Кто определяет границы государств


Континенталист, 10.04.2017 06:47   –   cont.ws


«Кто определяет границы государств на планете: геополитический калейдоскоп

Когда в прошлом году президент РФ Владимир Путин на заседании форума ОНФ открыто, и, пожалуй, впервые, выразил свои мысли по вопросу о трансформации нашего некогда единого, унитарного государства в федеративное,в котором окраинные республики имели право выхода из него (каковым они, в итоге, по наущению извне, и воспользовались), то многие, вероятно, подумали, что им уже давно хотелось услышать нечто подобное от первого лица страны.

Прошло больше года, но актуальность эти слова для нас не потеряли и, надо полагать, ещё долго не потеряют.

Президент совершенно справедливо назвал миной замедленного действия решение, принятое в конце 1922 года тогдашним высшим политическим и партийным руководством РСФСР. Известно, что по этому поводу тогда состоялась дискуссия между Лениным и Сталиным. Последний предложил план автономизации, по которому республики – в прошлом части единой Российской империи – вошли бы в состав нового государства на правах автономий. И тогда СССР не удалось бы развалить по национальному и географическому принципу.

Однако Ленину это казалось неправильным. Почему – отдельный вопрос. Но так или иначе, а идея сильного и единого русского государства никак не вписывалась в планы тех заокеанских финансистов, которые стояли за организацией нескольких революций в России и способствовали приходу Ленина к власти.

Сам процесс образования советских республик тоже проходил зачастую довольно странно. Например, Украине взяли и с лёгкой руки передали Донбасс – территории бывшей Екатеринославской губернии. На что как раз и обратил внимание Президент в своём выступлении. Самого такого государства как Украина ранее не существовало, но тут его создали, определили границы; через 70 лет и вовсе отделили от остальной России (русского мира), и теперь пытаются оторвать его от своих корней и столкнуть в братоубийственной войне со своим же народом.

Однако сейчас хотелось бы поговорить не конкретно об этом, а о том, как вообще возникают границы между государствами на нашей планете. Кто их определяет? По какому принципу?

Существовала Российская империя, в которой в большинстве своём жили русские, а также представители ряда других национальностей, общей численностью значительно уступавшие русским. Затем её, через череду революций, расчленили на несколько государств, и она лишилась ряда своих территорий.

Причём одна революция – февральская – произошла как раз накануне того, как русская армия должна была получить контроль над проливами Босфор и Дарданеллы. После был создан Советский Союз, в котором жил советский народ. Часть территорий бывшей Российской империи нам удалось вернуть и включить в состав Союза. Потом его развалили, и сейчас на его месте мы имеем, по разным оценкам, до 20 разных независимых государств (включая ДНР, ЛНР, Абхазию, Южную Осетию и Приднестровскую Молдавскую Республику), где многие люди уже не отождествляют себя ни с русскими, ни с Советским Союзом, ни тем более с Российской империей.

И, наверное, ни для кого не секрет, что в планах наших «партнёров» стоит и дальнейшее расчленение нашей страны на множество мелких и совершенно «независимых» государств.

Здесь мы подходим к одному очень важному вопросу: а что такое вообще государство, и какие границы оно должно иметь? Это территория проживания одной нации или территория, объединённая одной политической властью, имеющая общую экономику, культуру, язык, армию и т.д.?

Вопрос этот весьма сложный, и ответить на него в рамках одной статьи трудно. Очевидно, что на сегодняшней карте мира встречаются оба типа государств: как национальные, так и многонациональные. Причём в последнем подразумевается существование одной большой нации, объединяющей другие, малые нации, входящие в состав этого государства (США, Россия, Китай, Индия, Турция и др.).

С точки зрения здравого смысла вполне обоснованно было бы связать понятие государства именно с понятием нации, как оно и было исторически, а не с одной только общей экономикой, языком и чем-то ещё в отдельности.

Прекрасное определение нации дал И. В. Сталин в своей работе «Марксизм и национальный вопрос»: «Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры». Современная Россия хоть и является многонациональной страной, но вместе с этим можно говорить о существовании в ней одной русской (российской) нации, в которую входят представители разных народов. Можно назвать это и русским миром, и русской цивилизацией.

Если мы проследим историю развития человечества вглубь веков, пусть даже на пару тысячелетий, то обнаружим, что в те времена на земле существовало гораздо меньше государств и наций, чем те почти две сотни государств и бог знает сколько наций, которые существуют сейчас.

Уместно здесь вспомнить и старую библейскую легенду о вавилонской башне и последовавшем смешении языков и разделении народов. Хотя и будучи легендой, с исторической, лингвистической и археологической точек зрения она, похоже, имеет под собой некую реальную основу – в части разделения языков и народов.

Неужели они сами вот так все взяли и разделились и стали говорить на разных языках? И не было ли в этом чьего-то злого умысла, чьих-то корыстных интересов?

Как уже говорилось, ещё не так давно не существовало ни Украины, ни украинского языка, а теперь это их существование стало реальностью. Люди, населявшие территорию современной Польши, когда-то мало чем отличались от своих восточных братьев – тех же славян, ареал обитания которых распространялся по крайней мере вплоть до Эльбы (Лабы) и по всему Поморью, а в современной немецкой Померании (нем. Pommern, то есть, собственно, Поморье) вряд ли кто-либо задумывается о происхождении этого названия.

Но им принесли другую веру и стравили в целом ряде войн с русским государством, как и их соседей – литовцев, некогда не только бывших такими же русскими, но и исповедовавших ту же религию – сначала языческую, а затем православную. Сегодняшние поляки, вследствие паразитической деятельности этого глобального Кого-то, разделяющего народы и государства на куски, уже практически не отождествляют своей связи с соседним, некогда тождественным им, народом.

Хотя, если бы Сталин на Потсдамской конференции не настоял на передаче Польше части Восточной Пруссии и Поморья с городом Гданьск, то у Польши было бы всего 70 км морского побережья, вместо нынешних более чем 500. И если бы Красная Армия не проливала свою кровь за освобождение Польши от фашизма, то, вероятно, и Польши бы в её современном виде не существовало бы. Помни об этом некоторые ярые польские националисты, они, возможно, не проявляли бы с таким рвением свои русофобские настроения.

Кстати, что касается выхода к морю. Если мы внимательно посмотрим на современную политическую карту мира, то обнаружим, что целому ряду государств до выхода в море не хватает всего лишь… нескольких километров. Возьмём, к примеру, Финляндию. У её северных границ до выхода в Норвежское море ей недостаёт всего каких-нибудь 30 с лишним километров. Этот участок побережья Баренцева моря принадлежит Норвегии. То же касается и Швеции, которой на отдельных участках её северо-западных границ до доступа к навигации по морским водам недостаёт всего каких-нибудь 5 километров! Впрочем, у этих стран есть выход к морю на других направлениях.

Но перенесёмся на другой континент, в Южную Америку.

Боливия. Активно развивающееся государство с большой территорией и преобладающим коренным индейским населением (кечуа и аймара) – носителем национального сознания, ведущее независимую политику, в первую очередь по отношению к США. Но без выхода к морю. Для выхода в море (а точнее в Тихий океан) ему недостаёт примерно 140 километров – немного по меркам континента. А на пути к океану находится Чили – один из основных союзников США в регионе.

Чили фактически «отгораживает» Аргентину от выхода к Тихому океану, а Аргентина с другой стороны делает то же самое для Чили, только по отношению к Атлантическому океану. Другое латиноамериканское государство, не имеющее выхода к морю – Парагвай, также с многочисленным коренным индейским населением – гуарани. Вообще все современные границы в Латинской Америке сложились в результате совокупности двух процессов: а) раздела колониальных владений европейских держав и б) национально-освободительной борьбы местных народов. Так они сложились исторически, но не было ли это предусмотрено неким глобальным замыслом и не имело ли скрытый геополитический смысл?

А теперь вопрос:

Что всё это как не фактор, замедляющий развитие тех или иных государств? Как образовались эти границы и почему именно так?

