Совбез ООН решает кому напоить Крым


Континенталист, 24 нояб. 2016   –   cont.ws


Россия обвинила власти Украины в нарушении международных гуманитарных норм

Заседание Совета безопасности ООН (Фото: AP/TASS)

В Совете безопасности ООН состоялись дебаты по вопросам водных ресурсов, мира и безопасности. В ходе дискуссии российский представитель Петр Ильичев заявил, что целенаправленные действия властей Украины по организации водной блокады Крыма нарушают права жителей полуострова и международные гуманитарные нормы.

Ильичев напомнил, что в апреле 2014 года Киев отдал приказ перекрыть шлюзы Северо-Крымского канала, который обеспечивал на тот момент пресной водой 85% потребностей республики с населением около 2 миллионов человек. Эти действия, уверена российская сторона, нарушают права крымчан на питьевую воду и санитарные услуги, а также право на питание. Речь идет о нарушениях соответствующих резолюций Совета ООН по правам человека, статьи 25-й Всеобщей декларации прав человека и статье 11-й Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

В ответ представитель Украины в ООН Владимир Ельченко назвал основной причиной нехватки воды «оккупацию» полуострова. По его словам, российские власти неспособны удовлетворять потребности жителей. Началась ожесточенная перепалка.

Сложная ситуация возникла не из-за того, что «мирные жители Крыма отказались от воды из Днепра», парировал представитель России. Он также добавил, что действия киевских властей привели не только к ухудшению гуманитарной ситуации, но и к сельскохозяйственной катастрофе. Кроме того, вслед за водной блокадой полуострову перекрыли доступ к значительной части электроэнергии и ввоз продовольствия.

По словам крымчан, проблемы с водой на полуострове после перекрытия Северо-Крымского канала действительно возникли большие. Чтобы ликвидировать дефицит, в Крыму пробурили массу новых скважин, но резко возросший отбор грунтовых вод грозит засолением почвы. Поливные площади на полях и в садах сократились в разы. Все возрастающий поток туристов грозит усугубить положение.

Первоначально решить проблему с водой планировали постройкой трубопровода с побережья Краснодарского края через Керченский пролив. Трубопровод мог бы пройти по дну или стать частью инфраструктуры строящегося моста. Правда, стоимость такого водовода была бы весьма высокой. Кроме того, понадобилось бы еще и строительство дополнительного канала от Керчи в степные районы Крыма. Данных о том, что проект будет реализован в ближайшее время, нет. Ранее, чиновники заявляли, что от водовода с Кубани в Крым решено отказаться.

Тем не менее, 22 ноября Совет министров Крыма утвердил госпрограмму развития водохозяйственного комплекса региона. За период с 2017 по 2020 годы будет освоено 8,4 млрд рублей. Программа поможет ликвидировать «локальные дефициты водных ресурсов для обеспечения нужд питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения». В первую очередь речь идет о Керчи, Феодосии, Судаке и Ленинском районе полуострова. Именно туда по Северо-Крымскому каналу подавалась днепровская вода с Украины.

В частности, должен вступить в строй водовод из подземных источников, который закроет проблему с питьевой водой в восточного части полуострова.

Отметим, что нынешнее обсуждение темы в ООН связано с тем, что водные ресурсы становится все более распространенным поводом для военных конфликтов в мире. Борьбу за воду ведут в Афганистане, суданской провинции Дарфур, на границе Узбекистана и Киргизии и т. д. Еще в 2014 году Всемирный экономический форум назвал нехватку воды третьей по значимости глобальной угрозой. А ЦРУ США и вовсе поставила ее дефицит в один ряд с неконтролируемым распространением оружия массового уничтожения, кибератаками и терроризмом.

Замдиректора Ибероамериканского сектора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Анастасия Лихачева считает водную блокаду Крыма противоречащей международным нормам и видит выход в более широком использовании современных технологий водопользования.

— То, что вода используется как рычаг политического воздействия, противоречит базовым принципам многих международных конвенций, согласно которым использование объектов водного хозяйства для влияния на гражданское населения является противозаконным. Безусловно, блокада Северо-Крымского канала наносит ущерб интересам гражданского населения. С этой точки зрения она противоречит всем современным нормам.

«СП»: — Теперь об этом вынуждена позаботиться Россия…

— Да, вода — часть комплексной проблемы безопасности Крыма, которую в последние два года Россия решала форс-мажорными мерами. Например, бурением артезианских скважин. Конечно, никто на полуострове и без того не умирал от жажды или голода. Однако России нужно понять, как дальше развивать новый регион.

Если делать там сервисную экономику, развивать туризм — это одни запросы на воду. Тогда нужно сравнительно немного воды для муниципального использования.

Если делать сельскохозяйственную республику, то без воды из Северо-Крымского канала не обойтись. В течение последних двадцати лет канал никто не модернизировал, не ремонтировал. Потери влаги там до 60%. Хотя надо понимать, что в водном хозяйстве потери всегда немалые.

Правда, современные технологии позволяют добиться водообеспеченности Крыма даже без канала. Но это требует времени и денег. А для ряда целей вода нужна сегодня, сейчас, не откладывая.

«СП»: — О каких технологиях идет речь?

— Хороший опыт есть у таких стран, как Сингапур и Израиль. Речь об опреснении, создании системы резервуаров для накопления осадков, технологии капельного орошения для сельского хозяйства. Капельное орошение позволяет производить больше сельхозпродукции на единицу потраченной воды. Это более эффективно.

«СП»: — А в городах?

— Что касается водной безопасности городов и крупных поселков, то тут потребуется целый комплекс мер. Городское водное хозяйство на полуострова отстало от современных стандартов на десятилетия. Это и системы очистки и повторного использования воды. Одна и та же вода за счет многоэтапной очистки в резервуарах на насосных станциях гоняется по кругу по нескольку раз. И, что важно, вода доводится до качества питьевой. Сингапур, например, уже так делает и собирается использовать до 30% такой воды в будущем.

«СП»: — Можно ли сравнивать Крым с Сингапуром?

— По площади — нет, конечно. Крым больше в 27 раз. Но у сингапурцев тоже мало своей воды. К ним, правда, построен водовод из Малайзии. Но важно как этот ресурс в стране используют. Повторная очистка, использование системы резервуаров и использование материалов, снижающих потери, а также опреснение — все эти технологии активно применяет Сингапур.

«СП»: — Опреснение оправдано экономически? Это довольно дорогая технология…

— Она резко подешевела после 2006 года, когда начали активно вводить мембраны. Цена упала в 4−5 раз. Дешевле всего это в Саудовской Аравии. Там строят гелиостанции и на солнечной энергии проводят опреснение. В Крыму тоже такое возможно, солнца там много.

Кстати, впервые в мире технология опреснения была применена в СССР для обслуживания АЭС. Но сейчас она «проседает». Выводить на качество технической воды получается, а вот делать ее питьевой — пока нет. Тут можно заимствовать зарубежный опыт.

Ведущий аналитической программы «Информационная война» на ВГТРК «Крым» Дмитрий Таран видит корень проблем с водой в политике. Он говорит:

— Напомню, что в 1960-е годы именно дефицит пресной воды спровоцировал войну между Израилем и Египтом. Похоже, что Украина ведет дело к чему-то подобному с Россией. Если это война, то, значит, и акт агрессии против мирного населения. Что подпадает под международные соглашения, предполагающих разделение мирного населения и комбатантов.

Мы здесь в Крыму понимаем, что Украина сама под оккупацией и за водную блокаду ответственна лишь ее властная верхушка. То, что в Киеве действуют в отношении гражданского населения столь бесцеремонно, говорит о том, что там правят преступники.

Сергей Аксенов

//svpressa.ru/society/…

×

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 13 нояб. 2017

Это фейк