Яхве против Баала - хроника переворота (ч.1)


Континенталист, 18.09.2016 08:29   –   cont.ws


 От автора (А.Скляров)

Ключевая идея, ставшая основанием версии, представляемой в этой книге, родилась в кулуарах очередного (уже четвертого по счету) Международного научно-практического семинара «Поиск следов техногенных цивилизаций», который мы проводили в Израиле в апреле 2016 года. В рамках семинара происходит представление и обсуждение различных докладов, посвященных прежде всего текущему состоянию и результатам исследований (силами уже довольно большой команды энтузиастов) следов использования в глубокой древности очень высоко развитых технологий, которыми обладала некая цивилизация, намного превосходившая по уровню своих знаний и возможностей даже нашу современную.

Профессиональные историки и археологи категорически отрицают реальность такой древней цивилизации, а наши далекие предки абсолютно не сомневались в том, что она была на самом деле, и называли представителей этой цивилизации «богами». И это понятно – ведь наши предки (в отличие от нынешних историков) прекрасно осознавали, что созданное «богами» в виде вполне конкретных объектов и сооружений они сами (на своем уровне технологий) воспроизвести или повторить никогда не смогут. Осознают это и участники упомянутого семинара, которым уже давно не нужно доказывать реальность цивилизации богов, поскольку она оставила после себя на нашей планете огромное количество вполне материальных следов (поэтому здесь и далее кавычки у слова «боги» я опускаю). И нас уже гораздо больше интересуют даже не факты, свидетельствующие о ее реальности, а те самые высоко развитые технологии, которыми обладали боги и которые отразились в следах их цивилизации, сохранившихся до наших дней.

Эти следы мы ищем и изучаем более десяти лет, проводя не только съемочно-исследовательские экспедиции и семинары, но и лабораторные исследования образцов со следами цивилизации богов. Результаты этих исследований представлены в многочисленных фильмах, книгах, статьях, лекциях, докладах и фотоотчетах, которые общедоступны. В частности, все материалы можно найти в интернете на сайте «Лаборатории Альтернативной Истории» (http://lah.ru) – в том числе и видеоверсии докладов с упомянутых семинаров. Так что любой желающий легко может убедиться, что речь идет о вполне реальном предмете исследований, а не о каких-то пустых выдумках и голом теоретизировании…

Рис. 1. Участники семинара в Иерусалиме

Так вот, в программу израильского семинара входила в том числе поездка в Хеврон к объекту под названием «пещера Махпела». И эта поездка лично для меня представляла особый интерес, поскольку ранее в ходе экспедиции по Израилю в 2010 году (из-за каких-то очередных праздников, которых в этой стране огромное количество) мы не смогли сюда попасть – доступ к Махпеле был закрыт. На сей же раз мы специально выбрали время для семинара в период между (еврейскими, арабскими, христианскими и прочими) праздниками и в Хеврон все-таки попали, хотя по дороге и пришлось пережить несколько неприятных минут из-за ожидания, пока израильская полиция разберется с арабскими подростками, кидавшими камни в проезжавшие машины (место там, увы, далеко не безопасное).

В Хевроне же хватило даже беглого визуального осмотра, чтобы удостовериться в правильности нашего предварительного вывода (сделанного еще по ранее виденным фотографиям), что стены вокруг места, где находится пещера Махпела, имеют самое прямое отношение к сфере наших поисков и исследований. Эти стены возводил вовсе не Ирод Великий, как утверждают историки, а представители той самой цивилизации богов. Комплекс в Хевроне явно относится к разряду тех же сооружений, к которым относится стена вокруг Храмовой горы в Иерусалиме и комплекс Баальбека в Ливане (см. далее). И созданы все эти сооружения гораздо раньше времени, которым их официально датируют.

Но тогда получается, что библейский Авраам в качестве места для могилы своей жены покупал не просто «голый участок» земли с пещерой Махпела – тут уже стояли стены, и он покупал объект древних богов!.. Что, впрочем, объясняет и ту высокую цену (400 шекелей серебром), которую Авраам отдал за этот участок…

Рис. 2. Комплекс Махпела в Хевроне (Израиль)

Вечером того же дня перед прощальным ужином-банкетом (который также, как и экскурсии к интересным объектам, входит в традиционную программу наших семинаров) ко мне зашел один из организаторов семинара и соратник по экспедициям Алексей Павлов, которому не терпелось поделиться со мной пришедшей ему в голову идеей. Идея заключалась в том, что во всей известной нам истории евреи являются единственным народом, который на протяжении тысячелетий шел не просто к чему-то и куда-то, а стремился занять вполне конкретную географическую территорию. Других таких прецедентов нет – разные народы стремились расширить сферу своего влияния, занять более выгодные позиции или более плодородные земли и так далее и тому подобное, но никто не ставил себе задачей получить именно конкретное место. Место, в которое евреев, между прочим, направил их Бог (здесь и далее с заглавной буквы я буду обозначать конкретного бога – монотеистического Яхве), и где находились древние объекты, построенные цивилизацией богов. Автоматически отсюда вытекала версия, что Яхве был по каким-то причинам заинтересован в том, чтобы избранный им народ завладел конкретными объектами…

Эта идея упала на то, что к этому времени бродило у меня в голове, и мы вдвоем спонтанно разродились буквально фонтаном различных мыслей, которые сразу же стали укладываться в единое русло. События II тысячелетия до нашей эры начали буквально «нанизываться на ниточку» один за другим. Заглянувший к нам Игорь Левашов (еще один соратник и участник целого ряда экспедиций) присоединился к нашему стихийному «мозговому штурму», и буквально за пару десятков минут было сформировано то, что можно назвать «скелетом» данной книги. В дальнейшем потребовалось, конечно же, существенно больше времени, чтобы собрать и проанализировать материал, который позволил бы на этот «скелет» нарастить соответствующее «мясо», но именно тот спонтанный «мозговой штурм» и дал основу того, что изложено далее…

* * *

«…человек, по-моему, вовсе не имеет потребности узнавать. У него есть потребность понять, а для этого знаний не надо. Гипотеза о боге, например, дает ни с чем не сравнимую возможность все понять, ничего не узнавая…»

                                                                                               Аркадий и Борис Стругацкие

                                                                                                              «Пикник на обочине»

Тайна пещеры Махпела

Раз уж были упомянуты три (весьма важных) древних объекта – в Хевроне, Иерусалиме и Баальбеке – то с их описания мы и начнем. При этом я преднамеренно буду опускать целый ряд хоть порой и интересных, но совершенно не имеющих отношения к теме данной книги деталей и событий, связанных с этими объектами (в противном случае мы быстро погрязнем в огромном количестве информационной «шелухи», которая их обычно окружает).

Но прежде заглянем в Ветхий Завет…

«…и умерла Сарра в Кириаф-Арбе, [который на долине,] что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее.

И отошел Авраам от умершей своей, и говорил сынам Хетовым, и сказал: я у вас пришлец и поселенец; дайте мне в собственность место для гроба между вами, чтобы мне умершую мою схоронить от глаз моих.

Сыны Хета отвечали Аврааму и сказали ему: послушай нас, господин наш; ты князь Божий посреди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в погребальном месте, для погребения [на нем] умершей твоей.

Авраам встал и поклонился народу земли той, сынам Хетовым; и говорил им [Авраам] и сказал: если вы согласны, чтобы я похоронил умершую мою, то послушайте меня, попросите за меня Ефрона, сына Цохарова, чтобы он отдал мне пещеру Махпелу, которая у него на конце поля его, чтобы за довольную цену отдал ее мне посреди вас, в собственность для погребения.

Ефрон же сидел посреди сынов Хетовых; и отвечал Ефрон Хеттеянин Аврааму вслух сынов Хета, всех входящих во врата города его, и сказал: нет, господин мой, послушай меня: я даю тебе поле и пещеру, которая на нем, даю тебе, пред очами сынов народа моего дарю тебе ее, похорони умершую твою.

Авраам поклонился пред народом земли той и говорил Ефрону вслух [всего] народа земли той и сказал: если послушаешь, я даю тебе за поле серебро; возьми у меня, и я похороню там умершую мою.

Ефрон отвечал Аврааму и сказал ему: господин мой! послушай меня: земля стоит четыреста сиклей серебра; для меня и для тебя что это? похорони умершую твою.

Авраам выслушал Ефрона; и отвесил Авраам Ефрону серебра, сколько он объявил вслух сынов Хетовых, четыреста сиклей серебра, какое ходит у купцов. И стало поле Ефроново, которое при Махпеле, против Мамре, поле и пещера, которая на нем, и все деревья, которые на поле, во всех пределах его вокруг, владением Авраамовым пред очами сынов Хета, всех входящих во врата города его. После сего Авраам похоронил Сарру, жену свою, в пещере поля в Махпеле, против Мамре, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. Так достались Аврааму от сынов Хетовых поле и пещера, которая на нем, в собственность для погребения» (Бытие, глава 23).

Рис. 3. Погребение Сарры (Гюстав Доре)

Пещера Махпела – часто называемая также Пещерой Патриархов – располагается в древней части Хеврона (примерно в трех десятках километрах от Иерусалима). В иудаизме пещера Махпела считается вторым по святости местом (после Храмовой горы в Иерусалиме). Место почитается также христианами и мусульманами.

Согласно текстам Ветхого Завета, в пещере похоронены библейские патриархи Авраам, Исаак и Иаков, а также их жены Сарра, Ревекка и Лия. Иосиф Флавий и некоторые апокрифические источники утверждают, что здесь же похоронены сыновья Иакова – родоначальники израильских колен, а мусульмане считают, что возле Махпелы находится и могила Иосифа. Согласно же иудейской традиции, в пещере также покоятся тела Адама и Евы.

Название «Махпела» происходит от ивритского корня, который переводится как «быть двойным, парным» и интерпретируется в раввинистической литературе как указывающее на двойную пещеру или относящееся к парам, которые там похоронены.

Над собственно Махпелой возвышается древнее монументальное строение со стенами высотой до 12 метров с кладкой из тщательно обработанных блоков известняка длиной до 7,5 метров и толщиной до полутора метров. Согласно талмудическим источникам и мусульманской традиции, гробницы Авраама и Сарры расположены в центре строения, Иакова и Лии – в северо-западной части (вероятно, у первоначального входа), Исаака и Ревекки – в юго-восточной части. По практически единодушному мнению различных исследователей, изначально строение было без крыши. А в византийскую эпоху южная оконечность здания с гробницами Исаака и Ревекки была превращена в церковь, ставшую впоследствии мечетью. В полу мечети имеются два отверстия, ведущие в пещеру, одно – закрыто каменными плитами, другое – открыто. В это отверстие, по мусульманскому обычаю, опускается неугасимая лампада, свет которой символизирует свет, исходящий из Рая.

Данный обычай имеет непосредственную связь с тем, что, согласно иудейским источникам, в пещере Махпела находятся также могилы Адама и Евы. Так книга «Зоар» сообщает о том, как Адам после изгнания из Эдемского сада однажды проходил мимо этого места и узнал в свете, исходящем из пещеры, свет Рая. Он понял, что здесь находится туннель, соединяющий наш земной мир и «мир Горний», туннель, по которому молитвы поднимаются к Богу, а души попадают в Вечность после смерти тела. Поэтому Адам завещал похоронить себя только в этой пещере…

Рис. 4. Кенотаф над могилой Авраама

Сама пещера до сих пор практически не исследована и окружена ореолом тайны. Мало кому в современной истории удавалось в нее спуститься.

В 1967 году в ходе Шестидневной войны, израильская армия почти без боя взяла Хеврон. Тогдашний министр обороны Израиля Моше Даян был большим любителем истории и археологии, и естественно, что его, как и многих, занимала тайна пещеры Махпела. Оказавшись в сооружении над пещерой, Даян осмотрел стоявшие здесь огромные каменные тумбы, символизирующие места, под которыми якобы похоронены еврейские праотцы и праматери, и возле «могилы Исаака» обнаружил легко поднимающуюся плиту. Под этой плитой которой оказалась дыра, ведущая вниз – непосредственно в пещеру. Однако дыра была очень маленькой для взрослого человека – она имела размер всего 28 сантиметров.

Тогда Моше Даян уговорил дочь одного из офицеров, двенадцатилетнюю Михаль, отличавшуюся необычайной худобой и ловкостью, спуститься на веревке вниз. Строго говоря, это было абсолютно безответственное решение, так как никто не знал, какие опасности поджидают там девочку. Но уж слишком притягательна тайна подобных мест…

Позднее в своей книге «Жить с Библией» Моше Даян так описывал это авантюрное мероприятие:

«Первой спустилась по нему Михаль, дочь одного из наших офицеров, тоненькая двенадцатилетняя девочка, отважная и сметливая, не побоявшаяся не только духов и бесов, существование которых не доказано, но и змей и скорпионов, которые являются вполне реальной опасностью…

Спустившись в пещеру с фонарем и фотоаппаратом она сделала фотоснимки и карандашные наброски увиденного. Выяснилось, что в подземелье имеются надгробия, арабские надписи Х века, ниши и ступеньки, которые ведут наверх, хотя вход заделан. Более того – на фотоснимках не было видно следов двери».

Рис. 5. Михаль спускается в пещеру Махпела

То, что увидела девочка, никак не походило на обычную естественную пещеру. Сама Михаль позднее так описывала свои впечатления:

«В среду 9 октября 1968 года, мама спросила меня, не соглашусь ли я спуститься в подземелье под Меарат ха-Махпела.

…Машина тронулась и вскоре мы были в Хевроне…

Я вышла из машины, и мы пошли в мечеть. Я увидела проем, через который должна была спуститься. Его измерили, его диаметр равнялся 28 сантиметров. Меня перевязали веревками, дали фонарь и спички (чтобы определить состав воздуха внизу) и начали спускать.

Приземлилась я на кучу бумаг и бумажных денег. Я оказалась в квадратной комнате. Напротив меня были три надгробия – среднее более высокое и более разукрашенное, чем два других. В стене напротив был небольшой квадратный проем. Наверху немного отпустили веревку, я пролезла через этот проем и очутилась в низком, узком коридоре, стены которого были высечены в скале. Коридор имел форму прямоугольной коробки. В конце его была лестница, и ее ступеньки упирались в заделанную стенку…

Я измерила шагами узкий коридор – он равнялся 34 шагам. При спуске я насчитала 16 ступенек, а при подъеме только пятнадцать. Я поднималась и опускалась пять раз, но результат оставался тем же. Каждая ступенька была высотой 25 сантиметров. Я взошла по ступенькам в шестой раз и постучала в потолок. Раздался ответный стук. Вернулась назад.

Мне дали фотоаппарат, и я спустилась снова и сфотографировала квадратное помещение, надгробия, коридор и лестницу. Снова поднялась, взяла карандаш и бумагу и снова спустилась и сделала наброски. Измерила комнату шагами – шесть на пять. Ширина каждого надгробия равнялась одному шагу и расстояние между надгробиями тоже одному шагу. Ширина коридора равнялась одному шагу, а его высота – примерно одному метру.

Меня вытащили. При подъеме я обронила фонарь. Пришлось снова спускаться и подниматься…»

Заметим, попутно, что на сделанном Михаль снимке лестницы, расположенной в конце коридора, можно увидеть не только ступеньки, но и кладку стен коридора, собранных из больших притертых друг к другу каменных блоков. Характерный элемент древних мегалитических сооружений.

И еще одно попутное замечание. Параметры коридора (если ориентироваться на показания и фотографии Михаль) очень близки к параметрам так называемых «проходов» больших египетских пирамид. Эти «проходы» довольно узкие и низкие, а потому неудобны для перемещения по ним людей и более похожи не на реальные проходы, а на некие волноводы в огромной технологической установке…

Рис. 6. Замурованная лестница в конце коридора (пещера Махпела)

Вскоре после спуска Михаль в пещеру контроль над Махпелой был передан в руки ВАКФа (мусульманского религиозного управления имуществом и недвижимостью), который строжайшим образом запретил любые попытки проведения в ней археологических работ. Однако информация о том, что в мечети есть лаз, ведущий в сердце Махпелы, не давала покоя еврейской молодежи, жаждущей прикоснуться к тайне священной пещеры. И в 1981 году состоялась следующая успешная попытка проникновения в пещеру Махпела.

К этому времени был установлен определенный порядок посещения святых мест евреями и арабами, и внутренняя огромная территория сооружения над пещерой была разделена на еврейскую и арабскую части. Было также определено, что только десять дней в году, на религиозные праздники, евреи могут молиться на всей территории, а арабам в эти дни доступ внутрь помещения был запрещен (аналогично было установлено и для арабов, для которых были определены свои десять дней).

И вот осенью 1981 года, в канун еврейского Нового года, когда у евреев принято ночь напролет читать «Слихот» (молитвы о прощении), в числе многочисленных паломников в Хеврон прибыла группа молодых евреев-ашкенази, среди которых были профессиональные археологи, вооруженные припрятанными топорами и ломами – предметами, весьма далекими от религиозных ритуальных атрибутов.

Служба продолжалась всю ночь, и времени у молодых авантюристов было предостаточно. Пока в залах над пещерой читали молитвы многочисленные ничего не подозревавшие паломники, одна группа из прибывшей молодежи нарочито громко распевала псалмы (чтобы заглушить шум от крамольных работ второй группы), а другая – с помощью ломов и фомок подняла небольшую (примерно 40х40 сантиметров) мраморную плиту и спустилась по ступенькам лестницы в коридор, который ранее осматривала Михаль. Молодые люди прошли по коридору в «ламповую комнату» (куда регулярно спускаются горящие лампадки – см. ранее) и приподняли каменные плиты надгробий, под которыми ничего не оказалось. Разочарованию авантюристов не было предела…

Но тут они почувствовали, что из под каменного пола тянет ветерком. Вскрыв его ломом, они увидели новый лаз, уходящий вниз. Это и был вход в подлинную пещеру Махпела, которая действительно оказалась двойной.

Рис. 7. Схема подземной части Махпелы

Один из участников той ночной экспедиции Ноам Арнон позднее рассказывал:

«Никогда не забуду, как мы стали ползти по этому лазу все ниже и ниже, и наконец оказались в пещере, которая и в самом деле была из двух залов – это ясно просматривалось в свете фонарика. Идти там было нельзя – пещера была засыпана землей. Я пополз дальше и вдруг обнаружил, что ползу по человеческим костям. До сих пор, когда вспоминаю об этом, меня пробирает озноб. Одновременно я заметил лежавшие вокруг осколки керамики… Наверное, можно было попытаться раскопать завалившую пещеру груду земли, и тогда мы сделали бы удивительные открытия. Но мы решили, что с нас достаточно, и стали возвращаться назад, прихватив с собой несколько черепков. Как было потом установлено, керамика, останки которой мы собрали, была сделана порядка трех тысяч лет назад, в эпоху Первого Иерусалимского Храма…»

Как и следовало ожидать, на следующий день грянул жуткий скандал. Представители ВАКФа были вне себя от ярости и требовали не только наказать молодых евреев, осквернивших, по их мнению, святое место, но и вообще запретить евреям молиться в Махпеле. В скандал вмешался генерал Биньямин Бен-Элиэзер, которому подчинялась Хевронская комендатура. Объявив официальное расследование происшедшего, он в течение нескольких дней не заделывал прорытый юными авантюристами проход. Не исключено, что в эти дни в Махпеле велись какие-то археологические работы и осмотр пещеры, но их результаты в итоге были засекречены израильской армией. Спустя несколько дней пол возле надгробия Иссака был накрепко забетонирован…

Строго говоря, это авантюрное приключение еврейской молодежи дало мало чего нового. Оно лишь подтвердило, что под наземным сооружением Махпелы есть не только искусственный коридор с лестницей и тупиковой комнатой, но и естественная пещера; что ранее доступ в пещеру был открыт и что евреи хоронили останки своих умерших в этой священной для них пещере. В итоге удалось только подтвердить итак очевидное – что за легендами и преданиями стоит некая реальная основа. Тайна же пещеры Махпела так и осталась тайной.

Рис. 8. Керамика возрастом 3 тысячи лет из пещеры Махпела

Любая тайна неизбежно обрастает мифами. Не избежала этой участи и пещера Махпела.

Так, например, есть легенда о посещении Махпелы в 1643 году султаном Оттоманской империи. Согласно этой легенде, при осмотре мечети султан случайно уронил свою саблю в отверстие в полу, через которое она попала в погребальный грот патриархов. По приказу султана за саблей были спущены на веревках несколько слуг, но всех их извлекали из пещеры мертвыми. Местные жители-мусульмане даже под страхом смертной казни отказывались спускаться в грот. Тогда один из советников султана подсказал ему отправить за саблей еврея. Решить проблему вызвался Авраам Азулай – известный каббалист марокканского происхождения, который в этой время жил в Хевроне.

Азулай спустился в пещеру, где он якобы встретил Адама с Евой, Авраама с Саррой и других праотцев, которые объявили ему, что он должен покинуть земной мир. Однако, чтобы гнев султана не спровоцировал преследование евреев Хеврона, Аврааму Азалаю было позволено стать первым в истории человеком, вернувшимся живым из пещеры праотцев. Авраам Азулай вернул саблю султану, после чего собрал евреев и объявил им, что должен покинуть материальный мир. Затем он целую ночь вел урок, а на утро скончался…

Есть и более современная мистическая история. Так, первая в ХХ веке попытка проникнуть внутрь Махпелы приписывается еврею из Франции Жаку Скалану. В 1980 году 97-летний Скалан неожиданно позвонил в одну из израильских газет и рассказал, что в начале 1920-х годов, когда Палестина находилась под британским мандатом, он попробовал раскрыть тайну пещеры Махпела. По словам Жака Скалана, он сумел увлечь этой идеей английского офицера. Ночью они тайно спустились в Махпелу, которая и в самом деле оказалась состоящей из двух залов, соединенных узким коридором. Вернувшись, Скалан поведал раввинам Хеврона о том, что с ним происходило в Махпеле, но, выслушав этот рассказ, раввины велели молодому человеку сохранить увиденное в тайне, что он и делал почти 60 лет. Но перед смертью Жак Скалан решил нарушить обет и поделиться своей тайной с кем-нибудь из журналистов. Встреча была назначена, но не состоялась – на следующий день после этого звонка Скалан погиб в автокатастрофе…

Не возьмусь утверждать, что в основе этих двух полумистических историй не было неких реальных событий. Но утверждение, что посещение пещеры влечет за собой неизбежную смерть, явно является выдумкой – и Михаль, и молодые авантюристы евреи-ашкенази, проникавшие в пещеру, остались живы. Явно оставались в живых и те, кто хоронил в пещере останки своих умерших родственников в древние времена – в противном случае никто бы не стал этого делать. Оставались в живых и те, кто посещал пещеру в средние века.

Так, скажем, Вениамин Тудельский – раввин из наваррского города Тудела – посещал искусственное подземное помещение Махпелы в ходе своей паломнической поездки по Святой земле в период с 1165 по 1173 год. Вот как он сам описывал это свое посещение:

«И там есть большое помещение. В нем собирались евреи для молитвы во время власти мусульман. И мусульмане соорудили там [в здании, возведенном над пещерой] шесть надгробий, и назвали их именами Авраама и Сарры, Ицхака и Ривки, Яакова и Леи, и рассказали христианам, что это и есть могилы праотцев. За посещение этих надгробий они взимали плату. Однако если туда придет еврей и даст деньги сторожу пещеры, тот откроет ему железную дверь, которая ведет к могилам праотцев. Туда [в пещеру, где похоронены праотцы] я спустился по ступеням, и в руке у меня была зажженная свеча, и я оказался в первой пещере, в которой ничего не было, а также и во второй, пока не дошел я до третьей пещеры, в которой было шесть могил: могилы Авраама, Ицхака и Яакова и могилы Сары, Ривки и Леи, расположенные друг против друга. И на каменных плитах могил выбиты буквы. На могиле Авраама выбита надпись: «Это могила Авраама», на могиле Ицхака: «Это могила Ицхака, сына нашего праотца Авраама», на могиле Яакова: «Это могила Яакова, сына Ицхака, сына нашего праотца Авраама». А на других могилах было написано: «Это могила Сарры», «Это могила Ривки», «Это могила Леи». А в пещере горят шесть светильников, денно и нощно, возле могил. И еще там стоит много бочек с костями умерших народа Израиля, который хоронил там своих мертвых. Каждый человек приносил туда кости своих предков, которые и лежат там по сей день».

Что же касается нижележащей естественной пещеры, то имеется информация о довольно детальном ее исследовании некими «монахами-католиками». Утверждается, что в ходе этого исследования, после нескольких дней кропотливой работы (возможно, по расчистке проходов и лазов) монахи обнаружили «двойную пещеру» с остатками трех патриархов.

Весьма любопытна дата этого исследования – 1119 год. Это год образования знаменитого Ордена тамплиеров, который позднее проводил самые настоящие археологические раскопки на Храмовой горе в Иерусалиме и имел широчайшие полномочия на проведение подобных работ в Святой Земле. И нельзя исключить вариант, что именно результаты исследования пещеры Махпела послужили одной из причин создания этого Ордена, занимавшегося поиском священных предметов и объектов, связанных с библейской историей. Но, к сожалению, ни подробностей, ни результатов этого исследования не известно…

Стены над пещерой Махпела

К тайне пещеры Махпела еще вернемся позднее, а сейчас обратим внимание на то древнее сооружение, которое возвышается над пещерой. В данном случае нас будут интересовать не явно более поздние (и более простые, с точки зрения методов строительства) небольшие пристройки, а мощные стены, огораживающие прямоугольное пространство. Эти стены, как уже указывалось ранее, имеют высоту 12 метров, и созданы из весьма тщательно обработанных больших известняковых блоков длиной до 7,5 метров и толщиной до полутора метров. При этом каменные блоки тщательно притерты друг к другу и уложены без какого-либо раствора (если не считать явно более поздних «заплаток», поставленных в ходе различных «реставраций», «реконструкций» и «ремонтов»). В общем, по всем параметрам это – типичная мегалитическая кладка…

Рис. 9. Размер блоков стен над пещерой Махпела

Историки считают, что эти стены над пещерой Махпела возведены во времена Ирода I Великого (царя Иудеи на рубеже нашей эры), который якобы таким образом решил отметить священность данного места.

Зададим простой вопрос – а на каком основании эти стены приписываются именно Ироду Великому?..

Можете даже не тратить время на поиски ответа. Абсолютно все, что можно найти по этому поводу, сводится исключительно только к ссылкам на некий «иродианский стиль» кладки, да иногда на древнееврейского историка Иосифа Флавия.

Однако у Флавия о стенах в Хевроне на самом деле нет вообще ни слова!.. Он упоминает лишь красоту мраморных надгробий Махпелы. Так что из всех аргументов у историков остается только «иродианский стиль», под которым подразумевается как раз стиль кладки стен над Махпелой.

Ну, что ж – посмотрим на стиль…

Царь Иудеи Ирод I (которого, как теперь выясняется, совершенно необоснованно обвиняли в избиении всех младенцев с целью предотвратить появление Мессии – Иисуса Христа) в период своего царствования вел буквально обширнейшие строительные работы. Достоверно известно и документально зафиксировано, например, грандиозное строительство, которое было им затеяно и осуществлено в городе Кесария, где при нем значительно расширен и укреплен морской порт, построены пирсы и причалы, возведен стадион, амфитеатр и масса других сооружений. Недаром Ирод сам гордился своим вкладом в развитие этого города.

Впрочем, и это название городу дал Ирод – в честь римского императора (кесаря) Октавиана Августа, передавшего ему в дар ранее утерянные иудеями земли. Город был полностью перестроен Иродом к 10 году до нашей эры и стал административным центром Римской прокуратуры в Иудее, а также основной базой римских легионов.

Однако нигде в Кесарии не видно абсолютно никаких признаков мегалитического строительства, которое хоть в чем-то было бы сопоставимо со стенами над пещерой Махпела. Равно как нет и даже малейших признаков того самого стиля каменной кладки, который характерен для стен в Хевроне. В Кесарии все создано из небольших и среднего размера блоков, скрепленных раствором, и выглядит довольно примитивно – но… в полнейшем соответствии с технологиями рубежа нашей эры и времен Римской империи.

Рис. 10. Амфитеатр в Кесарии

Другое известное сооружение этого времени – крепость Иродион, которая была построена в 23-20 годах до нашей эры в 15 километрах к югу от Иерусалима и получила свое название как раз вследствие своего создания по приказу Ирода Великого. Здесь же располагался и дворец Ирода, который также гордился и этим своим творением (хотя бывал в нем не часто, предпочитая Кесарию). Однако и тут все довольно примитивно, с точки зрения технологии строительства, и нет даже никаких намеков на знаменитый «иродианский стиль».

Также хорошо известна другая крепость – Масада, возведенная в Иудейской пустыне на вершине одной из скал, поднимающейся на 450 метров над Мертвым морем. В 25 году до нашей эры Ирод Великий построил тут убежище для себя и своей семьи, значительно укрепив и достроив стоявшую на этом месте крепость хасмонейского периода, которая была возведена в 37-31 годах до нашей эры.

Это было действительно надежное убежище. Со всех сторон Масаду окружают отвесные скалы. Лишь со стороны Мертвого моря наверх ведет узкая, так называемая «змеиная» тропа. Вершину скалы венчает почти плоское трапециевидное плато, размеры которого примерно 600 на 300 метров. Плато окружают мощные крепостные стены общей протяженностью 1400 метров и толщиной около 4 метров с 37 башнями. Здесь во времена Ирода были построены дворцы, синагога и другие вспомогательные постройки, а также созданы ямы для сбора и хранения дождевой воды. В крепости хранились пищевые и оружейные запасы, была устроена искусная система водоснабжения, имелись и бани по образцу римских. Крепость использовалась также для хранения царского золота.

Ныне здесь сохранились дворец царя Ирода, синагога, фрагменты мозаик, вырубленные в скалах водные резервуары, холодные и горячие бани и многое другое. Археологи частично восстановили некоторые стены, но (в отличие от многих других стран) сделали это очень корректно, отметив черной краской границу между исходными остатками стен и своей реконструкцией. Таким образом строительные технологии времен Ирода Великого предстают тут во всей своей красе.

Так вот – абсолютно ничего хоть сколь-нибудь похожего на мегалитические конструкции и тут нет. Стены построек в Масаде сложены из небольших, грубо обработанных блоков. А внешняя поверхность выровнена с помощью обычной штукатурки. Технологии в полном соответствии со временем рубежа нашей эры и кардинально отличающиеся от технологий, использованных при строительстве стен Махпелы. Любой технарь скажет, что эти две технологии разделяет целая пропасть.

Рис. 11. Стены в Масаде

И возникает вопрос – каким образом получилось так, что при создании столь важных и значимых пунктов как Кесария, Иродион и Масада строители использовали лишь самые простые и примитивные технологии, в то время как они же якобы владели такими совершенными приемами и методами обработки камня и строительства, которые необходимы для возведения кладки стен Махпелы?..

Получается полный абсурд.

Следует учесть также и то, что Иудея времен Ирода Великого была провинцией Римской империи – весьма забюрократизированного государства, в котором каждое строительство сопровождалось строгой отчетностью и массой бумаг. Однако каким-то странным образом про строительство стен в Махпеле нет ни одного документа. Как расходы на добычу камня в каменоломне, транспортировку блоков к месту строительства, оплата работ по возведению стен и прочее, связанное со строительством, не нашло отражения ни в одном документе в таком государстве?..

А вот по Кесарии, Иродиону и Масаде, как и следовало ожидать, осталась масса документов, и они не оставляют сомнений в датировке строительства. И получается, что в тех объектах, которые выстроены заведомо именно во времена Ирода Великого, как раз пресловутого «иродианского стиля» кладки вовсе нет!..

Так что тогда считать на самом деле «иродианским стилем»?..

Очевидно – лишь то, где нет никаких сомнений в датировке сооружений временем правления ирода Великого, то есть стиль Кесари, Иродиона и Масады.

Но чей тогда стиль мы видим в стенах Махпелы?.. Явно не Ирода Великого. Но кого?..

Интересная ассоциация во время поездки в Хеврон возникла у Анны Барбиной, участницы упомянутого ранее семинара. Она подметила, что сооружение над пещерой Махпела чем-то похоже на некоторые египетские саркофаги – но не на антропоморфные «гробы» фараонов и знатных египтян, а на те внушительные прямоугольные каменные коробки, исходное назначение которых в качестве емкости для погребения чьих-то останков вызывает весьма серьезные сомнения. Египтянам эти коробки явно достались в наследство от высоко развитой цивилизации богов…

Рис. 12. Один из «саркофагов» Серапеума (Сакара, Египет)

Другую любопытную версию выдвинул Итамар Шнивайс, который жил долгое время в Кирьят-Арбе (еврейском поселении близ Хеврона) и был членом Комитета пещеры Махпела. Шнивайс считает, что сооружение над пещерой создавалось в качестве копии Скинии Завета – переносной конструкции, которая была сделана евреями во время Исхода и после этого долго служила им «мобильным» храмом.

На эту идею Итамара натолкнул Тувья Сагив, офицер с архитектурным образованием, который после изучения чертежей обратил внимание на то, что к зданию, возведенному над пещерой Махпела, примыкают снаружи двадцать вертикальных выступов, напоминающих столбы, и десять горизонтальных выступов – прямо как в Скинии. Шнивайса увлекла эта мысль, и он начал искать в здании дополнительные признаки, напоминающие Скинию. Как говорит он сам:

«Я стал исследовать зал Ицхака [Исаака], но ничего там не нашел. И вдруг я обратил внимание на большой камень, расположенный между символическими надгробиями Ицхака и Ривки [Ревекки]. Длина камня равна длине надгробий. В центре камня расположены по прямой линии четыре выступа, похожие на основания колонн».

По оценке Шнивайса, этот грандиозный камень весит не меньше 50 тонн. В дальнейшем он нашел еще четыре таинственных основания колонн между залом Авраама и залом Яакова. На этот раз основания были расположены в форме квадрата. Все это, учитывая и тот факт, что размеры здания над пещерой Махпела близки к размерам Скинии – сто локтей на пятьдесят локтей, и привело Шнивайса к его версии.

«Скиния служила народу Израиля в течение четырехсот шестидесяти семи лет, со дней Моше Рабейну [Моисея] и вплоть до построения Храма царем Шломо [Соломоном]. А куда дели потом покрывала и столбы? В книге Малахим [Царств] сказано, что их принесли на Храмовую гору, а в Талмуде рассказывается более подробно, что их спрятали в подземельях под Храмом».

По мнению Шнивайса, когда Ирод отстраивал заново Второй Храм, он обнаружил под зданием Храма остатки Скинии. Обнаружение столбов и покрывал Скинии очень взволновало евреев в те времена, поэтому когда Ирод приступил к своему следующему грандиозному строительному проекту – возведению великолепного здания над пещерой Махпела, призванного возвеличить память праотцев, – он учел народные чаяния и построил здание по образу древней Скинии. Он возвел стену с колоннами, а внутри здания поставил четыре колонны в память о столбах Скинии, на которых висел занавес, отделявший внутреннее помещение Скинии от Святая Святых. Именно основания этих колонн, как считает Шнивайс, и были найдены им в зале Исаака. Расстояние между этими четырьмя основаниями неодинаково, что также свидетельствует в пользу выдвинутой версии, поскольку внутренние столбы Скинии располагались на неодинаковом расстоянии друг от друга. Шнивайс также считает, что в некотором отдалении от колонн располагалась копия внешнего жертвенника Скинии. Возможно, его остатки – это основания четырех колонн, найденные во дворе здания, около входа в зал Авраама.

Рис. 13. Современная модель Скинии

Шнивайс опирается на версию историков об авторстве «иродианского стиля» кладки. Однако, как мы видим, к этому стию кладки Ирод Великий не имел никакого отношения. И с учетом этого версию Шнивайса можно представить в совершенно ином виде.

На мой взгляд, указанное сходство сооружения в Хевроне со Скинией действительно указывает на связь между ними, но связь тут в прямо противоположном направлении – не сооружение над пещерой Махпела является копией Скинии, а Скиния создавалась в качестве «мобильной копии» мегалитического сооружения в Хевроне!.. Что-то было важное в параметрах конструкции над пещерой Махпела, что нужно было воспроизвести в параметрах Скинии.

Говоря другими словами, стены над пещерой Махпела возведены задолго до сооружения Скинии, то есть задолго до Исхода.

Заметим попутно, что Иосиф Флавий считал Хеврон вообще самым древним городом – «древнее, чем Мемфис в Египте». Флавий упоминает предания, согласно которым здесь некогда жили великаны. А это – довольно часто встречающийся признак того, что тут имеется именно древнее мегалитическое сооружение, возраст которого теряется в глубине времен (видя стены из огромных блоков, наши предки считали, что могли построить только люди столь же огромных размеров – отсюда и возникала легенда о создании таких стен гигантами). Поскольку никаких иных мегалитических конструкций поблизости нет, то эти предания косвенно указывает на то, что конструкция над пещерой Махпела была возведена очень и очень давно – настолько, что сведений о ее реальных строителях не сохранилось…

Но если версия упомянутой мной взаимосвязи Скинии с мегалитическим сооружением в Хевроне еще требует дополнительного обоснования, то другое сходство очевидно. Не нужно быть большим специалистом, чтобы заметить, что стены сооружения над Махпелой выстроены в том же самом стиле, что и стены, воздвигнутые вокруг Храмовой горы (горы Мориа) в Иерусалиме, частью которых является знаменитая Стена Плача.

Стены вокруг Храмовой горы

Стена Плача – священный для иудеев участок каменной стены – широко известна во всем мире. Не имея возможности проходить на саму Храмовую гору (которая ныне находится в распоряжении мусульман), евреи со всего мира съезжаются в Иерусалим к Стене Плача, чтобы обратиться к своему Богу с молитвами и просьбами – ведь именно Стена Плача, как считается, является местом, наиболее близким к местоположению древнего иудейского храма из доступных для евреев (то есть «ближе всего к Богу» хотя бы чисто геометрически).

Рис. 14. Стена Плача

Однако Стена Плача – лишь очень небольшая часть стен, которые окружают Храмовую гору. Общая же длина этих стен составляет около полутора километров. Высота их с разных сторон Храмовой горы разная и в самом высоком месте достигает 45 метров. Толщина стен в основании оценивается археологами примерно в пять метров.

Если провести достаточно грубые оценки, то можно получить общий объем каменной кладки стены порядка двухсот тысяч кубических метров – чуть менее объема кладки, например, третьей пирамиды (пирамиды Менкаура) на плато Гиза. Это, конечно, меньше, чем объем знаменитой Великой пирамиды, но все равно весьма впечатляет. По этому параметру стену вокруг Храмовой горы вполне можно было бы считать еще одним из древних Чудес Света. И это было бы вполне справедливым, если учесть еще один нюанс.

Дело в том, что у тех же пирамид на плато Гиза тщательная подгонка блоков друг к другу имеет место лишь для внешней облицовки пирамид и облицовки внутренних конструкций – камер, коридоров и тому подобное. А основная масса внутренней кладки сделана довольно небрежно – порой с весьма значительными щелями и зазорами между блоками. По сути, внутреннюю кладку пирамид вполне можно сопоставить с обычной забутовкой, только забутовкой каменными блоками.

В то же время кладка стены вокруг Храмовой горы характеризуется очень высокой тщательностью подгонки блоков на всем протяжении стены. Исключение составляет лишь верхняя часть, явно претерпевшая за свою историю не один «ремонт». Следы таких «ремонтов» (которые производились существенно небрежней, нежели первоначальное строительство) отчетливо просматриваются даже на Стене Плача.

Исходное же качество обработки блоков и кладки стены вокруг Храмовой горы наиболее хорошо видно на ее юго-западном углу – в так называемом Археологическом парке. Долгое время это место было скрыто под землей и обломками древних сооружений, а потому стена здесь не подвергалась разрушению и эрозии и сохранилась в отличном состоянии. Некоторые из блоков, образующих стенку, достигают тут веса в 50-70 тонн, однако при этом уложены без какого-либо раствора практически идеально. И именно здесь (а не на отремонтированной Стене Плача) наиболее отчетливо видно практические полное сходство стиля, архитектурных и строительных приемов между стеной вокруг Храмовой горы и стенами конструкции над пещерой Махпела в Хевроне – их явно создавали одни и те же строители.

Рис. 15. Юго-западный угол стены Храмовой горы

Сходство настолько очевидно, что историки и не отрицают – стены в Иерусалиме и в Хевроне возводили одни и те же мастера. Однако историки утверждают, что эта колоссальная работа была выполнена всего лишь пару тысяч лет назад – на рубеже нашей эры, и что стена вокруг Храмовой горы (как и сооружение над пещерой Махпела) была выстроена в период правления Ирода Великого.

Очень часто можно встретить утверждение, что эта версия (как и версия с сооружением в Хевроне) опирается прежде всего на труды Иосифа Флавия – известного историка Иудеи, знаменитого своими сочинениями под названиями «Иудейская война» и «Иудейские древности». Однако при ближайшем рассмотрении легко обнаружить, что те, кто так утверждает, самого Флавия вообще не читали.

Флавий пишет:

«…Ирод приступил при начале восемнадцатого года своего царствования к невиданному дотоле делу, а именно к перестройке храма Господня. Он желал расширить его объемы и увеличить его высоту, считая, что тем он окончит самое замечательное из всех своих сооружений. Так оно и было в действительности, и этим Ирод снискал себе вечную славу» (И.Флавий, «Иудейские древности»).

И далее идет описание ухищрений, на которые пришлось идти Ироду для реализации своей задачи, ведь доступ к храму имели лишь священники, в число которых он не входил. Имеется и описание построенного им в итоге храма. Но…

Речь идет именно о храме на горе, однако Флавий вовсе не утверждает где-либо, что Ирод будто бы строил стену вокруг Храмовой горы. А ведь храм на горе и стена вокруг горы – два разных объекта!..

Иосиф Флавий жил почти через сто лет после Ирода Великого. И своими глазами видеть работы на Храмовой горе он не мог никак. В этой своей части «Иудейских древностей» Флавий ссылается на воспоминания Николая Дамасского.

Николай Дамасский – выдающаяся личность. Он был воспитателем детей Клеопатры и Антония. После этого он был советником Ирода Великого. А после смерти Ирода Николай Дамасский перебрался в Рим, где представлял интересы его сына. То есть это – как раз тот человек, на глазах которого фактически проходило непосредственно все правление Ирода Великого. И он-то мог писать именно как очевидец событий. Между тем у Николая Дамасского никаких упоминаний о том, чтобы Ирод Великий строил стену вокруг Храмовой горы, совершенно нет!..

Рис. 16. Иосиф Флавий

Но вернемся к Флавию. У него есть работа под названием «О древности иудейского народа или против Апиона», где он ссылается на некоего греческого философа Гекатея Абдерского, современника Александра Македонского, у которого стена вокруг Храмовой горы в Иерусалиме уже упомянута. Но это – за триста с лишним лет до Ирода Великого. И получается, что в это время стена уже стояла!..

Значит, ни о каком строительстве именно Иродом стены вокруг Храмовой горы речи и быть не может. Ведь не стал бы Ирод разбирать всю стену до самого основания и возводить потом новую. По крайней мере хоть какие-то остатки старых стен можно было бы использовать в качестве фундамента для новой мегалитической кладки. Между тем в археологических шурфах, которые сделаны как в Археологическом парке, так и в туннеле западной стены (см. далее) нигде не видно никаких признаков вообще какой-либо более примитивной каменной кладки непосредственно под стеной. Есть рядом, есть простая кладка, примыкающая к стене. Но под (!) стеной ничего подобного нет. Везде видно продолжение только именно мегалитической кладки. Значит, получается, что мегалитическая кладка уже стояла за триста лет до Ирода Великого…

И наконец, все у того же Флавия в «Иудейских древностях» можно увидеть следующий текст:

«По повелению Предвечного первый наш царь Соломон вершину этого холма отделил и обстроил крупными сооружениями, равно как воздвиг стену и снизу у подошвы холма, там, где открывается глубокое ущелье. Тут он постепенно охватил края холма большими, соединенными свинцовыми скрепами глыбами камня, так что в конце концов получилась четвероугольная терраса, удивительная как по своему объему, так и по высоте, на которой она находится. Огромные глыбы показывали снаружи всю свою величину, тогда как внутри они были связаны между собою прочными железными скреплениями, делавшими их устойчивыми навеки. Когда это сооружение было доведено таким образом до вершины холма, царь велел сровнять верх тем, что засыпал промежуток между скалою и стеною и устроил таким образом совершенно гладкое и ровное место без выступов» (И.Флавий, «Иудейские древности»).

Итак, вполне определенно и однозначно Флавий (вопреки утверждениям историков) приписывает сооружение стены вокруг Храмовой горы вовсе не Ироду, а Соломону.

Однако Соломон жил почти за тысячу лет до Ирода Великого. И признание версии Иосифа Флавия автоматически означает, что надо предполагать не развитие строительных технологий в период от Соломона до Ирода, а их сильнейшую деградацию. Подобное, конечно, абсолютно не устраивает историков, привыкших смотреть исключительно с позиций линейного развития от простого к сложному. Поэтому версию строительства стены Соломоном они даже не рассматривают. Ну а нам не привыкать, поскольку с высочайшей технологичностью именно древнейших сооружений мы сталкиваемся в экспедициях постоянно. Так что можем спокойно проанализировать и то, что предлагает Иосиф Флавий.

Рис. 17. Суд Соломона (Пуссен)

Прежде всего учтем, что сам Флавий жил позже Ирода Великого. Так что свидетелем какого-либо строительства времен Соломона он тем более быть никоим образом не мог.

Упоминая наличие стены вокруг Храмовой горы во времена Александра Македонского, Флавий ссылается, как уже упоминалось, на современника великого полководца греческого философа Гекатея Абдерского. А выдвигая версию возведения этой стены Соломоном, Флавий уже никаких источников не приводит. Тогда откуда он мог это взять?..

В качестве древнего источника, где можно было бы надеяться встретить хоть что-то по этому поводу, можно было бы использовать, например, Ветхий Завет. Однако в нем детально описывается строительство Соломоном самого храма на горе Мориа, а про строительство стены вокруг горы нет абсолютно ни слова. Нет про это ни слова и в Танахе. Впрочем, и там, и там об этой стене нет вообще ничего…

Итак, исторические источники не содержат никаких достоверных датировок строительства стены вокруг Храмовой горы. А что нам дают археологические данные?..

… читайте в части 2

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm
5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 15:37

*у нас