Почему бы тем же Финляндии, Швеции и Норвегии не договориться между собой об обеспечении выхода к морю на Севере, скажем, в обмен на эквивалентную сухопутную территорию? Но ведь почему-то не договорились пока…

Впрочем, это всё исключительно их внутреннее дело. Нам же любопытно, почему границы образовались именно так. Здесь мы можем также вспомнить, что в 1939 году СССР предлагал Финляндии отодвинуть границу от Ленинграда и передать ему ряд островов, предлагая взамен вдвое большую свою территорию. Тогда мирно договориться не получилось. Позиция финнов зависела от настроений финансово-промышленной верхушки, близкой к Третьему Рейху и связанной в единое целое с Западом, имевшим целью столкнуть Германию и СССР в войне. Но возможность была.

Ну а что если всё так обстоит с границами потому, что есть глобальный Кто-то, кому это выгодно, кто не хочет, чтобы те или иные государства были развиты более, чем это ему нужно для реализации своих целей в рамках всей планеты и кто имеет огромное влияние на все вопросы, связанные с определением границ между государствами? Речь в данном случае идёт о глобальной финансово-промышленной верхушке, состоящей из банкиров, владельцев корпораций и отдельных высших представителей духовенства. Конкретные имена назвать сложно, но это – ключ к пониманию того, кто стоит за решением таких вопросов.

Эти глобальные элиты могут совместно решать вопросы границ так, чтобы это в максимальной степени отвечало их финансово-экономическим и политическим интересам. Причём вопросы границ могут решаться не только за столом переговоров, но и военным путём, путём революций, путём распространения той или иной идеологии или религии (культа), что подготовит почву для использования других методов. Можно, конечно, допустить, что границы являются следствием мирной договорённости между людьми, между двумя соседними народами. Так тоже может быть. Но только не тогда, когда в мире существуют эти теневые господа, которые играют в такие «игры» профессионально и с особым кровожадным азартом.

На приведённых выше примерах мы можем видеть, как на практике реализуется глобальная политика. Всё это, фактически, – реализация древнего инструмента глобального управления – принципа «Разделяй и властвуй» (divide et impera), имеющего целью упростить управление разделёнными народами для глобальных элит и ускорить их финансово-экономическое и физическое порабощение.

Есть и другие примеры:

Молдавия. До выхода в Чёрное море ей недостаёт всего… двух километров! В рамках СССР это не было никакой проблемой, но сейчас… Сейчас у Молдавии нет выхода в море. Она не может снабжаться по морю, и Россия не может по морю поддерживать своих соотечественников, находящихся на военной базе в ПМР. Развивать торговлю Молдавия может только транзитом через другие государства.

Почему бы, скажем, Украине не предоставить Молдавии участок суши с доступом к морю – хотя бы в обмен на эквивалентную территорию с её стороны? Вопрос, пожалуй, риторический. Куда смотрит так называемое «международное сообщество»? Где всевозможные международные и правозащитные организации? Где демократия, наконец?

А всё дело в том, что так называемому «цивилизованному международному сообществу» нет до этого никакого дела, и его, похоже, на самом деле ничуть не беспокоит судьба всех подобных государств и их народов. Конвенция ООН по морскому праву предоставляет внутриконтинентальным странам право на выход в море, но ведь на практике этот выход могут закрыть в любое время под тем или иным предлогом.

Эфиопию от Красного моря отделяет узкая полоска шириной в 60 километров, принадлежащая государству Эритрея, которое в 1993 году провозгласило независимость от неё. Но даже если бы она и принадлежала Эфиопии, то территория Баб-эль-Мандебского пролива, ведущего в Индийский океан, находится с африканской стороны под контролем Джибути.

Любопытно, но в той же Африке центральноафриканское государство Демократическая республика Конго имеет на Западе узкое «горлышко» выхода в Атлантику (всего порядка 40 км побережья), что на карте весьма заметно и бросается в глаза.

При Петре I Россия сражалась за выход к морям и в результате выкупила у Швеции прибалтийские территории. Но вы думаете, что в наши дни американцы и их друзья случайно уделяют так много внимания Прибалтике, проводят там учения, завозят туда свои войска и вообще активно ведут там свою политику?

Всё это хорошо вписывается в их планы по недопущению дальнейшего сближения России и Европы (в первую очередь, Германии), а будь эти страны пророссийскими, сближение развивалось бы более быстрыми темпами. Ту же роль отводят и Украине с Польшей. Это фактически та же идея «санитарного кордона», которой в своё время увлекался Черчилль.

Турция контролирует стратегические проливы Босфор и Дарданеллы (кстати, в древнем мире выход из/в Дарданеллы «запирала» древняя Троя). Британия использует Гибралтар, по сути, для контроля над Гибралтарским проливом. Панамский канал находится в Панаме, но кто сомневается, что на неё оказывают огромное влияние США?

Ведь если Панама будет вести независимую политику и установит баснословные пошлины для прохода американских кораблей (для поддержания своей экономики), а то и вовсе запретит их проход, то скоро, вероятно, там станет очень плохо с демократией и доведённые до отчаяния граждане выйдут на улицы из-за того, что проходящие на кораблях через канал моряки не кормят плавающих там рыбок, от чего те умирают от голода, а значит, во всём виноват «кровавый режим», уделяющий недостаточно внимания экологии.

Пустынный Аравийский полуостров только на юго-западе имеет плодородные земли с прекрасным климатом, но именно здесь расположено отдельное государство – Йемен. Ирак имеет лишь узкую полоску морского побережья (недалеко от места слияния древних рек Междуречья – Тигра и Евфрата).

Болгария имеет выход в Чёрное море, но ей «недостаёт» до Эгейского моря 20 км. Сердце южных славян – Сербия – в результате расчленения Югославии вообще лишена выхода к морю, а на юго-западе от неё ещё и отделили Косово. Словения и Босния и Герцеговина имеют крошечные полоски выхода в Адриатику.

Не хотят наши геополитические «друзья», чтобы существовало такое сильное и единое государство как Югославия и чтобы её самая большая часть имела выход к морю, где можно было бы создавать свой торговый и военный флот, строить порты… А без всего этого очень легко зависеть в торговле от Запада. Который также не хочет, чтобы всё это имели и мы – получившие когда-то выходы к морям ценой пота и крови своих предков.

У восточных берегов Китая, на острове Тайвань, располагается частично признанная Китайская Республика, о которой говорят, что ранее она имела контроль над всем Китаем, и кто знает, не захочет ли его вернуть при поддержке западных «друзей». По сути, это та же самая «мина замедленного действия» под китайскую государственность. Ведь в любой кризисный момент оттуда может прилететь «легитимное правительство» и установить контроль над всем Китаем.

Корея по-прежнему остаётся разделённой. Южный Судан в 2011 году в результате референдума отделился от Судана. И проблем с международным признанием не было, в отличие от Крыма. От Индии в своё время отделили Пакистан, а вокруг неё расположены близкие к ней исторически, культурно и этнически Бангладеш, Бирма, Шри-Ланка, Непал, Бутан и даже Афганистан и отчасти Индонезия.

А русский народ по-прежнему остаётся крупнейшим разделённым народом в мире.

Чтобы понять, кто занимается определением границ в сегодняшнем мире, понадобится отдельное объёмное исследование. Образование государств и согласование границ – очень сложный процесс, обусловленный очень многими геополитическими и историческими факторами, но зачастую у авторов идеи создания отдельных независимых государств, вероятно, были или есть конкретные имя и фамилия, возможно даже свой банк или своя корпорация. Ну, или хотя бы название – если их «создателями» выступают другие, более крупные государства. Сегодня мы может наблюдать как раз такую попытку создания одного или даже нескольких новых государств на Ближнем Востоке.

Границы государств – не такая мелочь, как может показаться на первый взгляд. Можно вспомнить хотя бы жаркий спор членов Большой тройки на Тегеранской конференции по поводу границ Польши, где границы определялись вплоть до отдельного города (Львов). Помимо упомянутого выхода к морю важными факторами, влияющими на границы тех или иных государств, могут быть 1) наличие крупных месторождений ценных полезных ископаемых; 2) доступ к водным ресурсам (пресная вода); 3) контроль над ключевыми геополитическими точками (проливы, акватории, горные проходы); 4) соседство с другими крупными государствами для оказания на них влияния; 5) наличие на территории культовых и священных мест; 6) исторические факторы; 7) природно-климатические факторы и т.д. Впрочем, в сегодняшней геополитике у отдельных глобальных игроков зачастую достаточно инструментов для того, чтобы осуществлять контроль над всеми этими ресурсами и точками без перекраивания границ. Зачастую, но не всегда.

Иногда традиционные политические, военные и экономические методы не помогают, и тогда они сеют хаос на отдельных территориях и отдают их под контроль террористам.

Представьте, что в каком-нибудь тихом западном курортном городке в горах собираются представители крупнейших банков, транснациональных корпораций и другие «сильные мира сего», чтобы поболтать о «судьбах мира». И начинают размышлять примерно так: «государство А слишком велико и поэтому может вести свою независимую политику и в дальнейшем, когда оно разовьётся, представлять для нас угрозу. Особенно если оно вступит в союз с нашими конкурентами и поступит под их защиту.

Давайте его разделим: отберём у него плодородные южные области и горные районы с большими месторождениями полезных ископаемых, а также северные районы, богатые нефтью. Оно сразу же обеднеет и станет зависимым от нас, и мы сможем вовсю раздавать ему кредиты. Мы скупим за бесценок его пришедшие в упадок заводы и наладим производство того, что нам нужно, будем продавать продукцию и зарабатывать на этом. Причём мы можем разместить там вредное производство, которое не можем разместить у себя. На более-менее плодородных землях мы посеем чай и табак и будем продавать их по всему миру как изысканные сорта. Народ же этого государства, обнищавший от резкого падения экономики и уровня жизни, мы направим на наших давних конкурентов в регионе, чтобы их терроризировать».

«Что же касается государства Б, — продолжают они, — то мы получим контроль над его ресурсами, и у нас теперь всегда будет дешёвая нефть, золото и полиметаллы. А плодородные районы мы будем использовать для экспериментов своих с/х корпораций, и экспортировать эту дешёвую продукцию с большой прибылью. Чтобы это государство не отбилось от рук, не вышло из-под нашего контроля, когда мы ослабнем, мы всегда будем использовать потенциал недовольства граждан государства А, которые будут желать вернуть отобранные у них территории. Тем более, что все религиозные святыни мы оставим именно в государстве А и будем поддерживать настроения его населения, что именно оно является подлинным носителем государственности и культуры этого народа. Кроме того, мы дадим государству Б ещё часть территории государства В и тем самым спровоцируем постоянную напряжённость на его границах со стороны государства В. В итоге, наши кредиты и оружие будут нужны всем – и А, и Б, и В. И все они будут зависеть от нас».

Вот так примерно могут рассуждать эти геополитические воротилы, решая судьбу того или иного государства. А можно, наоборот, как товарищ Сталин, выступать за укрупнение государств, как в случае с Балканской федерацией (союз Югославии, Болгарии, Албании, а также Румынии и Греции), преследуя совсем другие цели: улучшение благосостояния народа, развитие экономики и подлинной народной демократии и т.д.

* * *

В наши дни границы многих государств в Европе определяются на основе Ялтинской системы, сложившейся в результате баланса сил к моменту окончания Второй мировой войны. Но эта система сегодня многими ставится под сомнение, расшатывается, так как баланс сил уже иной. Сегодня модно стало говорить об отдельных государствах как о «самопровозглашённых», причём в такой манере, как будто никто кроме самих этих государств их не признаёт, в особенности так называемое «мировое сообщество».

Однако если вспомнить историю, то она изобилует примерами такого рода «самопровозглашённых» государств – взять те же США, которые никто кроме них самих не «провозглашал». Подавляющее большинство современных и исторических государств являются самопровозглашёнными. Решение об их образовании не принималось на каких-то глобальных конференциях или форумах, а стало результатом, в первую очередь, воли народа и исторических факторов.

Определение границ государств, дробление крупных государств на более мелкие или, наоборот, создание более крупных на базе более мелких – всё это можно отнести к инструментам геополитики – политики, осуществляемой в глобальном масштабе по отношению к целым странам и народам. Нам же остаётся лишь хорошо поразмыслить над тем, как всё это осуществляется и кто за всем этим может стоять – чтобы понять эти процессы, разобраться в скрытых пружинах геополитики, выучиться на уроках прошлого и никогда не допускать того, чтобы с нашей страной и нашим народом проводили подобного рода геополитические игры, чтобы не смогли разделить дальше, и чтобы разделённые части нашего народа воссоединились.

                                                                Владимир Я., ».

Источник

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm
5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 15:37

*у нас