О Русской Реформации


Континенталист, 27.09.2016 15:44   –   cont.ws


Русский национализм, как идея наступательного наращивания политического влияния в Европе, имеет право на существование только тогда, когда он осознает себя именно этническим национализмом. Кроме этого, только экономическое и политическое сближение России с Украиной и Белоруссией может нам обеспечить вес как в Европе, так и в мире.

Объединение русских, украинцев и белорусов в одно государственное образование или пусть даже в одну военно - экономическую Конфедерацию и создание единой политической русской нации, включающей в себя великорусский, украинский, белорусский народы и родственные нам этносы, только усилит русский этнический национализм. Такой союз может экономически и политически доминировать не только на Европейском пространстве, но и в мире. Россия должна продвинуться до границ Восточноевропейских государств, таких как Польша, Венгрия и Словакия. Наш русский капитал в будущем должен установить стойкие связи с Западноевропейскими государствами, ориентируясь не на торговлю сырьем, а на реализацию Отечественных товаров в Европе, но для этого нам архиважно провести Промышленную революцию у себя дома - в России, реанимировав нашу промышленность и запустив ее по рельсам высоких технологий.

Иначе, Россия, лишенная выхода к рубежам Восточноевропейских государств, теряет свое влияние на Европейский мир, превращаясь в часть Азии политически и экономически. Да, нам противостоит либеральный мир, за которым, в свою очередь, стоят финансовые олигархические группы – транснациональные корпорации, которым совершенно не нужен новый игрок на мировом экономическом и политическом поле. Более того, эти транснациональные корпорации прилагают все усилия для того, чтобы превратить Россию в сырьевой придаток промышленных держав Запада, так как это позволяет им господствовать в мире и наживаться на посредничестве в мировой торговле, спекулируя сырьём и товарами.

Наши планы грандиозны, но наши враги, в лице транснациональных компаний, бесчисленны и могущественны, ведь они протянули свои грязные руки, фактически, ко всем государствам мира, и они обладают финансами и военной мощью. Однако, у нас нет другого выхода, как только ожесточенно драться за свои жизни и позиции в мире, а для этого нам просто необходима идея развития, которая будет притягивать к себе народные массы и будет эти массы вести в будущее. И поэтому, русский национализм, как идея жесткого отстаивания интересов русской нации, должен принять облик национализма этнического и расового.

Такой национализм способен не только декларировать взгляды русских националистов, он способен на законных основаниях вытеснить чужеродные элементы из нашего социума: из производства, торговли, сферы услуг, госсулужбы, искусства и др. Более того, без такого понимания национализма мы не сможем сделать прорыв к высокоразвитым производственным отношениям, а ведь авангардом «Русской Реформации» должна стать именно Промышленная революция, основанная на высоких технологиях и отметающая любой рабский труд мигранта.

Промышленная Революция, которая поставит на ноги русский бизнес, ориентируя его на первоначальном этапе своего развития на внутренний рынок, даст толчок и к развитию высоких технологий. Промышленность, основанная на высоких технологиях, а потому способная конкурировать с зарубежным бизнесом, привлечет к себе внимание всего мира. В результате, с одной стороны - мы создадим самодостаточную экономическую модель, а с другой стороны – русский капитал, опираясь на Отечественную научно – техническую базу, станет доминировать в экономиках стран Азии, Европы и Америки.

Для того, чтобы доминировать в Европейском мире экономически и политически русскому национализму архиважно опираться на мощную евразийскую державу, которая будет способна вести наступательную межгосударственную политику. Россия в одиночестве противопоставить себя США и развитым Западноевропейским государствам не в состоянии. И поэтому, мы должны поставить перед собой пусть глобальную на сегодня, но решаемую задачу – создать на основе великорусского, белорусского и украинского народов, и ряда других расово, культурно и духовно родственных русскому этносу народностей, единую русскую политическую нацию. Да, эта задача была бы невыполнима, если бы мы решили смешать азиатские и европейские культурно – биологические элементы, но здесь я говорю о братских народах и тех, кто нам близок расово и культурно.

Здесь, также архиважно понять и тот момент, что сама по себе «нация» есть этнократическое общество с господством городских интересов собственности. Городская культура – это культура, вбирающая в себя особый способ производства, а также связанный с ним способ жизнедеятельности индивидуума. Именно городская культура в России должна стать выразителем новых экономических отношений, стать фундаментом для построения здесь передовой промышленности, а также сохранения государственности и русских традиций.

Однако, нужно учитывать и тот факт, что на сегодня демократическо – буржуазная революция получает развитие, проходя свои этапы становления, только в России, ведь Белоруссия и Украина еще не выбились из земледельческой культурной традиции, им чужды на сегодня идеи о Промышленной революции – они далеки от идеи создания высоких технологий и внедрения этих технологий в производственный процесс. Их население еще не готово принять городскую культуру, как культуру, несущую прогресс обществу.

Сегодняшняя военная конфронтация Донбасса с Киевом являет собой конфликт между промышленно развитым Юго - Востоком и земледельческим Западом Украины. Это борьба новых капиталистических отношений, стремящихся к полному установлению власти Промышленного капитала на Донбассе и земледельческой культуры, выраженной в феодально – советской формации. Более того, я бы сравнил этот военный конфликт с конфликтом 1861-1865 годов, который проходил в Северной Америке между рабовладельческим Югом и промышленным Севером. Промышленные северные штаты победили в том конфликте, принеся Южным штатам прогресс в виде становления промышленности и ее последующем развитии.

Поэтому, любое экономическое и политическое наступление России на Белоруссию и Украину, неминуемо несет этим странам прорыв в капиталистическую формацию, ведь в самой России капитализм вступает в завершающую стадию своего становления. Но, завершающей стадии предшествовал долгий путь, который вобрал в себя разграбление (хищение) советской собственности и установление в стране спекулятивной экономической модели хозяйствования.

Для того, чтобы понять всю сложность объединения России, Белоруссии и Украины в один Союз, нужно рассмотреть разницу в развитии наших стран. Начну с России.

Так, приватизация предприятий по добыче и продаже нефти и газа в России, произошедшая вместе с упадком народного общественного сознания в стране, привела к тому, что у государственной номенклатуры и новой бюрократии появился бесконтрольный доступ к нефтедолларам. Это стало главной причиной быстрого становления в России частных капиталов и организации влиятельных кланов крупных промышленников. В это время, а это 90-е годы 20-го столетия, формируются в стране и преступные сообщества, вбирающие в себя государственную бюрократию и крупных спекулянтов.

(Справка: первый проект перехода к рыночной экономике, путём массовой приватизации государственного имущества, был предложен в рамках программы 500 дней, разработанной в 1990 году группой экономистов под руководством Станислава Шаталина, но этот законопроект был отклонен. 3 июля 1991 года принимается Закон РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», согласно которому приватизацию государственного имущества организует Государственный комитет Российской Федерации по управлению государственным имуществом (Госкомимущество России). В ноябре 1991 года председателем Госкомимущества РСФСР был назначен Анатолий Чубайс. С ноября 1991 г. начался этап форсированной приватизации. В его основу был положен указ No.341 Президента РФ от 29/12/1991, утвердивший «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий на 1992 год». Указ No.66 от 29/1/1992 «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий» определял практический механизм приватизации. 24 декабря 1990 года, после принятия Закона РСФСР N 443-1 «О собственности в РСФСР», на территории России была узаконена частная собственность. Там же (статья 25) было законодательно закреплено понятие приватизации, как передачи государственного или муниципального имущества в частную собственность.)

Итак, кланы крупных частных собственников стали ни чем иным, но авангардом новой экономической политики, направленной на установление в стране либерально – капиталистических отношений в стране. Начался первый этап перехода России от феодально – советской формации к установлению капитализма. Эти финансовые кланы утвердили свои позиции во всех ветвях государственной власти, установили свой контроль над СМИ и заставили их работать на свои корыстные интересы.

Таким образом и в результате госпереворота в 93-м году в стране установился режим диктатуры «финансового космополетизма». Новые собственник цинично игнорировали интересы масс, воздвигнув лозунг: - «Выжить должен только сильный!» Кто, по их мнению, был сильным? Они имели в виду только себя и разрешали жить тем, кто обеспечивал работу их предприятий, направленных на обеспечение спекуляции природными ископаемыми страны. Слова А.Чубайса выражают всю суть их диктатуры: - «Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок».

Эти времена навсегда изменили менталитет русского человека, и этот менталитет уже в корне отличим от менталитета белоруса или украинца, сохраняющих свое общественно – крестьянское мышление и сегодня. Кстати, именно это общинное мышление и позволяет Киеву – 2016 удерживать свои позиции на Украине. Именно такому мышлению свойственна догматика, которая не объясняет суть происходящего, а удерживает массы в повиновении на основе веры. Украинец верит в ЕС и в то, что он часть европейской культуры, он верит и в то, что Украина является национальным государством. И это все строится не на научных доводах, а сугубо на догмах, ведь ЕС, в отличие от Украины, зиждется на городской культуре, предполагающей промышленные интересы и связанный с ними способ жизнедеятельности. Поэтому, земледельческая культура, свойственная украинцу, не может входить в естественные и плодотворные взаимоотношения с культурой Европы, построенной на городской культуре, в основе которой лежит капиталистический способ производства. А на счет установления на Украине национального государства вообще не может идти речи, так как к власти в Киеве пришел космополитичный олигархат, который завладел всеми материальными активами этого государства.

И если в России спекулятивная модель начинает себя исчерпывать, так как материальные потребности РФ уже не могут удовлетворить нефтегазодоллары, то Украина только вступает в первую стадию на пути к капитализму, предполагающую разграбление феодальной (советской) собственности олигархической верхушкой. На Украине еще сильны пережитки коммунистических отношений, а буржуазно - рыночные преобразования, в свою очередь, идут очень медленно и полностью зависят от внешней поддержки в виде вливаний в украинскую экономику иностранной валюты. Так, Украина 134-я в мире страна по размеру ВВП на душу населения (по данным МВФ за 2015 год). Экономическая реформа на Украине (включая приватизацию) началась значительно позже, чем в других постсоветских странах, — лишь в 1994 году. Экономический кризис на Украине затянулся на десять лет. В результате, экономика Украины подверглась деиндустриализации, которая, в отличие от западных стран, не имела постиндустриального характера.

Так, говоря о производственном потенциале этой страны, нужно отметить тот момент, что разрыв кооперационных связей с Россией и отсутствие других рынков сбыта машиностроительной продукции привело к остановке или стагнации ряда предприятий ракетостроения, авиастроения и тяжелого машиностроения. Свою долю в процесс деиндустриализации внесла и война на востоке Украины, от которой, фактически, отсоединились области, где располагались крупные объекты машиностроения, металлургии, а также угледобычи и переработки.

(источник - rian.com.ua)

При этом, ментальность украинца сохраняет менталитет крестьянина – общинника, верящего своему “государю”, то же можно сказать и про белорусский менталитет, выходящий из способа производственных отношений сегодняшней РБ, сохраняющей пережитки феодально – советской системы жизнедеятельности.

Так, по данным Википедии, “РБ обладает развитыми сельским хозяйством и машиностроением. Значительная часть продукции этих отраслей экономики экспортируется. Важнейшим партнером Белоруссии по внешней торговле является Российская Федерация. Белоруссия очень сильно зависит от поставок энергоносителей из России, а также страдает от высокой по европейским меркам инфляции. Также, в экономике Белоруссии с советских времен сохранилось доминирование государственного сектора.

В этом отношении, русские и малороссы отделены друг от друга ментально на лет 20-ть, ведь если в России переход от феодально - советской формации к капитализму уже идет полным ходом и входит в завершающую стадию, то Украина еще только проходит первую стадию переходного периода к капитализму, предполагающую разграбление государственной собственности, а Белоруссия еще использует экономические активы, доставшиеся ей от СССР.

Здесь, я могу с уверенностью заявить о том, что Россия, завершив окончательно свое становление в капиталистических отношениях, и взяв на вооружение идеи русского национализма, сможет прогрессивно повлиять на развитие как Украины, так и Белоруссии. Почему? Дело в том, что любая страна, идущая путем капитализма и вступающая в экономические и политические Союзы со странами, где царят пережитки феодальных отношений, вытягивает эти страны до своего экономического уровня и преобразует общинно - земледельческий менталитет в менталитет городской. Поэтому, любое преобразование наших стран в ракурсе создания единого государства, скажется плодотворно как для России, так и для Украины и Белоруссии.

Лев Трапезников

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии