Cуровые фронтовые будни 18+


Континенталист, 18.04.2017 06:04   –   cont.ws


Максим Камерер

Общение с Капой подобно контрастному душу. Творческая личность Ка Па Дзонга ,сука,не терпит рамок приличия. Тесно ей там. Особенно окропив душу косорыловкой.

То приходится вынимать из скрюченных пальцев два булатных ножа. Полчаса возни. Пока не нашел ледоруб-и не пошел с ним в атаку,взяв подвысь . Со словами-“*ишь,ты братец,как Троцкий!” . Дзонг,к счастью,смешлив-его скрючило пополам,и дальнейшее разоружение было делом несложной техники.

То эта падла ,увидав меня в пробке напротив ТАСС,прыгает на крышу Доджа,сует свое мурло в люк и гаркает трем полонянкам на заднем сиденье- “БОЙТЕСЬ, *И ,БАШНЮ КЛИНИТ!!!” Хорошо , салон был кожаный-две из трех *ей дисциплинированно убоялись,согласно приказу,и обоссались на месте.

Ради чего я с ним дружен?

Наверное ,ради Б-га.

То есть не знаю. Вот спроси-ВОПРЕКИ чему,так там только начни говорить-и не остановишься. Причем даже когда слова закончатся будешь гневно мычать,пучить глаза и яростно жестикулировать.

Правда,в редкие минуты просветления ,в свободное от творчества и *ства, свехрчеловек бывает вполне приятен в общении.

-Кап,а что ты так Грушу-то не любишь? Нет,я тоже их считаю сборищем мудил,но безобидным же…

-Да не не люблю я…Как бы тебе сказать…Вырос я из них,как из детских штанишек.Я ж там бардил тоже одно время…потом даже поехал с ними на сборный концерт.

-Чего это тебя понесло?

-Место проведения мероприятия было больно интересным.

-?

-Зона.

-Иэххх ты!

-Ну да,в период “либерализьма” у нас и не такое устраивали. И вот представь-заключительная песня,все эти солнышки лесные на сцену вываливают,и взявшись за руки,дружно голосят их,Грушинский гимн.

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!”

А из зала на это действо тыщи полторы уголовников глядят. Довольно мрачно. Их-то сюда не спросясь собрали.Что,по их мнению,вряд ли здорово.

-К-ха! Зал подпевал? “И зачарованные зеки на нарах пайку доедают”?

-Да щазз. Молчит зал-а на сцене эти солнечные *одуи заливаются. Хорошо,я в последний момент свинтил-и этот сюр со стороны наблюдал.

-А ты там что пел?

-Не помню. “Афганский цикл” вроде.

-Мы выходим на рассвете, над Пандшером дует ветер, развивая наши флаги до небес?

-Да щаззз. Кстати-у меня песня “Опять тревога опять мы ночью вступаем в…” вызывала дикий хохот…

-Последствия контузии?

-Не исключено. Но не только. У нас на точке история неприятная вышла-ночью духи лейтенанта и прапорщика украли из расположения. Летеху не тронули-он им не приглянулся,а прапора-щирого хохла с роскошными пшеничными усами трахнули всей бандой. Чем то он их возбуждал.Перефразируя Бабеля-“Накалял для муджахидов свой расписной, свой украинский и румяный рай”. Наш командир пленников потом назад выменял за 4 мешка риса..

-Ыыыыы....а почему за 4?

-По таксе. Офицер-3 мешка,прапор-2 мешка и 1 мешок-скидка за удовольствие. Прапора же юзаного назад вернули.

-Хрррр…А местный сколько стоил?

-От мешка до двух-в зависимости от положения в обществе. У нас два оола на ЗУшке дурью маялись: один навел прицел на бачу,что в поле ковырялся,а второй на педальку нажал сдуру . Декханина в клочья. А кишлак-то “на договоре”.Мы их не трогаем,они нам пакости не делают. “Хахан - нейтралитет” Командир даже “уважаемым людям” электричество от нашего “дырчика” в дома провел. Мир и благодать. Была. “Два дебила-это сила”. Страшная и разрушительная. Относительно спокойная жизнь подразделения повисла на волоске.

Ну ничего. Командир за 2 мешка вопрос уладил. Те довольны были. Говорят-если надо,есть тут у нас один деятель,неприятный человек,его весь аул не любит. За мешок уступим . Реальному покупателю-торг. Даже за половину отдадим.

Еле отбоярились.

Так вот,о чем я? А ,о прапоре. Командир его в Союз услал-говорит ну его нах,вдруг

понравилось,еще бегать к ним начнет. Военную тайну ради любви выдаст.

А поскольку сладкопопого хохла словили-когда он до ветру шастал , то вся часть ночью страсть как боялась от палаток отходить. ** его знает: насколько ты привлекателен с точки зрения туземцев. Потому по нужде-клали прям в световое пятно от откинутого полога. Возвращаясь к тому,с чего начали-героическая песня для меня имеет несколько иное ,отличное от общепринятого звучание: “Опять тревога, опять мы ночью вступаем в кал” -потому что спросони о минировании местности забываешь и вляпаешься обязательно.

-М-да. Суровый армейский быт. Я думал в Советской Армии проблема долбо”бизма стоит так остро-оттого что она,непобедимая и легендарная,дурью мается. Но на войне приходит в себя.

-Ошибаешься! На войне родимый долбо”бизм расцветает еще пуще. Только епут за него меньше-так как все последствия можно списать на злобного супостата. А у меня до сих пор сомнения-отчего мы в Афгане большие потери понесли-от духов ,или от долбо”бов.

С Сети.

Во время службы в армии в одной замечательной и очень теплой стране, будучи еще зелеными солдатами на КМБ, но уже более или менее понимающими менталитет и язык, мы часто залетали. Поскольку русских было довольно много, из 150 человек почти 30, то все, если не говорили, то понимали русскую речь. Особенно русскую матерную. За залеты нас останавливали прямо посреди твоего дела, что бы ты не делал и спрашивали имя и фамилию. После вечернего развода нас вызывали пофамильно и перед всем взводом выговаривали наши косяки. Ты должен был быть весь красный и просто обязан был раскаяться, получив наряд.

После пары кухонок и драения винтовок за всех, в курилке созрел хитрый план обмана системы. Все русские договорились о взаимовыручке.

Теперь, когда кого-то ловили командиры на территории с сигаретой, отдыхающим в теньке или пинающего хер, залетчик на вопрос: «Имя?!», всегда с гордостью отвечал:

- Тарас Бульба!

И на вечернем разводе при словах: “Тарас Бульба, выйти из строя!”, выходило сразу человек 15.

Поскольку командиры всех в лицо не знали, а факт был на лицо, то уперевшись в русскую смекалку, они затаили на нас обиду и стали относиться к курению в неустановленных местах помягче.

Вообще стычки в армии на национальной почве происходили с завидным постоянством. Коренные евреи не жаловали арабов, представители Марокко зло косились на русских, ну а все наши (читай русские, хохлы и беларусы), не делали акцентов и не любили всех, включая своих, оптом. Ведь неизвестно с какой стороны может прилететь очередная жопа и кто настучит на тебя за все что угодно, даже за расстегнутую пуговицу.

Так вот. Иногда залеты были общими, когда косячит один, а отдуваются все. И тогда в коллективе назревает конфликт, который может перерасти в выяснение отношений на повышенных тонах или банальную драку. Кучка “мафия русит”, как нас все там называли, всегда отличалась смекалкой и кулаками в открытую не размахивала, ведь за это можно было получить немножечко армейской тюрьмы и уехать в светлое будущее на отдельном автобусе.

Проводив товарища, отправившегося “на губу”, снова было собрание в курилке, где совет постановил физическую силу боле не применять, а давить исключительно интеллектом. Или по-простому - чмырить. Жестко. Сильно. Нещадно.

После недели такой тактики, все обиженые начали ходить с включенным диктофоном, а наши командиры придумали новую “показательную акцию”, когда выходил тот, которого люто поливали говном всю неделю и с листка, перед всеми солдатами за полчаса до отбоя читал:

- У омар “чирнозопое абизяно”! “Эбилан распирадарасаний”! “Сапиливая уафлия”!

Ну и так далее. А специально вызванный товарищ (читай переводчик), который владел аж тремя языками - ивритом, русским обычным и русским разговорным, все переводил под надзором командира, чуть понимающего русский мат.

После этого обычно обидчика снаряжали айфодом (жилетом) и в полной боевой отправляли патрулировать самый дальний участок базы - стрельбище. По задумке командиров было очень унизительно для солдата, провести ночь не на вонючем матрасе, а гуляя на свежем воздухе и слушая, как в Ашдоде срабатывает противовоздушная сирена. После пары недель у нас на крыше одного из зданий тира даже самодельная качалка была, так что было чем заняться ночами.

Но всему приходит конец и со сменой командира нас реально начали гнобить нарядами за наши неуставные речевые обороты, попытку посеять зерно нелюбви к армейскому брату. А в армии должны быть все равны, ведь неважно кто ты, женщина, пидорас или мараканец.

Снова курилка, снова дебаты, снова собрание благородных лысых рыцарей и мозговой штурм. Снова неделя едких подколок и диктофоны, уже торчащие отовсюду.

Но наступает вечер четверга, все, кто не успел помыться стоят злые перед отбоем. И только кучка “мафия русит” ждет бесплатного концерта по заявкам. Выходит Шакед и с чувством достоинства достает из задницы засаленный кусочек бумаги, начинает читать, тыкая пальцем в моего соседа по строю:

- У омар “Увазаемий афрамараканец! Нисаблагавалителиви пададвинуть краватку цуть левее? Пазиялуйста!

Славик переводил. Командир напрягся. Негры загудели. Мы повели бровью и честно сдерживали смех.

В итоге нас всех, 15 оставшихся русских, раскидали отдельно друг от друга и у нас началось одиночное выживание в непонятном и полном страхов хаосе, под названием ”Армия”.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии