«Император и…кровоостанавливающий жгут!»


Континенталист, 21 нояб. 2016   –   cont.ws


(Об «очернителях» и «обелителях» российской истории)

Любопытная вещь - Россия единственная страна, где существует орган, призванный бороться с очернением истории! Не говоря уже о том, что очернять нашу историю и не нужно, она и так чернее ночи, неясно, все-таки, что означает «очернительство»? Попытки представить нынешнюю Россию правопреемником СССР с гневом отвергаются, но при этом нельзя критично, а следовательно, плохо, говорить: а) о наших неудачах во Второй мировой войне (как и во всех прочих); б) о невозможности каких-либо реформ в России в принципе; в) о том, что у нас слишком много пьют плохой водки (и хорошей тоже!); г) об отсталости нашего государства от развитых стран; д) о Б.Н.Ельцине. А остальные запретные темы вы и сами знаете! Но я и не собираюсь об этом говорить. Речь пойдет о гипоскиллии как особенности… российского климата!

…Император Александр II стал жертвой едва - ли не шестого по счету покушения. К нему террористы готовились серьезно: к «охоте» на царя они снаряжали взрывные устройства, содержащие 2-2,5 кг нитроглицерина «с системою запалов». Условно эти устройства можно считать безоболочечными, поскольку нитроглицерин упаковывался в жестянки из-под керосина, которые при взрыве сами по себе не обладали каким-то особенным поражающим действием, а начинить бомбу болтами и металлическими шариками они не догадались. Их «детище» саперы относят к бризантным (дробящим) взрывчатым веществам. Но царю хватило и этого, и не только ему…

Итак, в 13.10 1 марта 1881 года Александр II выходит из Михайловского дворца, спустя несколько минут бросает свою бомбу Рысаков, но царь остается жив, а в 13.45 бросает бомбу И.Гриневицкий, взрыв которой смертельно ранит Александра II (Гриневицкий переживет его только на семь часов), погибает еще четыре человека, и 16 получают ранения различной степени тяжести. Лес рубят - щепки летят! Нам после Дубровки, Беслана и многих других событий это уж и не удивительно, и кровь в жилах не стынет, а тогда бомба взорвалась и в прямом и в переносном смысле – убили царя-освободителя, царя-реформатора, царя почти демократа! После первого взрыва Александр II, по свидетельству очевидцев, был несколько заторможен и замедленно реагировал на происходящее. Современный исследователь говорит даже о «коммоционно-контузионной травме». Адекватно воспринимать окружающее царь, видимо, не мог, а потому и отказался от немедленной эвакуации с места происшествия после первого взрыва, что и оказалось роковым. Подобная ошибка была допущена при сходных осбстоятельствах в 1942 году, при покушении чешских парашютистов на Р.Гейдриха, но зато американцы при покушении на Кеннеди сработали четко, правда Президенту это не помогло… Но в случае с Александром II все было «по нашему» - как же плохо после стольких покушений должна была функционировать служба безопасности, что бы дать террористам возможность добить императора? Но вот прогремел второй взрыв, имератор страшно, жутко ранен. Его можно было довезти до Михайловского замка, где были врачи, внести в любой из домов и там перевязать, в конце-концов. Но этого не сделали. Обер-полицмейстер А.И.Дворжицкий, который тогда получил 57 ран (!) еще ухитрился поднять императора и как он вспоминал: «…с ужасом увидел, что обе ноги его Величества совершенно раздроблены и кровь из них сильно струилась». Его погрузили (не перевязав, с перебитыми бедренными артериями) и в окружении казачьего конвоя повезли в Зимний дворец. Немудрено, что когда его извлекли из саней, в них «обнаружилась…такая масса крови, вылившаяся из ран, что ее пришлось потом выливать…» Первую помощь ему оказали приблизительно через полчаса или больше после ранения (что такое полчаса при артериальном кровотечении?) Так полагал и С.П.Боткин, сказавший позднее, что Александра можно было считать умершим еще до того, как его привезли во дворец… Первыми, кто оказал помощь царю был дежурный гоф-медик Ф.Ф.Маркус, врач 4- стрелкового гвардейского батальона Дворяшин и «лекарский помощник» (фельдшер) Коган. Приблизительно в 14.15 Ф.Маркус увидел раненного императора с «суженными, на свет не реагирующими зрачками,едва ощутимым пульсом и редким трудным дыханием». На правой голени был открытый перелом костей в верхней трети, с массивным повреждением мягких тканей, на левой – в нижней трети с частичным отрывом стопы. Примечательно, что на правой ноге был разорванный сапог, левая была разута. Маркус и Коган прижали бедренные артерии (к тому времени интенсивное кровотечение уже прекратилось). После этого появились доктора Круглевский и Дворяшин, который помчался за ампутационным ящиком, а Круглевский обрызгал царя холодной водой и начал ингаляцию кислородом, подушку с которым принесли из Придворной аптеки…Бинт Эсмарха на правое и левое бедро был наложен только после возвращения Дворяшина с ящиком, а через двадцать минут появились С.П.Боткин,

Е.С.Богдановский и почетный лейб-медик Е.А.Головин. Боткин (в традициях Лаэннека!) начал выслушивать сердце (пальпация пульса при кровопотере, считал Лаэннек – ненадежный показатель состояния больного, а глухие, «затухающие» тоны сердца более показательны). Коган спросил: Есть ли какая надежда? Нет,- ответил Боткин… Фельдшер так описывал раны императора:»…конечностей левой стопы совсем не было, обе берцовые кости были до колен раздроблены, мягкие ткани, мускулы и связки изорваны и представляли бесформенную массу, выше колена до половины бедра несколько ран, произошедших как бы от дробинок…» При всей несомненной тяжести ранений император прожил еще почти полтора часа, при этом рядом с ним были высокопоставленные врачи (терапевты Карель и Головин, не говоря уже о Боткине, и хирург, профессор Богдановский) и после смерти Александра II упреки в их адрес не замедлили себя ждать. Позже доктор Дворяшин обвинил в смерти царя его окружение: если бы, пишет Дворяшин, кто-то перетянул бедра императора любым подручным предметомяя, он был бы спасен! Что оставалось врачам: царя «опрыскивали» сернокислым эфиром, пытались «выжимать» кровь «от периферии к центру»,наложили направое бедро каучуковый бинт (прототип бинта Мартенса), чтобы отдавить оставшуюся кровь к сердцу. Для улучшения кровоснабжения мозга бинт наложили и на правую руку. Боткин сказал, что тоны сердца становятся яснее, но скоро у царя возникло то, что позднее П.Грокко назвал «диссоциированным дыханием», а Ц.Фругони – «дыхательной эпилепсией» - паралич диафрагмы и тетаническое сокращение дыхательных мышц. Очевидец пишет: «…тотчас помчались в Конюшенный госпиталь за снарядом для переливания крови». Пока «мчались», был выпущен единственный бюллетень о состоянии здоровья императора, которое профессора Боткин и Богдановский, почетный лейб-медик Головин и доктор Круглевский единогласно признали безнадежным, вследствие потери крови. В 15.35 была констатирована смерть императора Александра II. Новый император, Александр III распорядился оказать медицинскую помощь казакам конвоя и доложить ему об их состоянии. Примечательно, что это распоряжение было отдано спустя почти три часа после того как их ранили!

А.И.Таренецкий …Около двенадцати ночи профессор описательной анатомии Медико-хирургической академии Венцеслав Леопольдович Грубер (1814-1890) с ассистентами (прозекторами) Александром Ивановичем Таренецким (1845-1905) и Петром Францевичем Лесгафтом (1837-1909) начали вскрытие тела императора, которое продлилось до семи утра следующего дня. На нем присутствовали Сергей Петрович Боткин, профессор Федор Степанович Цыцурин, лейб-медик, доктор медицины и хирургии Федор Яковлевич Карелль, профессор клинической хирургии Евстафий Иванович Богдановский (1833-1855), профессор патологической анатомии (с 1892 г. – судебной медицины) Николай Петрович Ивановский (1843-1910), доктор Н.Круглевский и уже упомянутые А.Таренецкий и П.Лесгафт. Примечательно, что впервые опубликовавший протокол вскрытия императора Ю.Молин указывает фамилию Н.Левановский ?), а серьезном исследовании «Медицина и императорская власть в России» ,2008 указаны загадочные фамилии Е.Богдано-Бельский и А.Тиреняцкий (!?) В подробнейшем протоколе указывается, что верхняя половина тела императора имела поверхностные повреждения, а весь удар пришелся на ноги: «…На передних поверхностях обеих бедер замечаются поверхностныне ссадины и ранения, проникающие сквозь всю толщу кожи, от величины булавочной головки до сантиметра в диаметре с кровоизлияниями в их краях. В нижней части левого бедра на 3 дюйма выше середины надколенной кости кожа представляется совершенно разрушенной с разорванными неровными краями; в дне этой раны надколенная кость, внутренний край которой оказывается раздробленным, причем рана проникает в полость коленного сустава. На передней поверхности левой голени замечается обширная разорванная рана с потерей кожи, раздроблением на множество осколков обеих голенных костей, разрывом всех более крупных кровеносных сосудов, размозжением мышц, пропитанных излившейся кровью. На левой стопе обширная разорванная рана с полным уничтожением большей части мягких тканей и костей ее, за исключением только сохранившейся пятки и небольшой части мышц и кожи наружного края стопы. На передней поверхности правой гтолени тотчас под нижним краем коленной кости обширная и глубокая разорванная рана, доходящая до нижней трети голени, с полным уничтожением кожи, раздроблением на множество мелких осколков обеих голенных костей., разрывом всех больших кровеносных сосудов и размозжением мышц с пропитыванием их излившейся кровью….Правая стопа без заметных повреждений…

…При описании внутренних органов обращает на себя внимание увеличение сердца, расширение левого желудочка, расширение дуги и грудной части аорты, утолщение ее стенки, бугристость и желтоватые утолщения, плотные на ощупь с отложением извести на внутренней стенке, сращение левого легкого с париетальной плеврой, уплотнение печени, наличие двух камней в желсчном пузыре, киста правой почки. Внутренние органы были значительно обескровлены (в полости левого желудочка крови не было совсем). Можно предположить наличие у Александра II Гипертонической болезни, ИБС, гипертрофии левого желудочка, выраженного атероматоза аорты и эмфиземы легких. При жизни жалобы у него на сердце ,как известно, были…Причиной смерти однозначно названа обильная кровопотеря через поврежденные артерии нижних конечностей. Судебный эксперт предполагает еще наличие баротравмы легких и возможной воздушной и жировой эмболии, но для Александра II это уже никакого значения не имело. Примечательно, что у убийцы царя, И.И.Гриневицкого травмы нижних конечностей были зеркальными – у царя на левой ноге, у Гриневицкого на правой. Смертельные травмы получил казак-старообрядец из конвоя А.Малевич, 14-летний зевака Н.Захаров (ранение черепа), и Евдокия Давыдова, умершая, судя по всему, от раневого сепсиса. Примечательно, что доктор Дворяшин не считал ранения царя, даже при условии возможной ампутации конечностей, смертельными, если бы не кровопотеря, которую можно было бы предотвратить наложением жгута. Но хотели как лучше, а получилось как всегда…

Обращает на себя внимание тот факт, что традиция нынешних взрывов с пренебрежением тем, что погибают невинные люди, заложилась у нас уже тогда, и смертники (а поляк Гриневицкий сознательно пошел на смерть) появились уже тогда (остальных ведь тоже вешали). Правда , «царей» научились охранять лучше, а народу то еще вон сколько…Так что, как ни старайся Н.Нарочницая и В.Мединский, взрывали раньше, взрывают и теперь, хоть очерняй, хоть обеляй!

Н.Ларинский

//uzrf.ru/publications/pu…

×

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии