О клевете


Континенталист, 20 нояб. 2016   –   cont.ws


Клевета – распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Начинающий клеветник, не закостеневший еще в этом мерзком занятии, обычно ищет повод (основу) для клеветы. Ему нужно оправдание самому себе, что, дескать, есть-таки зацепка.

Вот так примерно выглядит классический пример того, как «куется» клевета в устах начинающего человекохищника. 

В магазине очередь. Вдруг подходит «новенькая» и сразу становится первой. Настоящая первая ей вежливо говорит:

– Женщина станьте в очередь!

Та ей в ответ:

– А что вы на меня кричите?

– Я на вас не кричу.

– Нет, вы сказали, что я кричу, а если я кричу, значит, я лаю. Люди, вы слышите, она меня собакой обозвала?!

Клевета в таких случаях строится на фундаменте «если/значит». А вот уже ЧТО же на самом деле то или иное «значит», клеветник решает самостоятельно, причем совершенно непредсказуемо. И уж логику в его умозаключениях искать бесполезно.

Гнусная и скользкая среда обитания

Библия не случайно называет клеветников человекохищниками. Более того, она ставит этот грех в один ряд с такой мерзостью, как скотоложство! (1 Тим. 1:10). Не думаю, что параллель именно с этим грехом в Библии проводится случайно.

Почему? Что общего у клеветы и совокупления с животным? Дело в том, что в обоих случаях человек перешагивает в себе самом некую грань. Рубеж. Ведь он же знает, ЧТО он делает, вначале обязательно срабатывает естественный предохранитель, заложенный Богом. Совесть говорит клеветнику: «то, что ты планируешь сделать – это мерзость».

Но если человек не останавливается, то происходит акт насилия над его совестью. По ощущениям этот акт, вероятно, сравним с тем, что переживает человек при первом случае скотоложства.

Возможно, на первых порах клеветника тревожит неприятное чувство сознания того, что он совершает мерзость, но потом, если человек не останавливается и не раскаивается, неизменно происходит привыкание к новой среде (а речь идет именно о среде обитания души, к которой нужно привыкнуть), клеветник погружается в эту среду все глубже. Ощущение дискомфорта постепенно проходит, а ему на смену приходят драйв и адреналин. Про такого говорят: «Для него нет ничего святого». Всё святое он растоптал сначала в себе самом, а затем уже с убийственным спокойствием (а иногда и улыбкой) топчет это в другом. И этим живет!

Дальше – больше…

Клеветники живут в обществе, «чтобы проливать кровь … производить гнусность» (Иез. 22:9). Снова Библия, а куда же без неё?! Вы слышите? Они её (гнусность) ПРО-ИЗ-ВО-ДЯТ! Точнее не скажешь. Другими словами, если на первых порах человеку нужна еще какая-то зацепка, видимость правды, чтобы на ее основе построить клевету (как в очереди – замечание), то матерый клеветник действует что называется «по беспределу»: чем нелепее и неправдоподобнее ложь, тем охотнее в нее поверят (опять же, верит определенный контингент «слушателей» – клиентура клеветника). Эта «фабрика» не знает ни праздников, ни выходных. Тем более что тормоза полностью отпущены, никаких принципов. Вернее принцип один: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»! Самая большая проблема – выбрать цель. А там уже все привычно, по накатанной…

Клевета практически всегда основана на зависти!

Отец клеветы – диавол. Именно он назван в Библии «клеветником, клевещущим пред Богом день и ночь» (Откр. 12:10).

Он позавидовал первый, решил стать таким же, как Бог. Он же и Еве пообещал, что они с Адамом будут «как боги». Так чьи же дети, клеветники? Бесспорно – дети сатаны. Возможно, в азарте клеветник об этом не задумывается. А стоило бы… Ведь по наследству к нему приходит и проклятие, которое несет на себе сатана. Клевеща на ближнего, человек навлекает на себя проклятие. В чем оно выразится? Где «выстрелит»? Вопросы риторические.

Хотя клеветник наивно думает, что проклятие сатаны его обойдет стороной. На это есть очень серьезное предостережение. «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6:7). 

(Блог Андреаса Патца).

×

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии