Жертвы собственного морока


Континенталист, 11.11.2016 01:28   –   cont.ws


    Профессионализм в таких областях, как социология, маркетинг, политтехнологии, в США находится на высочайшем уровне. Эти отрасли и были созданы именно в Штатах. Почему они дали столь масштабный сбой на этих выборах в США?

Большая политика – та, что является ближайшей родственницей Истории (которая с большой буквы) – характеризуется отличным, хотя и несколько ехидным чувством юмора.

Помимо самого результата выборов американские высшие круги получили еще один шокирующий удар – тяжелейший провал политических технологий и социологии, на которые США привыкли полагаться, которые десятилетиями оттачивались и многократно доказывали свою эффективность.

Лет 150 назад Авраам Линкольн высказал свою знаменитую мысль: «Можно все время дурачить некоторых, можно некоторое время дурачить всех, но нельзя все время дурачить всех».

Прошедшие американские выборы высветили эту идею в совершенно новом свете, потому что они создали ярчайший пример того, как одураченными собственными «марионетками» оказались «кукловоды».

Американскую социологию ждет серьезный «разбор полетов»: почему соцопросы и экзитполы (особенно экзитполы) столь существенно разошлись с реальностью?

Собственно, они – разбирательства – уже начались, во всяком случае публичные, в СМИ и блогах. Но можно не сомневаться, что не менее серьезные разбирательства предстоят «за кадром».

Социология, в том числе электоральная социология, в США важнейшая отрасль, от которой зависят огромные деньги и важнейшие репутации.

Солиднейшую и респектабельнейшую The New York Times теперь до конца ее дней будут тыкать носом в график, оценивающий шансы на победу кандидатов в президенты, который за несколько ночных часов стал выглядеть как «буква хе».

Кроме вопросов и претензий, уже есть и некоторые объяснения, местами похожие на оправдания.

Сводятся они к тому, что «не виноватая я», поскольку по ряду не зависящих от социологов условий сторонники Трампа оказались вовлечены в так называемую спираль молчания.

Это классический феномен, когда какая-то точка зрения считается в обществе неприемлемой, неправильной и т. д., и ее сторонники, чтобы не подвергнуться общественному порицанию, начинают скрывать, что они ее придерживаются. Причем постепенно число вот таких латентных сторонников растет, пока весь этот пузырь не лопается и не обнаруживается, что данное мнение едва ли не доминирующее в обществе.

Выборы в Государственную думу в 1993 году, когда вопреки всеобщим ожиданиям победила ЛДПР во главе с Жириновским, являются классическим примером разорванной спирали молчания.

Нынешние американские выборы стоят в том же ряду, хотя, безусловно, станут существенно более ярким и известным в мире примером.

Безусловно, «спираль молчания» среди сторонников Трампа была и сыграла огромную роль в произошедшем, однако она лишь производная от куда более глубоких и системных проблем, в которых социология сыграла – и сознательно – свою неблаговидную роль.

Главное, что надо понимать, что профессионализм в таких областях, как социология, маркетинг, политтехнологии, в США находится на высочайшем уровне.

По сути, эти отрасли как эффективный прикладной инструмент и были созданы именно в Штатах. Были ошибки и громкие провалы, но все они стали ступеньками для создания объективно и эффективно работающих инструментов. Так что же произошло? Почему они дали столь масштабный сбой на этих выборах в США?

А все очень просто – эти инструменты стали жертвой собственных наведенных иллюзий.

Политтехнологии, маркетинг, реклама – это обслуживающие сферы, чьей задачей является внедрение определенных установок людям, будь то голосование за определенного кандидата или предпочтение одного шоколадного батончика другому.

Традиционно социология играла для них важную роль, обеспечивая для работы маркетологов и технологов объективную информацию о состоянии общественного мнения. Однако постепенно у социологии появилась и другая важная функция.

Выяснилось, что социологические опросы сами по себе могут быть использованы для агитации и рекламы, например через обнародование результатов соцопросов. Фраза в рекламе «90 процентов женщин предпочитают именно наш стиральный порошок» действительно помогает продажам.

В политике в идеале предполагается, что результаты опросов публикуются исключительно в информирующих общество целях. Но это только в идеале.

Любой мало-мальски следящий за общественной проблематикой человек в курсе, как разнятся результаты исследований главных российских социологических контор – ВЦИОМ и «Левада-центра».

ВЦИОМ обвиняют в прокремлевской ориентации, Леваду – в западной проплаченности. Не стоит говорить о фальсификациях ими собственных соцопросов.

Просто любой квалифицированный социолог может повлиять на результат исследования множеством способов – от нужным образом сформулированного вопроса до «правильных» алгоритмов обработки полученного массива данных. На выходе будет получен «заданный» результат, ну или, насколько возможно, близкий к нему.

Последнее замечание важно.

Репутация крайне важна для социологических организаций, ведь объективность и беспристрастность являются ключевыми требованиям к исследовательским конторам. Поэтому «манипуляции» с результатами опросов, если таковые проводятся, имеют серьезные ограничения.

Обычно они укладываются в промежуток, который можно списать на статистическую погрешность, то есть 3–5%. Так что ничего удивительного, что встречаются опросы по одной теме разных контор, чьи результаты разнятся на существенные 6–8% – каждый «сдвинул» по чуть-чуть в разные стороны, вот и получилась уже вполне заметная разница.

Однако ключевым обстоятельством является то, что и сама исследовательская организация, и ее заказчик точно знают на самом деле полученные результаты – и строят кампанию на них, а не на «скорректированных» данных, опубликованных СМИ.

Именно в этом кроется главная причина случившегося в США провала.

Как конкретно это произошло, еще предстоит разбираться исследователям, но смысл в том, что против Дональда Трампа произошла консолидация почти всего американского истеблишмента, а на его потопление были брошены все силы.

И в какой-то момент это случилось – и политтехнологи Клинтон, и СМИ, потерявшие всякий стыд и журналистскую этику в своей агитации в ее пользу, и социологические конторы, которые работали по заказу республиканцев – все они потеряли точку опоры.

Они перестали осознавать и ориентироваться на реальные результаты соцопросов. Они сами поверили в цифры, которые скармливали аудитории.

Хуже всего, что в них и гарантированную победу Клинтон поверили сами социологи – и бросили в этот костер собственную репутацию, начав не аккуратно «корректировать», а просто «рисовать» свои опросы.

Кстати, тем самым они поспособствовали закручиванию той самой спирали молчания, которая усугубила происходящее.

Апогея этот процесс достиг в день голосования, когда были опубликованы результаты экзитполов, которые, как выяснилось буквально через несколько часов, вообще не имеют отношения к реальности.

Для сторонних людей это повод для шуток, но для системы тут нет ничего смешного.

За каждым исследованием стоят конкретные организации и конкретные профессионалы, которые годами и десятилетиями зарабатывали себе репутацию. Все это было подорвано одним махом потому, что эти высококвалифицированные профи поверили в собственными руками созданный морок и виртуальность – и разбили себе лбы о реальность.

Однако для реального мира это, безусловно, хорошая новость.

Ирина Алкснис

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии