Три круга (рассказ)


Континенталист, 14 авг. 2016   –   cont.ws



Вместо эпиграфа.

Антон Покатиленко. Мрази б..дь отъ..итесь от Украины!Россия хуйня, скоро Россия распадется, конченая вата сдохнет, чтоб вы сдохли крысы. Вата вас нужно жечь в печах заживо вместе с вашими детьми, мужчин кастрировать и в рабы, вашим женщинам выжгем матки каленым железом! Вас суки душить надо в газовых камерах мрази, вата тупая. Сука, если б не ядерное оружие мы бы вас всем миром уже порезали бы. Ничего скоро так и сделаем, когда вам , сука, жрать нечего будет, мы вас сгноим на вашей же территории вместе с европейскими нашими братьями. А вы русские- вы..дки, которых родили русские женщины от татарской орды, вы грязь и мразь. Мы из вашей кожи будем делать одежду и чехлы для немецких машин. Некоторых Ваших дочерей превратим в бесплатных общественных секс –рабынь, т.е. шлюх. Вашим мясом, ватники, мы будем кормить животных в зоопарках. А на ваших развалинах России мы построим Европейскую Украину для чистых славян, украинцев! Честные суды, власть и законы! А Россия и россияне уйдут в небытие, ибо вы дефектная раса, которая итак спивается. Слава Украине !Героям слава! Слава нации! Смерть врагам!

…После того, как Лиля утром прочла это послание к сепаратистам на ФБ, она ничего уже не могла делать, а просто легла на диван и с головой укрылась пледом. Это уже вошло в привычку: вот так лечь и укрыться. Сделать норку, уютное пространство, теплое местечко, пахнувшее детством и защищенностью. Плед должен был ее отгородить от окружающего пространства. От мира, ставшего вдруг враждебным. Места в нем для Лили уже не было. Хорошо было бы уснуть. И не проснуться. Об этом Лиля давно уже мечтала. Чтоб так тихо, без боли и страданий уйти. Или переместиться в горние выси- в чем ее уверяла подруга Наташка, как сумасшедшая ударившаяся во всевозможные эзотерические практики и медитации. Она и Лилю пыталась привлечь, но Лиля упиралась. Она лежала в темноте под пледом и пыталась хоть о чем-то думать. Но думать не получалось.

…С некоторых пор внутри Лили поселился страх. Он был всеобъемлющ. Внутри что-то тоненько и беспомощно дрожало и приходилось с утра, чтоб не расплакаться, пить гидазепам…Ночью же она просыпалась , от того, что ей слышался звонок в дверь. Они всегда приходили ночью или под утро. Но пока что звонки происходили только в ее воображении. Она была ватница, так теперь называли пророссийски настроенную часть населения , бывшая журналистка, очень активно выступавшая на фейсбуке против нациков. И этого было более чем достаточно. Тем более с некоторых пор в городе и в стране стали бесследно исчезать люди…

…Они позвонили таки в дверь в семь утра и Лиля, много дней уже спавшая одетой, сразу же поняла, что за ней пришли. О том, как перерывали квартиру она даже не хотела вспоминать. Любимые книги валялись раскрытые по всему полу. Рядом- обесчещенные фотографии, вытряхнутые из семейных альбомов, по которым ходили люди с неопределенными лицами. Бабушки, дедушки, мамочка смотрели на все это с испугом и непониманием…Даже среди всего этого ужаса ей стало смешно, когда они вытащили откуда-то из ее кофточек- сиренево-розово-голубой нежной кучки какой-то странный предмет.

-Вот, гранату дамочка хранила. Зачем вам граната?

Лиля фыркнула и расхохоталась.

-Если б вы не сказали, я б и не знала что это такое!

Тем не менее, от глупости ситуации, она пришла в себя и у нее перестали трястись руки и что-то там в душе перестало трястись.

- Вы признаете, что это ваш предмет.

-Ни в коем случае. Я даже не знаю, как за него браться и требую проведения экспертизы. Вы ее просто подбросили, негодяи..

..Тем не менее , ее увезли на страшной черной машине, которые с некоторых пор стали ездить по городу в сумерках.

Везли ее долго, по дороге собирая все новых и новых пассажиров. И вот уже не протолкнуться, и люди на полу сидят. Кто-то плачет, кто-то ругается. Кто-то колотит

кулаком в стенку , требуя открыть. Старичку профессорского вида плохо, он сидит на полу, прижавшись к стенке и держится рукой за сердце.

-Доктора!- орет Лиля и тоже тарабанит водителю. Ей кажется, что она спит и сейчас проснется. Она даже щиплет себя за руку.

И вот машина останавливается. Дверь долго открывают. Наконец- настежь.

-Выходите!

…Сразу брызнул яркий свет. Солнце и голубое небо с кучерявыми облачками. Лиля спрыгнула из машины и зажмурилась от неожиданности. Милый городок, разноцветные невысокие домишки с красными черепичными крышами. Она так мечтала побывать в таком. Что-то произошло сзади и машина почти беззвучно исчезла в стене. Ах, да – стена- она была метра четыре. Но разрисована какими-то смешными веселыми красками и казалась совсем нестрашной. А перед стеной- вот сразу же расстилался городок. И манил. Надо было просто войти в него. И они пошли- человек шестьдесят измученных бессонной ночью и пережитым ужасом людей. Только старичка профессора нигде не было видно- Лиля напрасно искала его

глазами.

…Чем дальше от Стены, тем лучше настроение. Улочки, умытые булыжные мостовые. Открытые двери маленьких кафе. Хозяева, стоявшие в дверях в белых фартуках. Кто-то уже выяснил ,-какой-то шустрый молодой человек, державший за руку девушку с длинными светлыми волосами , что как ни странно, все бесплатно.

«Бесплатный сыр…,»-подумала Лиля, но мысль эта тотчас же улетучилась. Страстно хотелось кофе. Она пошла на призыв улыбающегося, в белом фартуке симпатичного джентльмена лет шестидесяти. Хорошо подстриженный ежик, очки в дорогой оправе. Похож на интеллектуала. Нравились ей такие мужчины. С печатью мысли на лице.

Он уступил ей дорогу.

-Кофе?Чай?

-Здравствуйте.(Говорить «Доброе утро» язык не поворачивался). У вас , в самом деле, бесплатно?

-Абсолютно. Вы- гости города. Чего желаете?

Странно все это, -проронила Лиля.- Капуччино , пожалуйста.

-Завтрак? Круассоны? Пирожные?

Ну, конечно же, потекли слюнки.

-А с чем круассоны?

-С шоколадом, яблочным джемом…Вот- пятнадцать видов,- он услужливо раскрыл страничку меню. На столике рядом лежал темно-синий томик Гете -увидела Лиля.

-О, Фауст,- потянулась она к нему.- Ну, по рукам, когда воскликну я :Мгновенье, прекрасно ты, продлись, постой..

-Тогда готовь мне цепь плененья,- подхватил джентльмен,- земля, разверзнись подо мной. Любите Гете?

-Сказать, что люблю- неправильно . Но то, что восхищает- как мыслитель и философ-это точно. А за что бы вы могли продать душу? -вдруг вырвался у нее вопрос.

-Не знаю,- озадаченно протянул собеседник. Никогда не думал над этим.

-За вечную жизнь?

-Нет, это скучно…

-Да. Это скучно. Но я бы, пожалуй…,-она подбирала слова,- за то, чтоб все были счастливы. Все люди…Помните у Стругацких? Счастье всем, даром. И пусть никто не уйдет обиженным… Я за это бы продала.- она посмотрела в его глаза. Что-то в них ее настораживало.

-Не все люди достойны.

-Все абсолютно. Никогда не знаем, в какой семье родится гений. В семье портного или профессора. Это такая загадка природы… Я недавно это поняла.

….Лиля жадно выпила первую чашку кофе…Теперь медленно смаковала вторую.

-Пожалуйста, расскажите мне, что это за городок. Я же понимаю, что все не так просто…

-Городок как городок…Погуляйте по окрестностям…Подышите …Весной пахнет..

-Не думаю, что все так просто. Это умиротворение наводит меня на разные мысли. Думаю, вы в курсе всего…И вовсе вы не похожи на банального владельца кафе..У вас глаза очень умные…Впрочем, жесткие,- добавила она, еще раз заглянув в самую их глубину и содрогнувшись отчего-то…

Она еще хотела спросить его о самом главном, но не спросила…

Она вышла на улочку всю украшенную цветущими в горшках петуниями. И это было прелестно. По улице ходили люди. Присмотревшись и прислушавшись, Лиля поняла, что все они нездешние…Почти у всех были растерянные лица. В прошлой жизни Лиля была журналистом. И здесь она не могла праздно бродить, ей хотелось докопаться. А для этого нужно было попытаться поговорить с людьми.

Неожиданно открылось пространство между домиками. В пространстве помещался небольшой парк. Как-то так чувствовалось, что он небольшой. Лиля это не могла объяснить словами. Она вступила в него и тотчас же сбоку увидела эту вишню. Вишня стояла, как белое облако. Она парила в пространстве и казалась невесомой. Еще чуть-чуть и улетит ввысь…Еще она была похожа на раскошную вазу с белыми цветами, стоящую посреди стола -как подарок. Лиля вспомнила свой стол и свою вазу и ей захотелось заплакать. За утешением она обратилась к вишне. Ей нужно было поговорить с ней. Ведь не зря же она попалась у нее на пути в этом странном городе…

Вначале Лиля обратилась к вишне, как к доброму , многовидевшему человеку:

- Здравствуй, милая, прекрасная , добрая вишня! Как я рада, что ты мне встретилась на пути. Никого у меня нет в этом городе…И я не знаю, что ждет меня…И нас всех…Хотя здесь так красиво и покойно…И вот ты мне попалась…Сколько ты видела и чего, стоя здесь, а вишня? Больше плохого или больше хорошего? Почему-то я уверена, что больше плохого? Может , ты мне скажешь, отчего Зло почти всегда побеждает? Ты ведь много знаешь? Отчего Добра и Зла почти поровну, но победа чаще всего достается Тьме???Вот я не знаю. И никто не знает, зачем мы здесь. Нет, я догадываюсь. Сердце подсказывает мне, что все это: и весь городок, и черепичные крыши, и кофейня и официант, читавший мне Гете- обманка. Может, хотя бы ты-настоящая? Не может такая красивая вишня быть ненастоящей?

Слезы заливали ее лицо. Она нежно, боясь повредить прикасалась к хрупким соцветиям и пыталась осторожно вдохнуть запах. Вишня пахла по-настоящему- невесомейшим и нежнейшим, и сладким чем-то, чем никогда не будут пахнуть французские духи …Потом Лиля прикоснулась к корявому заскорузлому стволу и почувствовала тепло, идущее от дерева. Странным образом, оказавшись в этом странном мире и странном городе, в странных обстоятельствах, саженец или выплюнутая кем-то вишневая косточка, через много лет превратилась в живую жизнь, переполненную цветами и соками.» Отчего я так мало думала об этом раньше,–спросила себя Лиля. –Отчего без восторга и понимания, что это все это живое, и травинка, и муравей, и облака, и бабочка, и планета, кружащаяся в черном космосе, и я, Лиля, и вон тот старичок, сидящий на скамеечке, что все это удивительно, неповторимо, единственно и можно только непрестанно изумляться. Ах, бабочка. Откуда ты летишь и куда? И сколько часов жизни тебе осталось? Ах, старик, помнишь ли ты всю свою жизнь- трудную и прекрасную, на самом деле? Ах, я , Лиля,- вот тут стою и пытаюсь что-то понять…Скорее всего, напоследок…»

И она подошла к Старику на скамеечке. Он сидел и чертил палкой что-то на земле перед собой. Какие-то фантастические узоры. Круги. Зигзаги. Человечков.

-Здравствуйте! Можно я посижу с вами,- робко обратилась Лиля.

-Садитесь,- равнодушно сказал старик.

Лиля села но ей хотелось разговаривать. Она уже два дня ни с кем не разговаривала. А после ночи, обыска, перевернутой квартиры, разбросанных книг и документов(кстати, она так и не нашла паспорт), страшной черной машины, умирающего профессора и официанта, цитирующего Фауста, ей хотелось услышать простое человеческое слово.

-Можно я вас спрошу. Пожалуйста, -умоляюще прижала она руки,- Если вы понимаете, объясните где мы и что с нами?

Старик молчал. Он не сразу ответил. А потом, подняв на Лилю странно живые черные блестящие глаза и пристально и пронзительно посмотрев ей глубоко в глаза, произнес:

- Что вам подсказывает ваше внутреннее чувство. Не голова. А вот здесь- сердце?-

-Оно, оно говорит, что все плохо,- заторопилась Лиля.- Там и страх, отчаяние и безысходность.

-Так и есть. Мы только не знаем когда все это закончится. Потому мой вам совет : не плачьте больше и не разговаривайте с деревом. Впрочем, разговаривайте, но не плачьте. Вы очень мило беседовали с ним…Мне понравилось…А просто ходите. Гуляйте. Смотрите на облака и звезды. Я не знаю, сколько мы здесь пробудем .Сделайте себе подарок. Даже с официантами разговаривайте. Пейте кофе- оно здесь хорошее. Вспоминайте жизнь. Вот я сижу и вспоминаю. И знаете, что я понял: в жизни было больше хорошего и удивительного. Несмотря на горести и потери. По крайней мере, я так вижу, вы склонны к философии. Вот и продолжайте искать и в сегодняшнем дне смысл и своей жизни , и человечества. Я вот тут продолжаю…Сижу и вспоминаю всех хороших людей, которые мне встретились…Слава Богу, их оказалось много…

-Скажите,- почему-то шепотом спросила Лиля,- мы все умрем.

-Разумеется. Не буду вас обманывать и обнадеживать. Но мы всегда ведь умираем. И в той жизни, верно. Главное- с чем подойти…И не бояться…Побойтесь немного…А потом переключитесь. Тут много любопытного. Да и потом- нужно уходить красиво. С чувством достоинства. Мы же- люди…

Лиля молчала. Было страшно. И нестрашно. Она переваривала сказанное.

-Да,- наконец сказала она.- Я давно поняла : если б мы были ангелами…Ну то есть не зависели от материи- от тела, его потребностей, мы бы были совсем другими. Боли б не боялись… Бог ошибся ?- вопросительно глянула она на собеседника.

-Не знаю,- очень задумчиво произнес старик.

-Я пойду, погуляю. А вы будете здесь ?

-Да, я все время сижу здесь. Мне не хочется гулять. Так что вы можете вернуться ко мне в любую минуту. Заблудиться здесь невозможно. Вы скоро поймете.

Лиле захотелось прижаться к нему так, как она делала это с понравившимися ей собеседниками в прошлой жизни. Она легонечко боднула его в плечо головой. А потом осторожно поцеловала в щеку. Хотя ей очень хотелось поцеловать ему руку. Не решилась. Похоже, поцелуй и боданье старику понравились. Возможно, он и мысль о руке прочел.

-Я вернусь,- сказала Лиля. И встала. Но еще долго оглядывалась на старика и скамейку и вишневое дерево.

Она шла вдоль дорожки парка и вдруг увидела большие разноцветные зонты, столики , и людей, праздно сидящих и попивающих пиво , и кофе, и вино…Люди были разные : и молодые, и среднего возраста. Все были одеты небрежно, впрочем, как и она. Она была в старых джинсах, ветровке поверх фуболочки, кроссовках. Ветровку удалось сорвать с вешалки в последнюю секунду. Она до сих пор не могла вспомнить- закрыла ли она дверь. Впрочем, какое это имело значение? Ведь у нее даже паспорта не было, не говоря о мобильном. Человек без паспорта и мобильного- человек разве? И уж тем более без ноутбука..

…Лиля осторожно подошла к крайнему столику, где сидели трое- два парня и девушка и было одно место.

-Ребята, можно к вам? Не помешаю?

-Садитесь,- через силу улыбнулся один из парней. Ей Богу, через силу. Был он мрачен и печален. Впрочем, девушка щебетала о чем-то. Хорошенькая, нежная блондинка. Волосы разметались по плечам…

- Здесь тоже все бесплатно?- уточнила Лиля.

-Да, разумеется, мы же в мышеловке…

-Ну чего ты так, Стасик? А вдруг они нас спасли?

-Поживем-увидим, малыш…

Второй парень- в спортивном костюме хмуро молчал.

-Ребята, что вы обо всем этом думаете?

-Я думаю плохо,- ответил мрачный.

-Зачем нас тогда кормят ? И магазины есть…И гостиницы бесплатно…И горячая вода?- беспечным голоском прощебетала девушка. Интересно, сколько ей лет. Не больше двадцати. И у них безусловно, любовь с этим мрачным.

-Что, и магазины тоже бесплатно?

-Да, замечательный магазинчик французской одежды…Надо пойти и переодеться…А то хожу, как зачуханка…Но Стасик не позволяет…

…Рядом сидели другие люди. Лиля рассматривала их и прислушивалась краем уха.

-Сходите со мной в магазинчик? Я там такое платьице присмотрела?

-Обязательно.

-_А то мальчики не хотят…

-А сколько здесь людей?

-Человек двести-триста…На глаз…

-А городок большой? Что там дальше?

-Мне это тоже интересно. Хотим с Серым пойти глянуть…

-Можно я тоже?

-ОК..

-Но сначала со мной ,– улыбнулась девушка и потянула за рукав.

- Я думаю, это фрагмент из фильма ужасов…-неожиданно сказал Серый.

-Почему?

Ну есть интрига. Нас привезли в страшных машинах- а тут такое благолепие. И кофею- скоко хочешь. И пирожных. Это чтоб мы расслабились. А потом ка-ак вылезут ночью вампиры, к примеру. Ну, когда мы будем спать…

-Сереж, прекрати. Я буду думать только о хорошем…

-Сколько вы здесь?

-Столько же, сколько и вы. Нас всех привезли утром…

Подбежал стройный молодой официант с пронзительными глазами. Был он симпатичный. Только шрам через всю щеку портил впечатление. Лиля попросила кофе и что-нибудь перекусить.

-Есть пицца

-Давайте

За соседним столиком сидела пожилая пара. Мужчина пил пиво, женщина ела пирожное и запивала чаем из белой чашки. …

-Интересно где мы вообще находимся? Может, в другом измерении? Хотя чувствуется какая-то неосновательность, что ли? Временность ,- у вас нет такого ощущения?

-Есть,- подтвердил мрачный парень. Был он красивый , с красивыми руками, широкоплечий. В футболке с надписью «Россия».

Лиля посмотрела на другой столик. Абсолютно умиротворяющая картинка. Семья за завтраком. Молодые родители и двое девочек лет пяти и шести. Девочки в чудных платьицах.

-Из французского магазинчика,- подтвердила блондиночка.- Они ж вначале в пижамках были.

-Что , и детей в машинах?

-Да, -кивнул Стасик,- и детей. Так что картинка не такая уж и милая…Если вглубь заглянуть…

Между тем, разговор за столиками становится все громче… Видимо, пиво и вино начинали действовать.

-Я хочу немного мартини,- подозвала Лиля официанта .-Белого со льдом.

И вот запотевший мартини принесен и Лиля с удовольствие тянет его через трубочку. Попивает мартини и заедает его превосходной пиццей. Вкусно.

-Вот люблю мартини, может, напиться?

Она смотрит на мир сквозь мартини и он уже не кажется ей опасным…

..Все столики заняты. Люди мирно беседуют, детишки бегают по траве вокруг столиков…Если б не ночь и черные машины- все было бы прекрасно. А так что-то там грызет изнутри…Слишком много вопросов, на которые нет ответа…

-Если вы готовы, идемте искать ответы,- Стасик поднялся.

-Спасибо , вам,- как-то не очень уверенно сказала Лиля официанту..

Стасик тут же взял девочку за руку и они двинулись по тропинке через парк…

…Они прошли милые городские улочки, им по дороге встречалось много открытых настежь кафешек , отельчиков, маленьких парков, магазинов одежды, детских площадочек с качелями и песочницами. В них сидели карапузы в ярких комбинезончиках…Удивляло полное отсутствие легковых машин и какого бы то не было городского транспорта. Еще удивляло отсутствие собак и кошек. И , кстати, кроме барменов и официантов в городе не было никаких других людей. Не было жителей. Все, кто ходил сейчас по улицам были привезены этой ночью,- все это Лиля выяснила по дороге, беспрестанно расспрашивая людей,- как она это умела. С журналисткой настойчивостью.

….Но вот и окраина. А дальше- поля и лески, казавшиеся бескрайними. И горы- далеко на горизонте. Они сделали небольшой привал. Напились воды из маленького ручейка…Даже повалялись немного на сочной зеленой траве. Были-были , крошечные провалы в забвение, когда ничто не мешало просто рассматривать травинку и ползущего по ней муравья…

Через пару часов Лиля и Ксюша выбились из сил и сдались.

-Все, дальше не иду,- взмолилась Ксюшка.- Можно мы вас здесь подождем …

Они опять залегли в траву…Разговаривать не хотелось совсем. Лиля даже уснула и что-то ей такое приснилось, отчего она со стоном проснулась…

…Наконец, вернулись ребята. Лица у них были странные. Перевернутые .. Словно бы они заглянули туда, куда не следовало заглядывать…

-Все отлично. Возвращаемся в гостиницу. Будем отдыхать…

Всю дорогу они молчали…Ксюша пыталась робко расшевелить всех. Но тщетно.

Лиля пошла в гостиницу вслед за ребятами. Ей дали ключ от номера. Номер был миленький , с мягкой двуспальной кроватью, с копией «Подсолнухов» на белой стене. В дверь тихонько постучали. Это был Стасик.

-Лиля. Я не хотел говорить при Ксюше. Маленькая она еще. Вы- взрослая. Там ничего нет. Там стена с нарисованными на ней горами. Очень высокая стена с очень хорошо нарисованными горами. Мы взаперти…

…Лиля прилегла на кровать. Сильно билось сердце. Нет , лежать было невозможно. Она вышла на улицу. Начинался вечер. Лиля бесцельно и одиноко побрела по хорошенькой, но теперь такой ненастоящей улочке с петуниями на подоконниках. Даже петунии не радовали. Даже французский магазинчик, полный женщин, примеряющих на себя цветные платья и брючки- это было видно сквозь большие витрины- ничуть не радовал. Даже люди, сидевшие в уже освещенных милым светом лампами , кафе…

-Бред…Сюр….Обманка…Но зачем,- бормотала Лиля.

И вдруг увидела Ленечку. Он сидел прямо у окна кафе и не видя ее, помешивал ложечкой кофе. Сидел он в своем домашнем милом спортивном костюмчике, который она так любила и в шлепанцах на босу ногу. Ленечка!!!

Лиля вбежала в кафе. Он тут же увидел ее и привстал-

-Лиличка!!! Иди ко мне!- протянул обе руки.

Конечно, она подбежала и прижалась. Конечно, она забыла обо всем на свете. О том, что уже пару месяцев вообще не видела его, а только изредка перебрасывалась короткими фразами в скайпе…И все время он просил пойти с ним в их любимую вареничную(где и форшмак, и вареники разных видов, и ее мартини), а она все отказывалась и отказывалась. Дура стоеросовая. А здесь- среди мрака и страха- вдруг такой подарок от Бога!!!

Она начала плакать прямо в его плечо.

-Ну ,ну не плачь. Вот мы и встретились.

Он подвел ее к стулу и усадил. Боже, она уже и забыла, что галантность у него в крови. Как красиво он открывал дверь и пропускал вперед, вообще, как красиво он ухаживал: приносил розу- одну, но раскошную, покупал билеты на Жванецкого и хор Турецкого, или на Мариинский балет…Была в нем предупредительность по отношению к женщине, какая бывает только у очень воспитанных мужчин. Предупредительность и благородство. И еще- он никогда не прекращал телефонный разговор первый, -всегда ждал когда она положит трубку…

-Ленечка,- она провела рукой по его щеке. Щека была чуть шершавая.

-Да, не брился сегодня,- виновато сказал он.

-Как я рада!!!Как я рада!!! Милый мой старикашечка!!!!

-И я…Сижу тут один…

Лиля одной рукой помешивала пеночку на капуччино, другая лежала на Ленечкиной руке. Так уютно и хорошо лежала. Словно бы навеки тут устроилась. И такая славная тихая минута вдруг наступила и такая благодать снизошла, и время вдруг замедлилось и секунды удлинились. И чувствовалось, что Вечность, как большая река медленно струится сквозь них…

-Как ты думаешь, что с нами будет? -почему-то шепотом и оглядываясь, спросила она его.

-Я думаю, Лиличка, что ничего хорошего не будет…Но я все равно счастлив, что увидел тебя напоследок…

-Вот видишь…А мы с тобой весь последний год все спорили и спорили о политике…И ты говорил :подожди, скоро все наладится, а я говорила- ничего не наладится, скоро они нас всех убьют..

-Не будем о политике…Кто ж знал, что это фашизм?

-Ты прав…Мы не знаем, сколько времени нам осталось…Все, допиваем мартини и идем гулять …

Они вышли в ночной, но нарядно освещенный город. Народу на улицах было мало. Только влюбленные молодые парочки, крепко взявшиеся за руки, попадались им изредка.

…Они тоже взялись за руки и пошли бродить…Это были несколько замечательных часов жизни. Потому что они то и дело останавливались и начинали целоваться. А целоваться с Ленечкой всегда было огромное удовольствие. Он умел целоваться так, что дух захватывало.

-Ну все,- сказала очень решительная Лиля,- идем в гостиницу.- Может, эта ночь- последняя в нашей жизни…

Они не стали искать Лилину гостиницу, а вошли в первую попавшуюся.

-Номер, пожалуйста,- попросил Леня хриплым голосом.

Темная комната, свет от уличных фонарей, настежь раскрытые окна, запах петуний. Страстное и отчаянно - быстрое проникновение друг в друга. Их тела помнили все…Она обожала чувствовать его руки …И беспрестанные поиски губ…

В какой-то миг, ей показалось, что за ними наблюдают. Холодно, цинично, насмешливо.

-А пошли вы на х..й,- громко сказала она в темноту

-С кем это ты…–

-Да так, показалось…Милый, милый, милый…Ну почему ты так и не женился на мне? Никогда тебе этого не прощу…Не прощу. Вот,- а сама продолжала прижиматься к нему и обнимать.

И он –тоже. Так, переплетясь руками и ногами, они на какое-то время уснули.

…Потом Лиля проснулась и тихонечко освободилась от Ленечкиных объятий. Подошла к окну. Городок спал. Нигде не было ни звука. Ночь была прекрасна и полна любви. В небе мерцали звезды…

…Их разбудил грубый стук в дверь.

-Всем вставать. Быстро. Быстро.

Дверь распахнулась. Кажется, они ее запирали вчера. Странно.

-Не спать. Вставать.- темная мужская фигура стояла на пороге. Внезапно сам собой включился свет. Лиля натянула на себя простыню. –Вставать!!!! -в очередной раз пролаял мужчина и пошел стучать в следующую дверь. Ленечка не хотел просыпаться.

-Просыпайся, миленький. За нами пришли…

Лиля быстро натянула джинсы и футболочку. Ленечка уже проснулся и смотрел на нее странными глазами.

-Сегодня нас убьют, Лиличка.

-Я знаю. Вставай, миленький.

Она с горечью и обожанием смотрела, как он натягивает одежду…

Они вышли из отельчика крепко держась за руки. Два немолодых человека. Мужчина и женщина. Женщина и мужчина. Скрепленные намертво любовью. Эфемерным , вобщем-то , чувством…

На улице уже стояла черная машина.

…Наконец , собрав всю свою печальную дань, и долго везя ее куда-то в темноте и тесноте чрева черной машины( детей, пожилых мужчин и женщин, стариков, молодых крепких парней и невыспавшихся красивых девушек), машина остановилась.

…Двери , как и в первый раз, распахнулись и брызнул очень яркий свет.

…Это была большая площадь, залитая каким-то неестественно ярким солнечным светом. Лиля подняла голову кверху и ей показалось, что и небо и солнце ненастоящие. Почему-то люди –человек двести-триста- не бродили по площади, а сжались в маленькую темную толпу, наполненную густым страхом…

И тут раздался Голос. Это был очень громкий и властный голос. И чем дольше он произносил странные слова, тем больше Лиле казалось, что говорит тот официант из кафе, так любивший Гете.

-Всем немедленно раздеться донага. Повторяю: Всем немедленно раздеться. Снять с себя всю верхнюю одежду и нижнее белье.

Лица растерянно смотрели вверх, откуда раздавался Голос. Лица стали похожи на странные неподвижные маски. На которых застыло изумление.

-Повторяю в последний раз. На счет «десять» все должны быть раздеты. Одежду сложите аккуратно рядом

-Раз,- женщины несмело начали снимать куртки и расстегивать кофточки. Старик, который сидел в парке, положил палочку под ноги и снял туфли. Ленечка продолжал стоять, растерянно глядя вверх. Лиличка погладила его по плечу и стала снимать с него, как с ребенка малого, блайзер. Потом сняла маечку.

-Не бойся, я с тобой,- шептала она.

Молодые матери рядом растерянно снимали с детишек комбинезончики и курточки.

-Ему же будет холодно, -в отчаянии рыдала женщина…

Лиля сбросила куртку и ,закусив губы, сняла футболку. Лифчик она не успела одеть.

Так же решительно и отчаянно она стала снимать джинсы..

-Два,- люди стали раздеваться быстрее. Но все равно, двигались, как во сне. Или это Лиле казалось…

-Пять,-

-Шесть-…

-Восемь,- Лиля боялась поднять глаза. Ее окружали полуголые люди…Это было похоже на увиденную когда-то картину Брейгеля, наполненную обнаженными телами…

-Девять,- неожиданно из толпы выскочил почти одетый Стасик, который куда-то тащил полуодетую Ксюшу. За ними бежал Серый. Они подбежали к стене , и поставив Ксюшу, загородили ее собой.

-Десять.

Наступила звенящая пауза. Было слышно, как дышат люди. Лиля не могла смотреть на обнаженную толпу. Это чувство было сильнее и страшнее стыда. Она краем глаза, видела как шевелятся тела. И были они не розовые, а странного серовато-желтого цвета…Неожиданное движение пронеслось в толпе- двухлетний мальчик вырвался из рук и побежал. Мать бросилась за ним. В это самое время на площадь откуда-то ворвалась толпа молодых, в камуфляже, гогочущих парней. Лиля поняла, что это- самое страшное. И ей захотелось умереть. Но сердце не хотело останавливаться. Ленечка обнимал ее ледяными руками.

Они прятали лица друг у друга на груди.

Слышались истеричные крики женщин и мат парней. Лиля не раскрывала глаз. И все-таки, услышав голос Стаса, она взглянула в сторону стены. Стас и Серый крепко держались за руки, и ногами отбивались от наседавших . Внутри хрупкого круга стояла на коленях и закрывала лицо руками Ксюша. Серого отрывали от Стаса. Оторвали и били ногами. Стас обнял Ксюшу и не выпускал ее из объятий. Тогда Лиля увидела визжащую бензопилу . Бензопила вгрызлась в спину Стаса и он упал. Человек пять навалились на Ксению и распластали ее на асфальте. …Бензопила аккуратно отрезала руки и ноги Стаса, а потом парень двинулся с ней к Серому. Лиля потеряла сознание.,,

Когда она пришла в себя , над ней склонился джентльмен из кафе.

-Я приказал, чтоб вас не насиловали. Во-первых, возраст, хоть вы и хороша. Во-вторых, разговор о Гете, в-третьих, мечта- дать счастье всем даром. Хотите продолжим разговор? С вами интересно.

-Спасибо, не хочу,- язык плохо слушался Лилю. -Я уже догадалась, что находится в сером круглом здании. Будьте так великодушны, позвольте нам войти первыми. Я не могу смотреть на этот ужас…

- Я вам позволяю,- милостиво махнул рукой любитель Фауста.

Чтобы дойти до здания, им с Ленечкой нужно было обойти людей, валявшихся как тряпочные куклы на земле, или ползающих, как слепые, или стоявших в ступоре среди всего этого ужаса и этой крови… Она увидела своего Старика, который сидел и смотрел на все с выражением абсолютного недоумения…Красивый старик. С седой бородой , похожий на Бога….Красивый, несмотря на худое , костлявое тело…Слишком много совсем недавно красивых женских и мужских тел лежало вокруг в странных позах…Тела еще шевелились…Лиля подошла к старику, протянула руку, помогла подняться.

    Втроем они вошли в серое здание без окон. Лиля шла посередине , крепко держа за руки Ленечку и Старика, похожего на Бога. Войдя она сразу зажмурила глаза. Но и сквозь зажмуренные веки она увидела ослепительное красное пламя. Которое обожгло ей щеки и вмиг поглотило…

Подписаться




или по почте

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии