебя; и что случается с прочими при их кончине, то же будет и с тобою. Поэтому будь разумен, и мудр, и заблаговременно к часу тому покаянием и сокрушением сердца приготовляйся. Страшен тот час не только грешникам, но и праведникам, которые всегда помнили о нем, сокрушались и плакали о грехах своих. Помни смерть, и, воистину, вся суета и роскошь мира сего омерзеет тебе, и ты будешь более искать плача и слез, нежели веселия и утех.

Что есть адские мучения?

Были два друга, сказано в некоторой священной повести, переданной Святогорцем, один из них, тронутый словом Божиим, вступил в монастырь и проводил жизнь в слезах покаяния, другой остался в мире, проводил рассеянную жизнь и, наконец, пришел в такое ожесточение, что начал дерзко насмехаться над Евангелием. Среди такой жизни кончина постигла мирянина. Узнав о его смерти, монах, по чувству дружбы, начал молить Бога, чтобы загробная участь почившего ему была открыта.

По прошествии некоторого времени, в тонком сне является иноку друг его. «Что, каково тебе? Хорошо ли?» — спросил монах явившеюся. — «Горе мне, злочестивому! Неусыпающий червь точит меня, не дает и не даст мне покоя чрез целую вечность».

«Какого рода это мучение?» — продолжал вопрошать монах.

«Это мучение невыносимо! — воскликнул умерший. — Но нет возможности избежать гнева Божия. Ради молитв твоих дана мне свобода и, если хочешь, я покажу тебе мое мучение. Тебе не вынести, если б я открыл его так, как оно есть, вполне; но, хотя отчасти, узнай его».

При этих словах почивший приподнял одежду свою до колена. И — о ужас! Вся нога была покрыта страшным червем, снедавшим ее, и от ран выходил такой зловонный смрад, что потрясенный монах в ту же минуту проснулся. Но адский смрад наполнил всю келью, и так сильно, что монах в испуге выскочил из нее, забыв затворить за собой двери, отчего смрад проник далее и разлился по монастырю, все кельи переполнились им, а так как и самое время не уничтожило его, то иноки должны были совершенно оставить монастырь и переселиться в другое место; а монах, видевший адского узника и его ужасную муку, во всю жизнь свою не мог избавиться от прилепившегося ему зловония, ни отмыть его от рук, ни заглушить никакими ароматами («Вечные загробные тайны», изд. Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне).

Они идут на убой

Сон был, как явь.

Иду и вижу холмистую местность с участком земли метров сто на сто, огороженным каким-то забором. Там был и вход. По-видимому, можно было входить и выходить. В углу стояла толпа людей. Все они были голые. Стояли плотно друг к другу и как будто чего-то ждали. Я услышала откуда-то голос. Он мне как бы разъяснял:

— Это свиньи в виде людей. Они идут на убой, они обработаны.

Все эти люди были с выхолощенными внутренностями. Кожа у всех была розоватого цвета. У входа играли два мальчика неопределенного возраста. Они толкали друг друга, шалили и прыгали. Мальчики так же были голые и выхолощенные. В углу у входа сидел на земле, опершись локтем на свои колени, мужчина лет 60-ти. Он так же был обработан. Он смотрел на играющих ребят и сказал чуть не плача:

Играют, дурачки, и не знают, что играют последние минуты. Они увлекались сексом и мужеложеством. Теперь их поведут на убой.

Он горько вздохнул, опустив глаза. А за этим «загоном» для скота стояли еще тысячи людей и ждали своей очереди. Меня удивило, что вход открыт, а никто не убегает оттуда. Голос предупредил:

Страшные мучения ждут человечество, наследовавшее поведение и поступки Вавилонских блудниц.

Я проснулась в страхе и до сих пор вижу, как наяву, этих несчастных людей…

(Иеромонах Трифон «Чудеса последнего времени», книга 4, Владимир, 2005, С. 210.)

+ + +

Господи, дай нам горячую молитву о наших и усопших!

«В ночь на Родительскую субботу рабе Божией Галине приснился умерший дальний родственник. Низко кланяясь, он благодарил ее за то, что она помянула его в записке о упокоении. «Совсем не то, что в обыденной жизни, — делилась она, — там, во сне, я почувствовала жгучую вину перед близкой душой, — и с болью и стыдом поклонилась ему в ответ. – Прости… пожалуйста, прости меня, но я тебя никогда не поминала. Я даже совсем забыла о твоем существовании…» Но он возразил: «Нет. Ведь ты написала в конце записки: «и всех сродников» — и Бог меня помянул!»

Рассказала этот случай отцу Владимиру, и не забуду, как он прореагировал: «Ужасно, что мы так плохо, безчувственно молимся. И за своих усопших в том числе! Скоро мы все встретимся, мы предстанем перед лицом своих дорогих — тысячи людей, которые каждый день ждали нашей молитвы, — глянут нам в глаза… Как мы выдержим этот взгляд?! Но ведь наше собственное состояние в прямой зависимости от загробного состояния наших родных… Боже, дай нам сострадание хотя бы к близким нашим. Господи, дай горячую молитву о наших живых и усопших. Если бы мы, хотя на миг, глянули в ад — наше спокойствие навсегда бы нас покинуло!» («Пасхальная память» / Воспоминания об иеромонахе Владимире (Шикине)/, Изд. 4-е, М., 2005. С. 290.)

+ + +

«Была там тьма и огонь, ко мне подбежали бесы с хартиями и показывали все мои худые дела, и говорили: «Вот мы те, что ты нам служила на земле». И я сама читала свои дела, они написаны крупными буквами, и я ужаснулась своих дел. У бесов вылетает огонь из их рта, они стали бить меня по голове, и впивались в меня огненные искры. Я стала кричать от нестерпимой боли, но, увы, только мне послышались слабые стоны, как бы цыплят, они говорили: «Пить, пить»; а когда просияет огонь, тогда я вижу их всех, они страшные худые, шеи вытянуты, глаза выпуклые, и говорят они мне: «Вот и ты пришла к нам, подруга, будешь теперь жить с нами, ты и мы жили на земле и никого не любили, ни служителей Божиих, ни бедных, а только блудили и гордились, Бога хулили, слушали богоотступников, а православных пастырей поносили, и никогда не каялись…

…Когда я была в аде, то мне давали есть червей всяких, живых и дохлых, и разложившихся, и вонючих, а я кричала и говорила, как же я их буду есть, а мне сказали: «Пост не соблюдала, когда жила на земле, разве ты мясо ела? Не мясо ты ела, а червей; посты не соблюдала, за это ешь червей здесь», а вместо молока давали всяких пресмыкающихся, гадов и всяких жаб…

…Я очень сильно испугалась и затрепетала от ужаса, мне показалось, что я век уже нахожусь там, и мне стало очень тяжело, а они продолжают: «Ты будешь с нами жить и мучиться во веки, как и мы».

Потом появилась Матерь Божия и стало светло, бесы все попадали, а души все обратились к Божией Матери: «Царица Небесная, не остави нас здесь». Одни говорят: «Я столько-то страдаю». Другие: «А я столько-то страдаю». А третья говорит: «А я столъко-то страдаю, водички нет ни капли». А жара не выносимая, а сами проливают горькие слезы. И Матерь Божия очень плакала и говорила им: «На земле жили, тогда Меня не призывали и не просили помощи, и не каялись Сыну Моему и Богу вашему, и Я теперь не могу вам помочь. Я не могу преступить волю Сына Моего, а Сын не может преступить волю Отца Своего Небеснаго и потому не могу Я вам помочь и ходатая за вас нет. Я помилую только тех и тех страждущих ваде, за которых Церковь молится и сродники молятся за своих сродников, и те молятся, которые творили добрые дела, и заслуживали милость, живя на земле».(«Свидетельство Клавдии Устюжаниной», М., 2000. С. 9 — 10).

+ + +

«…Тогда Господь сказал: — Мы продолжим твое путешествие.

Мы пошли дальше. Зашли в такое место, что сильный огонь жжет людей. И люди встают и падают, падают и встают, встают и падают. Жарко. И когда им жарко, они выбегают на снег. А тут мороз сильный, градусов двести. Они намерзнут и опять идут в огонь. Опять — встают и падают и опять идут на мороз. Так они будут мучиться вечно, бесконечно, и мучениям их не будет конца. Молитвы туда не доходят. Никакие. Пошли мы дальше. Господь сказал: — Веду тебя, где люди мучаются и страдают. Там лежат вниз лицом в грязь, одна левая рука под ними, правая — поднята. Лежат они и плачут:

«Господи, вразуми наших сродников, чтоб они за нас помолились. Если не так, то пошли их в какую-нибудь страну, чтоб они нашли человека, чтоб человек научил их, как занас помолиться. Господи, если не так, то возьми у них самого дорогого, любимого человека, которого они любят и жалеют, и они будут его поминать — и нас помянут. Господи, если не так, если они ничего не делают для нас, то накажи их пожаром, все у них сожги, истреби или накажи их ворами, чтоб все у них взяли и предали исходу».

Господь сказал: — Чадо, как мучаются люди и как просят Бога и Пречистую Матерь и никто их не слышит, и сродники за них не молятся, и они просят наказания родственникам.

Пошли мы дальше. Господь сказал: — Пойдем Я тебе покажу, где людей ест червь… И там двухрогий червь и людей точит. Дальше пошли, где люди подвешены за руки, и за ноги, и за глаза… Я спросила: — За что это, Господи, люди страдают? — За зависть, за ненависть, за жадность, за скупость, и за них никто не молится, им очень трудно. Господь сказал: — Пойдем, Я тебе покажу, где пропасть и бездна, где люди никогда не выйдут, земля трясется, и люди мучаются, мучениям их не будет конца.

Страшно сказать, что я все время была с Господом в аду и я все время плакала и жалко мне было этих людей. Господь сказал: — Не плачь. Они Меня не знали и Я их не знаю. Они Меня не просили и отверглись от Меня.

Они не молились Мне и Матерь Мою не чтили, праздники не чтили, работали в праздники. Сейчас они мучаются в геенне огненной. Они мятутся в озере огненном». (Монах Иоасаф «Ноевы дни» / схимонахиня Сергия ст. Вильнюсская «Духовное путешествие слепой девушки в загробный мир» /М., 2006. С. 100 -101.)

+ + +

«Возвратясь от заутрени в первый день Пасхи, — передает А. Т. Б., — я легла спать и едва забылась, как у самого изголовья услышала, что кто-то горько плачет. Сердце сжалось у меня от жалости; боясь открыть глаза, я робко спросила: «Надя, это ты, моя родная?» — и страшилась услышать ответ, ибо мне пришло в голову, что, может быть, сестра моя Надя, давно скончавшаяся, не получив блаженства в вечной жизни, явилась мне для испрашивания молитвы, но на мой вопрос нежным грустным девичьим голосом, дрожащим от рыдания, послышался ответ:

Нет, я не Надя.

Кто же вы? — спросила я. — Скажите, что вам нужно? Я все сделаю.

Тогда рыдания усилились и плачущая отвечала:

— Я Варвара Н. Ради Бога, помолитесь обо мне, помяните меня за Литургией!!!

Я обещалась и рыдания утихли. Я открыла глаза, в комнате уже было светло, и никого не было.

Когда приехали к нам родственники В.Н., я спросила зятя мужа моего, как звали его сестру, скончавшуюся недавно в Москве? Он отвечал: «Варварой Николаевной». Тогда я передала мое видение. Он был поражен рассказом и немедленно позаботился о поминовении сестры своей». («Душеполезные размышления», 1882, №5.)

+ + +

«В одном приходе по случаю смерти священника место его занято было другим. Но, к прискорбию прихожан, вновь назначенный иерей через несколько дней после первого богослужения, совершенного им в церкви, отошел в вечность.

Назначен был новый священник. По приезде в приход он вступил в должность, и в первый же воскресный день отправился в церковь для богослужения. Войдя в алтарь, священник невольно был страшно поражен видением: вблизи престола стоял незнакомый ему священник в полном облачении, но скованный по рукам и ногам железными цепями. Не понимая, что это значит, новый священнослужитель, однако, не потерял духа и приступил к совершению Божественной Литургии.

Лишь только окончена была служба, к новому удивлению служившего обедню, привидение исчезло. Священнодействовавший иерей понял, что виденный им священник есть обитатель загробного мира; но что означало необычайное явление его в таком устрашающем виде, не мог разгадать. Одно только заметил: что незнакомый ему узник и собрат, в продолжение всей службы, не вымолвил ни слова, и только, время от времени приподнимая скованные руки, указывал на одно место в алтаре, на котором, по-видимому, ничего особенного не было. То же самое повторилось и в следующую службу, с той лишь разницей, что новый священник по входе в алтарь прежде всего обратил внимание на то место, на которое указывало привидение. В углу на полу, поблизости от жертвенника, он заметил старый небольшой мешок. Когда он развязал его, то нашел в нем немалое число записок с именами умерших и живых лиц, какие обыкновенно подаются для поминовения на проскомидии. Как бы по внушению свыше священник понял, что записки эти при жизни стоявшего тут скованным собрата его, бывшего настоятелем этой же церкви, вероятно, остались не прочитанными им в свое время. Посему, начав службу, он первым долгом помянул на проскомидии имена живых и умерших, сколько было их в записках и тут же увидел, какую важную услугу он оказал загробному обитателю, ибо едва только успел окончить чтение поминальных записок, как железные оковы в одно мгновение спали с рук и ног узника, а сам он подошел к служащему священнику и, не говоря ни слова, поклонился ему в ноги». («Странник», 1867, т. 1.)

+ + +

«Один священник с особенным усердием поминал за Литургией покойников, так что если кто раз подал ему записку о поминовении, он выписывал имена усопших в свой синодик и, не говоря о том подавшему, поминал всю жизнь. При соблюдении этого правила у него составился синодик с таким многотысячным перечнем имен, что пришлось ему разделить его на отделы и поминать по очереди.

Случилось, что он впал в какую-то погрешность, так что ему угрожало устранение от прихода. Дело было передано Московскому митрополиту Филарету, и когда преосвященный уже собирался наложить резолюцию об устранении его, вдруг почувствовал какую-то тяжесть в руке. Митрополит отложил подписание до следующего дня. Ночью он видит сон: перед окнами собралась толпа народа разного звания и возраста. Толпа о чем-то громко толкует и обращается с какою-то просьбою к митрополиту.

— Что вам нужно от меня? — спрашивает архипастырь. — И что вы за просители?

Мы отшедшие души и явились к тебе с просьбой: оставь, нам священника и не отстраняй его от прихода.

Впечатление от этого сновидения так было велико, что Филарет не мог отделаться от него по пробуждении и велел позвать к себе священника. Когда тот явился, митрополит спросил его:

Какие ты имеешь за собою добрые дела? Открой мне.

Никаких, владыко, — отвечал священник, — достоин наказания.

—Поминаешь ли ты усопших? — спросил его митрополит.

Как же, владыко, у меня правило: кто подаст раз записку, я уже постоянно на проскомидии вынимаю частички о них, так что прихожане ропщут, что у меня проскомидия длиннее Литургии, но я уже иначе не могу.

Преосвященный ограничился переводом священника в другой приход, объяснив ему, кто был ходатаем за него (!)» («Странник», 1862, май.)

+ + +

«Один из афонских подвижников открыл святогорцу, известному отцу Серафиму, следующее: «Причиной моего вступления в монашество было видение во сне загробной участи грешников. После двухмесячной болезни я пришел в сильное изнеможение. В этом состоянии я вижу двух юношей, вошедших ко мне. Они взяли меня за руки и сказали: «Следуй за нами!» Я, не чувствуя болезни, встал, оглянулся на свою постель и увидел, что тело мое лежало спокойно на постели. Тогда я понял, что оставил земную жизнь и должен явиться в загробный мир.

В лице юношей я узнал Ангелов, с которыми и отправился. Мне показаны были огненные места мучений; слышал я там вопли страдальцев. Ангелы, показывая мне за какой грех какое назначено огненное место, прибавили: «Если и ты не бросишь своих привычек к греховной жизни, то — вот и: твое место наказания!».

Затем один из Ангелов восхитил из пламени одного человека, который был черен, как уголь, весь обгорел и с ног до головы окован. Тогда оба Ангела приступили к страдальцу, сняли с него оковы — и вместе с ними исчезла вся его чернота: он стал чист и светел, как ангел. Потом Ангелы облекли его в блестящее одеяние, подобное свету.

«Что значит это изменение сего человека?» — решился я спросить Ангелов. «Это грешная душа, — отвечали Ангелы, — была отлучена от Бога за свои грехи и должна была вечно гореть в этом пламени; между тем, родители этой души подавали много милостыни, делали частые поминовения за Литургиями, отправляли панихиды, и вот ради родительских молитв и молитв святой Церкви, Бог умилостивился и грешной душе даровано совершенное прощение. Она избавлена вечного мучения и теперь предстанет пред лице своего Господа и будет радоваться со всеми Его святыми».

Когда видение кончилось, я пришел в себя и что же увидел? Вокруг меня стояли и плакали, приготовляя тело мое к погребению». («Странник», 1867, май.)

Из воспоминаний протоиерея Константина Ровинского

«Очень мне близкий и глубоко верующий человек, переписывая синодик, пропустил как-то имя одного умершего епископа, большого молитвенника, бывшего в прекрасных отношениях с его отцом, отпевавшего мать и благословившего его на брак. Через несколько месяцев после этого этот епископ явился ему во сне и сказал: «Отчего вы перестали за меня молиться? Я вас знал ребенком и так любил». (Протоиерей Константин (Ровинский) «Беседы старого священника», М., 1995. С. 123 - 124.)

Из воспоминаний о старце иеросхимонахе

Сампсоне (Сиверсе) Многострадальном

«Батюшка всегда заботился о покойниках. У Батюшки синодик был — целая книжка. И за всех он молился, и всех поминал: и своих благодетелей, и тех, кого проводил сам; своих духовных чад, и просто тех, за кого давали Батюшке молиться. Проскомидию он совершал около трех часов.

Батюшка рассказал однажды: «Часто во время проскомидии — когда вынимаю частичку за усопшего, вижу человека, за кого я вынимаю. В тот момент, когда вынимаю частичку, покойник мне делает поясной поклон и отходит. Одного забыл имя, тогда сам покойник сказал: «Меня зовут Владимир». Бывает очередь на весь храм, ожидают своего помина. Ведь покойники ждут и нуждаются в помине». Батюшку многие прихожане просили молиться об их усопших. Через некоторое время эти покойники приходили к нему в келию, делали земной поклон и называли свое имя, благодарили его и уходили. Он знал участь человека — прошел он мытарства или нет, помилован или в муках находится его душа, и усугублял свою молитву о них». (Старец иеросхимонах Сампсон (Сиверс)/ Жизнеописание, беседы и поучения/, т. 1, М., 1997. С. 49 — 50.)

Воспоминания о схиигумене Митрофане (Мякинине)

На сороковой день после смерти схиигумена Митрофана старице Михаиле было видение: открылось небо, и оттуда спустились отец Митрофан и отец Кукша. Поклонились ей до земли: «Матушка, мы пришли тебя проведать. Ты нас поминаешь — мы и пришли. Но долго мы с тобой не пробудем, нам некогда — двести домов надо посетить», — это означало, что поминальная молитва творилась за них в тот день не менее, чем в двухстах домах.

Схимонахиня Алексия, будучи духовной дочерью батюшки, очень почитала его и всегда поминала, исправно внося его имя в заупокойные записки. Но однажды она подумала: «Мы батюшку и так без конца поминаем — не запишу его в этот раз: он и так во святых, ему на том свете хорошо. А запишу-ка я своих родных, какие с грехом жили…». И той же ночью является ей во сне батюшка со словами: «Что же ты меня не записала? Ведь я жду. Тут все — даже праведники ждут, когда их помянут, и радуются, когда их в записочках поминают». Стех пор она до самой своей смерти неопустительно писала имя батюшки в заупокойных записках. («С любовью к людям» /По воспоминаниям о схиигумене Митрофане (Мякинине) / Изд. Задонского Рождество-Богородицкого мужского монастыря, 2005., С. 107-108.)

НАСТАВЛЕНИЯ О МОЛИТВЕ ЗА УСОПШИХ

Преп. ПАИСИЯ (Эзнепидиса) старца Афонского

«— Геронда, могут ли молиться осуждённые усопшие?

— Они приходят в чувство и просят помощи, однако помочь себе уже не могут. Те, кто находится в аду, хотели бы от Христа только одного: чтобы Он дал им пять минут земной жизни, чтобы покаяться. Мы, живущие на земле, имеем запас времени на покаяние, тогда как несчастные усопшие уже не могут сами улучшить своё положение, но ждут помощи от нас. Поэтому мы обязаны помогать им своей молитвой.

Помысл говорит мне, что только десять процентов осуждённых усопших находятся в состоянии демоническом и, будучи в аду, хулят Бога, подобно тому как это делают демоны. Эти души не только не просят помощи, но и не приемлют её. Да и зачем им помощь? Что может сделать для них Бог? Представьте, что ребёнок уходит из дома своего отца, растрачивает всё его имущество и вдобавок ко всему ещё и поносит отца последними словами. Э-э, чем тогда может помочь ему отец? Однако другие осуждённые в аду — те, у кого есть немного любочестия, ощущают свою вину, каются и страдают за свои грехи. Они взывают о помощи и получают существенную помощь от молитв верующих. То есть сейчас Бог даёт этим осуждённым людям благоприятную возможность получать помощь до тех пор, пока не наступит Второе Пришествие.

Подобно тому как, навещая заключенных, мы приносим им прохладительные напитки и тому подобное и облегчаем тем самым их страдания, так же мы облегчаем страдания усопших молитвами и милостынями, которые совершаем об упокоении их душ. Молитвы живых об усопших и совершаемые об их упокоении службы — это последняя возможность получить помощь, которую даёт усопшим Бог — до Второго Пришествия. После конечного Суда возможности получить помощь у них уже не будет.

Поэтому наша Церковь и установила освящение заупокойного колива, заупокойные службы, панихиды. Заупокойные службы — это самый лучший адвокат о душах усопших. Заупокойные службы обладают такой силой, что могут даже вывести душу из ада. И вы после каждой Божественной Литургии освящайте коливо за усопших. В пшенице есть смысл:«Сеется в тлении, восстаёт в нетлении» (1 Кор. 15, 42), — говорит Священное Писание.

А на Святой Горе старенькие монахи за каждой Божественной Литургией освящают коливо и за усопших, и за празднуемого Святого, для того чтобы иметь его благословение.

Геронда, а люди, умершие недавно, имеют большую нужду в молитве?

Ну а как же! Когда человек только попадает в тюрьму, разве вначале ему не особенно тяжело? Будем молиться об усопших, которые не благоугодили Богу, чтобы Бог как-то помог и им.

Я знаю случаи, свидетельствующие о пользе, которую усопшие получают от молитвы духовных людей. Один человек пришёл ко мне в каливу и с плачем сказал: «Геронда, я перестал молиться за одного усопшего знакомого, и он явился мне во сне. «Ты, — сказал он, — не помогал мне уже двадцать дней, Ты забыл меня, и я страдаю». И действительно, я забыл о нем как раз двадцать дней назад от множества забот, и в эти дни не молился даже о себе».

Геронда, когда кто-то умирает и нас просят помолиться о нём, то правильно ли будет совершать о его упокоении одну чётку первые сорок дней после кончины?

Если ты молишься об усопшем по чёткам, то вместе с ним молись и о других усопших. Зачем поезду ехать в такую даль только с одним пассажиром? Ведь он может взять и других. Знаете, сколько усопших нуждаются в молитве? Несчастные просят помощи, и у них нет никого, кто бы за них помолился! Некоторые люди очень часто совершают панихиду о ком-то из своих усопших сродников. Но от этого не получает помощи даже тот человек, о котором совершается молитва, потому что такая молитва не очень то угодна Богу. Раз они совершили об этом усопшем столько заупокойных богослужений, то пусть одновременно молятся и за других усопших.

Геронда, а те усопшие, за кого некому помолиться? Получают ли они помощь от молитв людей, которые молятся об усопших вообще — не называя конкретных имен?

- Конечно, получают. Я, молясь обо всех усопших, вижу во сне и своих родителей, потому что они радуются молитве, которую я совершаю. Каждый раз, когда у меня в Келье служится Божественная литургия, я совершаю и общую заупокойную литию обо всех усопших, молюсь об усопших королях, архиереях и так далее. А в конце говорю «и о их же имён не помянухом». А если иногда я опускаю молитву об усопших, то мои знакомые умершие являются мне. Один мой родственник был убит на войне, и я не записал его имя для поминовения на заупокойной литии, потому что оно было записано для поминовения на проскомидии вместе с другими, павшими смертью храбрых. И вот я увидел этого человека во весь рост стоящим передо мной во время заупокойной литии (!) И вы подавайте для поминовения на проскомидии не только имена больных, но и имена усопших, потому чтоусопшие имеют в молитвах большую нужду».

+ + +

«Люблю я молиться за умерших, — так недавно говорил мне на Афоне один весьма почтенный и маститый старец, схимонах М., — и я неоднократно удостоверялся то во сне, а то и наяву, что это поминовение мое весьма дорого и приятно отошедшим поминаемым. Так однажды получил я из далекой России, с родины, письмо с извещением о смерти одного знакомого и близкого мне человека, умершего от холеры, которая много унесла жертв в той местности, и в котором меня просили помолиться за новопреставленного. Пожалел я душевно своего отшедшего друга и стал по обычаю поминать его: как в келейных своих молитвах, так особенно в церкви, на проскомидии, вынимая о упокоении его частицы из просфор.

Поминая так усопшего моего друга, в скором времени вижу замечательное сновидение: очутившись в некоем дивном месте неизреченной красоты, взорам моим представился громадный луг, украшенный чудными цветами и зеленью; вдали виднелись роскошные сады; приятный аромат и благоухание наполняли воздух; всё виденное мною было такой неописуемой красоты, что, не помня и не сознавая себя от радости и восторга, пошел я по этому дивному полю. Пройдя несколько по полю, вижу небольшие прекрасные домики, стоящие недалеко один от другого. При моем приближении к ним из одного дома вышел человек, и когда мы с ним встретились, то узнал в нем своего покойного друга.

В. Н. Ты ли это? — изумленно воскликнул я, впиваясь н него глазами.

Да, это я! — с улыбкой отвечал он.

Каким же образом ты здесь очутился? — снова спрашиваю я.

А это мое место, мне Господь даровал его, а также и другим умершим от холеры, живущим теперь здесь по соседству со мной.

Вот что, значит здесь ты живешь! Как тебе здесь жить-то? Хорошо ли, доволен ли ты своим положением? — всё не переставал спрашивать я.

А вот, как видишь, чего же еще лучше; я очень доволен и благодарю Господа за Его милости.

А знаешь ли, В. Н., ведь я тебя поминаю и молюсь за тебя.

Знаю, знаю, нам всё известно, что делается на земле. Спасибо тебе за это, весьма большая бывает польза нам и веселит нас, когда кто за нас милостыню подает, на проскомидии нас поминает или Псалтирь по нас читает, — говорил покойный мой друг.

Как, неужели и Псалтирь вам помогает? — удивленно переспросил я.

А то как же, очень даже помогает, ведь в Псалтири, знаешь, небо и земля заключаются, — сказал усопший.

Вот как! — как бы в раздумье произнес я, — значит, вам помогают три вида молитвенной помощи: проскомидия, милостыня и чтение Псалтири.

Да, всё это приносит нам большую пользу и отраду.

Ну, скажи, пожалуйста, любезнейший В. Н., из этих трех то видов что для вас лучше и приятнее?

О, конечно, несравненно выше всего, приятнее и дороже для нас — это проскомидия, только у вас на земле она называется так — проскомидия, а у нас, здесь, ее по-иному называют, — произнес усопший В. Н.

Как же, как вы ее называете? — воскликнул я.

А вот как, — начал благоговейно и протяжно говорить мой друг, — мы здесь ее называем «Голгофская Жертва»!

При этих последних словах моего друга у меня как бы огонь упал в сердце, и оно как воск растаяло…

Несказанное умиление и духовная радость наполнили мою душу, и я, обливаясь слезами, проснулся, слезы ручьем лились у меня из глаз; невыразимые чувства переливались в моем сердце, и я долго находился под впечатлением этого дивного сна».

«Другой был случай уже не во сне, а наяву, — поведал всё тот же афонский старец. — Также узнал я из письма о смерти одной благочестивой девицы, которая когда-то мне была лично известна. И вот в первую прилучившуюся литургию иду в алтарь, чтобы помянуть сию новопреставленную рабу Божию. Подхожу к чередному иеромонаху, стоящему у жертвенника, и говорю ему: «Помяни, отче, новопреставленную девицу (имярек)». Иеромонах берет от меня просфору и копием начинает вынимать частицу. В это время я как-то невольно оглядываюсь направо, в сторону, и совершенно ясно увидел покойную девицу в белом одеянии, которая стояла близ жертвенника и с величайшим вниманием смотрела на иеромонаха и на вынимаемую им из просфоры часть, пристально и напряженно взирая, как иеромонах вынул и положил на святой дискос частицу, как бы впиваясь глазами в это священнодействие…

Пораженный этим явлением усопшей, я воскликнул: «Господи, что же это!» При моем восклицании образ умершей стал постепенно бледнеть и исчезать, а вскоре и совсем рассеялся.

Что с тобою, чего ты испугался? — спросил меня иеромонах, заметя испуг на моем лице и слыша мое восклицание.

После, после скажу, отче! — с волнением ответил я, отходя в сторону и с умилением размышляя, как это дивно, насколько душа быстродвижна и как для нее дорого поминовение, если она так скоро ощутила, что ее будут поминать, и с каким страшным и неослабным вниманием глядела она на священнодействие проскомидии.

А вот и третий случай, бывший уже у нас на Валааме, на этих днях. В скиту Всех Святых чередному иеромонаху Г. перед самой литургией приснился какой-то незнакомый мужичок, в шубе, подпоясанный красным кушаком, среднего роста, с небольшой рыжеватой бородкой, еще не старый, который, почтительно кланяясь, говорит ему: «Ты, батюшка, нынче обедню будешь служить?» — «Да, буду», — отвечал иеромонах. — «Так помолись за меня, грешного», — просил мужичок. — «А как тебя зватъ то?», — спросил о. Г. — «Да помяни новопреставленного Василия», — ответил мужичок и, снова поклонившись, исчез.

Проснувшись, иеромонах сильно недоумевал этому сновидению, так как никакого мужичка Василия он не знал, и никто из родных и близких ему в это время не помирал. Однако, находясь под сильным впечатлением сна, решил помянуть новопреставленного раба Божия Василия.

Придя в церковь, о. Г. только что приступил к совершению проскомидии, как к нему подходит старичок пономарь, схимонах М., и, подавая просфору, говорит: «Помяни, батюшка, новопреставленного Василия».

Иеромонах, находясь под впечатлением сна, с изумлением спросил пономаря: «Кто же это такой, новопреставленный Василий?» — «А это мой родственник по деревне, — ответил о. М., — ему сегодня сороковой день, вот я его и поминаю».

После обедни о. Г. говорит пономарю: «А знаешь ли, отец М., ведь я твоего родственника сегодня во сне видел, и он просил меня помолиться за него». При этом описал внешний вид Василия.

«Он, он самый, какой есть такой!» — изумленно воскликнул пономарь, благоговейно крестясь и от удивления разводя руками.

Много бы можно привести подобных случаев и явлений, но и приведенного, думается, достаточно, чтобы убедиться, насколько дорого отшедшим совершаемое по ним поминовение, и как они ждут его.

Поревнуем же, братие, к усердному поминовению преставльшихся, чтобы и нас самих по смерти неленостно поминали по неложному слову Спасителя: «В нюже меру мерите, возмерится вам». («Валаам Христовой Руси». Москва, 2000. «Хризостом». С. 308 — 311).

ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

(РАССКАЗ СВЯЩЕННИКА И. ШИРОВА)

В одной из замоскворецких церквей в 1871 году умер отец диакон И. Ш., родной брат мой, от свирепствовавшей тогда холеры, в несколько часов уложившей его в гроб, несмотря на молодые годы и крепкие силы. Насколько я любил его, настолько горестна была для меня потеря его. От скорби вдался я в тоску, которая оставляла меня только во время сна и молитвы. А молился я за душу его от всей души, движимый к тому как любовию к покойному, так еще сознанием неполноты предсмертной его исповеди, которая была приносима им в состоянии мучительных холерных корчей. Вскоре по смерти он явился мне во сне как живой. В полном сознании переселения его в другой мир, я начал разговор о мытарствах:

Ты, вероятно, проходишь теперь мытарства, — спрашиваю его.

Да, — ответил он.

Скажи, как ты проходишь?

- Очень трудно, — сказал он, — и вот почему: у диаволов, оказывается, все записано, кто в чем согрешил, даже мысли, какие иногда невольно возбуждались в душе и пробегали с быстротой молнии, на которые мы не обращали внимания, забывая их и не каясь в них, и эти невольные и мимолетные грехи изобличаются на мытарствах, и самими душами тогда вспоминаются и сознаются, как действительно бывшие.

При этом он вынул из-под полы рясы таблицу, как бы картонную, размером несколько больше четвертки почтовой бумаги, которая с одной стороны вся была исписана грехами так мелко и часто, как будто насеяна черным маком.

И вот, — сказал он, — таких таблиц было за мною двадцать пять, из коих семь я загладил предсмертною исповедью, а восемнадцать осталось за мною.

Затем я спросил его, пускают ли умерших на землю для свидания?

Да, пускают, — ответил он.

Так приходи ко мне почаще, — сказал я ему.

Но он мгновенно исчез. После сего видения я усилил молитву за него, но в течение десяти лет он ни разу не являлся мне.

Когда Господь сподобил меня благодати священства, то я пользуясь ближайшим предстательством у Престола Божия чем в сане диакона, еще усерднее стал молиться о упокоении души любимого брата, и вот на пятом году моего священства он является, но не мне, а одной моей прихожанке К. М., которая отличалась благочестивою жизнью и особенно усердными молитвами за усопших. Раз поутру, неожиданно, просит она меня, через Нарочного, прийти к ней по важному делу.

Она спрашивает, был ли у меня брат, в духовном сане умерший? «Был диакон», — ответил я. И начала она описывать его с такою ясностью, как будто она видела живого, и затем рассказала следующее: «В нынешнюю ночь он явился мне и говорит:

Скажите моему брату, что пять таблиц еще заглажено.

Кто ваш брат?

Здешний священник.

О каких таблицах вы говорите?

Он уж знает это, только скажите непременно.

А что же вы не явились ему?

Я явлюсь ему, когда все таблицы будут заглажены, — ответил он и исчез.

Вот зачем я послала за вами, — сказала благочестивая прихожанка, — чтобы узнать тайну сновидения».

Я рассказал ей о явлении мне покойного брата на первых порах после смерти его и о таблицах, и тут-то сознал, что то явление его мне было не простое, каким я считал его прежде, а знаменательное, и стал ждать исполнения обещанного им. На пятом году моего ожидания я получил известие о вторичном явлении его прихожанке моей, через которую он просил меня особенно помолиться за него в Великий Четверток: «Так нужно по грехам моим», — сказал он, что, конечно, я и исполнил с возможным усердием, и каждый год в тот Великий День, когда установлена Господом Бескровная Жертва о грехах, напоминает мне просьбу его, которую всегда считаю для себя святым заветом.

После сего на восьмом, следовательно, на тридцатом году моего ожидания личного явления мне брата, наконец, он является мне во сне, как обещал, чтобы известить меня о своей свободе от грехов( Замечательно, что число лет молитвы совпадает с числом таблиц неизглаженных от грехов). Это явление было очень коротко. Сижу я будто за письменным столом, вдруг входит из соседней комнаты покойный брат в рясе, как живой, и, идя мимо меня позади стула, говорит явственно: «Теперь я свободен», — и становится невидим. Этот строго последовательный ряд явлений покойного не служит ли очевидным доказательством, что души наши не прекращают бытия своего, но переходят в другой мир, духовный, где ожидают их мытарства с обличениями на них самых мельчайших грехов и нечистых мыслей, даже мимолетных, и что молитвы, возносимые за умерших, содействуют прощению грехов их и освобождению от страданий, особенно если молитвы приносятся при Бескровной Жертве («Душеполезное чтение», 1898).

Видимые следы, оставляемые являющимися душами,

и открытие ими своей загробной участи.

Дело было летом, ночи были довольно светлые, и я долго ходил у себя в гостиной, раздумывая о своем горе. Наконец, утомившись, отправился в спальню, в которой ставни были заперты, и было совсем темно; тут же спали дети. Через комнату спала моя теща. Притворив слегка дверь в гостиную, взглянув на детей и посидев еще немного в раздумье на кровати, я приготовился уже раздеваться, как вдруг сквозь неплотно прикрытую дверь увидел в гостиной какой-то свет.

Полагая, что я позабыл потушить свечу, приподнялся было с кровати, но в этот момент неслышно отворилась дверь, и на пороге появилась с горящею восковою свечою моя покойная жена. Странное дело: я не только не испугался ее появления, но даже как будто и не удивился тому, точно какое-то затмение на меня нашло, и как будто это был совершенно естественный факт. Я хорошо помню, что очень мало был взволнован и удивлен появлением покойной.

«Здравствуй», — сказала она и подошла ко мне, держа восковую свечу в руке. Не помню теперь, что я отвечал на это приветствие, но помню только, что почти тотчас затем сказал «Ты знаешь, какое у меня горе?» — «Знаю, знаю, — отвечал она, — но не беспокойся очень, я помогу тебе». Я стал умолять открыть мне похитителя, но она отказалась это сделать говоря только, что поможет мне перенести мое горе. «Ты не сердишься, — говорю я, — что я так скоро женился?» — «О нет, даже напротив, это ты хорошо сделал». Далее благодарила меня, что я не забываю ее в молитвах. «Вы, живущие, - сказала она, — не можете понять, что мы чувствуем, когда вы за нас молитесь». Я забыл сказать, что во время этого разговора, она, накапав воском, прилепила к лежанке восковую свечу, которую держала в руках. Разговор перешел затем на детей. «Что же ты не взглянешь на детей?» — сказал я ей. «Я их и безтого посещаю», — ответила она, впрочем взяла свечу и подошла к спящим детям.

В это время раздался голос тещи из соседней комнаты: «С кем ты разговариваешь, Николай?» С этими словами я услышал, что теща поднялась с кровати и стала надевать туфли.

«Прощай, — сказала мне жена, — никто не должен видеть меня с тобой». Я стал удерживать ее, но шаги тещи уже приближались, и когда я снова обернулся назад, то ни жены, ни света уже не было, и в комнате царила полутьма летней ночи.

Замечательный сон одной крестьянки

(из письма сельского священника)

Недавно одна крестьянка рассказала мне свой сон, который настолько интересен, что считаю нужным сообщить его вам. Но прежде скажу о ней самой. Она крестьянка деревни Ново-Марьевки, Ксения Трофимовна Малеткина, тридцати семи лет, грамотная, замужняя; в семье у нее муж и пятеро детей, живут бедно. В девушках она была богомольной, крепко любила посещать церковь. Родители ее перешли в раскол, в расколе помазывали и ее, хотя она раскола не любила.

Еще будучи девицей, она видела такой сон. Настал Страшный Суд. Великое множество людей собралось, но как судились они, этого она не видела, только смотрит, шум утих и остались с ней очень немногие. Она спросила кого-то невидимого ею: «Куда все ушли?». И голос отвечал: «Они осуждены».

«А мы?» — сказала она. «А вы идите вон в тот дом», — был ей указан прекрасный дом. На дороге росла чудная рожь, вдали виднелись роскошные луга и лесочек, и было сказано, что все это дано им от Бога в пользование. Когда они подошли к дому, то увидали Женщину. Жена эта сказала им: «Сюда не ходите, вы недостойны сего, а вот идите рядом, тут ваше жилище». Они спросили, кто она? «Я — Божия Матерь». Поклонившись Ей, они пошли, куда было им указано, и в это время где-то внизу Ксения услыхала пение: «Святый Боже» и увидала, что поют в подземелье. Ей сказали, что там ее родители, что им хорошо, только темнее, чем здесь.

Не особенно давно она видела умершего своего отца, который на вопрос ее, не мучится ли он за веру свою, сказал, что за веру нет, ведь он не отрекался от Христа; тогда она спросила, не наказывают ли его за сквернословие, но он отвечал, что в этом грехе он покаялся, но плохо за мелкие грехи, которые он и грехом не считал. Перед смертию ее отец был пособорован и причащен. Он все говорил, что ему не худо, а затем добавил: «Мы все с трепетом ждем Страшного Суда…»

Муж у этой Ксении был человек честный и богомольный. Но несмотря на честность и набожность, в жизни им не везло и жили они очень бедно, часто хворали сами, хворали и дети. Сон, о котором я еще хочу сказать, касается снохи Ксении Агафьи… Агафья Малеткина была замужем за братом Степана Малеткина (мужа Ксении), который был большой пьяница. Агафья стала и сама пить. Была она очень гордая, супружеской верности не соблюдала, обижала сирот сильно. Умерла пять лет тому назад, было ей тогда сорок пять — сорок сем лет, за три года до смерти жизнь ее изменилась: она захворала, ей свело ноги, открылись на ногах раны в которых завелись черви, перед смертью пособоровалась. Эту Агафью и видела Ксения во сне.

«Вдруг слышу, — говорит Ксения, — что звонят, и звон такой хороший, совсем не такой, как у нас. Дай-ка пойду церковь, — подумала я, — и, одевшись, пошла. Прихожу в церковь, смотрю: стоит она как-то не так, точно лицом на запад, и иконы такие тусклые, а народ все незнакомый. Стал я смотреть на всех и вдруг вижу направо, в углу, стоит моя сноха Агафья Захарьевна, одетая хорошо, по-праздничному, подошла к ней и стала было здороваться, да потом вспомнила, что она, ведь, умерла, а потому и сказала той женщине:

Прости, тетенька, я обмишурилась, я думала, что ты моя сноха, а теперь вспомнила, что она умерла!

Нет, ты не ошиблась, — сказала та женщина, — я сама Агафья и есть — сноха твоя.

Как ты, ты ведь умерла?

Да, я давно умерла!

А как же ты сюда-то попала?

А я на работах была, нас, ведь, на работу гоняют, недалеко от вас работа-то была, и хотелось вот мне тебя увидеть в этом храме.

Да разве покойники работают?

Конечно, работают; кто что заслужит: вон, праведники заслужили себе Царство Небесное, так и не работают, а мы под властию князя тьмы, нас и заставляют работать; невыносимо трудно нам работать-то; а ежели когда не работаем, то сажают в темный угол.

Господи! Неужели Господь тебя так и не простит, так ты и будешь тут?!

Так и буду тут, наша молитва Богом не слышима, не слышит Бог загробной молитвы!

Как! Ведь и неприятелев-то (бесов), когда они ворочаются к Богу, Господь прощает!

Нет! Неправда. Они осуждены навечно. Они и вопиют, и плачут, и скорбят, да нет уж!.. А мы через людей воротиться можем.

А как тебя, вот, воротить-то?

После этого вопроса Агафья откуда-то взяла небольшую корочку хлеба ржаного, черного-черного, и сказала:

Вот возьми хоть э такую корочку хлеба, да разломи ее на сорок частей и раздай сорока человекам, да скажи каждому: «Помяни рабу Божию Агафью», то и тогда мне будет большая отрада.

Ксения, увидев хлеб у Агафьи в руках и удивившись, откуда у нее взялся хлеб, да такой черный, спросила:

Он вас и хлебом кормит?

Да, кормит, только не той пищей, что у вас; и спать дает, и мы отдыхаем. Только трудно под его властыо-то быть.

Если я подам за тебя милостыньку, то ты совсем тогда от него уйдешь?

Нет, еще не совсем!

А как же тебя совсем-то выручить?

Вам тяжело будет.

Как же тяжело?

Да надо отслужить обедню и панихиду; тогда я избавлюсь совсем от их рук. А если не отслужите, то я останусь навечно в их руках.

Помолчав немного, она жалобно и протяжно сказала:

Отслужи обедню-то, Аксиньюшка! — Затем опять сказала:

Спасибо еще маслом меня соборовали, мне отрада есть, а ежели бы не соборовали, то по моим-то делам мне место-то было в геенне.

Разве еще мука есть?

Еще две ниже нас муки: одна — геенна, а другая — тартар.

А Яков-то с вами?

Какой Яков?

Кочуров, кум-то твой!

Разве он умер?

Умер!

А я про него и не слыхала.

А разве вам слух есть?

Как нет? Слух есть… Когда блаженная душа идет, мы ее сопровождаем, завидуем, а когда к нам идет какая, то мы скорбим, встречаем ее, а которые ниже нас — те нам неизвестны».

Затем во сне Ксения пала на колени и стала просить Бога простить ее сродницу, и с этим проснулась…

Так как сон этот, мне думается, был реальным видением, то и счел я нужным описать его вам. Видела Ксения его месяца два тому назад и говорит, что Агафья ей говорила очень много, но вот — хоть убей, ничего не может иного вспомнить, кроме сказанного, а это все, как сейчас, помнит.

ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ ВИДЕНИЕ

В июне 1892 года я приехал из города Баку в Тифлис к своей замужней дочери. Вскоре по приезде она, между прочим, сказала мне, что проживающая неподалеку от них тринадцатилетняя дочь вдовы мещанки Е. Б-ой, Анна, имела видение во время болезни: видела своего умершего отца, братьев и сестер. Я сначала на этот рассказ не обратил внимания, но когда услыхал о том же от родственников отроковицы Анны, с которыми я был знаком, то попросил их пригласить Анну в свой дом; там она лично рассказала мне, в присутствии родных, свое видение, тогда же с ее слов мною записанное.

«В 1892 году на третий день Святой Пасхи я заболела дифтеритом и была отправлена в городскую больницу. На другой день, когда я, тяжело больная, лежала в постели и стала забываться, как бы засыпая, вдруг в это время я увидела своего отца, который умер более шести месяцев тому назад. Он подошел ко мне, взял за руку, велел встать и повел меня. Очень скоро очутились мы на кладбище. Отец повел меня к своей могиле, где он был похоронен.

Вот это твоя могила, — сказал мне отец, указывая место около своей могилы.

Я не хочу, папа, умирать, — сказала я.

Почему?

Я еще молодая, хочу жить.

Ну, живи. Я возьму дедушку твоего, если на то будет воля Господня.

Скоро дедушку возьмешь? — спросила я.

Я тогда тебе скажу.

А скоро ли? — опять спросила я.

Нет, не скоро.

Как же, папа, ты теперь со мной говоришь, — спросила я, — ведь ты давно умер?

Умерло мое тело; оно спит, а душа живая.

У всех ли так бывает?

У всех. Хорошо ты делаешь, Анюта, что помнишь и исполняешь мое приказание и зажигаешь лампаду пред святыми иконами. А вот о могиле моей никто из вас не позаботился; хотя бы ячменю на ней посеяли.

Я скажу маме и мы посеем.

После сего отец взял меня за руку, и мы с ним пошли. Дорога была каменистая; потом вскоре началась тропинка, покрытая красным блестящим песком. Мы пошли по этой тропинке. Она привела нас к большим, высоким воротам; на них было много икон; а по сторонам ворот стояли два монаха и держали в руках иконы. Я вошла вместе с отцом в отворенные ворота. Тут, при входе, встретили нас очень много детей; в числе их я увидала знакомых и своих братьев и сестер, умерших в разное время: Алексея, шести лет; Евгению, семи лет; Феодосию, пяти лет; Марию, четырех лет; Петра, трех лет; годовалую Антонину и Лидию, шести месяцев. Все они со мною поцеловались. Одеты они были не одинаково, а как кого в чем похоронили; но на всех были крестики, снаружи, а на головах венчики, какие на умерших надевают в церквах; за поясками у всех были платочки с изображениями ангельских ликов и с надписями; но что написано — я не знаю и не читала. Дети хотели было вести меня, но папа взял меня за руку и сам повел. Мы пришли к церкви, очень большой, белой, с сияющим куполом. В притворе было много икон: с правой стороны стоял монах в облачении и читал; там же на столе были Крест, святая вода, свечи с изображениями Спасителя и Божией Матери и венчики. Я спросила: для чего здесь венчики?

Они даются тем, кого похоронят без венчиков, — отвечал отец.

Среди церкви стоял монах и читал, но я не помню что; я рассматривала церковь. Иконостас весь блестел, и в нем было много икон, царские врата были растворены; над ними - белый голубь. С правой стороны была икона Спасителя, а с левой — Божией Матери; обе иконы большие, в белых блестящих ризах, усеянных золотыми крестиками и звездочками. На обоих клиросах стояло много Ангелов в белых одеяниях, все в один рост и все они пели: «Христос воскресе!» Я узнала Ангелов потому, что они были с крыльями, как изображаются на иконах. Кроме Ангелов и монахов никого в церкви не было. Отец выпустил мою руку, которую все время держал в своей руке, и я стала молиться пред иконой Божией Матери. Помолившись, я хотела подойти и поцеловать икону, но кто-то невидимо удержал меня, и я не могла подойти к иконе. После сего отец взял меня за руку, и мы вышли из церкви. Тут я увидела очень сильный свет, не похожий на солнечный. В это время отец велел мне поклониться. Я поклонилась. Потом велел встать — я встала и спросила:

Что такое было, что мне велели поклониться?

Тебя Господь благословил, — отвечал отец. Тут нас опять встретили дети, и мы все пошли далее. Деревьев было много, как будто лес. Шли мы по широкой тропинке, покрытой зеленью, как ковром и еще чем-то блестящим. Вскоре мы пришли к тому месту, где дети постоянно находятся. Тут на большом столе я опять увидала свечи с бантами из лент и изображениями святых. Дети срывали с деревьев того разных плодов и давали мне, но я отказывалась, не брала; они были как будто недовольны моим отказом и клали плоды в корзинки. Я стала спрашивать детей:

Что вы здесь делаете?

Богу молимся, в церковь ходим, поем, и звоним на колокольне.

- За кого вы молитесь? — спросила я.

За тех, кто за нас молится.

Чем вы здесь питаетесь?

Молитвами, когда нас поминают.

Какими молитвами?

Какие бывают на проскомидии.

А когда вас не поминают, тогда чем питаетесь?

- Когда ты придешь к нам, тогда все узнаешь.

Тут все дети стали просить меня, чтобы я осталась у них:

Ты будешь нянчить своих маленьких сестер.

Но я не желала оставаться.

Отец сказал мне:

Пойдем.

Я стала прощаться с детьми, брала их за руки, а они меня целовали.

Когда мы пошли, я стала расспрашивать папу:

Спите ли вы здесь?

На что нам сон? — сказал он. — Спит наше тело, а душа не спит.

Разве ночей здесь не бывает?

У нас как теперь светло, так и всегда. Свет незаходимый.

А холодно бывает?

Здесь нет ни холода, ни жары.

Я стала смотреть вверх, думала увидеть небо, облака, но ничего не видела, кроме сильного света и больших деревьев, стоявших вокруг и поднимавшихся на значительную высоту; а сверху видела летающих Ангелов, трубивших в трубы.

Отсюда пошли дальше. Вижу беседки, сплетенные из растений: в них были монахи и священники. Далее, за беседками, под деревьями, сидел кто-то в кресле, с короной на голове.

Я спросила папу: «Кто это сидит?» Он сказал: «Государь». Имени Государя я не знаю и не спрашивала; только вдали видела еще много таких же.

Пошли еще дальше. Вышли на тропинку, где не было ни лесу, ни земли, и дорога была не такая хорошая, как прежде. Чем дальше шли, свет постепенно все уменьшался, и мы подошли к каким-то подвалам; кругом было сыро, холодно, смрад. Тут я увидала много людей; некоторые из них сидели за какими-то перегородками и все плакали. У многих женщин, склонивших головы, вся одежда была мокрая от слез. Я узнала некоторых знакомых и свою крестную мать, умершую два года тому назад. Она сидела и, увидав меня, бросилась, было, ко мне, но кто-то невидимо удержал ее и не допустил ко мне. Она опять села и заплакала.

Я спросила:

О чем вы плачете?

– О том, что обо мне никто не молится.

Хорошо ли вам здесь?

Нет, — отвечала она.

Я хотела еще ее спросить, но папа повел меня дальше; шли мы как будто под гору, все вниз. Свету там почти не было; народу было очень много, одни сидели, другие стояли. Вдруг я увидала впереди огонь, выходивший откуда-то снизу, и сильно испугалась.

Отец сказал мне:

Ничего не бойся.

Я спросила его:

Что это за люди?

Грешники, — отвечал он.

Я опять стала смотреть в ту сторону, где был огонь, и увидала что-то похожее на бревна; на них висели цепи, а людей не видно было, только одни головы. Слышны были крики, стоны, оханье.

Отсюда мы пошли назад. Подошли к воротам, около которых стояло какое-то большое чудовище, похожее на корову; оно сильно зарычало; я испугалась и — вдруг очнулась… Лежала я в постели, около меня никого не было».

По словам родственников отроковицы Анны, С.В. и Е.П. Т-х, рассказ этот, в первый раз услышанный ими от своей племянницы, произвел на всех потрясающее впечатление; да и сама Анна, под свежим влиянием своего видения, была в сильном волнении и со слезами передавала свой рассказ, в действительности которого никто не сомневался по следующему обстоятельству. Когда отроковица Анна находилась в больнице, умерли две двоюродные ее сестры: Евгения и Мария, заболевшие тоже дифтеритом и находившиеся в доме своих родителей. О смерти их Анне не говорили, и она о том не могла узнать ни от кого другого, кроме посещавших ее родных. Между тем, в рассказе своем она упоминает о Евгении и Марии, находившихся в числе встретивших ее детей, и, кроме того, она подробно описала, в чем они были одеты при погребении, т.е. как она видела их в загробном мире.

Что Всемогущий Бог скрывает от мудрых и разумных мира сего, то открывает младенцам и чистым сердцем.

О ЧТЕНИИ БОГОРОДИЧНОГО ПРАВИЛА ЗА УСОПШИХ

Богородичное правило можно читать не только о живых но и об усопших. Рассказ об этом мы встречаем в житии подвижницы XX века монахини Афанасии (Анастасии Логачевой).

В свое время она предприняла молитвенный подвиг за своего родного брата Павла, в пьяном виде удавившегося. Пошла первоначально к Пелагее Ивановне — блаженной, жившей в Дивеевском монастыре — посоветоваться, что бы ей сделать для облегчения загробной участи своего брата, несчастно и нечестиво окончившего свою земную жизнь. На совете решено было так: затвориться Анастасии в своей келье, поститься и молиться за него, каждодневно прочитывая за него по 150 раз молитву «Богородице Дево, радуйся». По истечении сорока дней поста и молитвы, она увидела глубокую пропасть, на дне которой лежал как бы кровавый камень, а на нем лежали два человека с железными цепями на шее, и один из них был ее брат. Когда она сообщила о сем видении блаженной Пелагее, то последняя посоветовала ей повторить подвиг. По истечении следующих сорока дней она увидела ту же пропасть, тот же камень, на котором были те же два человека с цепями на шее, но только брат ее встал, походил около камня, опять упал на камень, и цепь оказалась на его шее. По передаче сего видения Пелагее Ивановне, последняя посоветовала в третий раз понести тот же подвиг. Через 40 новых дней Анастасия увидела ту же пропасть и тот же камень, на котором находился уже только один неизвестный ей человек, а брат ее уходил от камня и скрылся; оставшийся на камне говорил: «Хорошо тебе, у тебя есть на земле сильные молитвенники». После сего блаженная Пелагея сказала: «Твой брат освободился от мучений, но не получил блаженства»* (*Молитва за самоубийцу — это очень редкий и крайне тяжелый подиг и на него необходимо особое архирейское или старческое благословение. Без особого благословения не дерзайте на это). («Душеполезное чтение», июнь 1902. стр. 281. Иеромонах Серафим Роуз «Душа после смерти». Москва, 1991, стр. 161).

Пусть мирские люди, совершающие чтение Богородичного правила за усопших, хоть и не всегда сподобляются особых видений, но не да сомневаются в том, что это правило приносит большую пользу их родным усопшим. По многим свидетельствам, Господь через разных людей чудесным образом открывает состояние души умершего, дает знать молящемуся о месте нахождения его в загробной жизни. Это правило можно исполнять везде — в дороге, транспорте и даже сидя.

КАКУЮ ПОЛЬЗУ ПРИНОСИТ УСОПШИМ СОВЕРШЕНИЕ О НИХ ПОНИХИДЫ

Рассказ афонского монаха о видении во время панихиды

Была родительская суббота, кончилась Литургия. Одни из присутствующих уже выходили из церкви, а другие остались и стали подходить к общему кануну (стоящему, по обыкновению, посредине церкви).

Я же, пишет монах, стоял на клиросе. Вышел из алтаря священник и диакон. Священник провозгласил: «Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь». Диакон зажег свечи, стал раздавать их присутствующим. И в это время я увидел, что много народа стало входить в дверь храма с улицы, а затем проникать сквозь стены и окна. Храм наполнялся множеством прозрачных теней. В этой массе я увидел женщин, мужчин, юношей и детей. Определил я по внешнему виду священников, императоров, епископов и между ними простого чернорабочего, дряхлого солдата-поселянина, бедную женщину и нищих вообще.

После возгласа священника они безшумно, но чрезвычайно быстро заполнили собой весь храм, становясь тесно друг с другом. Все они как будто стремились к кануну, но почему-то не могли подойти к нему. Я не мог оторвать глаз от этой удивительной картины.

Наконец их набралось так много, что реальные молящиеся казались мне фигурами, ярко нарисованными на фоне этих удивительных теней. Они (тени), подходя в безмолвии, становились у священного алтаря. Некоторые из них как будто бы преклоняли колени, другие нагибали головы, точно ожидая произнесения приговора. Дети протягивали руки к свечам, горящим на кануне, и к рукам молящихся живых.

И вот диакон вынул записки и начал читать написанные на них имена. Удивлению моему не было конца, когда я заметил, что порывистым, радостным движением выделялась то одна, то другая фигура. Они подходили к тем, кто помянул их, становились рядом с ними, глядели на них глазами, полными любви и радостного умиротворения. Мне даже казалось, что в руках у этих душ появилась какая-то духовная горящая свеча и они сами, молясь вместе с молящимися за них, сияли необыкновенно радостными лучами.

По мере того как прочитывалось каждое имя, из толпы безмолвных теней все более выделялось радостных фигур. Они безшумно шли и сливались с живыми молящимися. Наконец, когда записки были прочитаны, осталось много неназванных душ — грустных, с поникшей долу головой, как будто пришедших на какой-то общий праздник, но забытых теми, кто бы мог пригласить их на это великое для них торжество. Некоторые из душ тревожно посматривали на дверь, словно ожидая, что быть может, придет еще близкий им человек и помолится за них.

Но нет, новые лица не появлялись, и неназванным душам оставалось только радоваться радостью тех, которых призвали пришедшие для единения с ними.

Я стал наблюдать за общей группой молящихся, которая как бы смешалась с дрожащими в светлых лучах призраками из потустороннего мира, и увидел еще более чудную картину.

В то время, когда произносились слова «Благословен еси, Господи, научи мя оправданиям Твоим» или слова «Сам, Господи, упокой души усопших раб Твоих», видно было, как лица живых озарялись одинаковым светом с лицами отошедших, как сердца сливались в одно общее сердце, как слезы не уныния, а радости, текли из глаз тех, кто носил телесную оболочку, и в то же время какой горячей любовью, безпредельной преданностью горели глаза помянутых.

При облаке благовонного дыма из кадила, при струях дыма от горящих свечей раздался дивный молитвенный призыв: «Со святыми упокой…», и я увидел, что вся церковь как один человек стал на колени и души, имена которых были помянуты, молились и за присутствующих, и за себя, а те, о которых забыли, молились лишь за себя.

Когда окончилось молитвенное песнопение, затухли свечи и священник произнес последний возглас, а диакон закончил общим поминовением отошедших, стоящие передо мной тени стали исчезать, и оставались только люди, пожелавшие отслужить еще частную панихиду за своих усопших. Тогда, я увидел на лицах этих счастливых усопших такой покой, такое удовлетворение, такое обновление, которое не в силах передать.

Велик, свят и отраден для усопших обряд поминовения Православной Церковью. И как грустно бывает тем, кого предают забвению, лишая их не только радости видеть себя не забытыми, но и замедляя тем самым их духовное обновление и прощение их согрешений у Господа как во время панихиды, так тем более во время Литургии. Потому что с каждым разом, когдасвященник на Литургии вынимает частицы из просфоры за упокой душ, души эти получают милость, приближаясь к Царствию Божию.

Эту жажду усопших — чтобы помнили и поминали — испытывает каждый из нас. Оттого нередко они и напоминают о себе в наших снах накануне их дней рождения или смерти, накануне Родительских суббот.

Каждое наше слово, мысль, воспоминание об усопшем моментально отзывается на нем, причем воспоминание добром —

отрадно, воспоминание же злом — мучительно и невыносимо, ибо вызывает у усопшего страдания, угрызения совести и муки. Можно себе представить, как ужасны загробные муки для людей, которых трудно вспомнить добром.

Вот почему законы народного милосердия требуют не говорить ничего дурного об усопших, чтобы не растравлять их душевные раны.

Все это должно служить нам предостережением: в жизни поступать так, чтобы после смерти своей не заслужить чувства презрения к нам, укора и ненависти или, еще того хуже, проклятия и этим бы лишиться молитв наших близких.

Старайтесь вымолить своих сродников и родственников, родителей и всех — семь колен у отцов и семь колен у матерей — и спасетесь вы, и спасутся все ваши сродники, и даст им Господь Небесное Царство. Какая там будет радость! Это будет вечная радость, которой не будет конца. А те, кто жил безпечно, жил без покаяния и ленился молиться — как они будут плакать: «Почему мы не молились, не спасались? Почему нас никто не научил?»

Будьте мудры и старайтесь поскорей очиститься от смертных грехов, молитесь усердно за свой род, за всех живых и усопших сродников, чтобы спасти их от вечной муки, и самим избавиться от адских мук.

Ч А С Т Ь Т Р Е Т Ь Я

КАК СОСТАВИТЬ СВОЙ РОДОСЛОВНЫЙ ПОМЯННИК

И ЗАЧЕМ ЭТО НУЖНО

(Совет православного священника)

Дорогие братья и сестры! Сегодня каждый православный христианин в кругу своей неверующей семьи должен быть как горящая свеча, как лампада, которая ярко светит и всех вокруг себя освещает и согревает своей теплой молитвой. Представьте себе — один верующий человек на всю неверующую семью! Один единственный верующий — на всю семью! Какая же это для него ответственность. Как же он должен молиться за всех. Подумайте только! Ведь Господь за это спросит с нас. Если мы не будем молиться за свой род, за свою семью, за своих живых и усопших сродников — то мы не оправдаемся перед Господом! Господь скажет нам на Страшном и нелицеприятном Суде Своем — Я привел вас к Истине, Я дал вам бесценнейший, драгоценнейший дар Веры, Я учил вас молиться - почему же вы не молились за свой многогрешный род, за свою семью, за своих близких, за своих живых и уже усопших друзей и сродников! Они жили рядом с вами, а вы даже не молились за них! Где же была ваша любовь?! Где же было ваше сострадание?! Как же вы могли так спокойно жить, зная, что у вас столько усопших близких сродников, в невыносимых муках ждут вашего поминовения, а вы ни одной слезинки о них не пролили, ни одного словечка о них не замолвили перед Господом! Вот какой братья и сестры будет нам великий стыд! С какою горечью мы взглянем (да и сможем ли взглянуть?) в глаза своим усопшим сродникам, которых мы не знали и не хотели знать, а ведь они надеялись и бесконечно ждали нашей любви и нашей молитвы, но так ее и не дождались. Как нам будет горько, как будет тяжело и бесконечно стыдно! Сохрани нас Господи от этого.

Постарайтесь братья и сестры сейчас, пока вы живы и живы ваши родственники, ваши родные или родители — постарайтесь узнать свою родословную. Возьмите бумажки, возьмите ручки и спрашивайте — «Мама, кто был в нашем роду?» Спрашивайте отца, бабушку и других. Восстановите древо своего рода. Это очень важно — знать свой род. А потом поминайте их в своих помянниках и записочках. Ведь они живы своей душой, просто они находятся в том мире и, может быть, страдают и каждое мгновение надеются и ждут, что вы их вспомните и помолитесь за них. Вспомните друзей своего детства, своих нянечек и воспитателей, своих учителей, своих близких, знакомых, соседей, вспомните врачей, которые вас лечили и всех кто делал и делает вам добро. За своих благодетелей мы просто обязаны усердно молиться, иначе будем осуждены Господом как неблагодарные. Вспомните друзей своей юности и своих бывших врагов, если таковые были, вспомните своих сокурсников и сослуживцев. Вспомните своих пастырей, своих священников, которых вы знали, которые вас крестили, венчали, исповедовали, соборовали, причащали, наставляли, молились за вас. Обязательно вспомните всех тех, кому вы причинили какое-нибудь зло. Может быть мы кого-то совратили или подтолкнули на грех. Может мы кому - то причиняли боль, обижали, притесняли, соблазняли, дали дурной пример или развратили кого-нибудь. Всех этих людей, которым мы причинили какое-нибудь зло, мы должны помнить всю жизнь, поименно записать в свой помянник и молиться за них. Вспомните, братья и сестры всех, кто оставилхоть какой-то след в вашей жизни и запишите их в тетрадку, а потом составьте свой помянник для молитвы. Можно для удобства записать имена по столбикам или по страничкам и озаглавить «это из детства»; «это из юности»; «это из того или иного периода жизни» и т. д. Живых отдельно, усопших отдельно. Рядом с каждым именем можно для себя приписать пояснение, или фамилию его — чтобы знать — какой это человек и молиться за него осознанно. Если не знаете — жив ли еще человек или уже умер — запишите его в живых — Господь Сам знает. У Бога все живы. Если о каком-то человеке уже невозможно узнать — крещен ли он был или нет — то поминайте его как крещенного, а милостивый Господь Сам обо всех все знает и все управит. Если некоторые из ваших сродников близких были неверующими — то тем более они нуждаются в молитве. Господь за всех пролил Свою Пречистую Кровь и любит их так же как и вас. Наоборот — чем грешнее человек — тем больше за него нужно молиться! Большинство наших усопших сродников, о которых мы хоть что-то знаем – жили в годы безбожия, многие так и умерли без покаяния, без исповеди и Причастия, в нераскаенных смертных грехах. Они сейчас страдают и мучаются. Кто же кроме вас за своих усопших сродничков еще помолится в вашей семье?! Вполне возможно, что никто! Поэтому они и смотрят на нас и надеются и ждут нашей молитвы! Если кто-то из усопших был некрещенным или иноверцем, то и за них надо молиться, и они ждут нашей молитвы. Просто по Церковным канонам их не пишут в церковных записочках, но в душе за них молиться можно и нужно. Кто же их еще помянет в вашей семье кроме вас? (Исключением из этого являются те усопшие, которые по Церковным канонам лишаются церковного поминовения — это сознательные самоубийцы, лишенные церковного отпевания колдуны, нераскаянные еретики и безбожники-сатанисты, умершие без покаяния. Эти люди всецело предаются на суд и милосердие Божие. Сама возможность и форма их поминовения решается архиереем и духовником в отдельном порядке). Потрудитесь, повспоминайте и составьте братья и сестры таким образом свой родословный помянник, свою поминальную летопись и молитесь за всех кто в ней записан, не забывайте их поминать. Если помянник получится большой — его чтение можно растянуть на несколько дней и даже на неделю и читать по частям. Главное — не оставлять молитву. Молиться друг за друга — для нас это должно быть потребностью любви. А то, как горько бывает смотреть — подают семейный помянник — а в нем только 5 или 10, от силы 15 имен и все. Больше поминать некого?! Неужели нет больше сродников или мы их не знаем, или не хотим знать?! Неужели нет друзей, знакомых?! Неужели нет соседей?! Что же это? Или это наше равнодушие, или это наше нерадение, или это наша окаянная лень. Нельзя так. Будем помнить, что если мы усердно будем поминать и молиться за своих живых и усопших близких — то и они попросят за нас перед Господом, и Господь неоставит нас Своим покровом и благодатью и нас кто-нибудь потом непременно будет поминать. Господь так устроит по любви Своей. Это духовный закон. Что мы посеяли здесь на земле, то пожнем там — в вечности. Если вы живете в многоэтажном доме — обязательно прибавьте к своим молитвам и такие слова — «Помяни, Господи, всех зде живущих в этом доме, сохрани их от всякого зла, обрати их на путь спасения, пошли им благодать Святаго Твоего Духа». Если вы живете в селе или в деревне — «Помяни, Господи, всех жителей нашей деревни…», «Упокой, Господи, всех усопших жителей нашего села, всех погребенных на нашем сельском кладбище, всех кто здесь от века жил и трудился…». Такие совсем простые, нескладные молитовки, даже своими словами, но сказанные от сердца, имеют огромную благодатную силу. Даже ради одних этих молитв Господь будет хранить вас и ваш дом и не даст вам погибнуть! Сходите на ваше сельское кладбище, соберите и запишите имена всех кто там покоится и поминайте их (хотя бы по частям) и все ваше сельское кладбище будет ходатайствовать и умолять Господа за вас и ваших детей. Вот какая это сила, какой покров и ограждение! А мы даже и не знаем об этом! И еще братья и сестры напоследок выслушайте один очень полезный совет Рязанской подвижницы блаженной девицы Пелагеи слепенькой — «почаще поминайте родителей и сродников угодников Божиих». Сами угодники Божии просили об этом и говорили, что того человека, который поминает их усопших родителей «и они сами будут поминать перед Престолом Божиим и будут встречать его после смерти, провожать через мытарства и ходатайствовать за него перед Богом». (См.: жития преп. Серафима Саровского, свт. Феодосия Черниговского, преп. Феодосия Кавказского, преп. Кукши старца Одесского, преп. Лаврентия Черниговского, преп. стт. Саввы и Симеона Псково-Печерских, преп. ст. Сампсона (Сиверса) Многострадального, блаж. девицы Пелагии Рязанской и др.) Вот такая милость Божия для тех кто усердно поминает живых и усопших!

Помоги вам Господи — положить доброе начало, потрудиться, вспомнить, выписать имена и составить хороший Помянник и молиться усердно за своих близких.

Храни вас Господь и Матерь Божия. Аминь.

+ + +

ПРИМЕРНЫЙ ОБРАЗЕЦ

С ОБЩИМИ ПРОШЕНИЯМИ И МОЛИТВАМИ

ДЛЯ ЗАЗДРАВНОГО И ЗАУПОКОЙНОГО ПОМЯННИКА

Его можно прочитывать в качестве дополнения

К своему ежедневному молитвенному правилу

1. Общий заздравный помянник

О здравии и спасении рабов Божиих…

Помяни, Господи, благочестивейшаго, самодержавнейшаго, грядущего Всероссийскаго Великаго Государя нашего, его же имя Ты Сам веси (аще родился есть), и весь Царствующий Дом его, в изгнании сущий. Даждь ему, Господи, мирное Царство, поспеши и пособи ему во всем и покори под нозе его всякаго врага и супостата.

Помяни, Господи, и Святейшия Православныя патриархи, всех Православных архипастырей и пастырей Церкви Христовой (здесь вы можете помянуть имена всех любимых и уважаемых вами ныне здравствующих архиреев, священников, диаконов, монахов, всех, за кого вы молитесь), Преосвященнейшаго епископа (имярек, егоже есть епархия), и всякое епископство православных, честное пресвитерство, во Христе диаконство и весь священнический и монашеский чин.

Помяни, Господи, Богохранимую Державу нашу Российскую, все наше православное и христолюбивое воинство, всех православных русских патриотов и весь многострадальный и страждущий народ наш, и помилуй всех нас по множеству милости Твоея, и щедроты Твоя ниспосли на ны и на Отечество наше Российское и на вся люди Твоя, чающия от Тебе великия и богатыя милости.

МОЛИТВА О СПАСЕНИИ РОССИИ

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами Пречистыя Твоея Матере, Святаго Великомученика и Искупителя Царя Николая и Всех Царственных Мучеников и Новомученников, в земли Российстей просиявших, продли нам недостойным время на покаяние, соедини нас во едино стадо Твое всесильною десницею Твоею, не лиши нас пастырскаго попечения и причастия Святых Твоих Даров и благодатию Твоею, разори жертву беззаконную на земли Российстей, бесовом приносимую, избави нас от сатанинскаго плена, от злохитраго обольщения и печати беззаконнаго антихриста, спаси и воскреси Святую Русь и милостию Твоею воздвигни нам Престол Православных Царей и Державнаго защитника — Царя Православнаго, Помазанника Твоего и спаси души наша. Аминь.

Помяни, Господи, всех православных христиан в гонениях страждущих Тебе ради и Веры Православныя от колдунов, сатанистов, безбожников, жидов, масонов, отступников, еретиков, агарян, язычников и от всяких иных мучителей — и посети их милостию Твоею, укрепи их, утеши и вскоре силою Твоею ослабу, свободу и избаву им подаждь.

Помяни, Господи, всех опцев моих духовных и наставников моих, и ихже святыми молитвами помилуй и спаси мя грешнаго.

МОЛИТВА ЗА ДУХОВНАГО ОТЦА

Спаси, Господи, и помилуй отца моего духовнаго (имя): укрепи его духовные и телесные силы; сохрани его цела и неврежденна; огради и защити его от всех козней и сетей вражиих; очисти его ум и сердце; утверди его право стояти во Истине Твоей; умудри, научи и просвети его благодатию Духа Твоего Святаго, да укрепляемый Тобою, послужит во Славу Твою и правильно да управит ко Истинному Спасению вверенную ему паству словесных Твоих овец. Тебе бо подобает всякая слава, честь и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу, во веки. Аминь.

Помяни, Господи, крестных родителей моих (если о здравии) и сродников моих по плоти…

Помяни, Господи, всех строителей, благотворителей, благоукрасителей, попечителей и трудников Святаго Храма нашего (Святой обители нашей) со сродниками, чадами и всем родом их, всех любящих, всех милующих и питающих нас со сродниками и чадами их, всех друзей, всех братьев и сестер моих во Христе со сродниками и чадами их, всех прихожан наших со сродниками и чадами их, всех служащих, предстоящих, молящихся, поющих и труждающихся днесь во Храме нашем со сродниками и чадами их — и всех мною единожды и многажды помянутых и приснопоминаемых келейно и во Храме.

Помяни, Господи, всех православных христиан, живущих и пребывающих в богоспасаемом граде сем (в веси сей, в доме сем, в больнице сей), всех именинников и именинниц в день сей, всех родившихся, крестившихся, венчавшихся и принявших иноческий постриг в день сей.

Помяни, Господи, всех тяжко болящих, раненых и страждущих, всех, коим днесь предстоит хирургическая операция, всех страждущих в домах инвалидов, в домах престарелых, в детских домах и спецприёмниках, всех в алкогольных, наркотических и психиатрических лечебницах лежащих, всех от нечистых духов стужаемых, всех православных вождей и воинов,за Святую Веру, грядущего Царя и Отечество в бою подвизающихся и кровь свою проливающих, всех в тяжкой неволе, в плену, во узах, в колониях, в тюрьмах, лагерях и горьких работах страждущих, всех от глада, хлада, нищеты и прочия крайния нужды умирающих, всех днесь на земли, по морю и на воздусе путешествующих — и всех православных христиан во всякой болезни, беде, напасти, нужде и обстоянии сущих, чающих от Тебе великия и богатыя милости.

Помяни, Господи, всех враждующих на мя, всех оклеветающих и обижающих мя, всех гонящих и ненавидящих мя и творящих мне напасти. Умягчи их сердца, умири их души и ослаби им, остави, помилуй и прости их Господи, да не погибнут мене ради грешнаго.

Помяни, Господи, и всех, коим я от детства своего и до сего дня причинил некое зло, кого я при жизни или обидел, или осудил, или оклеветал, или посмеялся, или оскорбил, или позлословил, или похулил, или соблазнил, осквернил и греху научил, или от пути спасения отвратил, или всякий вред и напасть им противу всех заповедей Божиих сотворил. Пролей на них милость Твою, Господи, ущедри их, омый, очисти и приведи их ко пристанищу Твоего спасения и мене помилуй недостойнаго.

Помяни, Господи, всех православных христиан, коим я по нерадению, по жестокосердию и лености своей любви не сотворил, в беде не помог, не посетил, не обласкал, не сострадал, не утешил, не обогрел, не упокоил, не накормил, не напоил, не одел, не обул, милостыни не подал, а наипаче же гнушался, презирал и от себе отгонял. Помяни их всех, Господи, во Царствии Твоем и помилуй мя грешнаго.

Помяни, Господи, всех православных христиан, заповедавших мне недостойному поминать и молитися о них, и всех, о коих худо, нерадиво и мало молился или же во лжу обнадеживал, а потом забывал и не молился, их же святые имена по нерадению и лености опускал, забывал, утерял и забвению предал. Помяни их всех, Господи, во Царствии Твоем и помилуй мя грешнаго.

Помяни, Господи, и всех православных христиан на смертном одре страждущих и смерти ожидающих, всех сирот, бездомных и оставленных, о них же никто не молится или некому помолитися, и всех православных христиан во всяком граде и стране сущих, чающих от Тебе великия и богатыя милости. Помяни их всех, Господи, во Царствии Твоем. Аминь.

2. Общий заупокойный помянник

О упокоении душ усопших рабов Божиих…

Помяни, Господи, души усопших Приснопамятных Вселенских и Российских Святейших Православных патриархов, Преосвященных митрополитов, архиепископов и епископов и всех от века во иерейском, диаконском и иночестем чине подвизавшихся, всех Преосвященных архипастырей и пастырей от лет древних на месте сем подвизавшихся (здесь также вы можете помянуть имена всех любимых и уважаемых вами почивших архиреев, священников, диаконов, монахов, всех, за кого вы молитесь), всех благоверных родоначальников и правителей Земли Русской, благоверных князей и княгинь, благоверных и христолюбивых Царей и Цариц, Императоров и Императриц Всероссийских — со всем Царствующим Домом их, всех православных вождей и воинов, от лет древних на полях брани за Веру, Царя, народ и Отечество живот свой положивших, всех верных Царских слуг,всех патриотов своего Отечества и всех православных христиан в годину лютых гонений за Веру, Царя и Россию от безбожных убиенных, от болезней и глада, ран и хлада, в темницех, узах и лагерях скончавшихся, всех почивших основателей, строителей, благотворителей, благоукрасителей и попечителей Святаго Храма нашего (Святой обители нашей), всех почивших иереев, диаконов, пономарей, псаломщиков, причетников, певчих, трудников, насельников, братии и прихожан Святаго Храма нашего (Святой обители нашей), всех основателей, всех почётных граждан и всех православных жителей богоспасаемого града сего (веси сей), от века зде живших, всех праведников, блаженных, юродивых, странников и благочестивых молитвенников от века зде подвизавшихся и зде упокоившихся, всех погребенных на святом месте сем (во Храме нашем и окрест его; на кладбище нашем — и на окрестных кладбищах), и повсюду погребенных православных христиан.

Помяни, Господи, и души рабов Твоих новопреставленных (имена).

Помяни, Господи, души всех усопших родителей и сродников по плоти Святых Твоих Угодников, от века Тебе послуживших, их же святые имена Ты вся веси, а наипаче же родителей и сродников Святых Твоих, в память коих Храм наш посвящен — и их же и память ныне творим, да предстательством и молитвами их обрящем у Бога благодать и велию и богатую милость. Аминь.

Помяни, Господи, души всех православных христиан и младенцев от колдунов, сатанистов, безбожников, жидов, масонов, отступников, еретиков, агарян, язычников и от всяких иных злодеев за Христа умученных — и святыми молитвами их помилуй мя грешнаго.

Помяни, Господи, души всех усопших духовников и наставников моих, и прости им вся согрешения их вольная и невольная и даруй им Царствие Небесное.

МОЛИТВЫ О СВОЕМ РОДЕ

Молитва 1-ая – за почивший свой род

Помяни, Господи, весь почивший род мой; всех, иже от праотца нашего Адама, усопших родоначальников, прародителей, праотцев, праматерей и всех от века и до днесь почивших сродников моих по плоти, ихже имена Ты вся веси, и ослаби, остави, помилуй и прости им вся согрешения их вольная и невольная и даруй им Царствие Небесное. Аминь.

Молитва 2-ая – за грехи своего рода

Господи Милосердный и Судия Праведный, наказывающий детей за нераскаянные грехи родителей до третьего и четвертого рода! Помилуй и прости меня, мою семью, моих живых и уже усопших сродников и весь усопший мой род за великие и тяжкие грехи богоотступничества, за преступление и попрание Соборной клятвы и крестоцелования народа Русскаго на верность Богоизбранному Царскому Роду, за измену и предательство на смерть Помазанника Божия — Святаго Царя Николая II Александровича и всей его Святой Семьи, за отречение от Бога и Православной Веры, за гонения на Святую Веру и Церковь, за разрушение и осквернение Храмов Божиих, святынь и своего Православнаго Отечества, за идолопоклонство и почитание богомерзких праздников, обрядов, идолов, символов и идеалов сатанинской религии богоборцев, за все самоубийства, убийства, колдовство, блуд, разврат, матерщину, богохульство и все аборты совершенные в роде моем, и за все прочии тяжкие грехи, хуления, кощунства, скверны и беззакония рода моего от века соделанные, о нихже Ты вся веси, Господи. Не остави нас до конца во гресех наших погибнути, но ослаби, остави, помилуй и прости меня, мою семью, моих родителей, моих живых и усопших сродников, весь усопший мой род. Разреши соузы греха и неправды, растерзай клятву, коей мы связаны за беззакония наша, сними проклятие за эти страшные грехи с меня и со всего моего рода. Аминь.

Помяни, Господи, души усопших крестных родителей моих (если о упокоении)… и усопших сродников моих по плоти…

Помяни, Господи, души всех усопших благодетелей наших, всех любивших, миловавших, кормивших, питавших, одевавших, лечивших, учивших, заботившихся и всех молившихся о нас, всех усопших друзей, братьев и сестер моих во Христе, всех усопших прихожан наших, и всех усопших, мною единожды и многажды помянутых и приснопоминаемых келейно и во Храме.

Помяни, Господи, души всех усопших православных христиан, родившихся в день сей, крестившихся, венчавшихся, принявших иноческий постриг и усопших в день сей, всех усопших именинников и именинниц в день сей, всех новопреставленных во время сие и имже 40 дней по успении совершися днесь.

Помяни, Господи, души всех усопших враждовавших на мя, всех оклеветавших и обижавших мя, всех гнавших и ненавидевших мя и творивших мне напасти, и ослаби, остави, помилуй и прости им вся согрешения их вольная и невольная и даруй им Царствие Небесное.

Помяни, Господи, души всех усопших, коим я при жизни их причинил некое зло, кого я или обидел, или осудил, или оклеветал, или посмеялся, или оскорбил, или позлословил, или похулил, или соблазнил, осквернил и греху научил, или от пути спасения отвратил, или всякий вред и напасть им противу всех заповедей Божиих сотворил. Помяни их всех, Господи, во Царствии Твоем и помилуй мя грешнаго.

Помяни, Господи, души всех усопших, коим я при жизни их по нерадению, жестосердию и лености своей любви не сотворил, в беде не помог, не посетил, не обласкал, не сострадал, не утешил, не обогрел, не упокоил, не накормил, не напоил, не одел, не обул, милостыни не подал, а наипаче же гнушался, презирал и от себе отгонял. Помяни их всех, Господи, во Царствии Твоем и помилуй мя грешнаго.

Помяни, Господи, души всех усопших православных христиан, заповедавших мне недостойному поминать и молитися о них, и всех, о коих худо, нерадиво и мало молился или же во лжу обнадеживал, а потом забывал и не молился, ихже святые имена по нерадению и лености опускал, забывал, утерял, и забвению предал. Помяни их всех, Господи, во Царствии Твоем и помилуй мя грешнаго.

Помяни, Господи, и души всех от века усопших православных христиан, по лицу всея земли лежащих и от различныя внезапныя, нечаянныя и нуждныя смерти скончавшихся, не исповедавшихся и не причастившихся перед смертью Святых Христовых Тайн, не отпетых и не погребенных — и всех усопших православных христиан, о нихже никто не молится или| некому помолитися. Помяни их всех, Господи, во Царствии Твоем и даруй им грехов прощение и бесконечныя и блаженныя вечныя жизни наслаждение. Аминь.

+ + +

МОЛИТВА

ИЗ СИНОДИКА КИЕВО-ПЕЧЕРСКОЙ ЛАВРЫ

О УПОКОЕНИИ ВСЕХ ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН,

О НИХ ЖЕ НЕСТЬ КОМУ ПОМОЛИТИСЯ

Господи Иисусе Христе Боже наш, приими моление сие в пренебесный Твой жертвенник в воню благоухания духовнаго, и помяни души преставльшихся рабов Твоих, всякаго племени, христианскаго рода в Тя Сына Божия истинно веровавших, и всяким образом от жития сего отшедших: во огни, в воде, в земли и на воздусе, нуждною и горькою смертию разлучившихся от телес, от глада, жажды, наготы и мраза, молниею и громом пораженных, отравою уморенных, в темницах заточенных, на ратех, на путех, на стогнах и в домех убиенных, в горах заблудших, от зверей снеденных, в плен отведенных и посеченных, от диавольских мучений и насильства скончавшихся, и всякою смертию умерших, не исповедавшихся и не причастившихся Святых Тайн, от жития сего похищенных, по неизреченным и неведомым судьбам Твоим, и ихже несть кому помянути, вся упокой, от воздушных мытарств задержания всесильною Ти десницею избави, и в Царство Небесное всели Ты, Всесильный Боже, умерщвляяй, низводяй во ад и возводяй, ради Твоея безмерныя благости излиянныя крове Твоея Пречистыя, яви им Твою милость, не яростию Твоею казни их, да не до конца погибнут, приими их нуждную смерть, во удовлетворение о гресех, последнее их издохновение вчини вместо исповедания, и в сердечное сокрушение, вмени их смертную горесть в мученичество, да со страдальцы Твоими Тобою упокоены славят премилосердаго Творца во веки. Аминь.

ПРАВИЛА ПОВЕДЕНИЯ НА КЛАДБИЩЕ

у могил усопших родителей, могил святых угодников Божиих

и перед мощами и иконами Святых,

чтобы была помощь просящим и благодать!

(Из наставлений блаженной девицы Пелагии Захаровской (Рязанской) слепенькой)

Подойдя к могилке, к мощам или иконе, надо сделать три земных поклона и прочитать про себя следующие молитвы: «Царю Небесный…», «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас» (3раза), «Пресвятая Троице, помилуй нас…» и по «Отче наш…» и трижды «Достойно есть…»

Затем надо спросить разрешение: «Разреши мне, недостойному рабу (имя) приложиться к святой твоей иконе (святым твоим мощам)».

Затем затеплить лампаду, встать на колени, руки положить на землю и, склонив голову, разговаривать со святыми угодниками Божиими не вслух, а про себя, как человек с человеком. Чем больше слез прольете, тем больше будет помощь. Молитесь своими словами, по-простому, искренне, сердечно, со слезами.

Помните, что молитва — это разговор с Богом, Божией Матерью и Святыми. Ангелы и люди созданы Творцом для того, чтобы непрестанно молиться!

В тот момент, когда вы прикладываетесь к иконам, мощам и могилкам святых угодников Божиих, постарайтесь как можно глубже вдохнуть в себя благодатный воздух от святыни.Для этого надо предварительно сделать в стороне выдох, а затем, лобзая святыню, сделать три коротких вдоха ртом и, затаив дыхание, отойти в сторону, чтобы этим освященным, благодатным воздухом напитать свое тело и душу, очистить кровь и сжечь все плохое.

Окончив молитву, отойдите в сторону от могилки (от мощей), сложите руки как для благословения, и скажите: «Святая блаженная девица Пелагия, благослови!» Благословение берется только у могил усопших родителей и святых угодников.

То, что принесете и положите на могилку блаженной девицы Пелагии, освятится во время вашего моления. Например: соль, хлеб, масло, сахар. Хлеб — чтобы не оскудевал хлебушек на столе у вас.

Сахарок или яичко — от всяких болезней. Чем человек лучше живет, тем он должен лучше молиться и непрестанно благодарить Бога, ведь по Божиему Закону народ верующий должен жить хорошо!

МОЛИТВА

блаженной Пелагии Рязанской

Святая блаженная мати Пелагие, моли Бога о нас

О блаженная девице Пелагие, возлюбленная дщи пастыря Саровскаго Серафима пламеннаго! Еще в земном житии твоем нас, нынешних, возлюбившая и прорекшая нас ради вся грядущая на род наш, заступи ны молитвами твоими ко Господу во дни погибели и отступления от веры истинныя Православныя, укрепи дух наш в обышедших нас скорбях лютых, избави нас от слуг антихристовых, волков в овечьих шкурах, за собою нас во ад влекущих, подаждь нам хлеба во дни гладныя и кровы во дни бегства нашего, укрый нас от антихриста в сокровенной пустыни, от века Богом нам предуготовленной, и умоли Господа даровати нам прощение прегрешений наших и жизнь вечную на Земле новой, под Небом новым. Аминь.

ИНАЯ МОЛИТВА

(из акафиста)

О блаженная девице Пелагие, Рязанскою называемая, ты же издетства небесною жительницею бывшая и токмо странницею в телеси на земли пожившая, велией благодати за любовь ко Господу сподобившаяся и даров прозорливости и пророчества удостоившаяся, с Самою Царицею Небесною и Рай и ад посетившая и все мытарства за грехи видевшая, с преподобным Серафимом, аки со отцем родным общавшаяся и от него вся бывшая и грядущая познавшая, умом чистым всегда на Небеси пребывавшая, молися ко Пресвятей Троице и Заступнице нашей Богородице за ны, да не погибнем в геенне огненной за грехи наша многая и принеси покаяние наше за грех цареубийства и предательства. Да простит нас неразумных Господь и низпослет нам Государя Славнаго Самодержавнаго Православнаго молитвами преподобнаго Серафима, да со воскресшим старцем Саровским и Государем, им указанным, со всем народом воспоим Пасху посреде лета: Христос воскресе их мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав! Аминь.

Блаженная старица Пелагия Захаровская — местночтимая святая Рязанской земли. В храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова села Захарово (Михайловского района)имеется ее икона, перед которой можно затеплить свечу и помолиться святой праведнице. На могилке матушки можно отслужить панихиду по ней или почитать ей акафист (для келейного чтения). На могилке, по совету блаженной, который она дала еще при жизни, можно освятить хлебушек, соль, сахар, яйца, растительное масло, воду и другие продукты. Кусочек хлебушка (ржаного), освященного на могилке матушки, нужно хранить как святыню для того, чтобы в голодные годы н доме всегда водился хлеб.

Подойдя к могилке, с благоговением приклоните свои колени, помолитесь усердно великой угоднице Божией и попросите её заступничества и помощи, и ваша молитва всегда будет услышана. Помоги вам, Господи!

+ + +

ПОМИНАЛЬНЫЙ СИНОДИК

усопших родителей и сродников

блаженной девицы Пелагии (Иевлевой-Лобачевой), старицы Захаровской (Рязанской) слепенькой

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ – 20 ОКТЯБРЯ 1890 Г. Н. СТ.

ДЕНЬ ПРЕСТАВЛЕНИЯ – 6 ДЕКАБРЯ 1966 Г. Н. СТ.

Бллж.Пелагия (Иевлева-Лобачева) ст. Захаровская, Рязанская слепенькая // дед — Михаил, /отец — Александр, мать — Наталия, /брат — Василий, сестры — Феодора сосродн., Александра со сродн., инокиня Анна со сродн.,/племянники и племянницы — убиенный Иоанн, Лидия, Валентина, Анастасия, мл. Анисия, мл. Петр, мл. Анатолий, мл.Анатолий,/внучатые племянники — Михаил и Наталия, /благодетели — Александр и Мария; Петр и Анастасия (Орловы); Нина и Анатолий; Матрона и Мария; врач Николай,/духовная сестра — блаж. Евдокия (Графчакова) слепенькая,/причащал и отпевал — протоиерей Виктор (Шиповальников),/духовные сомолитвенники — блаж. ст. Иоанн (Высоцкий) иправ. священник Сергий. Помяни, Господи, и всех почивших духовных отцев ея, духовников, наставников, учителей, попечителей, благодетелей, келейников и келейниц, крестных и крестников ея, духовных чад, почивших сродников и весь усопший род блаженной девицы Пелагии, и прости им вся согрешения их вольная и невольная, и даруй им Царствие Небесное. Аминь.

СЕРДЕЧНО ПРОСИМ

вас, дорогие братья и сестры,

помянуть в своих церковных

и келейных молитвах

О ЗДРАВИИ И СПАСЕНИИ РАБОВ БОЖИИХ

Виктора,

Елены,

отроковицы Александры,

отроковицы Екатерины,

младенца Ники со сродниками их,

Нины и Надежды со сродниками их –

трудами и усердием которых

издана эта книга

СПАСИ ВАС ГОСПОДИ!

ВЛАДИМИРСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

http://subscribe.ru/group/bliz…

Подписаться




или по почте

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии