Исаров Алексей Валерьевич: Ради перемен (много-букв)


Континенталист, 4.05.2017 16:23   –   cont.ws


Даже из-за звериной формы существа Александр не стал сомневаться в его разумности, подсознательно чувствуя исходившую от него мудрость. Он знал, что во вселенной человечество - не единственная разумная раса, и догадывался, что в прошлой жизни сам обитал не на этой планете, но не рассчитывал встретиться с настоящими иными наяву, во плоти, да ещё и в такой обыденной обстановке.

Существо это имело морду, похожую на изображения египетского Анубиса: столь же длинную, с большими острыми ушами, но при этом с роскошной гривой, матово-чёрной, как и шерсть. Четверолапое тело тоже скорее напоминало очертаниями элегантную статую гибкого хищника, нежели мускулистого зверя, каждый день выживающего в суровой реальности, но размеры его всё равно превышали человеческие. Широкие крылья не воспринимались чуждыми облику: мохнатый пернатый дракон, только хвост не толстый, как у рептилии, а длинный и тонкий, с пышной кисточкой на хвосте.

Во время воскресной прогулки по пригородному лесу небритый задумчивый парень не сразу заметил пару почти светящихся жёлтых глаз, наблюдавших за ним. Но, увидев, испугался, как испугался бы на его месте любой другой человек. Не стал щипать себя, доказывая нереальность галлюцинаций, или прогонять сердце в пятки, страшась атаки неведомой зверюги из воплотившегося кошмара - просто застыл от неожиданного видения, не способный что-либо делать. Слишком велико волнение, когда разум встречает неведомое. Сознание почти отключилось и лишь наблюдало, как существо пристальней посмотрело на Александра, а потом скрылось над резко качнувшимися ветвями.

Пришёл в себя напуганный монстром очевидец только через полчаса холодного ступора мысли. Запоздало походил по месту, где заметил существо, посмотрел вверх, на движимые ветром ветви, и вниз, на примятую траву, которую, быть может, сам и истоптал в неаккуратных поисках. Действительно привиделось? Даже если и нет - приблизиться к созданию не хватило бы храбрости.

После странной встречи Александр сразу направился домой, погружённый в усиленный внутренний диалог. Что это было? Последствие накопленного недосыпа? Игры разума, слишком углублявшегося в выдуманные миры вместо сна после работы? Или настоящий визитёр из другого мира? Странно: все дружно сообщают о сморщенных гуманоидах в летающих тарелках, высоких блондинах в обтягивающих костюмах или волосатых йети - но Александру явилось нечто действительно необычное. Сначала парень хотел по возвращению к компьютеру проверить местные новости, вдруг кто-то что-то видел, а лучше заснял, но по дороге сообразил, что такое либо постесняются выложить, либо сразу засекретить. Как же убедиться в том, что собственное восприятие не обмануло?

Однако это самое восприятие продолжило шутить с парнем. Увлечённый мыслями, он не сразу понял, что идёт не по тропинке, а по воздуху в десяти метрах над ней, над деревьями, уже видя шоссе в трёхстах метрах впереди. Теперь Александр испугался ещё сильнее - даже не тому, что сейчас упадёт, а что постепенно превращается в сумашедшего. Панически озираясь во все стороны, наконец нашёл своё тело внизу и чуть впереди - задумчиво сцепив руки, оно продолжало идти по знакомой дороге на автомате. Александр тряхнул головой - и вернулся в полностью привычную реальность. Он снова стоял на твёрдой земле, и, пощупав голову, убедился в её полной материальности. “Крылатые драконы… теперь и выход из тела,” - чуть хмуро подумал парень, скорее спеша домой.

Дома, усевшись озадаченно на кровать, Александр ещё долгое время осмыслял испытанное за сегодня. Почему вдруг это произошло с ним? Произойдёт ли ещё раз? Наверное, стоит всё перепроверить: если он сможет ещё раз выйти из тела, уже осознанно, и таким образом увидеть что-то, что иначе узнать не мог - по крайней мере половина произошедшего подтвердится. Тогда велика вероятность, что и мохнатый дракон не привиделся.

По слухам Александр знал, что выход из тела легче всего происходит в “пограничных состояниях сознания”: либо при глубокой задумчивости, какая случилась днём, либо при засыпании, либо в момент клинической смерти. Парень счёл подходящим опробовать второй вариант - самый простой, хотя не самый достоверный. Не раздевшись, лёг в кровать поверх одеяла, стараясь задремать, но не уснуть. Вот что делать дальше - не понятно. Попытаться представить выход из тела? Ещё навоображаешь… Попробовав отрешиться от физического тела, как во время глубокого погружения в собственные мысли, когда окружающий мир даже не воспринимается, Александр мысленно привстал на кровати.

Комната, сохранив привычность, во внутреннем восприятии представлялась более тёмной и менее резкой, как будто сами предметы убрали, оставив лишь их тени и отпечатки. Но то ли от близкого знакомства с обстановкой, то ли от неведомого источника информации Александр знал не только форму предметов, но и их содержимое, и даже чувствовал текстуру на расстоянии. Но сейчас он оставался в собственной спальне. Как бы переместится в этом состоянии в место, где не был ни разу, чтобы запомнить его и проверить, таково ли оно в реальности?

Вспомнив свой полёт над лесом (точнее, висение в воздухе над верхами деревьев), решил вылезти в окно и осмотреть знакомую улицу с необычного ракурса. По привычке попытался раскрыть тугую оконную створку, но понял, что гораздо проще неведомым образом просочиться прямо через двойное стекло, чем взаимодействовать с реальными объектами. Даже вне тела, без податливости гравитации, оказалось страшно вылезать прямо в воздух над парком во дворе, который теперь казался на дне глубокой бездны. Потребовалось потратить несколько секунд только чтобы решиться. Но непривычные ощущения свободы перемещения стоили того. Проскальзывая дальше от окна и вверх, Александр даже на несколько моментов перестал бояться, вдруг восприняв необычный способ перемещения вполне знакомым, только забытым давно. Человек не способен вот так свободно перемещаться в трёх измерениях, и поначалу сильно смущало, что нет опоры и можно смотреть в любую сторону, не натыкаясь на стенки кабины, но потом такой полёт показался привычнее даже простой ходьбы. Только город вокруг напоминал своей размазанностью и унылой тенеподобностью, что этот полёт - не совсем наяву. Впрочем, было в парке одно светлое пятно, на общем тёмном фоне оно рябило в глазах, словно отпечаток солнца на сечатке после того, как взглянешь нечаянно на светило в жаркий день. Приблизясь к нему, Александр узнал обретавшуюся в центре парка часовню, и мысленно фыркнул - не только в физическом мире она ярко светила окружающими её фонарями в окно квартиры, вынуждая зашториться для спокойного сна, но и в духовном иллюминировала.

Покружив по окрестнстям, Александр приземлился на крышу своего дома, собираясь внимательно запомнить её вид, а потом вернуться в плотном теле и сравнить. Чем больше совпадений обнаружится - тем вероятнее и достовернее окажется опыт, тем меньше он навоображал. Ноги встали на невысокий бетонный бордюр, но прикосновения парень не почуствовал. Возможно, и тело своё воспринимал привязанным к восприятию лишь условно, по привычке. А если так, получится ли его поменять? Подгоняемый растущим любопытством, таким, которое всегда разогревается, когда, после попадания в новое измерение жизни, начинаешь осваиваться после первичной паники, Александр подробно представил себя не в человеческом теле, а теле увиденного на прогулке неведомого существа. Эфирное тело прекрасно поддалось мысленной лепке. Перед очами тут же расплывчато замелькал нос вытянутой чёрной морды. Пришлось тряхнуть головой, чтобы заново сфокусировать зрение, а потом ещё стряхнуть налезшую на обзор чёлку неподатливой гривы, в прямоходящем положении доходившей сзади до лопаток. Да, Александр продолжил стоять прямо, лапам и позвоночнику было совершенно всё равно, ходить на четвереньках или в позе антропоморфа из мультиков и модных интернет-галерей. Хотя вытянуться в струнку солдатом на перекличке всё равно не выходило - даже бесплотные крылья норовили завалить тело назад. Кстати, обучение четвероногому способу перемещения прошло заметно быстрее, чем, когда-то давно, двуногому. Точек опоры побольше. Поэтому через дверь на крышу и по лестнице к своей квартире Александр прошёл уже полностью сжившись с образом таинственного хищника, только хвост резко водил кисточкой от подсознательных эмоций. Без всякого ключа вошёл в прихожую, оттуда в спальну, подумав, что из него вышел бы идеальный разведчик - невидимый и бестелесный фантом. Только уязвимое тело лежит на кровати. Прикоснувшись к нему когтём, Александр как-то резко втянулся в свою оболочку, даже присел на кровати с удивлённым вздохом. Собрался встать с кровати, чтобы выйти на крышу, но задумался: в своём теле это будет ещё страшнее. Как открыть замок на чердак, как не грохнуться со всей высоты, как скрытья, если не в меру внимательные соседи сообщат в полицию? Но нет, вставать всё равно надо, хотя бы чтоб переодеться наконец. Шумно выдохнув через ноздри, начал приподниматься, но что-то туго и чуть больно этому помешало. Резко дёрнцв голову вбок, Александр увидел что, вставая, прижал к кровати гладкие перья мохнатой когтистой ладонью.

Мгновения он непонимающе рассматривал когтистую лапу. Потом моргнул и потряс головой, тем самым окончательно разогнав мысли о крыше и вообще выходе наружу. ЧТО ЭТО? Пока разум бился, не в силах решить, что делать дальше, пальцы разжались, а сама ладонь оказалась поднесена к лицу, как собственная.

Ещё не отойдя от увиденного, Александр вскочил на ноги, вернее сделал попытку - тело слушалось через силу. Он едва устоял на ногах, с так и зависшей перед глазами рукой, густо покрытой чёрной шерстью и увенчанной - теперь стало окончательно понятно - тёмными когтями.

Большего ужаса прибавляло то, что жил Александр не один, а с родственниками. Увидят его таким - даже не известно, что произойдёт, и знать не хочется. Особенно если он не сможет говорить собственным голосом. Александр произнёс несколько слов, чтобы это проверить: хотя тембр был непривычно рычащим и севшим от волнения, но, кажется, узнаваемым. Только и запираться в комнате навечено не выйдет… А что с работой? Всё равно отправиться туда завтра, вылетев в окно? Это даже смешно, если бы не так грустно… Проскользнула мысль позвонить в психиатрическую и описать симптомы, но с когтями не вышло набрать даже короткий номер (если бы и вышло - тут же бы бросил трубку, передумав и не набравшись храбрости). Из зеркала на Александра и через десять минут рассматривания зырили золотые глаза, почти как у “утреннего незнакомца” в лесу. С большим трудом и оцарапанным экраном сделанная селфи давала тот же результат. Александр хотел было её показать кому-нибудь для проверки, видят ли и другие там странную морду, но и тут передумал - показывать настоящую фотографию страшно, а подтверждать галлюцинацию - стыдно.

Продолжительные, но бесполезные метания прервал резкий звон дверного звонка. Второй, более настойчивый звон вывел Александра из ступора. Он подбежал к глазку, надеясь, что это не родители, вернувшиеся от знакомых, но именно их он и увидел. Обдумывая, что делать и куда прятаться, “новообращённый” оборотень хотел досадливо рыкнуть, но только тихо и обречённо простонал. И в этот миг понял, что в какой-то момент, кажется, между двух звонков, вернул человеческий облик - причём вместе со всей одеждой! Пока он осматривался, проверяя, не порвалась ли рубашка (та оставалась целой, словно и не пропадала куда-то вместе с первоначальным телом обладателя), родственники отперли перед Александром дверь и сильно удивились, что их сын стоял перед ней, но лишь сейчас отреагировал на их появление.

- Привет, - наконец он нашёл, что сказать, и растерянно улыбнулся. - Извините, увлекся наладкой.

Седеющие родители лишь вздохнули и покачали головой, разуваясь. Их сын в действительности увлекался электроникой и радиотехникой, настолько, что зачастую даже работа иженером микросхем не удовлетворяла его интерес, и после работы Александр реконструировал советские программируемые калькуляторы, или собирал собственные поделки, от электронного градусника на газоразрядных лампах до широкочастотного радиоприёмника, который мог принять как рации полицейских, так и сигналы спутников. Сами родители не слишком одобряли его времяпровождение, которое и его спальню превращало в небольшой склад деталей и устройств, но не противились этому, зная, что старая электроника дома всё лучше пустых бутылок. Лишь сетовали порой, что сын никак не желает искать себе мать их внуков.

Александр продолжал пребывать в глубокой задумчивости, как и весь день сегодня, захваченный непростыми мыслями и смесью испуга с сосущим чувством в груди. При появлении родственников все видения и галлюцинации пропали, он чувствовал и видел себя человеком, но, заглянув в телефон с поцарапанным экраном, обнаружил свежую фотографию черношёрстого дракона. Неужели он один видит последствия своих метафорфоз? Александр перевёл взгляд с устройства на родителей, прошествовавших на кухню ужинать, и решил, что лучше он проверит “улики” и покажет их несведующим, “сторонним” людям. Как ни странно, они зададут меньше вопросов - для них всё, происходящее в интернете, странно, потому проще будет отделаться.

Не найдя никаких умных слов, чтобы предварить эксперимент, Александр просто преодолел робость и передал отцу телефон:

- Как ты думаешь, кто это?

Александр бы не удивился (хотя точно расстроился бы), узнай папа своего потомка, но тот хмыкнул и вернул телефон со словами:

- Какой-то сатанистский козёл на фоне нашей квартиры. Сын, чем ты занимаешься?

Под обескураженным взглядом матери Александр вновь уставился на экран. Фотография вышла крайне смазаной (а попробуй снять аккуратно с когтями длиной в фалангу пальца) и при большой фантазии длинные острые уши можно было принять за рога. Но… какой, в самом деле, козёл? Морда совсем не такая… Но разубеждать родителей благоразумно не стал.

- Да так… фотошоплю, - продолжая созерцать изображение, парень развернулся по направлению к своей спальне под материнский шёпот:

- Лучше бы себя сфотографировал, отфотошопил и выложил на сайт знакомств. Пора бы уже… о будущем думать.

Закрывая за собой дверь, хозяин комнаты улыбнулся, представляя, как заливает свою зооморфную селфи на такой сайт, и как на это реагируют дамочки из постоянных посетительниц… какая ирония в том, что то и была его собственная фотография.

Но улыбка резко слетела, а спину прошиб пот, когда, развернувшись к кровати, Александр увидел стоящее у неё создание, встреченное на прогулке. В следущий миг его шерсть испуганно вздыбилась, когти воткнулись в линолиум, а уши прижались в голове.

Видение”, однако, отступать не думало - в ответ сразу же получил холодный взгляд. Что странно, цвет глаз не поддавался определению - первое, что заметил после приземления на пол… Крылатое существо не торопилось действовать, видя его реакцию, но и не уходило (“Как оно сюда попало?!”). Под тёмной шерстью на теле не дрогнул ни один мускул, крылья, плотно прижатые, не взмахнули, как то подсказывало неведомое чувство - сам был готов, но удержался в тесной комнате. Последнее хуже всего, потому что некуда отступить, а окно сбоку и от улицы отделяют стёкла с рамами. Хороший способ самоубиться, но не сбежать. За спиной… незнакомки маячила дверь (“Хорошо, закрытая сейчас!”), но не выйти, не прийти оттуда нельзя в таком облике. Идею, было заглушившую беспорядочно метавшиеся мысли, прервала крылатая, изволившая прекратить изводить молчанием.

Только сейчас Александр начал понимать, что существо это женского пола - тембр почти человеческий, и, не смотря на пернатую драконицу прямо, можно было подумать, что разговариваешь с обычной человеческой девушкой. Обращалась она не неизвестном Александру, но неожиданно понятном языке.

- Не скалься, я не враг. А тебе пора бы лететь отсюда…

Две эти фразы не очень сходились в мозгу опешевшего от возрастающего количества неожиданностей “оборотня”. Он поводил носом от двери к окну и обратно, видимо, снова обдумывая план побега, но чёрная крылатая лишь подняла уши, поняв, что собеседних воспринял её слова слишком буквально.

- Я имею в виду, из этого мира. Ты действительно считаешь что таким, как мы, жить тут спокойно? Если да, можешь выходить в гостинную и даже не преображаться обратно.

Не уверенный в том, поймёт ли нежданная гостья ответ на русском, Александр просто присел в ожидании, внимательно её осматривая. Уже сидя на полу в собачьей позе, вспомнил, что собирался занять стул или край кровати, но не стал пересаживаться - не сломать бы хрупкую для такой туши мебель. Самка села напротив, оборачивая длинный хвост вокруг себя:

- Заранее открою секрет, опасность даже не в членах твоей семьи. Им будет тяжело признать, что разумные существа, в отличии от животных, не скованы своей биологией и могут при умении менять вид тела, но против фактов они не пойдут; ты останешься их родичем навсегда. Но, если факты просочатся, люди в целом отреагируют либо с безумным страхом, либо с неуёмным любопытством… и тебе будет плохо в обоих случаях.

Александр не сдержал задумчивого рычания. Как-то всё слишком походит на некоторые рассказы про “избранных”, которых хватало в сообществах азеркинов, а что-то такое про вампиров даже экранизировали. Собеседница поняла это выражение чуть иначе:

- Ты в это влетел по своей воле, иначе просто обратно выдует. Хотя ты к этому был более предрасположен, чем другие, а я оказалась в этот момент рядом, без твоего собственного желания ты бы остался обычным человеком. Я не заставляю тебя улетать с Земли, а при согласии - покидать семью в полной тайне, не попрощавшись.

Александр наклонил морду набок, рассчитывая, что жест любопытства, общий для собачих, прокатит с отдалённо похожими на них мохнатыми драконами.

- Зачем это мне? - Чёрная правильно поняла вопрос. - Забочусь о процветании сородичей. Людям бы эту черту - они бы гораздо дальше продвинулись в развитии. Довольно тебе изображать немого… - зевнула самка, - ты этот язык ещё с прошлой жизни помнишь, раз понимаешь.

- Запомни, человеческим именем не стоит называться там, где тебя не воспримут как человека. Варлад тебе подойдёт? Да, пожалуй, - чёрная крылатая резко встала, её глаза забурлили оттенками темноты, - стоит спешить, готовься.

Александр раскрыл пасть, чтобы возразить что-то, но прервался невиданным зрелищем. С мира словно сняли яркую обёртку, обнажив тёмную суть. Он оказался в сумрачном пространстве, которое исследовал вне своего тела, но теперь во плоти - причём во плоти не человеческой. Незнакомка, даже имени которой не успел спросить (зато та не замешкалась дать ему новое - вот ирония), теперь казалась объёмным чернильным пятном, и оно начало расплываться, как бы диффузируя с прозрачной жидкостью затемнённого мира, и в результате покрыла его весь. Не успел Александр перевести дыхание от жутких метаморфоз, как вся темнота начала сгущаться в формы, кристаллизируясь в монолитные циклопические сооружения, обступившие панически крутящегося по сторонам крылатого. Из зенита, под которым заходили разноцветные искристые разряды, из этих самых молний, бьющих от одной верхушки угрожающе нависших бастионов в другую, повалил разноцветный, мигающий снег, оседал на предметах, придавая им краски. Не все хлопья и искорки падали вниз - некоторые разлетались вбок и даже вверх, расцветив небеса в охряной закат, подсвечивающий облака желтоватым. А те, что достигали земли и стен, проявляли из кромешной матовой темноты стены и мостовую мрачного города. Из застройки, чёрной в оранжевах отблесках садящегося светила, кое-где поднимались грозные ступенчатые пирамиды, все в угловатых рельефах, и целые конгломераты резных готических шпилей из пастельно-полупрозрачного кристалла, что, собраясь вместе, напоминали гигантские сосульки-сталагмиты.

Хотя Александр возник в довольно непосещаемой части города, где-то в задних дворах, он сразу заметил и местных жителей. Драконов - и мохнатых с пернатыми крыльями, наподобии самого Александра-Варлада в новом теле, и более, если так можно сказать, “привычных” чешуйчатых с перепончатыми. От рисуемых воображением человека они отличались тем, что не щеголяли яркой раскраской и гармоничными цветовыми сочетаниями, подсказанными вкусом художника - глазу чаще встречались естественные и скучные цвета: оттенки серого, рыжего, чёрного и изредка белого.

Тотчас возникнув посреди переулка, Александр стал свидетелем странной сцены, оттенявшей странность и чуждось всего города. Десять-пятнадцать крылатых то ли реставрировали сквозной подъезд, то ли заканчивали его возводить, закладывая серым кирпичом в тёмных подтёках. Работа выполнялась медленно и без старания, подгоняемая лишь выкриками одного напыщенного “прораба” с серо-синем мехом и белой гривой. Этот же крылатый первым заметил Александра, возникшего из ниоткуда.

- Каким ветром тебя сюда занесло? - Начальник бригады с внешним дружелюбием, плохо скрывающем дикую враждебность, резко перепорхнул к черношёрстому, обращаясь на том же незнакомом, но понятном языке. - Зачем ты тут появился?

Ещё не полностью оправившись от перемещения, Александр продолжал видеть через материю неземного мира теневые всполохи иного, глубинного. Силуэты этой компании “ремонтников” Варладу крайне не нравились - не привлекали, отталкивали своей мерзостной простотой. С такими общаться не хотелось, наоборот, хорошо было бы скрыться от них подальше, но банда крылатых с тёмными, как их души, намерениями начала обступать того, кого считала вторженцем на свою территорию. Александр хотел было взлететь и унестись от них - но понял, что взлетать, даже имея крылья, не так просто, как воображать это.

- Какой немощный, даже отделывать его не хочется, - мохнатый “бригадир” развернул голову набок, смотря на Варлада одним глазом. - Может, если он мирно отдаст всё своё, отпустим его так?

Драконы только рычаще засмеялись, посмотрев на его жалкие подпрыгивания, и это неожиданно добавило Варладу ярости. В этой бурной эмоции, снова резко дёрнув крыльями, он нечаянно вышел из тела на метр вперёд, к оскалившему зубы белогривому, и, сильно испугавшись своей беспомощности, инстинктивно ударил своей бестелесной лапой его с размаха прямо по шее. Выпад встретил сопротивление, но очень слабое, как поток льющейся воды. Зато последствия оказались столь же разрушительными, как подобный удар в реальности. Из шеи брызнул мощный поток бодрой энергии, вбивший своим напором Александра обратно в тело, а ударенный пошатнулся, потеряв много сил, но, подгоняемый злобой, ещё резче ударил в ответ, поранил предплечье не успевшего отскочить Варлада, оставив несколько сочащихся кровью полос от когтей. Остальные местные, став свидетелями драки, лишь прибавили в гневе и набросились все разом на наглого вторженца. В духовном мире их покрыли неровные сферы, что не давали их так просто ударить ни во плоти, ни вне её. Но сам Александр был слишком напуган, чтобы наносить точные удары, рассудочная часть разума пропала, уступив место инстинктивной, думающей обрывочно и быстро. Отступая и уворачиваясь, не обращая внимания на боль, Варлад продолжал отбиваться от главаря, молотя по невидимому обычным зрением, но упруго отбивающему атаки кокону. Если бы Александр не успел энергетически поранить врага, то он бы ни за что не смог пробить защиту, но силы противника, что безрассудно тратились в резких и яростных атаках, незаметно таяли, и очередной выпад Варлада, нацеленный прямо в голову, прогнул щит и вдарил прямо по цели. Эфирная голова, комок духовной грязи, медленно, как надутый воздухом шарик, упала на землю и растворилась черноватым туманом, в реальности лапы серо-синего, внешне целого, разъехались, и главарь банды рухнул, распластавшись, со стеклянными глазами, уже не вставая. Того покинули все оставшиеся жизненные силы, разом перейдя к Варладу, который ощутил, что полученная энергия гораздо вкусней в отдельности от его бывшего обладателя, неожиданно чистая, без той враждебности, что разбойник обладал при жизни, и придавала не только духовные, но и физические силы. В это же время на Варлада прыгнул ещё один разъярённый дракон, тут же полученная вместе с телом реакция заставляет пригнуться, а все вытянутые из убитого силы вкладываются в резкий удар когтями по его брюху – от ускорения он оказался настолько сильным, что когти с треском прорвали и энергетический щит, и серую чешую нападающего, застряв лишь в выдернутых из брюха в полёте кишках, и распотрошённое тело по инерции прокатилось ещё на пять метров, разбрасывая за собой внутренности.

Такая демонстрация инстинктивной магии оказалась шокирующей даже для драконов, они, зарычав и прижимая уши к голове, начали разбегаться и разлетаться в диком ужасе. Но Варлад уже не мог остановиться, вкус душевной энергии и мести его пересилил. То ли буйство чувств разблокировало инстинкты нового тела, то ли с энергией от разбойника перешла и некоторая информация, но теперь чёрные перья уверенно подняли в воздух за стаей несостоявшихся стайных хищников. Те улетали так быстро, как могут лишь гонимые смертью, но всё равно несколько из них были подбиты даже на расстоянии невидимой лапой энергии, которую Александр приноровился удлинять, даже оставаясь в физическом теле. По этому отростку из опустошённых оболочек преступников в него заливалось всё больше силы, а тела жертв на середине взмаха обвисали и неуклюже падали, либо разбиваясь о мостовую и с треском ломая кости, либо, хрустя, нанизываясь на зубастые шпили домов, обвисая вытянутыми лапами и опущенными порванными крыльями.

Когда все противники либо скрылись далеко из вида, либо превратились в миролюбивые останки, ярость Александра поутихла, и на её место вернулся ужас, ещё больше возросший. Хотя банда вела себя бездумно и агрессивно, и бандиты не являлись людьми, расправившийся с ними монстр не был ничем добрее. Только мощное кипение бодрости в солнечном сплетении не давало Варладу полностью застыть в кататонии, но и оно не спасало от шока и удивления самому себе. Небо и звёзды… Все эти смерти - это он сотворил?! Что с ним такое было? Почему самка из спокойной квартиры телепортировала его именно сюда, в этот жуткий мир, где он сам начинал походить на него? Александр никогда не думал, что способен на убийство. Но что с ним будет дальше? Если совесть можно успокоить, объяснив ей, что эти драконы сами бы сотворили то же самое с Варладом, не сумей он защититься… Что делать с законами этого сумасшедшего города, если они существуют, на чьей стороне они окажутся?

Когда в голове родилась эта последняя мысль, Александр уже улетал из проулка, успокаиваясь в прохладном вечернем воздухе, который пах приятной влагой от многочисленных каналов, широких и узких, своей разветвлённостью делавших тёмный город похожим на Венецию или Петербург, а строгость и монументальность строений на берегах лишь подчёркивала сходство.

Нет, решил Александр, в город ему пока рано. Не затеряться в толпе без знания местных обычаев, выяснять которые методом проб и ошибок опасно, а спрашивать напрямую - навлекать подозрения. Да и раны, уже затянувшиеся, всё равно не добавят харизмы. Поэтому направился прочь от застройки, летя вдоль реки, берега которой размещали город, но в отдалении от неё.

Пригород, постепенно переходящий от невысоких домиков и особняков посреди ухоженых парков в пустыри и дикие леса, также был полон загадочными достопримечательностями, о назначении которых лишь гадать можно было. Какие-то теории в голове возникли лишь при виде высоченной башни не меньше чем в тридцать этажей со стеклянной или кристальной комнатой на самой верхушке, горящей ярким золотисто-оранжевым в лучах солнца и зеркал, вогнутым полукругом расставленных у подножья высотки. Ещё на Земле он видел в интернете такого рода электростанции, концентрирующие энергию солнечного света в одной точке. Это внушало некоторый оптимизм: несмотря на творимую Варладом магию, законы физики на этой планете… или в этом измерении… (кто знает куда его вдруг закинули, не спросив согласия) в этом мире оставались теми же. Значит, у драконов есть электричество? Или они преобразуют солнечный свет в другой вид энергии?

Хотя в целом (возможно, из-за кровожадно-алых отблесков заката всё ниже опускающегося светила и “добродушной” встречи новоприбывшего) местность напоминала ад, решивший привидиться в кошмаре после тяжёлого дня какому-нибудь впечатлительному архитектору (сам Александр сначала подумал о священнике после попойки, но поправил себя, так как не приметил ни расставленных рядами прямо под открытым небом котлов, ни потоков лавы), природа, окружавшая цивилизованный район, поражала притягательной живописностью. Буйная растительность, ярко зеленеющая и почти отражающая, словно зелёная луна, косые солнечные лучи, контрастировала с темнеющими гранёными глыбами скал, камень с которых, по-видимому, и применялся в строительстве чёрных домов покинутого Варладом города. Крылатый приземлился на прогретый за день камень, лёг на него, отдыхая после первого и от того утомительного физического полёта, и принялся размышлять, слушая почти земные голоса насекомых и птиц, что вместе с приятным нескорым ветром, обдувающим мех, приносили успокоение и склоняли к вдумчивому, но беззаботному созерцанию природной красоты, такой же естественной, как земная, но непривычной, и потому ещё более интересной.

Что имела в виду отправившая его сюда, говоря, что заботится о сородичах? Вряд ли то, что с Земли, где Александр стал бы жертвой экспериментов, она захотела переселить его в мир, где Варлад станет жертвой полудиких драконов.

Небо стало затухать, освещение пропадало вслед за падавшим за край земли солнцем. Александр встал и начал спускаться по скале в заросли. Есть ему после поглощения душ не хотелось, но нужно было найти воду и безопасное место для ночлега, а это не всегда можно увидеть с воздуха, тем более в темноте при скрывающей землю листве. Но в сумрачном подлеске Варлад хорошо ориентировался, видимо, глаза умели приспосабливаться к плохому освещению, к тому же, энергетическое зрение добавляло целый новый слой информации о прячущихся от большого крылатого хищника зверях и птахах. Пока что Варлад никого крупнее себя не находил, и это вселяло оптимизм: не придётся летать от опасных созданий, желающих тебя съесть. Даже без аурозрения, которое весьма облегчало охоту, дракону было бы проще прожить на природе, чем бомжуя в городе.

Нос большими щеловидными ноздрями уловил запах свежей сырости, острые уши различили чуть слышное журчание ручья по устилавшим ему путь камням. Александр двинулся в ту сторону, раздвигая гибкий кустарник грудью, плавно ступая лапами. Он уже полностью вжился в образ самого грозного хищника планеты, но о клещах, которых, возможно, тут и не водилось, предпочитал не думать - всё равно не имел от них защиты и надеялся только на прочность шкуры.

Звук воды приближался, и даже глазам открылся неравномерный, хаотичный блеск текущей воды. Варлад ускорился, подбираясь к берегу, пробираясь через заросли, отделявшие от более открытого пространства, но на самой границе опушки наступил передней на скрытую в высокой траве лиану. Лишь только к ней прикоснулась ладонь - толстый побег натянулся и взвился вверх, к ветвям, зацепившись за пушистую шею и стянувшись на ней, как удавка. Испуганый рык прервался на полузвуке. Ничего не понимая, Варлад неожиданно завис над землёй - не высоко, но даже отчаянно вытянутые задние только слегка царапали землю, только длинный тонкий хвост яросто бил кисточкой наотмаш по траве. Зубастая пасть бессильно раскрылась, бесполезно хватая воздух, язык напряжённо вытянулся, ярко горящие бесплодным гневом глаза округлились от страха. Руки тут же резко вцепились в агрессивное растение, пережавшее трахею, но острые когти только соскальзывали с гладкого стебля в густой смоле. Разом всемогущий хищник превратился в беззащитную пташку, пойманую удавом, которая могла только вертеться в его кольцах и хлопать крыльями в попытках упорхнуть. Но как бы ни были сильны чёрные оперённые крылья, они только раскачивали угодившего в ловушку висельника рваными взмахами. Передние с отчаяной энергией вцепились в лиану, силясь хотя бы облегчить тугие витки, но Варлад не смог уменьшить давление собственного веса, только закатывать очи то вверх, в листву, из которой свисала смерть, то вниз, к дрыгающим лапам. Процент адреналина в крови перерос содержание кислорода. Александр ощутил, как от душного огня в лёгких напряглась промежность, а кончик вытянулся и зачесался приятным нетерпением, и это противоестественное желание спятившего разума чуть не заставило потерять сознание от опустошающего липкого ужаса.

Непроизвольно выйдя из тела, уже не державшего душу, Варлад, однако, ещё больше сошёл с ума от испуга, смотря на собственное умирающее тело со стороны. Чёрный крылатый бился в агонии, как пойманая в паутину муха, ярко-жёлтые глаза в забытьи потухли до тёмно-золтого, по шерсти бессвязно, но яростно метавшейся ноги тонкой струйкой стекала моча. Разозлившись на растение, внезапно оказавшееся сильнее и хитрее разумного зверя, Александр ударил по лиане эфирной лапой, но из неё не потекла вовнутрь него чужая душа, видимо, и не обладало растение нужным тонким телом. Оставалось лишь усиленно думать, как спастись, смотреть по сторонам и на отрешённую морду большого зверя…

Внезапное осознание пути спасения настолько ярко озарило разум Александра, что его мысленное тело отреагировало тут же. Возвратив человеческий облик, оно буквально втолкнулось в тело физическое, сразу ставшее меньше. Скользкий сок, только мешавший когтям, сейчас лишь помог свалиться вниз из ослабленной петли. Удар о землю выбил из лёгких душный воздух, но Варлад был настолько испуган и столь желал спастись, что не стал тратить времени ни на передышку, ни на ориентацию, метнувшись прямо вперёд, резко отталкиваясь от земли когтями инстинктивно вернувшегося облика дракона.

Остановился он только у замеченного ранее ручья, наступив в него и обдав себя брызгами, чем и привёл себя в чувство. И раньше хотелось, после стягивания горла ещё больше сушило. Утолив жажду чистой и вкусной водой, Варлад обмылся и сам, уложившись прямо на гальку, так, что поток шёл навстречу и, мощно обдавая тело, быстро снимал грязь, напряжение и негатив. Александр облегчённо задрал голову вверх, к небу, которое уже приобрело холодный ночной оттенок синего и пригласило первые звёзды располагаться на ночные посты. Эта небесная красота, которую редко где можно увидеть на Земле, когда небосвод засвечивался иллюминацией городов, своим белым мигающим светом оттеняла опасности мира, в котором, как сейчас казалось Александру, крылатые либо нищенствовали в городе, либо выживали на природе. Но, может, он чего-то не разглядел?

Опустив голову в нормальное положение, попаданец проследил ручей к его истоку - вода вытекала из небольшой пещеры в скале, за тысячи лет влага проела широкий проход, а сам поток остался лишь на дне с краю. Варлад решил, что ночевать в пещере будет побезопаснее, чем на открытом воздухе. Растений, что в этом мире оказались отнюдь не пассивными и беззащитными, там нет, а если она заселена животным - он уж как-нибудь справится. Возможно, вида его широкого оскала хватит, чтобы предыдущие обитатели сбежали, поджав хвосты. Но, подходя ко входу в подземелье, Александр постепенно переставал считать эту затею идеальным решением. Мрак в зеве земли чернел гуще ночной темноты снаружи, создавая впечатление, что там укрылись неизвестные враги, внимательно наблюдая за каждым движением и ожидая, что добыча зайдёт к ним прямо в пасть. Любой шум воспринимался как приближение кого-то невидимого, и парень сразу оборачивался в его сторону, несколько моментов прислушиваясь и рассматривая, но ничего не замечая и продолжая идти к пещере. Уже зайдя в неё, он увидел какую-то длинную тень, метнувшуюся в потоке, который в гроте оказался гораздо глубже, или воспринимался таким от большей темноты. Осторожно проходя по сухому выступу, Варлад не сводил с неё глаз, готовый в любой момент отразить атаку или пуститься наутёк - он сам пока не знал, что именно. Но именно поэтому, фокусируя внимание в другом направлении, он пропустил нечто ещё более угрожающее.

Из высокой расщелины сбоку от входа, куда пушистый не пошёл из-за тесноты, чтобы не покорёжить крылья, тихо высунулось гибкое щупальце, которое было настолько темно, что сливалось с кромешной темнотой в лазе. Оно ловко оплелось вокруг хвоста, вытянутого назад для равновесия, и дёрнуло дракона к себе с такой силой, что тот, вскрикнув, растянулся на карнизе над подводной рекой, крепко вцепившись когтями в камень. Обернувшись с испуганным рявканьем, которое принялось биться эхом о своды, Александр порезал наглый отросток когтями задних, что даже слегка обгоняли по длине когти на передних, но лапы были быстро схвачены и раздвинуты прибывшими на подмогу щупальцами. А первое продолжило скользить по хвосту вверх, стараясь подтянуть добычу. Варлад боялся отпустить передние, чтобы не свалиться в воду или чтобы отростки не утащили его к своему обладателю, потому мог только рычать и извиваться, пока щупальца медленно по нему забирались. Только выпрыгнув из тела, он был тут же схвачен эфирными двойниками щупалец, которые не то, что не дали похитить свою энергию, но попытались втянуть в себя силы самого крылатого. Но в тело вдруг вернул буйный инстинктивный хохот: одно щупальце, стянувшее обе задние лапы над лодыжками, защекотало пятки и подошвы существа, приспособленного больше к полёту, чем к ходьбе; второе, обвив бедро над коленкой, извивалось по нежному животу и там, где он переходил в бёдра. Завыв от безумной смеси страха и смеха, втянув живот и сжав ладони задних, Александр не удержался и отпустил передние, чтобы сорвать с себя гибкие конечности, знавшие, как обезвредить хищника с обострёнными чувствами. Однако и передние столь же ловко оказались обвиты и защекочены в ладони, между тем щупальце с хвоста уже добралось к промежности и плавно перетекло на стержень, туго стягивая его массирующие кольца, своим концом туго тыкаясь в набухшую мошонку.

Разум Варлада поплыл в безумие. Абсолютный ужас сводил сознание с ума, пока заведённое в насильно причиняемом удовольствии тело потащилось за задние в тёмный пролом. Александр просто беспомощно рыпался, не в силах ни вырваться, ни противостоять стимуляции, и со скулом молился… сам не зная кому. В глазах начало темнеть от постоянного смеха, но внезапнно это темнота сгустилась в силуэт крылатой, что стояла прямо сбоку от расщелины. В духовном пространстве в отростки полетели целые ряды резких энергетических выплесков, которые как лезвия порвали в клочья и эфирное, и физическое тело отвратного монстра. Дракон тут же стал скидывать с себя в воду отрубленные щупальца, путаясь в их мёртвых узлах, но вдруг обратил внимание, что самка нескромно и внимательно осматривает его промежность, и поспешил прикрыться кисточкой хвоста, стыдливо и взволнованно опуская уши.

- Кажется, тебе понравилось? - Драконица протянула приторным голосом, слегка выдавая усмешку.

- Нет!! - Уши Варлада тотчас же обиженно встали, а он сам, невзирая на слабость в лапах, быстро поднялся на них, продолжая скрывать себя между лап, где продолжало реагировать, но уже на красивую девушку, явно им заинтересовавшуюся… Только и она не была человеком, да и сам Александр не выглядел им! И если второе стало почти привычным, то первое выходило за рамки его разума, потому что Александр ещё считал себя человеком… внутренне хотя бы, и то, уже неуверенно. Сделав несколько шагов назад от странной крылатой, он сделал попытку перевести разговор на более нейтральную и, что важнее, актуальную сейчас тему: - Здесь есть хоть одно нормальное место, где нет психов или вот этого? - ткнул пальцем в сторону слабо дёргающихся обрывков щупалец. Ответом стал звонкий смех, в жёлтых глазах самки всё ещё читался интерес к Александру (хорошо, если делово):

- Привыкай… тёмный. В этом мире почти нет мест, где бы не притаилась опасность для тела и души. К счастью, то, с чем ты пока что сталкивался, обычно легко обезопасить ил обезвредить.

Легко? Меня чуть не задушили!” - подавив внутреннее негодование, “тёмный” коротко поинтересовался:

- Даже эту пещерную пакость?

Ответ обескуражил:

- Не знаю, я лишь уничтожила видимое проявление. Можем зайти в пещеру и поискать источник - сейчас я тебя точно не оставлю одного.

При последних словах крылатая облизнулась. Или ему показалось после стольких потрясений за день? Но, даже при всей странности драконицы, даже при том, что именно из-за неё Александр сейчас блуждал в угрожающем жизни и рассудку измерении, на фоне всех кошмаров она воспринималась надёжной и благожелательной. И уж точно знала об этом месте и том, чего следует опасаться, лучше него. А прежде, чем получится отдохнуть от всех напастей и выспаться, следует удостовериться, что пещера более не несёт опасности. Поэтому Александр посторонился, пропуская чернокрылую вперёд:

- Раз ты меня сюда притащила, можешь рассказать, где мы? Я сразу понял, что это не Земля, а может, и вовсе другая вселенная.

- Это Нашар. Только что тебе с того, какое расстояние разделяет твой старый дом и нынешний? - Девушка провела Варладу по боку крылом, пройдя мимо, и тот с секунду просто стоял, осязая гладкое прикосновение. - Возвращать тебя я не собираюсь.

- Не уверен, что местные горячие головы позволят мне тут располагаться как дома… - Александр, идя по туннелю вдоль подземной реки за самкой, вспоминал, что не все жители Нашара были столь дружелюбными (до того, как их души пошли на прокорм). Спутницу, ступавшую без звука шагов впереди, это не озадачило:

- Не со всеми получится договориться, но со всеми можно разобраться. Что до горожан, местные правители пока только набирают силу и популярность, и их подданные не могут контролировать абсолютно всё. А противников много: слишком ответственные светлые, деструкторы, считающие себя темнее тёмных, даже банальные работорговцы, которые ловят представителей самой выносливой расы галактики и увозят невесть куда…

Александр собирался спросить, что значат все эти речи о “светлых и тёмных”, но крылатая резко прервалась, что-то почуяв, и свернула в боковой проход, который заканчивался проломом где-то наверху, откуда во мрак подземелья любопытно заглядывали частые звёзды. Лаз выходил на поверхность в укромном скалистом ущелье, заросшем лесом, таинственно темнеющем на фоне более яркого неба, на которое забиралась луна, такого же кровавого оттенка, что и виденное ранее солнце. Её прозрачно-розовые лучи падали на покрытые причудливыми, но по неизвестной причине отталкивающими рельефами серые стены строения архитектуры ещё более странной и чуждой, чем дома в городе драконов. У распахнутых бронзовых врат, горящих алым под лучами красной луны, порой приземлялись крылатые силуэты, приветствуя друг друга и проходя вовнутрь.

Александр впервые увидел, как глаза крылатой спутницы, своим неопределённым цветом обычно горящие чуть с хитринкой, стали строгими и грозными, готовыми втянуть и пожрать душу врагов одним взглядом.

- Так вот что призвало напавшую на тебя склизкую мерзость. Хотя я нашла этот храм только сейчас, он стоит тут ещё до того, как Инанна нас отделила от светлых, даже до того, как тёмные заселили Нашар, изгнав кланы диких… Подозреваю, он стоял тут даже до того, как любой крылатый летал в этом небе – и тут водились лишь забытые создания, - черногривая обернулась, словно сканируя округу, не таятся ли за кустом или камнем шпионы неведомых сил. - Ты, скорее всего, не знаешь, но Тьме далеко до единства. Кто-то организован и вменяем, но кто-то предпочитает лишь творить зло ради зла и разрушать мир, чтобы ускорить его конец. Один из таких хаотических культов скрывается в этой долине, забыв о свободе воли и поклоняясь своему отвратительному божеству, которое, тем не менее, заставляет их падать и корчиться от удовольствия в своём присутствии. Его зовут Баотас, Высший со звёзд. Я пытала одного из его последователей, - самка посмотрела на свои чёрные когти, словно вспоминая что-то мрачное, - но он не выдал многого, лишь то, его бог могущественней всех остальных и переполняет тело блаженством, и что однажды Баотас возьмёт верных с собой на звёзды в свой Сверкающий храм, а пока что он прибывает на жертвоприношения в свою честь раз в четырнадцать дней, взамен щедро одаривая жрецов. Но сегодня они получат другой “подарок” - от меня.

Незнакомка, даже имени которой Александр пока не знал, направилась прямо к вратам, скрываясь в зарослях от прилетавших в храм. Варладу сильно не хотелось туда заходить – ему и опасностей вне его стен хватало – но отойти от спутницы, которая хоть что-то понимала в происходящем, страшило ещё больше. К тому времени, как они приблизились ко входу, поток посетителей исчерпался, и снаружи остались лишь несколько – наверное, охрана. Девушка переглянулась со спутником, побуждая помочь их убрать. Александр дёрнул ухом – одно дело драться из самозащиты, как в городе, а другое – нападать самому на тех, чья агрессивность ещё не известна. Но крылатая не дала ему времени размышлять. Под её на секунду потемневшим взором разлапистые тени деревьев замигали, режа глаза Варладу, но привратники от этого зрелища просто застыли как загипнотизированные. Чёрная, ничего не боясь, вышла из леса и приблизилась к ним вплотную, порвав когтём артерии на шее ближайшего парализованного. Александр вышел за ней, опасливо прикрыв глаза и задумавшись, может ли он вообще чем-то помогать таким сильным магам. Пока что он только поглощал на расстоянии души остолбеневших культистов. А чернокрылая уже проскользнула за створки ворот, из которых уже доносилась атональная музыка тонких флейт и гулких барабанов.

За дверьми, в обширном зале с широкой парадной лестницей на балюстраду второго этажа, не было никого – так поначалу посчитал Александр. Но он быстро пересмотрел своё заключение, когда пошевелились стоящие по обоим сторонам от ступеней создания, которые он сначала принял за сморщенные круглые сиреневые кактусы размером с дерево. Они действительно походили на них ребристостью, а неровные, словно отложенные ползучим червём ряды чёрных мелких глаз по всему телу издали можно было принять за короткие иголки. Но создания имели конечности – короткие, толстые и гибкие. Словно младенцы, только научившиеся ходить, переваливаясь ко вторженцам, порождения богохульных экспериментов или, быть может, противных природе мутаций с видимой неуклюжестью, но тяжёлой силой двинулись на перехват, доставая из складок на спине длинные и широкие кривые лезвия.

Шерсть Александра встала дыбом, он сам отступил за спутницу, которая только вскинула голову. В зале посветлело: по воле крылатой колдуньи весь полумрак сконцентрировался в две чёрные призмы, сковавшие в себе жирных монстров. Но те не задержались надолго – несколько раз побившись о стенки своей невероятной массой, гигантскими мечами они раскололи преграду и выкатились наружу, пока призмы быстро истаивали, возвращая свою темноту залу. Выигранного времени двум мохнатым драконам хватило, чтобы взлететь наверх лестницы. Но самка так и застыла там, а Варлад нервно крутился, потому что “кактусы” быстро сориентировались и принялись залезать за ними, ковыляя по узким для них ступеням. Однако, когда они уже почти добрались до вершины и уже замахивались ножищами, крылатая снова сгустила в зале тени – на этот раз под кривыми лапами монстров. Верхний мутант оступился и грохнулся на второго, оба кубарем покатились по ступенькам, разворачивая их лезвиями в попытке уцепиться, но чаще попадая друг по другу, выпуская струи фиолетового гноя. А когда злобные братья колобка, обронив ножи, которыми бы восхитился любой земной маньяк, шмякнулись об пол зала, ещё сильнее сморщились и обвисли, прекратив двигаться, мерзкой жижей оказался залит весь зал. Александр облегчённо выдохнул – не только благодаря победе, но и потому, что ему не придётся вновь отмываться.

Черногривая уже вышла на выступ в противоположной от лестницы стороне и наблюдала с него за масштабным действием, развернувшимся в главном зале храма, под сферическим куполом, свод которого поддерживала одна изрезанная загадочными иероглифами широкая колонна, судя по окнам и балконам она являлась башней внутри строения. Свет от жаровен с подставками в виде переплетающихся спиралей и щупалец падал на осыпанную красным порошком толпу крылатых, занимавшую весь немалый зал своей буйной и непрекращающейся свальной оргией. Под аккомпанемент вгоняющей в транс музыки писклявых флейт и гулкого барабанного ритма два дракона, мужчина и женщина, с нарисованными на своей чешуе спиралью, что обвила всё тело, кричали в толпу с балкона на башне, не попадая в голос:

- Знайте! Высший этой ночью проснётся! Властитель пространства и времени уже слетает по звёздному туннелю, дабы оросить нас экстазом со своих крыльев! Восславьте его причастием всемирного блаженства!

Дракон поднял над толпой странный скипетр:

- Именем своим призываю алую звезду запада! Восстань, о первейший!

Самка вслед за ним опрокинула вниз пустую чашу:

- Именем своим призываю зелёную звезду востока! Восстань, о первейший!

Но вдруг её собственная тень оторвалась от неё и поднялась с поверхности, приобретя объём. Не успела драконица вскрикнуть от ужаса, как её тень тронула её грудь, и прикосновение стало настолько холодным, что мгновенно угасило все жизненные силы из жрицы. Жрец ей ничем уже не смог помочь, так как сам свешивался с балкона опустошённым телом. Паства была настолько увлечена друг другом, что не заметила ни внезапного прекращения ритуала, ни двух чёрных крылатых, перелетевших под куполом к башне-колонне.

Из любопытства Александр поднял жезл из лапы дракона-жреца со съеденной душой. Чёрная и чуть прозрачная палка, возможно, из обсидиана, светилась изнутри энергией так же, как живые и разумные существа, а поверхность испещряли неразборчивые руны.

Самка, торопясь скрыться от глаз толпы, втянула Варлада в проём башни и, отобрав палку, захватила её энергетической рукой и растворила предмет прямо в себе, лишив его материальности, но потом с той же лёгкостью вынула и вернула:

- Убери её вот так, чтобы не таскаться. Нужны твои свободные лапы.

К удивлению парня, он смог повторить все манипуляции, развоплотив и переместив предмет в свою энергетику. В отличии от сырой энергии душ, он непонятным образом не “вливался” в него, а оставался в ауре темнеющим вкраплением.

Хотя в башне были окна, не было различимо почти ничего, когда двое вошли внутрь, и даже острое зрение не помогало. Зато ноздри осаждал неясный тёплый и сырой запах, а уши – тишина, перебиваемая лишь навязчивым фоновым гулом, какой бы издавали сотни кружащихся над гниющим трупом мух.

Внезапно Варлад почувствовал тяжесть в конечностях и увидел, что и движения спутницы стали слабыми, словно она не могла поднимать собственный вес. Какими бы ни были сильными их тела и сколько свежепоглощённой энергии в них не было, они почувствовали слабость и утомление, зрение расплывалось, и наконец они упали на пол, больше не в силах себя поддерживать. Из темноты откуда-то сверху, гудя эхом, донёсся звучный, но грубый голос с нотками противного щёлканья и жужжания:

- Смертные осквернили святую святых Высшего со звёзд. Знаете ли, что это место запретно? - Ослабшие тела были подняты твёрдыми холодными лапами и связаны по рукам и ногам. Варлад, не имеющий энергии сопротивляться, различал лишь размытые силуэты серых крылатых. - Не важно. Церемония прервана, но бог услышал наш зов. Вам повезло, смертные. Вы узрите прибытие Запредельного Блаженства. Бог проголодается после дальней дороги – и вы послужите отличной закуской.

Пойманных подняли через дымную плотную темноту по ступенькам куда-то наверх и бросили на холодный пол, ходя вокруг в скрывающем всё мраке, и на непонятном языке молились своими насекомоподобными голосами, своим резким звоном терзая уши.

Внезапно темнота исчезла, и злобно-оранжевый свет луны проявил ротонду на самой верхушке купола. Снизу по лестнице начали подниматься утомлённые оргией культисты. Сами вторженцы валялись на полу среди разлагавшихся тел, по которым летали насекомые, похожие на многокрылых цикад, и целым ковром ползали мухи, отчего тошнотворный оттенок мёртвой плоти словно рябил чёрным. И с этими мерзостными и воняющими останками ввалившие драконы с новой силой принялись совокупляться в священном для них союзе, иногда подбирая трупы с пола и танцуя с ними, пока мухи перебирались с умерших на живых.

Существа, которые принесли “смертных” в это ужасающее место, походили на драконов лишь своими размерами и очертаниями, на самом деле являясь шестилапыми насекомыми, покрытыми серым хитином, изрисованным спиральным узором. Их прозрачные крылья сейчас были плотно сложены на спине. В тот момент они читали заклинания над причудливым объектом у края ротонды. Хромово-голубая металлическая игла в несколько метров длиной, крепившаяся на хаотичном собрании гранёных цилиндров и блоков, была направленна прямо в ночное небо. Всю конструкцию перевивали трубы и провода, крепившиеся к плавно выходящим выступам, кое-где, между гребней и пружин, теснились плотные надписи неизвестными иероглифами. В своём ритуале жрецы-инсектоиды нарушали чистоту аппарата, смазывая его полусвёрнутой кровью и отвратно пахнущей жижей, чертя в воздухе чуждые знаки острыми лапами. Словно уже свершившейся мерзости не хватало, насекомые выдернули из толпы верующих одну самку, что вопила и дёргалась в сильном желании, и подвели её к безумному механизму. Отвлечённая от соития с трупами, она принялась заводить себя сама, тря лапой в шерсти под животом, пока один из насекомоподобных драконов поднял выщербленный от старости каменный нож, и в момент её наивысшего удовольствия совершил резкий и грубый разрез от шеи до лобка. Тело самки, дёргаясь в угасающей смеси оргазма и агонии, пало на камень пола во всё возрастающую лужу собственной тёплой крови.

Эта чудовищная жертва сильно воодушевила и драконов, и их жесткокрылых предводителей, но вся религиозная драма прервалась сильным подземным толчком. Кто-то просто свалился с ног, кто-то упал по своей воле, в жесте поклонения прижимая к полу голову, согнувшиеся в немощном поклоне насекомые протянули лапы к аппарату, ритмично визжа на своём языке. А игла тем временем засияла, и к её концу понеслись волны оптических искажений. С истеричными молитвами жрецов и жужжанием мух стал смешиваться резкий писк ультразвука, который будто выцарапывал мозги через ушные раковины. Из ноздрей Варлада потекла кровь. И вдруг всё прервала абсолютная тишина. Игла вспыхнула и на секунду выдала ровный белый луч света, что упёрся прямо в небосвод.

Тишина отступала медленно под тихие причитания паствы. Звёзды на мгновение погасли, что-то затмило их в полёте. И вот – появился он. Появился подобно безумнейшему из кошмаров. Чёрная исполинская форма закружила снаружи ротонды. “Хаосисты” ещё сильнее прижались к полу, когда в угрожающей тишине пришелец протёк между колонн в зал и уже внутри расправил свои кожистые широкие крылья, что снова закрыли небо своей вибрирующей перепонкой. Бесформенная гигантская масса, вся состоящая из переплетённых глазастых щупалец, сильно напоминала очертаниями крылатую комету. Оттуда, где крепились крылья, выдвигалось шесть тонких в пропорциях этого непредставимого создания грязно-алых усиков-антенн толщиной с руку. Пахло оно сыростью и гнилью, и между тем – прекрасными цветами. Тварь дёргалась в постоянном движении, растягивая и стягивая крылья, ворочая усиками, извиваясь щупальцами, вытягивая из себя множество отростков, что тянули всю массу вперёд, ползком на собственном “брюхе”. Но всё шевеление происходило без единого звука.

Разум Александра едва вмещал всё внеземное безумие изуверского мутанта. Что породило на свет это создание? Какая кошмарная бездна изрыгнула его из своих глубин? Один вид его сводил с ума больше, чем все предшествовавшие его появлению страсти.

Да, это и был Баотас, Высший со звёзд, Запредельное Блаженство. Все его поклонники закричали в непередаваемом удовольствии. Некоторые из последователей орали всё громче, не переставая, пока не издыхали от переполнения сознания экстазом. Даже насекомые забились в конвульсиях, мерзко слюнявя чем-то свои роговые челюсти, но они быстро поднялись на лапы, продолжая гнуться в поклоне, и подняли с пола Варлада с его спутницей, подводя их ближе к своему уродливому господину. Теперь даже они, кто до последнего сопротивлялся наплывавшему беспричинному удовольствию, сдались мощным волнам, что заставили всем телом извиваться от неестественно-приятных ощущений, подавлявших волю. Инсектоид, по-видимому, бывший лидером, своим каменным ножом разрезал их путы и отступил к дальней стене. Множество жидких глаз бесформенного демона синхронно уставились на предложенную жертву, а потом разбежались взглядом по участникам своего призыва.

Как сквозь сон Варлад, катаясь по полу в безумной неге, наблюдал за тысячей когтистых щупалец, что взметнулись во все стороны, пронзая тела культистов. До хруста стянув хитиновые панцири насекомоподобных, застывших в ступоре, обтянув дико визжавших сектантов-драконов, он принялся их пожирать, засовывая одного за другим во внезапно открывшийся рот шириной на всё тело, что походил на цветок раффлезии, перемалывая всех острыми зубами в своей утробе, плюясь их кровавыми костями и осколками экзоскелетов.

Но, в отличии от невменяемых, даже в момент убийства собственным богом не прекращающих совокупляться, у Александра оставался инстинкт самосохранения. Всей своей волей сбросив дьявольское наваждение, он метнулся к краю, чтобы слететь с ротонды. Его подруга кинулась прямо за ним. Оба спрыгнули с балюстрады в воздух, Варлад ожесточённо замахал крыльями, чтобы скорее убраться отсюда, пока Баотас и его не схватит. Разозлившись на бегство своих жертв, тот так пронзительно и низко загудел, что этот звук чуть ли не заставлял воздух видимо вибрировать. Крылатым стало бы страшно лишь от одной этой низкой частоты, без знания о том, что они навлекли ярость неведомого бога кошмаров. Самка, летя за Александром, держала щит изо всех сил, вырезая метавшиеся за ней щупальца до тех пор, пока они не отлетели далеко от изуверского храма, и неведомый гигант не мог их уже достать.

- Что это такое?! - Выкрикнула, наконец, крылатая в полном удивлении всему пережитому. - Почему он нас игнорировал и бил своих?

Александр лишь опустил голову, пытаясь отдышаться. Организм не выдерживал столько бурных и разноплановых эмоций за раз:

- Я этому скорее рад…

Между тем погода зловеще и быстро портилась. От звезды к звезде забили зарницы, с горизонта к храму Баотаса, где, возможно, тёмный бог обретался до сих пор, заспешили тяжёлые тучи, под светом кровавой луны походя на сгустки запёкшейся крови. Спутница, опасаясь летать в грозу, принялась выискивать пещеру, из которой они пришли в эту мрачную долину. С воздуха из-за буйной растительности это оказалось не так легко сделать, да и паника и жажда поскорее скрыться не добавляли скорости. Но всё же им удалось укрыться под сводом до первых рубиновых капель дождя. Там, углубившись в поисках места повыше и посуше, оба без сил легли на каменный пол.

Варлад надеется, что сейчас его накроет сон, и все заботы и страхи уйдут, но даже при его усталости камень был слишком жёстким, а пережитое - слишком шокирующим. Незнакомка отправила его в мир, полный угроз и безумия, и даже не желала извиняться. Только молчала и лежала рядом со вновь появившейся на морде хитрой ухмылкой. Не слишком понимая, что опять она нашла столь весёлым, проследил за её взглядом… и тут же перевернулся со спины на живот, строго посмотрев на чернокрылую, которая поднялась на лапы и приблизилась вплотную:

- Ты же понимаешь, это само не пройдёт… И у меня тоже.

То возбуждение, которое неведомым и страшным образом вызвалось ещё уродливым пришельцем, никуда не пропало, оно лишь заглушалось на время желанием выжить и сбежать. Черношёрстая девушка же воспринималась куда более эстетичной и привлекательной. Хотя она не была человеком, как и сам Александр сейчас, её гибкое стройное тело приковывало к себе внимание не меньше, если не больше, и её загадочность, не нёсшая угрозы, завораживала и притягивала, тем ещё больше раздражая сознание:

- Если у нас завязался такой откровенный разговор, расскажешь о себе? - Александр не стал прогонять самку, даже когда она легла рядом с ним вплотную, грея теплом гладкой шкуры бок. - Ты обо мне знаешь больше, и это нечестно…

Женщина и не думала раскрываться даже после всего пережитого, только настойчивее прижалась к Варладу, обнимая за грудь передними:

- Ты всех просишь быть с собой честными, даже навов вроде Баотаса?

Сознание Александра нехотя уступало инстинктам тела, но ещё не побуждало ласкаться в ответ, только расслабиться и отдаться пушистой крылатой:

- Может, он нас не тронул, потому что ты от него, а?

- Рррыырр! - С улыбающимся оскалом драконица перевернула его на спину, ложась сверху. - У тебя богатое воображение. И безотказная паранойя.

Такая поза, свойственная больше людям, чем звероподобным созданиям, вконец смутила парня, и тот не ответил, что в таком мире без паранойи нельзя. И даже имя не переспросил. А потом уже… не до того было.

Хотя Александр ложился спать довольным, события дня не выходили из его головы. Во сне он вернулся в храм Баотаса, в котором уже не оставалось следа ни сектантов, ни их тел - только гулкая пустота, словно мощный смерч вынес всё лишнее и временное, оставив только нерушимые своды, под которыми бродил гигантский клубок плоти - Высший со звёзд. Во сне Варлад не пугался его отчего-то и не ощущал того умопомрачительного присутствия, которое заворожило при первом своём появлении. Зато неведомым образом Баотас мог с ним общаться.

Насекомоподобные драконы призвали Баотаса, но не отослали его обратно. Присутствие этого бога разрушительно для мира, и он это понимает, но для того, чтобы он мог спокойно удалиться, следовало завершить ритуал. Появилось знание о нужных действиях, и о том, что требовались новые жертвы. Варлад видел всё от первого лица и сам закладывал других разумных существ, отрезая им головы. Тела падали на пол и, ещё конвульсируя, изливали бесконечные потоки крови из разорваных шей. Крови стало так много, что она залила весь пол, и уровень её всё поднимался. Александр проснулся от этой ужасной картины и обнаружил, что и сам лежит в луже - но не крови, а простой воды.

- Дождь слишком сильный! - Чёрная подруга продолжала его будить. - Поплыли отсюда, пока все туннели не затопило.

- Что? - Взметнулся со влажного пола Александр. - Я не умею…

Секунду девушка смотрела на него, будто до своего возраста Варлад не научился ходить, потом сгребла в охапку и, усадив на спину, погребла с ним по течению разлившейся подземной реки к тому выходу, через который Александр вошёл.

Почти до самого зева пещеры, где ручей, выросший теперь до речки, открывался небу, Александр доехал на спине заботливой попутчицы без происшествий, только опасливо посматривал в сторону расщелины, откуда в прошлый раз вырвался монстр. Но опасность снова пришла с неожиданного направления.

Без предупреждения мохнатая нырнула, Варлад еле успел не вдохнуть. Тут же поверхность потемнела до глянцево-чёрного, а потом вздрогнула от пущенной в неё негативной энергии, отражённой от воды. Не став выныривать, девушка вдруг растворилась чернильной жидкостью. Варлад вдруг понял, что с ним произошло то же самое, и восприятие на несколько мгновений потухло, а чувство тела размылось. После секунды ужасающе-пустого ничто он вдруг осознал себя стоящим у входа в пещеру снаружи. Там чёрная самка боролась с каким-то грязным и толстым чешуйчатым драконом. Если бы Александр не был столь выбит из разума чередой опасностей, он бы удивился, что подобные вообще могут летать, даже с такими мускулистыми крыльями. Пернатая забрасывала дракона целыми очередями острой энергии, но заряды в метре от тела натыкались на возникающие в воздухе и пропадающие столь же внезапно чёрные руны, которые походили на руны на стенах злополучного храма. Неуязвимый для атак дракон, усмехнувшись, вдруг был буквально раскромсан резко вырвавшимися из его тела лезвиями. Ошмётки его тела попадали на скалу и в реку, но эти клинки плотным облаком, как разгневанные осы, полетели в крылатую. Она нагнула голову и прошептала что-то еле слышное… Но от одного этого звука Варлада охватил беспричинный ужас. Его просто задавило исходящими из этого неразличимого слова злобой и тьмой. Падая в изнеможении, он увидел, как и клинки рушатся на землю, ржавея прямо в полёте и, уже грохаясь на камень, раскалывались.

- Так это нельзя оставлять, - самка подняла за предплечье Александра обратно на лапы, одним взглядом побудив его стоять прямо. - На каждом шагу безумцы, приближающие всеобщую смерть. Сейчас же лети в столицу и расскажи её лидерам о том, где храм Баотаса, а я предупрежу остальные города. - Не дожидаясь реакции, она поднялась в воздух и сразу же в нём растворилась.

Если для неизвестной попутчицы появление злых культистов было неожиданностью, что и говорить об Александре! Он не питал иллюзий по поводу кошмарных земель, где очутился, но каждый новый кошмар появлялся внезапно и был непредсказуем.

Оказывается, “тёмные” (так отчего-то называли себя местные жители, кажется) бывают нескольких видов. И, судя по речам самки, тёмные-“хаосисты” опаснее и разрушительнее тёмных-“горожан”. К которым предстоял полёт, которых девушка, чьего имени Александр не знал, просила предупредить о близости врага. Да, как бы самого Варлада не приняли за врага… С чего бы ему помогать тем, кто сами на него первыми и ополчились. К тому же, к кому во всём городе обращаться с такими просьбами? Он там не знает никого, не имеет понятия, кто может выслушивать такие вести, а кто в лучшем случае пошлёт.

В этих мыслях Варлад летел над лесами и скалами, вспоминая дорогу назад. Вдоль реки до пригорода и башен с зеркалами - для летуна не очень далёкий путь. Влажные тучи заполнили уже всё небо, но гроза прошла, дождь слегка капал только время от времени, не слишком моча шерсть.

Надо приземлиться у самого большого здания - наиболее вероятно что это будет дворец или администрация. Там уже можно будет обратиться к любому - если это не его ответственность, вменяемый служащий перенаправит его к нужному. Да, вменяемый… кто знает, есть ли такие.

Покружив над домами, крылатый решил, что группа пирамид за символической оградой в сердце города походит на административный центр. Там находилось достаточно много народа, и Варладу пришлось преодолеть свой страх перед местными жителями, чтобы подлететь. С другой стороны, чем больше тут собралось горожан, тем меньше подозрений к самому Александру. Черношёрстому легко удалось затеряться в толпе и осмотреться.

Внимание толпы обращалось на вершину самой большой пирамиды, где стояли несколько драконов. Больше всего внимание Александра привлекла ярко-красная самка, сильно выделявшаяся от остальных своим почти горящим оттенком. Она держала перед народом речь, внятную для всех несмотря на дистанцию - наверное, помогала особая акустика архитектурного комплекса.

- Кто из вас считает, что суть Тьмы - это полное разрушение всего? И нас самих - тоже? Те, кто перепутали хаос и ничто с Тьмой, хотят уничтожить созданное нами государство. Надо разворошить их гнездо и раздавить все яйца их личинок, но, пока они скрываются, не обратиться ли нам к помощи света, чтобы он их нам проявил?

Крылатые стали удивлённо переговариваться, но тут же замолчали, когда на площадку пирамиды вывели, держа за лапы, ещё одну крылатую, так же заметную своей золотой шкурой, но, в отличии от рыжей драконицы, та выглядела понурой и побитой.

- Моей волей, - красная к ней приблизилась и взяла, как зайца, за длинные уши, поднимая голову, - и волей всех моих верных слуг, после смерти ты полетишь и найдёшь наших врагов, скажешь мне, где они прячутся, и при этом не навредишь ни мне, ни моему народу!

Единственным опешившим от происходящего стал Александр. И эти туда же, в геноцид?! Это их чернокрылая просила предупреждать и спасать? Да чем они лучше секты монстра со звёзд? Зато… стало чётко ясно, кому надо рассказывать о расположении храма. Вокруг пирамиды не было охраны, поэтому Александр взлетел сразу на край площадки, обратившись там к мохнатой драконице с самым вменяемым и умным лицом из тех, кого он там нашёл, подавая вытащенный из собственной энергетики жезл убитого им жреца как доказательство:

- Не нужно никого убивать, я знаю где они.

Крылатая, к которой обратился Александр, была чёрного цвета шерсти с прямой мертвенно-белой гривой и такими же редкими полосами на теле и каймой на перьях. Она, осмотрев жезл, подошла к вытащившей из ниоткуда нож алой, которая собиралась довершить ритуал прежде, чем её начнут отвлекать.

- Эта вещь действительно от ваших противников. На ней строчки из их священного текста и энергетика истинных звёзд. Нет смысла в казни.

Такая новость привела рыжую в смешанные чувства. Хотя лишать народ ожидаемого зрелища было опасно, наконец-то самка чего-то добилась. Передав пленницу обратно стражам, лидер драконов обернулась к Варладу. Тому бросились в глаза несколько странностей в этом существе. Хотя он не имел понятия о местной биологии, но, кажется, рога имели лишь чешуйчатые, а копыта вместо ступней на задних лапах - вообще никто. Нет, первое предположение беспочвенно: ещё один мохнатый с рогами, чёрный самец в ярко-оранжевых полосах и с густой шерстью, подошёл к красной, тихо произнеся:

- Ты не верила, Инанна, а моя воля оказалась сильней. Займись своим непосредственным делом, - и сам вышел на край площадки, обратившись к публике с речью, сути которой Александр так и не понял, потому что к его сразу же строго вопросила Инанна, расстроенная тем, что её авторитет подорвал чёрно-оранжевый:

- Значит, ты нашёл их логово? Как же ты выбрался оттуда с реликвией? Может, ты сам деструктор, который решил нас в ловушку заманить, и ритуал сорвал, чтобы он не позволил найти ваше уязвимое место?

Под пронзительными зелёными глазами самки Варлад стушевался. Как бы сейчас пригодилась помощь чернокрылой! Она куда лучше знает местных, что можно им говорить, а что нельзя…

- Они все уже мертвы, осталось одно их “божество”, - Варлад содрогнулся от воспоминаний. - Тебе нужны подробности вакханалии перед призывом? Окажись я среди этих безумцев, мог бы и не прилететь сюда.

- Однако палку успел подобрать, - чёрно-белая передала жезл алой с копытами, но та поморщилась и отвернулась:

- Веди его ко мне, сама разберусь.

Фраза эта Александру сразу не понравилась, и не понравилась ещё больше, когда черношёрстая к нему обернулась с суровой мордой. Чем бы всё закончилось, неизвестно, но во время этого короткого диалога на пирамиду взлетело ещё двое крылатых, одна из них, ярко-металлическая с золотой гривой (хотя выделялась от тёмных она даже не этим, а неестественными горящими синим глазами), сразу подскочила к Инанне:

- Что значит “жертв сегодня не будет”?

- Зорат своевольничает, это ему не улетит с целыми перьями, - Инанна обернулась на чёрно-оранжевого, который уже закончил обращение к разочаровано разлетающемуся народу. Но реакция самки оказалась непредсказуемой, она угрожающе надвинулась на рогато-копытную:

- Как вам вообще в голову пришло заниматься варварскими убийствами? Или у вас религия из головы не выветрилась?

Один выскочка, указывавший, что ей делать, уже бесил Инанну, от внезапно появившейся прямо посреди города “светлой” её перекосило ещё сильнее. Но в начинавшуюся ссору быстро встрял прилетевший с самкой самец, чёрный с белым брюхом и каймой на перьях и ушах.

- Маррут имеет в виду, сар-волод, что проблемы решаемы без лишних жертв. Я предполагаю, что вы усомнились в надёжности вашего информатора, но, пока он приводит ко врагу, не всё ли равно, принадлежит ли он сам к ним? Вам необходимо вернуть украденные у вас анархистами налоги, поэтому лучше не медлить и пользоваться любыми методами.

Александр хотел было скрыться под шумок, но белогривая предостерегающе распахнула крыло. К тому же, кажется, после вежливого к себе обращения Инанна перестала злиться, в том числе и на “информатора” (которые слишком часто огребают за новости, которые несут на крыльях).

- Только вернулся с Хардола, и уже в курсе всего, Варшан? Не находишь это подозрительным, как и то, что вы мешаете мне разбираться в происходящем? - Инанна снова обернулась к хромовой Маррут, а Варшан уже направился на взлёт, кивая головой Варладу.

- Если ты подозреваешь меня в сговоре со врагами, спроси мою сестру, она объяснит подробнее, - крылатый показал на белогривую, действительно похожую на него чем-то, та согласно подняла кисточку хвоста:

- Нам сейчас лучше взять деструкторов тёплыми и спасти нашу страну.

- Анепут, лети с ними, проконтролируй, - бросила ей Инанна, сама покинув пирамиду в противоположном направлении.

Александр отлетал под сильным впечатлением от происходившего. Новый мир не переставал озадачивать. Яркая фурия с рогами на голове и копытами на задних лапах - что за биологическая несуразность? Такая внешность больше бы подошла хаотическим последователям Баотаса, но её обладательница руководила не священными органами, а худо-бедно организованным городом. Правда, оставался открытым вопрос о её влиятельности. Будь она абсолютной, разрешила ли бы выступать с речью Зорату? А внезапно прилетевшей светлой - прощать резкое поведение только за честное слово Варшана? В чём вообще она видела разницу между Маррут и той, которую пыталась привести в жертву? Кстати, если бы светлую-жертву не увели раньше, Маррут могла бы разъяриться ещё больше… Кстати, куда ту несчастную увели? Погонят ли на бойню снова? Ну и мир у крылатых… никакой романтики.

- Лети впереди, - Варшан вывел Александра из задумчивости, опускаясь и приотставая, чтобы дать Варладу вести к месту назначения. - Я, в отличии от этой кобылы, тебе верю, поэтому расскажи подробно, что нас ожидает.

Маррут и Зерая так же навострили уши, при полёте откинутые назад, чтобы ветер не задувал в голову. Но Александр ещё долго подыскивал нужные слова. Волнение от последнего диалога ещё не прошло, и его просят вспоминать ещё более страшный момент жизни. Наверное, самый страшный.

- Если честно, я не знаю точно, все ли драконы там погибли… А кроме драконов, там были и… не знаю, кем являются уроды-насекомые, которые чуть не скормили меня толстому клубку из глаз и щупалец, что начал пожирать своих последователей. Кажется, это кошмарное существо называется навом, - Варлад вспомнил термин, употреблённый его подругой, о которой почему-то упоминать до сих пор не хотелось. - Для него построили целый храм в скрытой долине. Я попал в неё по подземному ходу, но, пока кружил над утёсами, не смог найти её с воздуха, хотя шёл я под землёй недолго.

- Хорошо спрятались, - пробормотала Анепут, потом громче спросив Варшана: - Действительно, как вы так быстро узнали о происходящих проблемах?

- Повезло стать одним из первых свидетелей… - Чёрно-белый принялся за рассказ.

**

На одном из огромных неровных утёсов Карей пустоши стояли два мохнатых дракона, они смотрели издали на трупы сородичей, что лежали на раскалённых камнях пустыни, складываясь в разомкнутую пентаграмму - символ разрушающей тьмы. Вот что осталось от каравана одного из них. Женщин и детей, конечно, не тронули, но от них нельзя было ничего добиться. Страх довёл их до немоты, а на мордах, прямо поверх рта и глаз, были отлиты золотом абишайские глифы. Этим несчастным помогала женщина, казавшаяся на всём этом печальном фоне и жестоких событиях неуместно-прекрасной со своими хромовой шерстью и золотой гривой.

- Так меня встречает родина, - смотря вниз, задумчиво произнёс чёрный крылатый с белыми брюхом и каймой на ушах. Второй, коричневый со шлейфами - тот, кто и был гачтарём каравана - был не менее, даже более подавлен зрелищем, но сломанные жизни словно не заботили его, мрачнели перед испепеляющей будущее перспективой собственной смерти.

- О том, что налоги собраны, в Утград уже доложили… В Хроне не хватит средств на второй сбор, а этот украден деструкторами… Гархан из володов, а ты знаешь, что они делают, когда расстроены. Если завтра я не получу откуда-то кристаллов на сто пятьдесят душ, они заберут мою. Во мне явно меньше ценности и больше вины, чем в целом городе.

- Варшан, это ужасное место, - златогривая подлетела к чёрно белому, тот поднял на неё голову и прищурился:

- Ты сама сюда прилетела, я могу в любой момент отвезти тебя назад.

В ответ монолитно-синие со светящимся белым зрачком глаза серебристой взглянули на него так строго, что Варшан понял, что она не отступится. Тогда он к ней подошёл и обнял крыльями:

- Мы их исправим.

Коричневый в раздражении и нетерпении зацарапал камень до искр. Сейчас явно было не время для нежностей. Варшан обратил на него внимание и отпустил свою девушку:

- Что такое было в твоём караване, Равлакс, что на него обратили внимание служители ярящегося хаоса? Простым грабежом они не промышляют.

- Что было, того нет, - Равлакс нервно взмахнул хвостом. - Добытые в шахтах камни, которые идут на оболочку денег. Деструкторам выгоден беспорядок от подрыва авторитетов.

- Как они выглядели и куда скрылись? - После того, как всем выжившим была оказана помощь, хромовая начала думать о мести и восстановлении справедливости. Равлакс только неопределённо распахнул крылья.

- Напали, когда мы совершали стоянку. Я видел троих: они точно мигали от мощности своих магических искажений. Они парализовали меня прямо во сне и приказали передать самой Инанне, что нападения будут совершатся, пока все овощи, запертые в огородах, не освободят, пересадив в лес… Бессмыслица какая-то! Но это же деструкторы, их не понять порядочным тёмным… Куда они улетели, я так и не понял, наверное, сразу перенеслись.

*

К моменту окончания рассказа группа уже добралась до нужной скалы, которую Александр сразу узнал по разлившейся из неё реке. Поток в подземном переходе доставал уже почти до потолка, но главную проблему его преодоления составляло не это, а сильное течение в противоположную нужной сторону. Теперь в голову процессии устроилась Маррут, попросив взяться ей за хвост (и объяснив удивлённой Анепут, что ей не будет ни больно, ни неприятно). По её стройному телу серебристой не сразу было понятно, что она обладала достаточной силой, чтобы плыть и тащить остальных даже по почти крутым подъёмам.

Долина от смеси небесной воды и растительности превратилась в настоящее болото, или даже муссонный тропический лес у побережья. Тут до сих пор лил дождь, хотя по другую сторону скалистой гряды лишь спокойно висели облака. Храм громоздился всё там же, но от отсутствия малейшего проблеска внутреннего освещения превратился в угрожающий дом с привидениями. Маррут пошла внутрь первой, бесшумно ступая мягкими лапами по ступеням внутренних лестниц, всматриваясь и прислушиваясь. Внутри храм изменился с последнего визита Варлада: пол был покрыт небольшим, но очень неприятным на вид зеленовато-белым слоем гнилой слизи. Порой комки слизи шевелились и немного пульсировали. Чем глубже компания заходила в логово божества насекомых, тем более тёмными и гнилыми смотрелись стены, пол и потолок. Александр, скорее проходя мимо тошнотворных отбросов, не заметил, как под его лапами образовался комок слизи и потянулся к его ступне, но Маррут тут же подтянула крылатого к себе, хвостом оплетя его руку. Она жестом показала, что стоит здесь быть потише.

В ротонде вместо лежащих до этого трупов весь пол кишил небольшими жуками, которые, выделяя слизь на остатки трупов заставляли их быстрее разлагаться. Но ужасного монстра, от которого чудом удалось бежать в тот раз, здесь будто и не было. Тишина давила на сознания прибывших сюда, дурное предчувствие не желало отпускать. Машина с большой металлической иглой наполовину разъелась чем-то, и в ней кишили жуки, порой вываливаясь из прогнивших труб. Маррут подошла поближе, осмотрев устройство странной конструкции. В этот миг с потолка на неё обрушился мерзкий, кишащий комок щупалец, нарушив тишину сводящим с ума низкочастотным гулом и обескуражил нахлынувшим на крылатых удовольствием, которое заставило их обессиленно упасть на пол и бесконтрольно улыбаться, фыркая от приятного воздействия. Это сделало крылатых игрушками перед ужасным ликом божества из другого мира. Всех, кроме Маррут, которая внезапно и с невероятной силой схватила одно из протянувшихся к ней щупалец и отрезала его когтями, не встретив никакого сопротивления. Её движения были молниеносны. Порой Александру казалось, что ни одно живое существо не способно так быстро реагировать и наносить удары. Но он не смог долго наблюдать за битвой, потому что его воля была сломлена под натиском удовольствия, Варшан и Анепут тоже были в приподнятом настроении даже против их воли.

Маррут с лёгкостью уклонялась от выпадов и атак бесформенного комка глазастых отростков, с хирургической точностью сокращая их длину и не давая возможности существу даже приблизиться к ней. Порой она одновременно отражала с десяток устремившихся к ней щупалец, орудуя когтями передних и задних лап, ударяя и отбивая, в миг перебивая щупальца, за которыми не мог уследить ни один из присутствующих здесь крылатых. Маррут рывком оказалась вплотную с гадкой кишащей массой, после чего пробила его середину, отчего почти по плечо оказалась внутри божества. Но чудовище лишь перекатилось назад, истекая зловонной жижей, прямо на глазах проращивающей из себя отвратительные грибы.

Между тем лежащие на полу драконы не оставались вне опасности. На дикий шум схватки откуда-то из нижних помещений появились два насекомоподобных, после последней встречи с ними Александра они изменились не в лучшую сторону. То ли это встреча с кошмарным божеством мутировала их так, то ли новые тела были слеплены из нескольких старых, смешанных одно с другим, но эти твари были крупнее предыдущих в несколько раз, лапы их, потеряв манипулятивность, приобрели острые хитиновые лезвия, напоминающие богомольи. Поняв, что Маррут была слишком занятой навом, а валявшиеся были практически беспомощны, они, безумно стрекоча, подпрыгнули к Варшану, пришпорив его конечности к полу острыми ногами и собираясь проткнуть толстыми носами-хоботками его шкуру, чтобы то ли высосать его начисто, то ли ввести в его тело что-то своё, заразное.

Маррут, поняв, что нужно действовать немедленно, потеряла всю напыщенность, с которой она вступила в бой с извивающимся богом. Она вспорхнула вверх, оказавшись вровень с острым шпилем машины, схватив его и отломив кусок, похожий на большой шип, одним ловким движением запустила его в голову насекомоподобного монстра, пронзив её насквозь и пригвоздив к полу. После, с хлопком от резкого ускорения взлетела вверх, пробив собой потолок храма прямо над метнувшимся вслед Баотасом, отчего тяжёлые плиты и острые куски стали с грохотом падать вниз. Крылатые к тому моменту освободились от влияния неведомо приятной силы, оттащив раненого Варшана подальше. Самая большая и тяжёлая из упавших плит громыхнула на весь храм, оставив лишь звон в ушах спутников Маррут, окутав всё пыльным туманом, прорезаемым тусклыми лучами света, проходящие через большую дыру в потолке, а через них была видна тень пустившегося в погоню насекомого, на которого резко упал крылатый силуэт Маррут, который снёс врага резким на него приземлением.

Когда облако пыли рассеялось, Варшан, чьи раны заращивались совместной магией Анепут и Маррут, первым отошёл от шока и подошёл к подруге:

- Оно мертво?

Маррут, оценивающе посмотрев на плиту и указав лапкой на вытекающие из под неё потоки бурлящей слизи с уверенностью сказала, улыбнувшись:

- Да, его тело не было готово к такой непосильной ноше… Он был раздавлен осознанием своего поражения… Ну и вот этой плитой, - она хихикнула и посмотрела на Варшана добрым, полным любви взглядом: - Это у тебя от битвы или от моего участия в ней? - Хитрыми глазками она ехидно посмотрела на промежность пушистого друга, которая ещё не отошла от приятных пыток, на что Варшан смущённо поджал уши. Александр не успел ужаснуться тому, что мерзкая способность божества работала даже при причинении физической боли, как плиты, под которыми был погребён нав, с треском разлетелись в разные стороны, словно от взрыва. Невредимый Баотас, под завалом отрастивший все оторванные части, распахнул свои крылья и взлетел с душераздирающим и почти грустным воем, заново придавившем к земле драконов. Взлетая, он выплюнул из раззявленной пасти горящий алым кристалл, заляпанный шерстью и внутренностями, и скрылся за начавшие редеть облака к проявившимся звёздам.

Варшан не сразу оправился от повторного потрясения, но, убедившись, что опасность миновала и Баотас не собирался возвращаться, подошёл к изрыгнутому им светящемуся камню, что еле уместился бы на его ладони. Александр тут же метнулся наперерез:

- Лучше не надо… Кто знает, чем это кончится.

- Всё в порядке, кристалл только грязный, - Маррут приблизила к рубину лапу, и от невидимого воздействия с него спали все нечистоты, отчего тот ещё ярче засверкал.

- Ты и насчёт смерти Баотаса была уверена, - поводила Анепут носом из стороны в сторону, - однако он встал и полетел, и даже сваленный на него потолок его не остановил.

- На тот момент он действительно был мёртв - Маррут ощутимо смутилась, белые зрачки потускнели в задумчивости. - Но потом его энергетическая часть вернулась и восстановила физическую.

- Для нава тело - почти что ненужная гора мяса для закрепления в нашей реальности, к которой он не приспособлен. В отличии от нас, он в любой момент может создать новое.

- В любом случае, он понял, за чем мы прилетели, - Варшан, не дослушивая объяснения белогривой, поднял камень и растворил его в своей энергетике. - Вернул украденное своими последователями и скрылся подальше от нас.

- Учитывая его возможности, как-то он легко согласился. Разве так и надо, чтобы кристалл светился? - Варлад подозревал коварный план отступившего божества, но Варшан разуверил в этом:

- В минералах самих по себе мало ценности. Но они обладают полезным свойством: их кристаллическая структура может хранить энергию лучше других веществ. Ценность в этой энергии, тем более получают её из живых существ, а в ёмкости такого размера, как эта - скорее всего и разумных. Ты недавно в Нашаре?

- Да, - Александр смутился, что выдал себя незнанием, и отвернулся, надеясь, что к нему не начнут придираться за это или доставать с расспросами. Но всё же он никогда бы не предположил, что где-то во вселенной существует культура, принявшая за валюту чьи-то жизни. Да, сам он забирал души, и не только в качестве самообороны, но внутренне не признавал события происходящими на самом деле, смотрел на них как со стороны. Может быть, Александр действительно сейчас находился в чужом мире в непривычном теле, и в настоящий момент это так же реально, как ранее жизнь человеком на Земле, но сознание - не такая пластичная штука, как многие думают. Оно умеет приспосабливаться, но не мгновенно.

Обратный полёт начали прямо с ротонды. Путь нашёлся быстро, только Варлад сомневался, что сможет обратно вернуться по воздуху благодаря маскировке. Впрочем, сами культисты как-то сюда прилетали, значит, должен быть способ… Правда, и желания возвращаться не было совсем.

Варшан и Маррут сразу предупредили, что немедленно полетят “возвращать налоги”, поэтому докладывать сар-володу придётся Анепут. Та призналась, что ей Инанна поручила присматривать за Варшаном, тем более, нужно проверить, что он действительно положит кристалл на своё место, а не умыкнёт его. В кандидатах на докладчики об успешно выполненной миссии остался один Варлад. Он недовольно дёрнул ухом в ответ:

- Я не подданный вашего государства и не знаю, куда лететь и что говорить. Тем более, по моим впечатлением ваш правитель - не самая дружелюбная личность. В прошлый раз уже по моему знанию о спрятанном храме она причислила меня к деструкторам.

- Я тебя провожу, - уверила Анепут, - и вы двое, - взглянула на Варшана и Маррут, - извольте совершить крюк и доказать, что мы все живы и поручение выполнено. Подробности уже расскажешь Инанне ты, Варлад. Теперь ты не можешь быть деструктором, так как помог изгнать их божество, деструкторы бы не допустили такого святотатства. В благодарность за свою службу попроси ввести в курс дела о Нашаре. Тёмные не только в нём существуют, но привлекать их к себе ей выгодно.

Да, тёмные… знать бы что под этим имеется в виду”, - думал черношёрстый, пока Варшан сомневаючесь рыкнул:

- Станет сар-волод глаголить о стране, неужели у неё важных дел нет?

К удивлению Александра, в городе компания отправилась не к большим пирамидам, а к приземистому по сравнению с ними строению, что находилось рядом. С уровня земли оно напоминало храм в греческом стиле или екатерининскую усадьбу, но угловатую и мрачную, оттого здание смотрелось более хищным. Однако основной вход находился на крыше, плоской и широкой, наполненной крылатыми, как поднятая до уровня верхних этажей площадь. Горящий кровавым силуэт Инанны был заметен издалека, рядом с ним и приземлилась Анепут. Рогатая самка, как и в прошлый раз, находилась на самом виду с полной видимостью беззащитности - рядом не присутствовали телохранители, сама она не носила доспех. Хотя, есть ли смысл в доспехе крылатой… Тем не менее, такая показательность говорила скорее о способности к самозащите Инанны от случайных нападений, чем о её самоуверенности. Она жива до сих пор в таком опасном месте и это о многом говорило.

Инанна движением хвоста прогнала какого-то просителя и кивнула Варшану, показавшему ей большой кристалл.

- Вижу, наши настоящие тёмные гораздо умелее неорганизованной банды нарушителей порядка. Анепут, отнеси сбор в копи, где ему самое место. Варшан, Гархан уже рассказал о Равлаксе, можешь сообщить гачтарю, что с него больше не требуют.

Вся компания разлетелась выполнять властные поручения, один Варлад остался неуверенно стоять перед сар-володом, со смесью удивления и неприязни осматривая её копыта. Таким взглядом смотрят на мумии двухголовых младенцев, когда в первый раз видят их в кунсткамере. Нашар был определённо богат на мутантов, чьё наличие не могла оправдать даже поправка на чуждую биологию.

- Я знаю, о чём ты думаешь, - зелёные глаза огненной вперились в Варлада так, что крылатый потупился. - Что я больше похожа на своих противников, чем мои подданные. Но если деструкторы гордятся своими уродствами как меткой причастности ко всеразрушающей и меняющей силе, для меня это боевой шрам. Ты рассчитывал пролететь над многими полями тел врагов, ни разу не поранившись?

- Я ни с кем не воюю… - неожиданно для себя признался Александр. - Плохо понимаю, что тут творится. Там, откуда я прибыл, нет ни гигантских амёб-богов, ни тем более такого количества безумцев, готовых устраивать оргии в их честь.

И крылатых разумных тоже”, - добавил он про себя. Почему чёрная подруга постоянно бросала его в неведении?

- Тьма, в отличии от Света, против бездумного следования указаниям, и больше ценит личные блага, чем общественные. Но нормальные тёмные всё равно объединяются, потому что даже саморазвития проще достичь совместными усилиями, а в организованном обществе удобнее вести личную жизнь. Деструкторы тоже тёмные, но тёмные без мозгов. Они считают, что кроме их собственных желаний в мире ничего не должно существовать - и поэтому стремятся поскорее воплотить свои прихоти и уничтожить всё, что этому мешает. По сути - весь остальной мир. Самые безумные из деструкторов ищут ни что иное, как уничтожение вселенной, в которой живут, так как верно предполагают, что все потребности не достигнут удовлетворения, а все враги умрут только когда весь мир будет уничтожен. Поэтому они любят призывать в наш мир навов - существ, которые обитают в пространстве между вселенными - чтобы они пожрали реальность и тем разрушили её. Умирают все, но довольны только деструкторы и обожравшиеся навы. Нормальный тёмный, не лишённый инстинкта самосохранения, должен все усилия приложить к устранению такой угрозы.

- Не так мудро они поступают, как сами думают. Умершим нечем наслаждаться вовсе, лучше обойтись малым, - задумчиво ответил Александр, но сам тем временем размышлял не о врагах Инанны, а о ней самой. Она очень соответствовала классическим описаниям демона - кричаще-алая, с рогами и даже копытами. Но не за внешность же её поставили на высочайший пост. Или, если она добилась всего сама - помог ей продвинуться не причудливый облик. Если тёмные так не любят своих неразумных братьев, что могло избавить их от подозрений к Инанне? И, если подумать, она ли управляет своей страной?

Тем временем странная крылатая вздохнула:

- Они безумны. Не стоит вникать в то, что их привело к такой душевной болезни, важно самому не заразиться. А если это случиться, - переступила задними, - уберечь самое ценное - собственный разум. Кстати, что ты думаешь об одной из своих попутчиц, самке Варшана? Она точно не светлая? Внешность и, порой, поведение наводят на такую мысль, но зачем тогда ей нам помогать?

- Если ты о случае с жертвоприношением, - Александр на миг замолчал, заметив, что на языке этого народа обращаться во множественном числе из уважения не принято, - я бы с ней согласился, что они не только бесполезны, но и вредны. Живой союзник ценнее мёртвого врага. Если разумные тёмные понимают, что сообща проще достичь цели, то странно, что они предпочитают убить врага, не попытавшись прежде договориться с ним в свою пользу. Я не знаю, что послужило причиной конфликта между тёмными и светлыми, возможно, она была достойной кровопролития, но последствия иногда кажутся мне глупыми. Я не знаком со светлыми, но сложно представить, что они опаснее деструкторов и сами поддерживают их, а не наоборот. Мы можем не следовать их морали и продолжать саморазвитие, но любая помеха для деструкторов в их стремлении разрушить мир - не лишняя.

- Когда жертву приносят религиозные личности - я с тобой соглашусь, - Инанна, мельком глянув на Варлада, чтобы тот последовал за ней, пошла к краю крыши-площади, цокая копытами на задних. - Это служит лишь подкормке тех, кто выдаёт себя за их богов. Тёмные используют освобождённую душу жертвы сами, в своих интересах. Чаще мы ограничиваемся энергией и сознанием зверей - их хватает для создания умных предметов, облегчающих быт. Животное продолжает служить хозяину, но в другой форме, в качестве одушевлённой вещи. Редки случаи, когда необходим разумный - ты стал свидетелем того, как я собиралась послать светлую разыскивать наших врагов. Да, это против её воли, но моя воля сильнее. Светлые не могут жить без навязывания, но в её свободной жизни роль приказов выполняли заповеди - жёсткий свод правил, по которым светлые настраивают свою совесть. Своих ни один тёмный, кроме деструктора, трогать не станет.

- Кого же ты собиралась приносить в жертву, - Александр вспомнил о светлошёрстой, над которой занесла клинок Инанна, - и неужели не оставалось другого выбора, более эффективного?

- Сами по себе мы не враждуем со светлыми, но чаще всего они нападают первыми - причём по собственной воле, без указания своих лидеров. Поручение исходит из заповедей, призывающих бороться со тьмой. Эта светлая совершила попытку моего отравления. Поэтому я могу определить, что с ней делать в наказание. Души разумных, подчинённые воле мага - самый действенный способ совершать самые сложные действия. Правда, Зорат иного мнения - будто бы мы можем перенять у последователей хаоса принцип их магии, оставив свою идеологию. То есть, использовать методики, подразумевающие превосходство сознания над миром при отдельности одного от другого. Но я считаю, что это и есть небо безумия. Я подозреваю, что Зорат в тайне поддерживает всю систему деструкторов целиком, лишь скрывает это от меня и народа.

Варлад покрутил ушами, махнув хвостом. Два лидера страны, которая борется с деструкторами - но при этом одна выглядит хаотическим мутантом, а другой использует их безумную магию. Где же тут нормальные тёмные?

С жутким грохотом и скрежетом здание с крышей-площадью испещрилось крупными трещинами шириной почти в пределах прыжка. Всех стоящих тряхнуло и опрокинуло, кто-то свалился в разломы, слишком узкие, чтобы развернуть крылья. Несмотря на неудобные в ходьбе копыта, Инанна вскочила на лапы быстрее Варлада. Встав на задние, в одной руке она материализовала меч с тонким и длинным клинком, а в другой - цилиндр из тёмного камня, похожий на отдельную от клинка рукоятку. Остальные тоже принимали боевые стойки, взлетая, чтобы не терять равновесия от повторных толчков. Но кое-кто из драконов преобразился. Их тела запылали огнём, как подожжённые, и они бросились на сородичей, кого-то сразу сразив в спину, с другими ввязываясь в затяжную драку.

Из ближайшего к Варладу пролома, который был шире остальных, вылетел один такой горящий. Вблизи Александр различил, что пламя не касалось шерсти, а окружало дракона полупрозрачным коконом, и через него смутно различались черты крылатого. Судя по рогам и копытам, он представлял кого-то среднего между Зоратом и Инанной. Может, их сын? Или нет?

Он кинул под лапы Инанне голову Зората - судя по неровным кускам мяса и выпирающему хребту вместо шеи, она была даже не отрублена, а оторвана. То ли от полного шока, то ли от незримого воздействия Инанна выронила из лап оружие, и тут же пылающий метнул в красную ослепительный луч своей концентрированной энергии, который спалил тело рогатой самки до сожжения шерсти/до обугленных костей. Вот так бывает с теми, кто красуется своей неуязвимостью.

Александр инстинктивно понял, что при простом бегстве он скорее всего получит в спину смертельный всполох, поэтому нужно было воспользоваться тем, что агрессивный деструктор отвлёкся на цареубийство. Резко удлинив лапу, он ударил врага по эфирному телу, но полившаяся в ответ энергия не наполнила силой, лишь обожгла нестерпимой кипучестью. Почувствовав посягательство, убивший Инанну дракон мгновенно повернул к Варладу голову и взглянул до белизны раскалёнными глазами. Тут же в них вернулась вся отобранная Александром энергия, прихватив с собой часть его собственной. Тело Варлада заморозила слабость, но тот уже знал, как с этим бороться - просто покинуть тело, чтобы больше не связываться его ограничениями. Этого типа не победить, забирая энергию, как же тогда? Отдавая? Только сделать бы это так, чтобы ему это не понравилось…

Решение показалось безумным и неэффективным, прямо под стать деструкторам, но в критической ситуации у Варлада не хватило времени придумать нечто иное. Обугленные останки Инанны показались Александру жизнеспособнее отрубленной головы, поэтому часть собственной энергии он залил в них. Теперь сильная усталость чувствовалась даже вне тела, но больших усилий не потребовалось. Во второй раз, несмотря на жуткие ожоги, самка реагировала гораздо быстрее. Её убийца отвлёкся на Александра и не заметил, как поверженная резко встаёт, прямо в замахе притянув в лапу рукоять меча, и одним махом перерубила хребет крылатого, который сразу перестал пылать и свалился на треснутый пол двумя половинами.

Вернувшись в тело, Александр вяло осмотрел поле боя. Нападавшие имели преимущество внезапности и первые секунды схватки были за ними, но у тёмных прибывали подкрепления всё более серьёзных воинов, и в конце концов атака деструкторов подавилась. К Инанне подлетела чёрная белогривая, что сопровождала Варлада и Варшана в храме, отдала ей сияющий камень и забрала голову Зората, спустившись с ней в крупный пролом. Приняв мерцающий алым кристалл, Инанна выпустила из него сохранённую в нём энергию, часть направив в себя и часть в Варлада. На вкус полученная сила была не то, что вытянутая из живых или свежих тел, но её было столько много, что , хотя недавно в нём почти не оставалось ничего, Александр мгновенно взбодрился и забыл про усталость. Тем не менее, он решил опустошить и напавшего на них, но Инанна остановила Варлада, распахнув крыло:

- Допросим.

Оставшейся энергии в кристаллической батарейке хватило даже на такое чудо, как сращение разрубленного напополам деструктора и возвращение ему жизни. Правда, уже не на приведение в сознание, но это и не требовалось, так было проще сковать и унести преступника.

- Не боишься, что он взорвёт тюрьму… или где вы держите таких? - В ответ на сбивчивый вопрос Варлада Инанна уверенно отмахнулась хвостом. Надо же, подумал Александр, он вполне сносно различает жесты крылатых, причём даже неочевидные человеку.

К Инанне тем временем подлетел Зорат - вполне целый, но смотрел он на алую довольно обеспокоенно, что воспринималось странно на обыкновенно ехидной физиономии.

- Я рад, что всё в порядке. Надеюсь, обошлось и без душевных травм.

- Да как же, - рогатая надулась, нахохлив шерсть на шее, что тоже для образа хозяйки города непривычно смотрелось. - Это только ты можешь провести несколько минут без башки и оставаться спокойным.

Жизнь на Нашаре, как понял Александр, не столь уникальна и невосстановима, как на Земле. Именно это и являлось причиной всех отличий в культуре и поведении. Жизнь переставала высоко цениться, и именно поэтому становилась чем-то вроде валюты. Одни тёмные отбирали энергию у других, чтобы восстановить себя. Отсюда и их неуважение смерти, поэтому они меньше заботятся о своей безопасности - зачем уделять этому столько времени, если даже смертельные ошибки восстановимы? Становилась понятной и позиция деструкторов - их могло просто не устраивать, что режим тёмных, крадущих чужие жизни ради своих, невозможно победить простыми привычными способами. Разве имеет кто-то, кроме судьбы, право решать, что пропадёт навсегда, а что никогда не разрушится?

Не знают они, от чего отказываются. Если вечная жизнь достижима, в ней будет бесконечное количество возможностей совершить то, что не удавалось раньше. Одна неудача не должна быть поводом с ней расставаться, да ещё и лишать её других.

Между тем к Инанне подлетели Варшан и Маррут. Первый, ещё в приземлении осмотрев масштаб разрушений, тихим, но требующим внимания тоном сообщил:

- Я понимаю, что у тебя сейчас плохое настроение, казначейство в руинах, но этим, боюсь, проблемы не ограничатся. Равлакса убили. Почерк тот же, что у нападавших на караван - оставлен с руной на морде. Рядом с его телом оставлена записка, якобы от Гархана, что это за несдачу налогов, но Гархан убит тем же способом.

- Действительно, это сейчас нас не волнует, - Зорат приоткрыл края пасти. - Не лезьте в дела, в которых вы не понимаете ничего.

- Состояние Нашара на данный момент отражает лишь компетенцию лидеров, - Варшан ответил тому прямо в глаза. Полностью разозлённая Инанна вытащила меч так же резко, как нападая на подпалённого после воскрешения, но Маррут всё равно успела её остановить, перехватив лапу и грозно сдвинув брови.

- Если вам не нравится, вышвыривайтесь куда угодно, хоть к деструкторам! - Инанна вырвала свою руку, но второй раз атаковать не стала. - А здесь те, кто высказываются против меня, не живут!

- Я это не в осуждение вам говорил. Поскольку вы уже у власти, у вас есть все возможности прославиться и получить ко всем средствам влияния ещё и поддержку народа, когда начнёте заботиться, помимо своей безопасности, и об их тоже. Ваше благосостояние увеличится вместе с благосостоянием всего Нашара. Если оставить деструкторов в покое, пока вместо вас они убивают ваших слуг, скоро вас некому будет обеспечивать. Я не сомневаюсь, что вы можете прожить сами по себе, но это не то, чего вам хочется. Приятнее ведь жить, когда вас ценит вся планета, а все враги не переключатся на другие цели, но будут побеждены.

Морда Зората разгладилась, вернув себе спокойное выражение.

- Я думал, что ты пытался занять наше место. Но если тобой движет лишь патриотизм, то поощряю действовать.

- Ваше место? - Варшан дёрнул ухом с белой каймой. - Чтобы любой анархист желал меня первым обезглавить? Нет, спасибо.

Александр слегка задумался об этой личности, которая заботится о соотечественниках больше официальных лидеров. Он, на его взгляд, смыслил во внутренней политике больше, но слишком боялся за свою безопасность. И эта странная крылатая с белыми зрачками, что вечно за ним следует, практически идеальный телохранитель - разобралась даже с навом.

- Скромность или трусость? - Подлетевшая Анепут расслышала последнюю реплику брата и не преминула возможностью подначить его. Однако мимолётная шутка не отвлекла её от серьёзного настроя к делу, и чёрная с белой гривой сообщила собравшимся: - Пенеаш очнулся, вам пора расспросить его о его друзьях.

Варлад, не получив ни приглашения, ни просьбы улететь, вслед за всеми спускался внутрь разломанного здания, попутно спрашивая Инанну:

- Ты знала этого… деструктора? Кто этот Пенеаш?

- Младший брат Орниаса, бывшего волода Хрона, одного из наших нааров, - Инанна не задумываясь выдала информацию, ничего не донёсшую до Александра, но Варшан прояснёно поднял уши.

- Ограбленный караван как раз шёл из Хрона. Возможно, это его дело?

- Вероятнее всего, - Зорат несильно качнул головой. - Учитывая, что к деструкторам Пенеаш пристрастился после убийства Орниаса. Только оставлять караванщика в живых, даже лишь на некоторый срок, не в характере Пенеаша.

- Если Равлакс не был его сообщником, - Анепут многозначительно глянула на Варшана, который вдруг перестал следовать за остальными и развернулся, поманив за собой хвостом Маррут:

- Надо проверить эту версию.

А остальные пошли дальше по зданию, всё ещё непоколебимо стоящему даже с трещинами в стенах и зияющими провалами в потолке. Кое-где из камня показывался металлический каркас, и Александр предположил, что в строительстве нашарские крылатые использовали технологию по принципу железобетона, поэтому основной урон коснулся только декора: барельефы отпали со стен крупной крошкой и ещё продолжали отвалиться кое-где, подчёркивая картину разора.

Но во всём развале демоны смогли найти, куда безопасно поместить разрушившего эту твердыню. Подвал был устроен гораздо прочнее: стены и двери стали полностью металлическими, пол приобрёл мелкую ребристость, чтобы когти не скользили по его гладкому материалу. Кое-где появлялись двери, но на них не наблюдалось ни ручек, ни замков, ни затворов, поэтому Варлад задавался вопросом, как их открывают при необходимости – магией?

Инанна приложила к двери основанием цилиндр - тот самый, который она выхватила вместе с мечом при аварии. Пока дверь тяжело, но плавно открывалась вовне коридора, Александр ненадолго задумался, было ли что-то общее в функции у цилиндра с полученным в храме жезлом. Очертания у них были похожие, но энергетика разная.

Внутри тёмной комнаты без окон Варлад увидел не только рогатого и копытного деструктора с тигриными полосами, но и чуть не принесённую в жертву светлую. Оба были скованы, но Александр внутренне сомневался, что этого достаточно для удержания магических существ. По ауре было отчётливо видно, что энергетика пленников была на уровне, еле поддерживающим сознание. Инанна не стала заходить внутрь камеры, только заняла проём. Наверное, некое устройство ограничивало уровень энергии существ в комнате и владычица не желала попадать под эффект. Но разумно ли вести допрос на весь коридор? Да и приводить на него посторонних вроде самого Варлада, кстати.

- Где остальные и что они хотят сделать? - Обратясь к другому копытному мутанту, Инанна угрожающе подняла цилиндр, только на Пенеаша это эффекта не возымело:

- Убьёшь меня - достигну своей цели. Оставишь мучиться - мне не станет хуже, вся жизнь это мучение.

Без содрогания и ничуть не изменив выражение морды Инанна направила цилиндр на Пенеаша. Крылатого пленника тут же скрутило в ужасной агонии, отчего он зарычал и застонал, будто его сильно ранили, но из видимых повреждений была видна только кровь из носа и глаз, отчего картина этой пытки показалась Варладу достаточно жуткой. Инанна плавно прокручивала цилиндр в воздухе на вытянутой лапе, отчего порой был слышен хруст костей Пенеаша, который громко вопил и держался за сломанные конечности, смотря слепым от текущей по его глазам крови взглядом в сторону Инанны, озлобленно стиснув клыки, которые, по неизвестной причине стали плохо держаться на его челюсти и выпадать на пол вместе с кровавой слюной. Из его ушей тоже капали большие капли крови, отчего он поджимал уши и Варладу даже стало его жалко, когда он увидел, как измученный обессиленно свалился на пол, умоляющим слепым взглядом ища хоть лучик надежды на прекращение этих мучений… Инанна перестала вращать цилиндр и немного опустила его вниз, повторив вопрос:

- Где остальные и что они хотят сделать?

Сначала ответа не последовало, отчего Инанна уже хотела снова поднять лапу с цилиндром, но Пенеаш, вжался в стену и дёрнул сломанной лапой, будто загораживаясь, издав стон, а затем, сквозь захлёбывающийся хрип и кашель, невнятно, из-за потери множества клыков, но громко стал говорить Инанне то, что она желала от него услышать.

- Навы разбросали и спрятали много своих вещей, мощного оружия, способного уничтожить этот мир. Мы собираем его, разрушая всё на своём пути. Но скоро разложение мира ещё сильнее ускорится…

- Где спрятали? - Александру показалось, что информация от деструктора волновала и злила начальницу города сильнее, чем молчание пленника. И чем больше Пенеаш раскрывал, тем шире Инанна скалилась.

- Мы не знаем, и это часть божественной игры. Мы ищем везде, влекомые зовом того, что затмевает реальность. Вы тоже можете поучаствовать и попробовать найти всё раньше остальных… и отобрать то, что нашли до вас… Многие умрут в процессе, и восстановить их тела вы уже не сможете – вы ещё не встречали такой мощи никогда в жизни. Вам стоило благодарить Высшего со Звёзд за такой дар, а не тщетно тратить время, пытаясь уничтожить того, кто не начинал быть…

- Зато ты переиграл. Тебе пора поработать жертвенной душой, - Инанна бросила Пенеашу, отступив от проёма и захлопнув дверь. Варладу даже в мыслях нечего было добавить: что ещё предложить тем, кто сами жить не хотят и другим не дают. А копытная, между тем, повела остальных к выходу. - Куда упорхала эта пара придурков? Я их награждать собиралась.

Сестра Варшана никак не обиделась на такую характеристику брата и его подруги, и даже добавила:

- Сар-волод, я полна подозрений касательно Маррут. Она слишком просто расправилась не только с навом, но и его порождениями. Маррут может скрывать от вас как источник своей силы, так и свои мотивы. Или мотивы Варшана. То, что он не хочет становиться лидером официально, не значит, что он не желает контролировать Нашар самовольно.

- Ну так выясни, ты же их родственница, - Инанна не желала выслушивать бездоказательные обвинения.

У Варлада наличествовали такие же подозрения, что и у Анепут, но высказывать их за спиной Маррут, да ещё в такой манере? Александр начал опасаться, что и к нему найдутся претензии, и искать долго не придётся. Объявился вдруг непонятно откуда, крутится постоянно у шишек, молчит и слушает - все признаки неумелого шпиона. Самому казалось странным, что позволяют тут находиться, присутствовать при принятии важных решений. Поначалу его действительно подозревали в связи с деструкторами, но Варшан как-то быстро отмёл эту теорию, и все его послушали, придерживаясь его мнения даже в личное отсутствие чёрно-белого, даже таскали по местам (вроде тюрьмы), которым, будь сам правителем, обеспечил бы хоть какой-то уровень секретности. Если деструкторы предпочитают нападать грубо и без просчёта, это не значит, что у государства не может быть более скрытных и осторожных врагов. Или Александр упускал что-то? Может, его признали быстрее благодаря схожей энергетике… Тогда почему до сих пор не поняли, что он человек?

Тем временем осмотр нашарских достопримечательностей продолжался. Следуя за тремя крылатыми – Инанной, Анепут и странно отмалчивающимся Зоратом – Варлад подлетал к, пожалуй, наиболее причудливому сооружению города. Александр никак не мог привести человеческий аналог архитектуры. Многоуровневое скопище каменных сталагмитов, гигантских и неприступных, с кубическими формами в основании, со множеством арочных переходов не походило даже на современные небоскрёбы. Некоторое время, не найдя ни одного окна, Варлад даже думал, что эта скала являлась естественным образованием. Но даже если так – местные над ней поработали.

Вся компания приземлилась на выступ, узкий по меркам всего сооружения, но более чем достаточный для аккуратного приземления. Рогатая демоница привычно прикоснулась к стене ключом, и гладкий камень почти мгновенно пересекла узкая трещина, а вскоре внутрь громады уже распахивались исполинские двери, за которыми различалось кислотно-зелёное сияние кристаллов, вделанных или даже вплавленных в стены сводчатого коридора, из-за высокого потолка казавшегося узким даже при том, что все четверо смогли бы пройти в ряд, даже не касаясь друг друга расправленными крыльями. Однако больше, чем всё остальное разом, Александра поразило присутствие ковра на полу. Тёмно-красный, в тон стенам, и так же отливал охряным в зелёном свете, поэтому в основном ощущался на ощупь. И на слух - перестало восприниматься клацанье когтей и более гулкое цоканье копыт. Наверное, Инанна именно для этого застелила пол мягким покрытием - гасить надоедливые звуки, которые только бы усилились высокими потолками. Хотя, будь Варлад “властелином тьмы”, оставил бы эту особенность, чтобы раньше заметить появление незваных гостей. Правда, у него и копыт бы не было, как с ними жить - совершенно не представлял. Подскользнуться можно когда угодно, особенно при взлёте и посадке - как только Инанна справляется… А ещё - как спит с торчащими рогами. Хотя нет, это скорее к Зорату. Если у огненной рога тонкие, чуть волнистые и отходили от головы назад, то у чёрно-оранжевого присутствовали аж двойные - и назад, как у козла, и вбок, как у барана. Зачем он только оставил такое украшение, особенно во время войны с деструкторами, мог бы и спилить для приличия.

Комната, до которой они добрались, сразу узнавалась как главный зал замка, и, несмотря на неземное происхождение, не слишком отличалась от описываемых в книгах и фильмах. Длинное помещение с острыми балками на потолке походило на католический собор, но из-за отсутствия окон высокий потолок давил скопившейся под ним темнотой. За колонадами перед боковыми стенами рядами шли постаменты разных размеров, украшенные узорами из позолоты. Они создавали впечатление задуманных для хранения на них вполне определённых вещей и трофеев, но сейчас большинство из них сиротливо пустовало. То ли дворец возвели совсем недавно и их ещё не успели заполнить, то ли к настоящему моменту Инанна и её возможные предшественники успели разбазарить наследие предтеч. “Главное, чтобы трон не продала”, - мысленно усмехнулся тёмношёрстый, но смеяться быстро перестал. Трон в зале действительно присутствовал, но, на взгляд, был одинаково неудобен как для крылатого, так и для человека - для людей слишком велик, а дракону некуда было бы деть задние лапы при таком глубоком сидении. Трон резко контрастировал с красно-золотым стилем зала, так как был сделан из серого, треснутого и местами отколотого камня, и по всей поверхности был испещрён рядами непонятных знаков. Зеленоватое освещение создавало впечатление того, что монолитный кусок скалы густо пропитан ядом, а в энергетическом зрении вещь фонила десятками разных демонических энергий, которые насыщено сливались в одну. Но в больший шок привела огромная, в несколько ростов, картина (или фреска, при таком освещении сложно понять) за троном. То было изображение воздушной битвы - причём с так подобраной перспективой, что за полурасколотым троном словно открывалось окно в небо на большой высоте. Крылатые демоны дрались с противником, на фоне которого озверевшие в битве драконы воспринимались почти ангельски прекрасными. Их враги представляли собой разномастную, но грозную и с первого взгляда смертоносную смесь насекомоподобных созданий и мутировавших обитателей кошмаров, ассиметричных существ, которые не воспринимались ни единым видом, ни отдельными. На переднем плане крупно изображалось, как чёрный белогривый самец с кровожадно-довольной мордой распарывает то ли алебардой, то ли нагинатой туловище похожей на Баотаса громадины - да так, что её масляно-склизские внутренности вылетали чуть ли не на зрителя картины, добавляя объёма и реализма, но полностью руша эстетичность. Впрочем, кто знает вкусы тёмных.

Сбоку от трона у стены таился маленький постамент с небольшим вогнутым углублением, откуда Инанна взяла драгоценных камней, передав один Варладу и три Анепут (видимо, вместе с долей Варшана и Маррут). Александр покрутил в мохнатых пальцах фиолетовый полупрозрачный кристаллик - аметист, если на Нашаре те же породы, что и на Земле. Внутри сияла энергетическая искорка, крошечная по сравнению с огнём из кристалла нава.

- А это, - Зорат, не спрося у Инанны, отдал чёрному крылатому ещё одну драгоценность - тяжёлый светло-серебряный браслет, - лично от меня за спасение нашей сар-волода.

Сказано это было с такой странной ухмылкой и внимательным разглядыванием Варлада, что подозрительно нахмурился не только Александр, но и Инанна. Однако первый принял оба подарка, лишь надеясь избавиться от браслета поскорей - не походил он на местную валюту, скорее на маячок, хотя не излучал ничего энергетического.

Анепут поблагодарила Инанну, качнув головой, и сделала Александру знак покинуть замок. Тот слегка задержался, наблюдая, как рыжая устало устраивается на неприспособленный для её тела трон - садясь набок, перекинув ноги через один подлокотник и облокотившись спиной о другой. Со звериными ногами, даже при наличии копыт, садиться таким образом было комфортнее, чем с человеческими, но чёрношёрстый всё равно беспокоился, что ручки трона слишком твёрдые и острогранные для такого положения. Хотя, с чего бы это Александру о ней беспокоиться. И с чего бы Зорату продолжать так откровенно на него смотреть, так что даже Инанна недовольно оскалилась подзывая “советника” к себе.

- Ты уже где-то живёшь? - Поинтересовалась у Варлада чёрно-белая самка, добравшись до выхода наружу, который открывался изнутри простым толчком. Александр поразился заботе белогривой, особенно на контрасте с их первой встречей, когда та чуть не сцапала его по приказу главной демоницы. Варлад отрицательно развёл ушами, на что Анепут предложила его проводить до гостиницы, посоветовав: - Но лучше потом купи квартиру, она будет своей и обойдётся дешевле.

А его тут надолго собираются оставить… И что, неужели в мире драконов существуют квартиры? Улыбнувшись, представив, что в местный ЖЭК набирают самые ушлые и беспринципные морды, а потом – соседей-сектантов.

Тем временем Александр подробнее осматривал Анепут, пользуясь успокоившейся обстановкой. Кроме густой и прямой белой гривы и таких же бледно-белых каёмок на перьях, по её чёрной спине шло несколько тонких полос, которые отходили от одной большой, что как хребет шла по спине и даже по верху хвоста и кисточки. Пока Варлад летел сзади, этот узор напоминал ему позвоночник с рёбрами. Пожалуй, драконов с “милой” внешностью в этом мире не встретить. Пленная самка была слишком подавлена и побита, чтобы к ней присматриваться… Надо же, он уже присматривается к нечеловеческим девушкам. Впрочем, после случая в пещере…

- Мне не сложно, - повезло, что приземлившаяся на просторную улицу Анепут неправильно истолковала смущённо опущенные уши. - Тебе сюда, - крылатая указала хвостом на малоэтажный дом. “Вывеска” этого заведения представляла собой большую мозаику на тротуаре у входа, на чёрном фоне которой резкие линии складывались в рваный узор несимметричных сигил, непривычный сознанию, но почему-то читаемый не сложнее кириллицы.

- “Зев бездны”? - Сомнительным тоном прочёл Варлад, потом кивнул носом на здание напротив - с мягко-синим фонарём и более располагающим названием на мозайке “Ясное небо”, - может лучше остановлюсь там?

Морда Анепут, чёрная с двумя поперечными полосами на длинном носу, изучающе улыбнулась Варладу:

- Это бордель.

Александр чуть не съёжился от стыда. Кто мог предположить, что драконы страдают той же фигнёй, что и люди, а кто-то соглашается не только посещать такие места, но и работать по специальности. Даже вход почему-то человеческий, снизу, а не с крыши или с балкона… но хотя бы “вывеска” не на стене, а на земле, и крупная, чтобы можно было прочесть в полёте.

- Доверюсь твоему вкусу, - смущённо пробурчал Варлад, проходя внутрь ”Зева”.

Проследовав за сопровождающей самкой, Александр оказался в странном заведении. Ну как странном… Сопоставив свой новый облик и облик жителей “тёмного мира”, он ожидал подогнанную под крылатое тело обстановки. Вместо этого внутри ожидала смесь вроде привычной планировки - для людей - с элементами убранства для разношёрстных посетителей. Либо так было только на первом этаже, когда на последующих уже присутствовал выход наружу для взлёта и посадки, либо не понимает окружающих. Такое ощущение, что крылатые беззастенчиво скопировали многое у людей. Эту версию как бы подтверждала пышность “дворца” главной демоницы. Её копыта обязательно ступали по коврам, на стене картина, вполне человеческий трон, лишь слегка великоватый, если Александр ещё не успел забыть человеческий рост. Видимо, строители скопировали интерьер, решив не заморачивать голову поисками решений. Разве что увеличили залы, коридоры, и, в особенности, дверные проёмы. Правда, двери пока не норовили прищемить хвост, тянущийся вслед за своим владельцем… “И то хорошо”, заметил, оглядываясь по сторонам. В зале этого трактира имелась одна примечательная черта, которая, видимо, и послужила источником его названия. Перед рядами столов, что отделяли кухню от общего зала, на которые больше похожие на мясников, чем на поваров, работники заведения выкладявали мясные блюда, перед этим прилавком пол представлял собой мелкую металлическую решётку. Та прикрывала собой широкую и неимоверно глубокую шахту, позволяя ходить прямо над ней. Столы для посетителей - низкие (высотой с табуретку - нечто среднее между обычным столом и китайским), с Толстыми циновками для сидения вместо стульев - располагались лишь в стороне от прикрытой решёткой ямы. “Интересная идея для танцпола была бы”, - задумался Александр, - “только не похоже, что летуны любят танцевать. Ещё бы, на это даже смотреть стало бы смешно”.

- В моей стране в местах питания нет таких дыр, - Варлад обратился к Анепут, которая, раз привела его сюда, должна была иметь представление о “Зеве бездны”, а то бы ещё куда отправила или предоставила искать место для ночлега самому.

- Туда кости кидают, - белогривая подвела Варлада к прилавлку. - Но, если смотреть глубже, это вход в подгород. Я в это не очень верю, но считается, что подземные ходы под Утгардом существовали ещё до его основания, вроде как их создал самый первый тёмный и сидит там до сих пор. Но в чём я уверена – в подгород сбегают тёмные, недовольные порядком, установленным Инанной. Например, они не брезгуют промышлять работорговлей, и это при том, что каждый тёмный свободен и ограничивать его волю – самое большое зло.

А слушаться Инанну – не ограничение воли?” - Варлад задумчиво крутанул ухом, но вслух высказал лишь свои опасения:

- Раз так, зачем устраивать столовую и гостиницу рядом с местом, откуда в любой момент могут вылезти враги?

- Для защиты от них, конечно. Тут гарантированно и в любой момент времени полно наших, а мы можем за себя постоять. Только на моей памяти никто не осмелился вылезать на поверхность так явно, через “парадный вход”.

- Что вам? - Краеведческий рассказ Анепут прервала драконица по ту сторону прилавка – чешуйчатая, зелёная с фиолетовыми гребнем и пластинами на шее и животе. Александр поразился не сколько тому, что в заведении работала обычная драконесса, а не пушистая (хотя среди правящей элиты он видел только мохнатых), сколько её яркому и контрастному для местного жителя окрасу, хотя обычно у драконов-демонов преобладал один цвет, возможно, с небольшим добавлением другого. Поэтому Инанна сильно выделялась на фоне своих подданных яркой раскраской, как и эта крылатая рядом со своими клиентами.

- Ему еду и ночлег, на сколько заплатит, - чёрно-белая махнула хвостом в сторону Варлада, ожидающе посмотрев на его морду. Самец вспомнил своё недавнее желание и расплатился браслетом Зората. Чешуйчатая быстро, но внимательно осмотрела украшение, прежде чем одеть себе на лапу:

- На месяц. Можешь брать порцию и забирать свободную комнату. - Чешуйчатая лапа подала не ожидаемый ключ, а пластину наподобие номерка в гардеробной.

После многочисленных драк и полётов жутко хотелось есть, потому отказываться от пищи Варлад не стал и выбрал среди разложенных на прилавке жареных кусков мяса размером с голову самый приятный на запах. Сейчас не слишком заботило, каким инопланетным зверьком был его источник, только вкус и теплота, которые в новом теле Александр мог почувствовать носом, даже не притрагиваясь к блюду. Пили крылатые в этом заведении обычную воду, которую можно было бесплатно налить в предоставляемые глиняные плошки. Анепут тоже взяла себе одну такую, но без еды, так как после орудования кристаллами не нуждалась в энергии.

Драконесса тем временем приняла несколько мелких камней от целой компании крылатых и передвинула хвостом рычаг у стены за столами, в результате люк, ограждающий шахту, стал раскрываться, и Александру пришлось взлетать с места прямо под потолком, чтобы перебраться к столам.

- Если заблудитесь, идите всегда наверх, - крикнул выпорхнувшим в яму кто-то из зала, добавляя уже тише кому-то сидящему рядом: - если не вернулся сюда, то могут попасть к вожачке - не верю, что у неё самой нет тайной дыры, через которую ей подземные приносят дань.

Решётка над туннелем закрылась, а Варлад с Анепут выбрали стол подальше от других посетителей. Александр принялся удовлетворять и голод, и любопытство:

- Зачем они туда полетели? Что за дань от подземных?

- Инанна не хочет сама нападать на отщепенцев, но разрешает это делать своим подчинённым, а те могут отбирать у них души и вещи как вздумается, с символическими отчислениями казне. Поэтому многие в народе думают, что у Инанны есть бесчестный договор с теми, кто не уважает нашу свободу: они платят ей за то, что она не истребляет их организовано, а они могут распоряжаться жизнью всех, кто забредёт на их территорию.

- И это правда? - Чёрнопёрый с трудом нашёл время между голодным откусыванием жаркого, пряный вкус которого едва различался от скорости поглощения.

- Ты видел личную сокровищницу Инанны, - самка проговорила тихо, наклонив морду набок. - Будь это правдой, она бы не столь пустовала.

- Могла не всё нам показать, - после быстрой расправой над мясом крылатый оценил удобство широкой миски для длинной пасти. Человеческая кружка стала бы непростым столовым прибором.

- Мне тоже, - Анепут неопределённо улыбнулась. На миг Александр даже залюбовался её мордочкой, но быстро пресёк столь странные мысли. Не хватало влипнуть ещё во что, прежде чем разберётся с внезапными переменами в жизни. Полученное тело было ничего так и уже воспринималось привычным, он признавал, но “попадание” в иной и незнакомый мир выбивало из колеи и нарушало планы. И не то, чтобы этот мир был мрачным… был, конечно, но далёким от загробного – не хватало толпы всевозможных “грешников”, гоняемой крылатыми демонами (во всяком случае так воображают ад христиане). Но их отсутствие не добавляло умиротворения даже в момент затишья, который наступил сейчас – напрягали как недавняя встреча с “бандитами” на улицах города, так и рогато-копытные представители власти. Создавалось впечатление, что они вовсе разных биологических видов со своими подчинёнными. А кроме тёмных, есть ещё светлые…

После того, как Варлад наелся и напился, Анепут повела его к его комнате на второй этаж. Деревянные двери в стене перед ними распахнулись, пропуская на лестницу. Провожатая, не медля, опустилась на все… лапы и легко побежала наверх, Александр последовал примеру. С опозданием он подумал о грязи на “руках”, но ступени на удивление блистали чистотой в жёлтом свете светильников-сфер на стенах из камня и дерева. Несколько пролётов, и чёрно-белая самка резко развернулась на этаж, из-за чего самец едва не толкнул её сзади, но когти не дали проскользить. Впрочем, реакции не последовало, вместо этого белогривая подошла к одной из двух широких дверей на площадке – прямо не постоялый двор, а питерская парадная.

- Это твоя. Бери ключ, приложи его к двери и открывай.

После того, как Варлад неуверенно дотронулся “номерком” к створкам и заметил слабое изменеие их энергетики, его когтистая ладонь коснулась выступа, более удобного для нечеловеческой анатомии, а через мгновение оба крылатых оказались в зале с высоченным потолком. В номере (вроде так должна называться съёмная комната даже в гостинице нелюдей) было тихо, Арександр наконец облегчённо выдохнул, собираясь безбоязненно расправить крылья.

Варлад и Анепут прошли немного вперёд, после чего Варлада, идущего позади Анепут, сильно ударила в спину когтистая лапа, которая, как оказалось моментом позже, принадлежала крылатому с полупрозрачной седой шерстью и светло-серыми, почти белыми глазами без зрачков. Вслед за ним в зал вбежал ещё один такой же, но со шрамами на морде, обвисшими, почти атрофировавшимися крыльями и наполовину обгрызенным левым ухом. Он тут же закрыл за собой дверь хвостом, отрезав Варладу и Анепут путь к отступлению.

Первый крылатый молча, почти не издавая ни единого звука, даже не рыкнув, достал из карманного измерения четыре острых шипа и тут же метнул в лежащего на земле Варлада. Чёрношёрстый лишь успел заградиться крылом и руками, отчего один из шипов вонзился в кость крыла, пробив её насквозь, а другие три шипа, не заметив преграды из перьев вонзились в шкуру взвизгнувшего от боли Варлада, ранив грудь и живот. Варлад попытался встать, но тут же получил мощный удар в нос задней лапой, которая разбила его и к тому же оставила глубокие следы от когтей.

Варлад хотел было крикнуть Анепут, но краем зрения увидел, как она дерётся со вторым крылатым, исполосованным шрамами. Анепут начала бить передними лапами по уклонявшемуся и пытающемуся блокировать удары злодею, но затем внезапно поймала одну из его лап в когтистую хватку, дёрнув противника на себя, одновременно задней лапой ударяя когтями по сухожилиям возле его ступни. Но противник оказался достаточно ловким, успев поставить заднюю лапу так, чтобы когти Анепут разрезали воздух, а удар пришёлся по мышцам и кости, не причинив значительного вреда. После он вырвал свою переднюю лапу из её хватки, проигнорировав глубокие раны, которые оставили окровавленные когти Анепут. Крылатый тут же попытался пронзить Анепут материализовавшимся в лапе кинжалом, но лезвие кинжала столкнулось с клинком нагинаты, которую крепко держала в лапах Анепут. После она ловко совершила выпад, не боясь за свою безопасность благодаря длинному древку оружия, порезала лапу противника, отчего тот выронил кинжал, но не оставлял попыток убить самку, уйдя резко вбок и перехватив рукоять. Анепут попыталась вырвать оружие из лап седого вторженца, но не смогла, после чего ударила его когтистой задней лапой в бедро, а затем другой между лап, отчего тот закричал и отпустил одну из лап, повернувшись к Анепут боком. Полосатая, воспользовавшись этим, схватила его за рудимент крыла, с силой дёрнув на себя до хруста, после чего другой лапой резким рывком выдернула оружие из лап противника и тут же срубила крыло, перерубив кость как масло, держа конечность в одной лапе. Затем, не медля, она ударила отрубленным крылом в морду ещё недавно активно нападавшего агрессора, с такой силой, что перья из отрубленного крыла полетели в разные стороны, после чего, прокрутив в лапах смертельное оружие, Анепут срубила голову незадачливого вторженца, острым как бритва лезвием разрубив и несколько пролетавших на его пути перьев.

Пока Анепут была занята дракой, Варлад отчаянно пытался выжить, отползая назад и пытаясь встать, хрипя и выплёвывая кровь, которая текла в пасть из разбитого носа. Его молчаливый противник схватил его за крыло и протащил по полу, на котором оставался кровавый след от раненного Варлада. Мучитель взялся за крыло и второй лапой, вдруг резко изогнув его в неестественном положении с леденящим душу хрустом, отчего Варлад заорал так громко и отчаянно, что дерущиеся на миг остановились, но затем вновь продолжили бой. Белошёрстый осмотрел безразличным взглядом жертву, задней лапой наступив на рукоять одного из шипов, который был в боку у Варлада, загнав его глубже, насколько позволяла длина рукояти, которая была не намного толще лезвия и отличалась только тем, что не была заточена. Варлад скорчился и смог лишь поцарапать когтями заднюю лапу своего мучителя, но на что-то большее его сил просто не хватило. Он подумал выйти из тела, чтобы бесконтактно разорвать душу обидчика, но, когда у него не получилось, увидел, что обидчик удерживал его в каком-то слабом зеленоватом свечении, вероятно блокируя его способности. Поджав уши чёрношёрстый самец что есть силы вскочил и вцепился клыками в заднюю лапу крылатого, отчего тот, потеряв равновесие повалился на пол. Варлад, воспользовавшись этим набросился на него сверху, придавив к земле, рыча и крича от боли и ярости, пачкая седой мех противника потоками своей крови. Ударив несколько раз когтистыми лапами в шею и голову противника, Варлад почувствовав как ещё один шип воткнулся в его живот. Александр, игнорируя это, лишь выдавая свою боль громким воем, пальцами с когтями стал выдавливать и прокалывать серо-белые глаза врага, превращая их в кровавое месиво, но, к своему удивлению не слыша от него ни звука, лишь наблюдая злобную раскрытую пасть, которая, казалось безмолвно кричит от боли… Но это продлилось недолго. Варлад почувствовал ещё несколько сильных ударов и тычков в живот острым шипом, отчего, потеряв все силы уступил своему противнику и тот, перекатившись оказался над Варладом, схватив его за пасть, сжимая её одной лапой, а другой замахнувшись окровавленным шипом, целясь в голову чёрношёрстого самца, зрачки которого максимально расширились от ужаса скорой смерти и яростной окровавленной морды своего врага, отсутствие глаз которого делало его похожим на существо из кошмарного сна… Мгновение спустя к кошмарному взгляду врага добавилась ещё и его голова, которая была вертикально разрублена, брызнув кровью в глаза Варлада, отчего тот зажмурился. Когда он открыл глаза, между двух половинок нижней челюсти, почти на уровне седой шеи так и не издавшего ни единого звука противника блестело острое лезвие оружия Анепут, которая обеспокоенно смотрела на теряющего сознание и истекающего кровью Варлада. Она тут же отвела нагинату вбок, отчего изуродованный труп с седым мехом свалился на пол, сбоку от Варлада, быстро заполняя пол под собой кровавой лужей, которая затем дошла и до Варлада, но Анепут подняла его за руку, пытаясь оттащить в другое место, чтобы помочь. Но чёрный дракон сам когтистой лапой ударил в грудь белого с такой силой, что хрустнула грудная клетка. Александр схватил умиравшую, ускользавшую душу поверженного врага, пока она не улетела и ещё оставалась достаточно свежей, чтобы отдать свои силы ему. Добыча была искромсана после неистовой драки и не восстановила Варлада полностью, но теперь тот смог подняться самостоятельно и чувствовал себя довольным победой.

Хотя Александр был ранен и разгорячён дракой, он не мог не любоваться самкой, которая стала столь заботливой к нему - и даже после ожесточённой драки, когда она направо и налево резала врагов жуткого вида железякой, так похожей на оружие победителя навов с картины. Прямо обрезанная чёлка и спиральный браслет на предплечье делали Анепут неуловимо похожей на египтянку, хотя с чего бы это…

- Я отведу тебя ко врачу, - самка потянула Варлада из номера. - И попрошу дать тебе комнату без засад и трупов.

Оба спустились на первый этаж, своим потрёпанным после битвы видом сразу привлекая к себе внимание всего зала трактира. Даже белоснежная крылатая, игравшая для публики на инструменте, даже без электронных частей звучавшем похоже на электрогитару (только тише, чтобы не поранить чувствительный слух драконов), прервала исполнение фоновой музыки. Анепут грозно взглянула на цветастую драконессу, всё ещё суетящуюся за рядом столов-прилавков, и рыкнула на неё:

- Засады подземных входят у вас в стоимость? - Мохнатая кинула на “стойку” “ключ”, оброненный Александром при всей этой кутерьме и заляпаный брызгами крови. Чешуйчатая округлила глаза и замотала кончиком хвоста - вот и все проявления эмоций, которые могла позволить её жёсткая чешуя. Но остроухая крылатая не стала обращать на неё много внимания, ринувшись ко столам и выкрикивая:

- Намира! Хорошо, что ты здесь… Нужна помощь прямых лап.

Анепут вернулась к застывшему у подножья лестницы Александру… да, точно – вместе с его старой знакомой, желтоглазой чёрной колдуньей, которую тот встретил ещё на Земле.

Только сама Анепут не относилась к Намире (так ли её зовут на самом деле?) по-особенному. Не как к обслуге вроде трактирщицы, но и без почтения, отдаваемого Инанне, из чего Александр сделал вывод, что либо Намира не обладала какими-то особенными способностями и далеко идущими целями, либо умела скрывать их от окружающих. Парень, после всех событий, только по её намерению отвезти его сюда для неизвестного дела, склонялся ко второму варианту, потому не стал раскрывать самку, но собрался вытянуть из неё все тайны, как только они останутся наедине.

- Вот энергия для лечения, - Анепут отдала Намире один из ярких аметистов, потом долго смотрела на Александра но, так и не найдя нужных слов для прощания, просто наклонила голову и отошла:

- Намира хороший лекарь, она уже спасла мне жизнь однажды.

А с верхних этажей вернулась чешуйчатая, спускаясь по лестнице на задних лапах, передними таща по ступеням два изуродованных тела, из которых уже почти не лилась кровь. Посетители разом привстали со своих мест и присмотрелись к телам, заговорив с соседями по столу.

- Явно подземные. Как они прошмыгнули мимо нас?

- Взлететь в маскировке не могли, эти не летают…

Кивнув сменщику (еду сейчас сервировал более крупный дракон такого же кислотно-зелёного цвета, но без контрастирующе-фиолетовых частей), драконесса дождалась, когда решётка с ямы в полу отодвинется, и скинула в шахту оба тела резким рывком. Потом подошла к Варладу, отдавая ему другой номерок.

- Благодарю, что помог отразить неожиданную атаку. Это наша лучшая комната. Твоя охрана будет ценной.

Александр смутился, ведь он сам в основном огребал, а в трезвом, не всполошённом битвой сознании происходившие вещи воспринимались столь ужасными, что их повторение являлось крайне нежелательным. Но отказываться от благодарности не стал. Тем более, нужно срочно было удалиться с Намирой, дав ей исцелить его и ответить на все насущные вопросы.

- Зачем ты забросила меня в мир к демонам? - Терпения не хватало, и первый вопрос Александр задал, ещё ковыляя по лестнице.

- Как ты заметил, в нём обитают не только тёмные, - Намира остановилась у нужного номера, который располагался на первом “жилом” этаже. - Но и их можно такими назвать с натяжкой. Разве тёмный допустил бы всё творимое безобразие?

- Мне не с кем сравнивать, - Александр прошёл внутрь новой комнаты первым, внимательно её оглядывая, но не забывая посматривать за спину. - Если тебе нужно что-то сотворить в этом мире, зачем закидывать в него кого-то из иного?

- Ты - дракон, которого нет, - Намира прошла следом, засматриваясь на широкое и мягкое возвышение посреди зала, вероятно предназначавшееся для сна. - Воскрешать слишком затратно, о ком-то из далёких областей Зорат быстро всё разузнает. От человека сейчас в тебе остались лишь мысли, но их не прочесть.

Ответ Александра не удовлетворил совсем, но он чувствовал, что полной и достоверной информации по этому вопросу это создание ему сейчас не раскроет. Но, может быть, хотя бы о себе расскажет? Рад бы был Варлад прояснить, кем являлась Намира в обществе Нашара, явно и тайно, и действительно ли её зовут Намирой, но при переходе от общих или рабочих вопросов к личным слова сразу терялись - либо воспринимались уж слишком откровенными, что ещё хуже.

- Кто ты? - Наконец, осмелился спросить Александр, не задумываясь над приукрасами и надеясь, что она поймёт его правильно. Но самка только хитро прижмурила глаза. - Или Что ты?

- Может, у тебя есть предположения или пожелания? - Самка бесцеремонно села на “гнездо”. - Вдруг услышу о себе нечто оригинальное и новенькое…

Она просто смеётся… хорошо, не пришлось попасться в хаос и не растечься слизью”, - подумал Александр, но всё же после её диалогов и действий склонялся к мысли, что она точно не за хаос. Но мотивы чёрношёрстой с первого захода выяснить не удалось.

- Давай лучше займёмся твоими ранами, - Намира взяла Александра за лапу, другой приложив к нему светящийся камень. - Отбирать ты уже умеешь, смотри, как отдавать, это может пригодиться.

Варлад увидел своим “вторым зрением”, что прозрачными образами накладывалось на основное, как из камня через зверодракону в него потекла дополнительная энергия, и его душа тут же направляла её на регенерацию. В местах глубоких порезов аура была тоже разорвана, но с заполнением разрывов туманной дымкой и приведении ауры в порядок зарастала плоть, словно спеша за энергетической оболочкой.

- Ты Анепут похожим образом лечила? - Поинтересовался Варлад, уже поправившись. Просто перекачать энергию из кристалла - нехитрая наука и особой благодарности не стоит. - Кстати, как ты с ней познакомилась?

- Нет, мне приходилось очищать её разум, - пустой кристалл желтоглазая отдала обратно, Александр растворил его в своей энергии. - Навы способны сводить с ума почти любого, особенно если они заранее знают, на кого воздействовать. Анепут начала знакомиться с хаосом, желая узнать, как ему противодействовать, но тот слишком далеко завлёк её. Тело пало в кому, сознание унеслось в запредельные измерения, откуда пришлось вызволять её. Она, конечно, не собиралась возвращаться - её сознание настолько повредилось, что смогло приспособиться к жизни в неведомой вселенной, но утратило всякую связь с нашей. Мне помогли сами навы - они согласились вернуть Анепут в обмен на менее ценного для меня Пенеаша. Всё равно сейчас он под надёжной охраной и больше ничего не натворит. Кстати, в этом основная причина, почему мне нужно тело крылатого, но с иноземным сознанием - ты менее уязвим для навов, они не ожидают столкнуться с частотой и мыслеобразами сознания человека и их оружие на тебя не настроено.

Навязавшая себя подруга казалась всё более подозрительной Александру. Она так просто рассуждает о полезности для неё живых и разумных созданий, которые имели собственную волю… И получается, разносить дома и убивать драконов могла Анепут, а не Пенеаш, не вмешайся Намира? И при этом, почему Намира выбрала именно Александра из всей планеты людей? Последний Вопрос Варлад даже не побоялся озвучить.

- Далее вступают дополнительные требования: сознание не должно отторгать новый облик, не быть забитым идеями и моралью родного мира, и энергетически резонировать с нашим общим покровителем. Возможно, это не делает сознание максимально отличным, зато ты не решишь спонтанно сменить облик на человеческий во время стресса, да и методам воздействия на человека, если такие обнаружатся, ты не подвержен, так как уже не являешься им полностью.

- Какой ещё покровитель? - Напрягся Варлад. Он до сих пор представлял, что это Намира самая главная - если не по факту, то на деле.

- Если ты ему действительно близок, то ты и сам знаешь, - повернув морду чуть вбок, чёрная сверкнула жёлтыми глазами. Да, вляпался Александр по уши в тёмное дело. - Вообще, с твоими ранами я давно закончила, если хочешь, можешь привести себя в порядок в ванной. Тебе помочь?

- Лучше не стоит… - Александр долго рассматривал самку, но решил предпочесть ей отдых в уединении. Со всей кутерьмой неизвестно, когда ещё удастся им насладиться. Потом добавил, смущённо отвернувшись: - Чего ради меня добиваешься?

Крылатая самка, казалось, вовсе не была отягощена моралью и скромностью:

- Второй раз после Баотаса ты ни с кем не был. Подумала, это необходимо…

- Навы - не повод для спонтанных предложений, ты не находишь? Тем более, я ещё не привык к новому облику, - Александр потеребил себя за локон гривы.

- Смотри сам. Надеюсь, и без моей помощи разберёшься с водопроводом, - Намира не стала настаивать и, попрощавшись, вышла через дверь на балкон. Несколько секунд Варлад удивлялся, но потом вспомнил, что крылатому не обязательно каждый раз спускаться на первый этаж, чтобы покинуть здание. “Много вещей, к которым придётся приспосабливаться…” - задумчиво прорычал самец, занявшись поисками санузла. Мохнатая тушка, в которой сейчас обитал Александр, довольно странно и неравномерно раскрывала свои возможности. Всё, что касалось простых действий (вроде ходьбы и полёта) открылось в несколько первых часов, магия давалась медленно и с трудностями, но всё касательно психологии крылатых постоянно удивляло и ошарашивало. Мгновенно полученное знание языка воспринималось исключением, подарком от таинственной волшебницы, приятным дополнением к крылатому телу в целом и необходимым инструментом для выживания в чуждом обществе тёмных.

*

Когда Маррут с Варшаном вернулись в город, первым делом серебристая крылатая решила навестить Анепут, сестру Варшана. Та в то время была у себя дома и задумчиво сидела в гнезде, обернув вокруг себя хвостик. Анепут удивилась, когда почуяла чьё-то присутствие совсем рядом с собой. Она повернула голову и увидела Маррут с Варшаном, которые неизвестно как миновали закрытые окна и двери, бесшумно подойдя вплотную.

- Здравствуй, Анепут. - Маррут вежливо кивнула головой, пожав ушками и пожмурившись. - Прости, что не предупредили тебя о нашем прилёте, хотелось поговорить наедине. Я знаю, что ты сестра Варшана и хорошо его знаешь, но обо мне слышала мало. Варшан убедил меня объяснить тебе, кто я такая. Для начала - я его жена. Конечно, в этой местности я заметила на себе множество пристальных взглядов из-за моего светлого меха. Многие причисляют меня к светлым из-за этого, особенно после того, как я остановила казнь, которую хотела совершить Инанна, убив ту крылатую.

- На самом деле, поражает в тебе даже не это, - как тёмная, Анепут сразу влилась в диалог, не тратя усилия на приветствия. - Где ты нашла столько силы не только на сопротивление Баотасу, но и на победу над его физической формой? Я опытна в определении энергий, но от тебя не чувствуется ни одного его вида, будто ты вовсе не владеешь силами разума.

- Всё дело в моём происхождении. Моим появлением я обязана не маме и папе, как любой из вас, а благодаря одному из существ, могущество которого можно сравнить лишь с любым из божеств. По сути, для многих он и является Богом. И появилась я в совсем другой вселенной, нежели ваша, крылатые там не живут, но я приняла этот облик, потому что он понравился мне, - Маррут, стремясь правильно подобрать слова, объясняла всё сестре Варшана таким же образом, каким бы рассказывала детёнышам. - Во мне течёт Божественная Энергия, а также, всё моё тело состоит из неё. Ваши тела, ваш мир и всё-всё-всё состоит из частиц, которые, состоят из ещё более мелких составляющих, в вашем мире есть законы мироздания, которым всё подчиняется и работает как единый механизм. Божественная Энергия не является ничем из всего этого. Она существует отдельно от этого механизма, являясь универсальным инструментом по воздействию на любые возможные подобные механизмы и системы, лишь слегка подстраиваясь под них, но имея при этом свою программу, свои законы и свойства. К примеру, мой мех тоже состоит из неё и каждая шерстинка имеет такую форму и свойства, потому что запрограммирована на это. Также, Божественная Энергия монолитна и не состоит из частиц или прочих составных структур. Ей можно придать любое свойство, форму и даже закон мироздания. При этом, она способна не только копировать свойства механизма мироздания, но и воспроизводить абсолютно новые, не имеющие аналогов. Она способна воздействовать на что угодно, являясь при этом недосягаемой для любых внешних воздействий. Всё это очень сложно объяснить и ещё сложнее понять, но надеюсь, я смогла объяснить тебе природу моей силы. - Маррут повернула голову набок и с любопытством посмотрела на переваривающую это всё Анепут. Но, когда чёрно-белая дослушала всё объяснение, к удивлению Варшана, она не прониклась всей уникальностью и чудом, что открывала ей его жена.

- Светлой тебя назовут не по цвету меха, а по манере доказывать. К чему, например, привлечение божеств в объяснение? Божество - термин крайне условный и субьективный. Обычно ими называют кого-то, владеющего настолько сильной возможностью влиять на мир, что наблюдатели воспринимают его действия вне собственных возможностей даже в будущем. Хотя светлые ещё сильнее извратили понятие божества, приписывая его абстрактным и несуществующим, но всемогущим силам, которые выступают гарантом заповедей и духовных законов. Правильно ли тогда называть субстанцию, которой ты владеешь, Божественной? К тому же, свойства её, хотя значительны, но не замечательны для тёмных, владеющих самой сильной Волей. Наш мир только на первый взгляд состоит из мелких частиц, как ты должна знать. Если внимательно к ним присмотреться, они ускользают от наблюдения, как бы точно их не локализовывали. А всё дело в том, что они лишь частично существуют и поддерживаются только разумом того, кто их наблюдает. Когда разум наблюдателя оказывается сильнее, чем фон, поддерживающий существование вселенной в заданой форме, разум может расширить свою волю на мир и точно так же менять его, оставаясь вне, как божественная энергия. Тем не менее, я не чувствовала такого воздействия, от тебя исходящего, во время сражения с Баотасом.

- Твои знания верны лишь частично. Никакой воли не будет достаточно, чтобы воздействовать на Божественную Энергию. Есть и сотни тысяч других способов мощного влияния на мир, но не один из них не столь совершенен, потому что вписывается в некоторые рамки, за которые, как бы ты не старалась, выйти не сможешь. Тот, кто создал меня способен создавать сотни тысяч наполненных жизнью уникальных вселенных… В каждой из них могут быть такие как ты, которые думают, что их воля способна на всё, но это не так, ведь на макро уровне это лишь детские фокусы, но никак не воздействие, которое можно назвать божественным.

- Пускай на нашем уровне нельзя поддерживать своей воли целые вселенные, но вполне возможно развиться до этого уровня. Раз ты сама можешь управлять своей энергией, значит, твоё сознание достаточно сильно для этого, но способы наращивания личной мощи известны всем.

- Способы наращивания личной мощи всё равно упрутся в рамки, выйти за которые они будут не способны. Божественная Энергия же стоит выше этого. Но достичь такого развития, без помощи тех, кто контролирует это не получится. - Маррут сделала утомлённую мордочку, Анепут же только больше начала раздражаться:

- Рамки существуют только у светлых, когда кто-то один утаивает самые могущественные техники от остальных как гарантию своего статуса. Но, если до них дойдут своим умом кто-то ещё, этим скупцам не поздоровится.

- Не только светлые утаивают могущество. Но дойти самостоятельно до этого уровня невозможно, потому что он лежит за пределами и сделан уровнем выше, из вне. Иначе, имея такой уровень многие бы просто разносили вселенные. Поэтому, такой уровень дан лишь тем, кто может контролировать как его, так и быть инструментом для контроля вселенных и иногда того, что находится за их пределами. - Маррут спокойно и энциклопедично продолжала разговор с полосатой.

- Что же, если вы так считаете… - Анепут прекратила спор, понимая, что Маррут лишь не хочет выдавать свои секреты даже сестре мужа.

*

- Почему ты не делаешь ничего?! - Пенеаш закричал на светлошёрстую, когда мучители удалились и боль улеглась. Самка ответила довольно равнодушно:

- Жду.

- Ярящийся Хаос не ждёт, а действует! - Пенеаш изогнул шею, вцепившись в собственную скованную лапу пастью. Громко хрустнули кости, кисть выпала на пол, но сама рука оказалось свободной. Так Пенеаш перекусил все прикованные конечности - после жезла Инанны эта боль ничего не значила. Глаза самки загорелись, она улыбнулась, воодушевившись хитростью и примером, и проделала то же самое, только орала громко. А рогатый в тигриную полоску пополз к двери. Хаос соблаговолил, чтобы Инанна забыла её запереть и никто не напомнил ей - слишком много болтают нашаране и мало делают! А Пенеаш смог вытащиться в коридор, где уже не действовала блокировка магии. И теперь их не остановить.

- Баотас, войди в нас! Теперь мы - это ты! - Оба прокричали в унисон, не боясь привлечь внимания стражи - теперь охране стоило убираться подальше, чтобы не попасть под всепоглощающее разрушение. Зримым потоком с неба на тюрьму вывалилась плотная, но проходящая через потолки энергия - едва различимая на высоте, но концентрированная снизу. На двоих деструкторов вываливались уже осязаемые жгуты, сухожилия, ленточные черви и бесконечные то ли стебли, то ли щупальца, и всё принималось их телами, что наращивали новую плоть вместо откушенный и новую душу на месте истощённой.

*

Чтобы не задирать благородных потомков первой волны завоевателей, гачтари - караванщики, перевозящие вещи и сообщения - старались не выставлять на показ своё богатство, имея его. Потомки древних верховодителей не желали допускать выскочек до счастья и благосостояния. К тому же, расчёт и благоразумие требовали вкладывать все имеющиеся ресурсы в дело. Варшан придерживался схожих принципов. Хотя сам принадлежал к семье, происходившей от Аменемхата, первого сар-волода, по отцу, и от Нергала, первого сар-волха, по матери, Варшан не жил с семьёй в старом укреплённом доме, где в целях запутывания штурмовавших имелось больше коридоров, чем комнат. Он обретался в простой квартире вместе с женой. Как ни странно, зажатое среди нескольких других тесное помещение предоставляло им уединение.

А вот Равлакс… неужто он имел такое неприметное и по меркам странствующего гачтаря жильё, чтобы скрыть свои тайные мотивы? Даже не собственные интересы, а враждебность Нашару.

Дом Равлакса был полуподвалом на набережной, и ко входной площадке было проще подплыть на лодке или подлететь со стороны реки, чем спуститься с улиц. Вара давно не разливалась, но всё равно такие обиталища считались опасными, и соглашались в них жить либо бедняки, либо нечестные крылатые. Впрочем, гачтарь ещё мог найти практическое применение такому расположению, если занимался водной торговлей.

Дверь была открыта. Чтобы купец не заперся - что должно было произойти? Варшан вошёл в широкое помещение с низким потолком - пустое почти как незанятый склад, хотя у дальних стен присутствовала жилая мебель. А посреди подземного дома - тело его хозяина. Прямо через его брюхо и голову проростала огромная друза кристаллов, покрытая засохшими кровью и ошмётками тканей. На слое жижи нацарапали текст, он ярко сиял на фоне гнилой грязи, раньше бывшей частью разумного. “Нравится подарок? Он сделан из того, что ты мне должен”.

*

После волшебной двери Александр и в ванной ожидал обнаружить нечто необычное, но разочаровался – при мытье крылатые использовали обыкновенную технологию. В санузле обнаружились шланг и два пустых резервуара со сливом – более плоский, похожий на лоток, и более глубокий, очевидно ванная-душевая. Температура воды регулировалась, но ни мыла, ни шампуня, ни полотенец хозяева отеля не предоставили. “Номер-люкс, тоже мне” - проворчал Варлад, начиная счищать с шерсти кровавую корку, соскрёбывая её когтями под водой. Кожа наросла благодаря лечению энергией, поэтому Варлад не боялся открыть рану. Вычистился он быстро, сложнее стало сохнуть. Густой мех плохо испарял из себя влагу, а идти намокшим к трактирщице не хотелось. Высушиться заклинанием Александр тоже не умел. Да, хотя общество частично технологическое, слишком много оставлено на владение чарами, которое, как казалось новоиспечённому крылатому, тут в разной мере присутствовало у всех.

- Мне неловко за нарушение уединения, но Намира ещё у тебя?

Александр поздновато спохватился, что чёрная, улетая, кажется, не затворила дверь на балкон. Так могли бы любые враждебные морды заявиться и выдать очередную порцию порезов. Но, по счастью, в номер Варлада зашла только белошёрстая черногривая самка. Кажется, это именно она играла на странном инструменте, пока Варлад ел. Но только сейчас крылатый разглядел её пронзительно-синие глаза - таких он не видел у тёмных, и смотрелись они намного более живыми и естественными, чем у Маррут.

- Уже нет, что-то ей передать? - Александр пристально всмотрелся в самку, точнее, в её ауру, которая довольно резко отличалась ото всех, прежде виденных у нашарцев… Больше всего она напоминала не тень, а светлый ореол, как от часовни во дворе земного дома.

- Нет… искала лекаря, - крылатая расстроенно опустила уши. - Нужно откачать вредную энергию. Кроме умения её вытягивать для этого нужно только желание, но его как раз ни у кого нет - все считают меня светлой, а значит, заслуживающей страдать. Даже когда сородич из другого общества не вредит тёмному, как вредят деструкторы, их принято наказывать просто за существование как низшую расу.

Александр мало что понял из сказанного ему, различил только что-то о дискриминации “светлых” и то, что эта самка просит её… вылечить, вампиря?

- Это как кровопускание, только энергии? - В ответ белошёрстая кивнула, а Варлад решил попрактиковаться в магии. Наблюдая за Намирой, он приметил, что энергия, переходившая из кристалла в него, не задерживалась в тёмной и никак на неё не влияла. Значит, в теории, возможен и обратный процесс. Поэтому дракон с человеческим разумом проявил в своей лапе пустой кристалл, другой лапой коснулся заполненной вредной яркой энергией крылатой - и начал поглощать энергию из неё, не касаясь потока, а сразу переправляя его в камень, пока эта энергия ещё была захвачена его сознанием. Но, к большой досаде, выходило ровно наоборот желаемому эффекту - кристалл наполнялся теневыми сгустками, а сияние в душе белоснежной всё более разгоралось и начинало слепить.

- Нет, я боюсь навредить, - Варлад быстро прервал процесс, но пушистая драконесса обнадёживающе наклонила голову:

- Ты всё правильно делал. Наши виды отличаются только тем, что используют для жизни энергию разных полярностей. Не знаю, почему тёмные считают светлых врагами за это, ведь мы не желаем им зла и стараемся вовсе не вмешиваться в их жизнь, или даже помогать.

- Откровенность за откровенность, - Александр растворил в своей ауре вновь замерцавший фиолетовым камень, - я лишь недавно прилетел в Нашар и не знаю местных обычаев. Боюсь совершить что-то незаконное, помогая тебе. Может, причина вражде есть, и она глубже простой неприязни к вашим аурам, - при этом Варлад вспомнил неудачную попытку казни Инанной светлошёрстой самки. Тоже, вроде, за то, что она светлая. Только вот у той несостоявшейся жертвы энергетика была такая же, как у всех остальных, и особенно походила на Пенеаша. У Маррут тоже шерсть не тёмная… но вот её ауру Александр вовсе не запомнил.

- Нет такого закона, - протестующе отмахнулась хвостом черногривая светлая. - Это лишь от глупых суеверий нашарцев, и хочется, чтобы ты сохранил незамутнённость разума чужими идеями и сознательность. Но, если ты боишься, не хочу тебя заставлять.

Светлая распахнула и свернула крыло на прощание, вышла на балкон, а Варлад поспешил плотно закрыть за ней дверь. Намира специально оставила её нараспашку? Сложно поверить, что у таких великих волшебниц, к тому же привыкших вести скрытный образ жизни, плохо с бытовой памятью. Потом “лекарь” придирчиво осмотрел себя, действительно ли он не заразился чужой энергией. Даже ничего не почуяв, ещё раз обмылся в ванной и решил, что пора лечь спать. Улёгшись на широком округлом ложе, в сравнению с сырым полом пещеры таким мягким и тёплым, быстро провалился в сон.

И провал этот казался глубоким и резким. Налетавшаяся за день человеческая психика показывала спящему уму быстрое движение через плотный ряд облаков. Потом облака разнеслись в стороны, и спящий обнаружил, что падает с большой высоты на лесистую землю, изрезанную скалами и реками. Земля, всё приближаясь, показала причудливый город, в который Александр и врезался, обрушив своим телом высокие шпили и пирамиды.

Боль от падения оказалась настоящей. Заорав от неё и проснувшись, Варлад снова ударился, но уже мягче - о край гнезда. Во сне крылатый умудрился упасть с постели.

Варлад вышел на лестницу, собираясь спуститься и позавтракать, но услышал с верхних этажей яростное рычание и звуки драки. Неужели Анепут не пошутила и постоянные потасовки входят в стоимость номера? А ещё, она упоминала, что трактир специально поставили над дырой… куда-то, откуда в любой момент может начаться нападение. Подгоняемый любопытством, но не желающий ввязываться, пернатый мохнатый дракон осторожно покрался наверх. На широкой лестничной площадке несколько тёмных (та самая компания, что спускалась вчера в шахту) окружили ту самую “светлую”, которую пыталась принести в жертву Инанна. Бой был неравным и его быстрый исход становился ясным с первого взгляда. Но вот то, что произошло потом, Александру не получалось осознать и объяснить. Когда чёрно-голубая драконесса, прыгнув на спину золотистой, перекусила её шею, вместо безвольного падения убитое тело разорвалось на куски, так что напавшая упала, успев расставить лапы. Ошмётки быстро почернели и прямо в полёте растеклись туманом, в глубине которого прослеживались острые формы, и в следующий миг без всякого перехода или падения оказались на земле в виде нескольких друз крупных глянцевитых кристаллов, от которых растекалась похожая на нефть маслянистая жидкость.

Это неожиданное преображение повергло Александра в ступор. Выходит, это не была драконица? И как она сбежала из тюрьмы? Много ли в Нашаре таких ”притворщиков”?

Тем временем на шум слишком скоро окончившейся потасовки подходили другие крылатые, обступившие кристаллические останки, но Варладу этот “труп” не казался безопасным, поэтому он поспешил ретироваться. Вдруг - и весьма вероятно - это какая-то инопланетная зараза?

Поев на первом этаже (хозяева заведения помнили предоплаты всех клиентов или незаметно заносили куда-то), Александр какое-то время ждал, что за ним зайдёт кто-либо знакомый и объяснит, как жить в опасном и неизвестном мире дальше, но на время о черношёрстом все позабыли. Пускаться же в исследование мира одному, без друзей, после насыщенных передрягами прогулок по нашарскому лесу желания не возникало. Однако любопытство и исследовательский азарт брали своё, и Варлад отправился на прогулку по городу, чтобы хоть как-то с ним ознакомиться. Для этого он специально не стал взлетать, а начал проходиться по улицам, поближе ознакамливаясь с жизнью обитателей. Много всего происходило и на крышах, но в полёте не достаточно времени рассмотреть всё происходящее внимательно.

Прямо по соседству с гостиницей на первом этаже дома, в глубокой галерее, облегчающей проход и проветривание, располагался совмещённый со скотобойней мясной ряд. Ближе к улице покупателям отдавали куски мяса - значительно большие, чем в питательном заведении, но не прожаренные. На заднем плане из крытых стойл выводили животных, похожих на тельцов тучностью и рогами, но пушистых как овцы, резали их и освежёвывали. Не было похоже, что эти звери боялись больших хищников и даже скорой смерти, но видение энергии показало причину - мясники подавляли разум жертв, задавливая их своей энергетикой. Аурозрение показало ещё кое-что: при убивании один из драконов-демонов быстро вынимал тусклую звериную душу, но не поглощал, а нёс, удерживая в своих потоках энергетики, на второй этаж.

Надеюсь, меня не будет заметно всем и каждому, и, ещё важнее, душа сама по себе менее уязвима, чем в оболочке”, - подумал Александр, на минуту оставляя своё тело, чтобы, не привлекая внимание, прояснить дальнейшую судьбу взятой у скотины души. Варлад многое ожидал увидеть на этаже, но его бестелесному взору предстала мастерская кожевника - да к тому же частично автоматизированная. Недавно снятые шкуры клались мехом вниз на станок, который отскрёбывал остатки мяса, оставляя только прочную кожу. Выскобленная шкура обрабатывалась чем-то химическим, и из них сшивались полотна, похожие на обивку того гнезда, на котором спал Варлад. Дракон с душой вложил её в одно из таких полотен, продолжая воздействовать на растекавшуюся по шкуре энергию, но уже иначе, что-то вкладывая от себя. Когда энергетика и материал полностью соединились, ремесленник когтём отрезал от гривы волос и бросил на шкуру - но тот под действием лёгкой силы скатился с неё на пол, не задержавшись в шерсти. Хотя лапы материал не отталкивал. Видимо, у тёмных есть потребность не только в мясе, но и в не грязнящихся мягких покрытиях.

Александра не отвращало всё открывшееся действие. В конце концов, люди точно так же используют животных, распоряжаются их жизнью ради насыщения и промышленности. Всё отличие заключалось в том, что кроме тела, крылатые присвоили себе и энергетику “меньших братьев” - это бы вызвало отвращение у большинства представителей человечества, кроме самых отъявленных нигилистов, которые, даже когда им докажут существование душ, продолжат считать их частью материального мира, подлежащей эксплуатации. Что вызывало опасение Варлада в этом процессе – возможность внезапного оживления этих шкур с душами. Как он теперь будет спать в гнезде, если оно может убежать в любой момент?

Улица, на которой находилась гостиница и по которой шёл Варлад, наконец вывела его на площадь с пирамидами, где ранее Александр был свидетелем несостоявшейся казни. Теперь никаких собраний не проходило, и место можно было осмотреть более внимательно. Пирамиды эти напоминали одновременно и египетские своей треугольной вершиной, и мексиканские ступенчатым основанием с крутой лестницей, больше подходящей для четверолапых, чем двуногих. По бокам от лестницы перед пирамидой распахивали по крылу две статуи лежащих крылатых, слишком стилизованных, чтобы признать портретное сходство с кем-то. По чёрным стенам пирамиды красной краской было вычерчено много мелких на дистанции, но очевидно крупных вблизи письмён, ещё более запутанных, чем мозаики-вывески.

Три другие стороны площади были отданы простым домам, кое-где между ними во дворе разрастался уютный, но неухоженный сад или маленький парк. В одном из таких на газоне сидел знакомый Варладу тёмный. Зорат? Надо же, он не строит закулисные козни, а просто лежит, о чём-то задумавшись и глядя на облака. Александр какое-то время наблюдал за рогатым (разве не копытным, как Инанна) чёрным в тонкую оранжевую полоску мохнатым драконом. Но через небольшое время Зорат тоже увидел Варлада и встал с земли.

- Подлетай, раз встретились.

Александр просто не мог разобраться, испытывает ли он к Зорату неприязнь или страх, и почему именно… Вроде бы, помимо причудливых рогов (даром что не копытный, как другой лидер Нашара) повода для враждебности не находилось, разве что сам факт его высокой должности – а, значит, более чем вероятно, что Зорат не мог не озадачиться неизвестным крылатым (самим Варладом), который внезапно начал лезть в местные войны и политику. Но смотрел Зорат на Варлада без особых эмоций, правда и морда его не походила на каменную маску, а вопрос задал спокойным и чуть любопытствующим тоном:

- Могу ли узнать, откуда ты родом, и как живут тёмные в твоей земле? Мне нравится, когда у сородичей всё происходит благополучно, потому я стараюсь улучшить их положение всеми известными способами, в том числе и обменом опытом.

Вопрос с подвохом, само собой. Упор в нём делался именно на выяснение, откуда прилетел Александр – а из этого можно было бы предположить, кому он служит и что хочет.

- Боюсь, ты не знаешь этой страны, - Варлад посмотрел в небо, по которому порой пролетали горожане. - Она слишком далеко.

- Я не знаю её только в том случае, если она находится в другой вселенной, - выдал чёрно-оранжевый без всякой скромности. Не похоже, что бы он блефовал – по крайней мере какие-то знания о географии местного мира у одного из главных тёмных должны быть.

- Быть может, так и есть? - Александр поднял кисточку. - Великая Тьма, которой мы оба служим, способна на чудеса.

- Тёмные не служат Тьме, - Зорат прищурился, торжествуя непонятно чему. - Тёмные не служат, рабство “великим силам” придумали светлые. А отражённый и повёрнутый наизнанку свет – такой же свет, затмевающий скрытую истину от тех, кто её не ищет.

- И в чём истина? - Александр попытался выудить из рогатого его принципы, но тот был слишком упрям, чтобы сдаваться так просто:

- Тёмный ли ты, раз не знаешь?

Зорат был намного более опытен в диалогах, чем Александр, и последнего это сильно сердило, ведь первый, возможно, уже многое выудил из него:

- Ты никогда не задумывался, что ты сам не прав? Тьма может и покарать тебя за гордыню.

Но и расплывчатые угрозы не пронимали собеседника:

- Прав ли тёмный – решает сам тёмный. Он же определяет, что говорить и делать. Можешь не верить мне, но этот город никого не заставляли возводить – он строился полностью на добровольных началах. Если твоя “Тьма” всемогуща и существует, пусть прилетит и докажет мне это.

Не успел Александр даже придумать, что ответить, как над головами начал нарастать громовой гул. Вдали красно-серые облака разорвал яркий зелёный метеорит, который на мгновение ослепил всех горожан, кто на него посмотрел, а потому чуть не сбил с лап всех, кто стоял на поверхности, ударом о землю где-то вдали. Варлад, вставая и инстинктивно пытаясь отряхнуться, поднял на Зората торжествующий взгляд – но радостно поднятые уши сразу опали, когда он увидел, что Зорат не упал, а беззвучно смеялся, продолжая глядеть в ту сторону, куда упала комета, игнорируя Варлада и говоря вслух, но явно не ему:

- Гордец не тот, кто считает себя независимым, а тот, кто считает себя “самой Тьмой”.

Варлад сразу записал Зората в безумцы. После такой очевидной демонстрации мощи его покровительницы он должен был пасть ниц и молить прощения… Александр надеялся, что Намира его ещё накажет за подобное непочтение и оскорбление Тьмы. Но тут же ужаснулся сам себе и затряс головой, стремясь вернуть себе рассудок. Когда Александр начал думать, как чей-то верный служитель? Что с ним?

А Зорат, пока Александр на секунду задумался, подпрыгнул к нему вплотную, резко вглядываясь ему в глаза. Сознание парня поплыло ещё сильнее, и последующие события он помнил смутно - следовал куда-то за соправителем Нашара, прошёл в одну из пирамид.

Когда Александр вышел из задумчивости, он обнаружил себя в совершенно ином месте. Оно немного походило на бункер-тюрьму, где содержали Пенеаша, только было попросторней и с широкими окнами. Если тогда разрушения в помещении уже присутствовали, сейчас они находились в процессе нанесения. Но теперь весь объём разноса, сопоставимый с осадой казны деструкторами, крепкой и монументальной архитектуре доставляли лишь двое: Намира, изливающая целые волны темноты разных оттенков на Зората, которому все эти яростные ухищрения не причиняли заметного вреда, только стены крошились, а потолок ронял свои части повсюду, пока что чудом не задевая Варлада, который, очнувшись, тут же поспешил вылететь наружу через ближайшее окно. Александр плохо понимал, что произошло только что. Возможно, Зорату не понравилось то, что Александр служил непосредственно Тьме, ввёл его в ступор и отнёс сюда, в это неизвестное помещение, но вдруг на помощь прилетела Намира, заняв рогатого схваткой и дав возможность своему другу и союзнику скрыться.

Варлад со всей прытью, на которую был способен, вылетел из окна, благо в нём не было стёкол и ставен, а широкий проём, возможно, действительно служил одним из входов для летунов. Страх подгонял скорее скрыться из города, внезапно ставшего столь же опасным, сколь дикие земли, его окружающие. Но Александр заставлял себя не нестись сломя голову над домами, а влиться в общий поток суеты пролетающих, чтобы его было труднее заметить как зрением, так и аурозрением - по опыту рассматривания Москвы Александр знал, что чем больше разумных собрались рядом, тем сложнее высмотреть энергетику отдельного в общем пятне. Неизвестно, на сколько Намира отвлечёт Зората, хотя Варлад полагал, что его союзница всё же окажется сильнее и задаст трёпку этому мерзкому типу. А потом найдёт Варлада там, где он спрячется, и обрадует, что можно, наконец, возвращаться в цивилизацию. Даже пускай Александр теперь крылатый хищник, учитывая агрессивную флору и разгуливающих деструкторов, жить в городе оставалось всё так же удобнее и спокойнее. Совершенно не удивительно, что тёмные построили его добровольно и в согласии - это практически единственный способ выжить в жестоком мире. Но вот Варладу придётся какое-то время обходиться без товарищеской поддержки… он лишь надеялся, что грядущий кошмар одиночного выживания прекратится уже сегодня и Зорат больше не будет представлять угрозы, а Варлад комфортно отоспится в своём номере, на гнезде из шкуры и души местного травоядного. На контрасте со всеми событиями этого дня оно уже не воспринималось страшным, лишь долгожданным и уютным.

Чёрный крылатый постарался так сориентироваться, чтобы вылететь из города с другой стороны, нежели с которой рос злополучный лес. Но местность, на взгляд Александра, оказалась слишком открытой и при этом странной: по полю, заросшему высокой травой, через неравные интервалы высились узкие каменные скалы, похожие на лезвия мечей, причём они были ориентированы строго в одном направлении, возможно, по сторонам света. Стеллы были слишком испещрены и обветрены для рукотворных структур, или же были настолько древними, что успели стать более частью пейзажа, нежели конструкциями. Из любопытства Варлад подлетел к одной из них, приземляясь на всякий случай со стороны, противоположной городу. Каменная стенка обелиска походила на тёмно-серую вулканическую губку, и если раньше на ней присутствовали письмена, со временем они окончательно стёрлись. Солнце отбросило чёрную тень такого же чёрного крылатого на скалу, и в этот же миг из отверстий, на которых она пала, полезли насекомые длинной в полкогтя, похожие на многоногих муравьёв с мощными жвалами. Шерсть Варлада от неприязни встала дыбом, и он тут же взлетел, чтобы не иметь дело с нашарскими термитами. Но когда насекомые, кровожадно стрекоча, расправили крылья и целой тучей поднялись в воздух прямо перед мордой крылатого, того передёрнуло от страха и мерзости. Даже на инстинктах он еле успел выставить щит, и хотя никто из летучих термитов не пробился через него, они мерзкой массой, закрывающей свет, ползали по его поверхности. Но когда Александр принялся поглощать в себя энергию насекомых, он обнаружил, что те падают быстро целой кучей дохлых тел вокруг мохнатого дракона, хотя даже всем роем отдали лишь немного сил Варладу. Но тот радовался несмотря на малый приз - магические умения за пару дней в городе возросли, или же он набрался в них опыта, и теперь природа Нашара уже не воспринималась столь страшной и угрожающей. Хватило даже храбрости долететь до леса, чтобы поискать укрытия под кронами деревьев от возможной погони. Александр поднялся повыше, чтобы солнце мешало его заметить, а ему раскрылась местность в большой округе. Очертания рек, скал и зарослей, чем больше он их рассматривал, пролетая в холодном и слегка разряженном воздухе, тем более казались знакомыми, только когда он их видел? Да, раньше он пролетал над лесами к юго-западу, но на гораздо меньшей высоте, и не должен был иметь представления о более отдалённой географии… Тут Александр вспомнил свой кошмарный сон, после которого выпал из гнезда, и в груди возбуждённо забилось сердце - эту местность Варлад помнил из сна, хотя и с немного другой перспективы… перспективы падающего метеорита - так Варлад заключил, мысленно развернув карту. Вещий сон, а, может быть, ещё и указание к действию? Тёмные, крайне вероятно, пошлют кого-нибудь обследовать место падения небесного камня, но сколько им нужно времени, чтобы организовать экспедицию? У Александра фора - он вылетел сразу, лишь с небольшой задержкой из-за гипнотизёра-Зората. Возможно, он успеет осмотреть кратер, который, если верить сну, обретался в руинах другого города, и не попасться тёмным из Утгарда?

Масштаб разрушений от метеорита только сейчас стал понятен – сложно было судить как по сну, так и по наблюдению далёкого падения. Кажется, в поселении не осталось ни одного неповреждённого здания, и чем ближе к центру, тем более сильно проявлялись разрушения, вплоть до полного завала посредине – как будто метеорит ударил прицельно по городу, стремясь убить и разрушить всё и всех подчистую. Но мало того – постоянные вспышки на улицах и неясные тени, что метались между “обгрызенных” построек, указывали на то, что и после метеоритного удара в городке происходили какие-то странные и опасные вещи. Не решаясь сразу и без прикрытия залетать в очаг разгрома, Александр приземлился в реденькой роще, примыкающей к руинам. Кое-какие ветки поломались, а тонкие стволы прогнулись в противоположную от эпицентра сторону. Варлад со стороны осматривал окраины, прикидывая, каким маршрутом лучше незаметно добраться к кратеру, но ему не дали времени даже на грубую прикидку.

От дальних зарослей в сеть разрушенных улиц быстро пробежала белошёрстая фигура. Александр помнил только одну крылатую такого цвета – которую он пытался лечить в трактире. Видимо, не только тёмные заинтересовались падением странного метеорита. Надеясь, что крылатая намного более умела по части борьбы с монстрами, деструкторами и другими опасностями нового мира, Александр решил проследовать за светлой – заодно со стороны понаблюдать за ней, надеясь постичь их интересы в изначально тёмном месте. Либо светлые в Нашаре – отщепенцы, презираемое меньшинство, либо прибывают откуда-то из своих земель… Жаль, не спросил при встрече в трактире, но как-то и повода особого не было. А сейчас так тем более. Лучше продолжить применять тактику осторожного наблюдения и впитывания информации – до сих пор она подводила только в редких случаях, когда вмешивалась несчастливая случайность. Так было с лозой в лесу, с щупальцами в пещере… а ещё - в этот самый момент.

Улицы города, серые и безжизненные, продувались ветром, срывающим острую пыль с начинавших выветриваться руин. Белая крылатая начала грязниться, становясь светло-серой, но продолжала безмолвно красться вперёд по улицам, заваленым каменной крошкой и раскуроченными стылыми телами. Но вдруг Варлада отвлекла от наблюдения за городом и самкой яркая разноцветная вспышка на краю угла обзора. Развернувшись в сторону ответвляющегося от улицы переулка, Александр опасливо отступил от надвигающегося на него таинственного и угрожающего существа, которое… катилось прямо на черношёрстого.

Размером оно превышало дракона в пять-шесть раз и представляло собой нечто похожее на объёмную многолапую морскую звезду: центральный шарик, от которого вы все стороны расходились тонкие и гибкие энергетические лучи, ими существо держало себя над землёй и перекатывалось, постоянно меняя свою форму, добавляя почти незаметные, напоминавшие мелкую рябь от несильного ветра линии глаз, рук и внутренних органов, выметавшихся на секунду наружу. Но более всего завораживала ярко переливающаяся расцветка существа - оно меняло цвет так же быстро, как всполохи на наклейке с голограммой, которыми маркируют лицензированную электронику - кислотно-зелёный, горяще-алый, божественно-синий, разлагающе-коричневый, и особенно много слепяще-белого. За собой существо оставляло такой же мерцающий след из слизи, но его было заметно не под всеми ракурсами.

Александр отошёл подальше, собираясь скрыться от яркого “горожанина”, но тот, как показалось тёмному, заметил движение, или же энергетику, хотя инстинктивно Варлад пытался её слить с тенью от домов. Сильнее вытянувшись на распрямлённых лучах, прокатываясь над крупными каменными осколками зданий и мигом сжигая, как плазмой, мелкие. Яркие всполохи позади привлекли, наконец, и внимание белошёрстой. Она среагировала на опасность оперативнее, чем Варлад, и выставила в направлении красочного нава серебристый жезл, похожий по форме на когтистую лапу. Варлад почувствовал, как от этой лапы запульсировали волны отвратительной энергии, такой же, что сопровождала Баотаса, но зато энергетическое существо пало от импульса этих волн, потухло и развеялось опадающим пыльным бесцветным дымом.

Потом белая, растворяя в своей энергетике жезл, увидела и Александра, готовившегося обороняться от неведомой твари и направлявшего уже в её направлении отростки своей тёмной ауры, но ударять уже было не в кого. Самка сильно удивилась появлению Варлада в городе… и это удивление было взаимным. Но белая снова среагировала быстрее и резко, повернув жезл в сторону Варлада:

- Ещё один тёмный, который собрался присвоить все блага первооткрывателя?

Александр впал в ещё большее замешательство – не ожидал он от прежде миролюбивой светлой подобной реакции. Сейчас она уже больше походила на одну из жестоких деструкторш… Хотя… те бы скорее напали сразу, не интересуясь личностью и намерениями жертвы.

- Послушай, я ведь помогал тебе… - Сомневаясь, что защитная энергетика выдержит удар неведомого дистанционного оружия, Александр попробовал просто заговорить самку, медленно к ней приближаясь. Вдруг на этот раз обойдётся без кровопролития и энергетических драк? - Ты просила меня понять, что нельзя относиться с предубеждением к светлым. Может быть, стоит и тебе отринуть иллюзии касательно тёмных? Не все из них желают вам смерти, я точно не желаю. Или ты считаешь тёмными Зората и его приспешников? Какие они тёмные… Зорат только недавно пытался сотворить со мной что-то ужасное за то, что я обратил внимание на его непочтение к Тьме. Так ли отвечают нормальные тёмные, или его поведение больше походит на маньяка с манией величия, дорвавшегося до власти? Если ты против ТАКИХ “тёмных”, то я с тобой. Учитывая всю неприветливую живность в городе, одной тут опасно находиться…

- Ха, будто ты мне чем-нибудь поможешь… - Собеседница перестала агрессивно смотреть на Варлада, но и оружие убирать не спешила. - По твоим поступкам видно, что обращению с навами ты не обучен.

Варлад не стал ввязываться в спор, потому что почувствовал присутствие кого-то ещё в руинах и отскочил к краю улицы. Крылатая сделала то же самое на всякий случай, но не теряя из виду черношёрстого. Посреди дороги почти сразу после этого приземлился целый отряд драконов – и чешуйчатых, и мохнатых, которые, по наблюдениям Александра, в принципе встречались чаще. Но что поразило больше – отряд состоял из знакомых Варладу морд: в нём были и работники трактира, и мясобойни неподалёку, и даже кожевник, изготавливавший обивку для гнёзд, а возглавляла группу зелёно-фиолетовая драконесса, державшая в лапе тот самый браслет, который Зорат отдал Варладу. Последний так и догадывался, что он представлял из себя маячок, но даже не мог подумать, что он мог действовать даже после того, как от него избавится! Теперь Алекесандр явственно ощущал, что этот браслет тянется к нему и направляет отряд, явно посланный Зоратом на его поиски. Значит, он пережил бой с Намирой? Как это вышло и всё ли в порядке с ней?

Крылатые действительно двинулись к укрытию Александра под резкие и грубые команды “официантки”, но этим действием они подставили тыл светлой, которая таилась с противоположной стороны разрушенной улицы. И та, не упустив момента, выстрелила в лидера из материализованного оружия, напоминавшего арбалет. Только, судя по не прекращавшимся выстрелам от её импровизированных баррикад, оружие гораздо более скорострельное. Каждый выстрел, даже если не пробивал насквозь голову, сваливал врага, наверное, снаряды были смазаны ядом или снабжены разрушительной энергией. Но и сам Варлад не стал бездействовать, чтобы хоть на этот раз не оплошать перед потенциальной союзницей, издали пробивая энергетику всполошённых тёмных и забирая себе остатки их сил. Как только уже некому стало мешать его действиям, Александр выбежал на улицу и собрал все излишки энергии в один ослепительной мощи удар, расплавивший и материю, и энергию следящего браслета до непригодности. Лучше не говорить белой черногривой самке, что, по сути, это он “призвал” врагов. Но крылатая не потратила времени ни на Александра, ни на подбирание собственных боеприпасов (по крайней мере из земной истории Александр знал, что лучники подбирали свои стрелы ради экономии), а припустила дальше к центру города.

Подобное игнорирование собственной личности выбесило Александра. Самка, явно тоже чей-то агент со своими скрытыми мотивами, принимала помощь, но не желала оказывать её в ответ и даже раскрываться! Столько сталкиваясь с ней, Варлад даже имени её не знал, а рассказам о “приниженных светлых” после жестокого отпора навам и крылатым не верил. Но раз крылатая не захотела открываться – надо её заставить… Достаточно на сегодня обломов: из города Зорат выгнал, трактирщики пытались убить, теперь ещё нагло обгоняют на пути к небесному подарку Тьмы… Душа Варлада сама вырвалась из тела и с неимоверной скоростью нагнала беглянку, ухватив за эфирный хвост и чуть ли не сдёрнув с её тела всю энергетику, споро поглощая её в себя. Лапы крылатой подкосились и она грохнулась на мостовую, пропахав, царапая шкуру, по инерции ещё около метра. Поднятый хилыми лапами арбалет был разломлен на щепы молниеносно догнавшим тёмную душу черношёрстым телом, более прочный жезл просто выхвачен и использован для оглушения. Александр сдержал себя и не стал полностью высасывать душу самки, собираясь её допросить… а может, ещё что-нибудь сделать, так как нутро после второго “свидания” с Баотасом всё ещё ныло.

Однако, времени на длительные манипуляции не находилось. От центра города начали стремительно приближаться разноцветные вспышки звездоподобных плазменных навов. Как же эта “светлая” пользовалась своей “серебряной лапой”? Нужно было это выяснить в спешном порядке, только за оставшееся время её не очнуть и не расспросить… Но у Варлада появилась догадка. Обхватив голову самки лапами, он принялся целенаправленно тянуть энергию оттуда и перекачивать её в свою голову. В самом деле, Александр начал мысленно созерцать отрывки жизни поверженной… Она действительно прибыла в Нашар откуда-то из других земель, действительно собиралась изменить тёмных к тому, что считала лучшим, но понимала, что одной и без поддержки этого не сотворить, и потому действовала медленно и тайно… Но где же хоть одно полезное сведение?! Где инструкция к этой хренотени против навов?! Они приблизились уже на такое расстояние, что Варлад прекратил тщетные поиски в энергетических мозгах решения проблемы и просто поднял жезл и напитал его под завязку энергией.

Эффект произошёл, и настолько сильный, что Александр подскочил от испуга. От переизбытка мощи артефакт выдал даже не волны, а целое цунами своей гадкой энергии. Она ударила по телу Варлада словно током, а толпа переливающихся монстров оглушительно взорвалась и выдала в воздух столько сероватой сажи, что она покрыла всю улицу плотным туманом, а сам Варлад закашлялся, задыхаясь в плотном дыму. Но ему повезло, что почти выжатая им крылатая была предусмотрительнее и запасливее в отношении подготовки к сталкерским вылазкам. Из её энергетики, всё ещё содержавшей её “растворённые” вещи, но уже не способной их защитить от кражи, Варлад достал кусок ткани, которым обвязал свою морду, и даже защитные очки, приспособленные под нечеловеческую голову. Музыкальные инструменты и боеприпасы тёмный по ненадобности оставил вместе с бессознательным телом, спеша к эпицентру, пока не нагрянули новые конкуренты.

От лежащего у ног “бездыханного” тела отвлекла назойливая мысль, что слишком уж просто вышло схватить, выбить дух из прыткой белой зверодраконы и отнять оружие. Либо - он потрогал рукой пушистый бок (жива) - не ожидала такого. А “артефакт” странной крылатой добавляет вопросов. Почему никто не обратил внимание на содержимое подпространственного кармана? Их не обыскивают?

Обхватив самку руками, Александр без труда оттащил её в сторону, к удобному укрытию от чужих глаз. С неохотой убрав руки с такой… Александр запнулся, осознав, как воспринимает очередную самку, после выходки Намиры в пещере. Нет уж, хватит с него самок. По предположениям, белая придёт в сознание довольно скоро и сможет замаскироваться в случае опасности. Но не сражаться, что даёт шанс допросить конкретнее, в случае успешного добывания упавшей с неба штуки. Выходит, она действительно настолько важна, если столь многие её ищут. Главное, не попасться на глаза той недружелюбной группе крылатых, либо их подкреплению. Сами виноваты, что напали, но кто же знает их – вдруг сочтут агрессором и объявят врагом номер один. Очень оно надо ему. Когда станет поспокойнее, надо заняться своей репутацией и отношениями с горожанами, но сейчас пора действовать.

Поправив непривычные для нового облика очки, зверодракон чёрного цвета ринулся через

стену пепла, держась возле развалин. Твари попадаться на глаза не спешили, как и он им.

Внутреннее чутьё же подсказывало, до источника возмущения совсем немного.

То ли до того навы мешали остальным, то ли кратер посреди города лишь недавно начал остывать до температуры окружающей среды, но Варлад прибыл на место жёсткого приземления неведомого объекта первым. В самом центре широкой воронки, похожей на застывший ураган, который смёл все здания вокруг себя, обретался небольшой, по меркам метеоров, но яркий камень. Он светился тем же ядовито-зелёным светом, что и трон Инанны, но настолько интенсивно, что этот свет был заметен и телесным зрением. “Зелёный значит Тьма, а красный - Хаос?” - Александр сравнивал особенности энергетической оптики встреченных кристаллитов, подлетая к находке. - “Тогда что фиолетовый, вроде того камня, которым мне заплатили за помощь с Баотасом?”. Вблизи метеор походил на бесформенный кусок резко сияющего изумруда, видимо, оплавленного при прохождении через атмосферу. Размером… больше ладони, но меньше головы. И при этом тяжелее, чем полагается камню такого размера. Только заполненность энергиями жертв позволила Варладу поднять двумя руками небесный камень. Но долго держать не пришлось его: вздрогнув, Варлад отступил, вернувшись в четверолапое положение, когда прямо из его хватки камень плавно поднялся в воздух почти над головой крылатого.

Да, сразу чувствовалась мощь энергий, сокрытая в этом минерале. Должно хватить не только на Зората, но и на весь город, возникни желания их уничтожить! Наконец-то появилась хорошая возможность стать наравне с союзниками и противниками в той битве, которая определит судьбу Тьмы.

Александр отчётливо чувствовал это, чувствовал и попытки артефакта общаться. Чтобы не занимать лапы, он позволил светящемуся камню левитировать подле себя, пока сам поднялся в небеса, уже не видя причин скрываться. Если кто-то и нападет, то сразу поймёт, что этого делать не стоило. Основа всей магии - энергия, и чем её больше, тем мощнее атаки и сильнее защита. Опыт, по наблюдениям Александра, не играл особой роли, все потоки управлялись инстинктивно, так же, как полет и дыхание. До того Варлад имел лишь немного сил, в основном отобранное у незадачливых противников, часто с помощью Намиры или других мощных колдунов. Но теперь Тьма подарила ему, или одолжила на время, целую бездну своих сил. Кристалл такого размера, точнее, хранимая в нём энергия, запросто воскресила крылатого с отрубленной головой - а как известно, рушить проще, чем создавать, и во много раз проще, чем чинить существующее.

Кстати, раз энергия обладает не только величиной, но и своеобразным вектором: тёмная, светлая, хаотическая - как могло отобразиться на Зорате воскрешение при помощи кристалла, “выплюнутого” Баотасом? Может, именно после воскрешения и насыщения хаосом Зорат отринул ту Тьму, которая должна была ему покровительствовать? А план нападения деструкторов был предназначен не для убийства врага, а для получения союзника?

*

Всплеск силы, разорвавший всех враждебных духов в городе, не мог не привлечь служащих в оцеплении. Но даже летя над городом, крылатые продолжали спорить, и только Варшан недовольно сужал глаза и рычаще шипел на обрушение конспирации.

- Он не враг тёмных, а просто идиот, - Анепут выгораживала и ругала Варлада одновременно. - Я сначала думала то же, что и ты.

Но Маррут имела в виду совсем другое:

- Ты можешь его защищать после того, что он сделал со строителями, перебив их большую часть за насмешку? Зачем вообще мы с ним начали церемониться – стоило бы его допросить при первой же встрече! Если ты влюбилась, то поверь, есть более достойные тебя крылатые, а не этот бродяга с подозрительными целями.

Анепут задумалась, что, несмотря на неопределённые цели неизвестно откуда взявшегося самца, рядом с Варладом, на его фоне она ощущала себя несравненно более умной и умелой, что ласкало её самолюбие как тёмной, и этим привлекало к нему:

- Чем проще самец, тем проще им управлять…

- Таким будет управлять кто хочет, но тебе ведь нужен надёжный партнёр? - Серебряно-золотая не стала выслушивать возражения, потому что на улице под собой узрела целую груду крылатых тел, к которым резко спустилась. - Тут есть живые!

Да, среди раскиданных по изломанной земле и засыпанных серой пылью существ были несколько выживших, но крайне опустошённых, Маррут принялась их вытаскивать. В отдалении, под самой густой кучей сора, Варшан обнаружил Зераю, в очередной раз удостоверившись, что к его советам надо прислушиваться всем. Но порицать её за самоуверенность не стал, а, восполнив её силы из запасного кристалла, сразу расспросил о происходившем. Хмурая и грязная крылатая выставила лапу по направлению к кратеру:

- Черношёрстый, с которым вы били Баотаса… Он начал меня уговаривать служить какой-то Тьме: не вашей, но будто-бы разумной, которой не подчиняется Зорат.

- Варлад порицал Зората, что сар-волх не поклоняется Тьме и не служит ей, - дополнила чешуйчатая драконесса после высвобождения из-под завалов и исцеления при помощи Маррут. - Да ещё скинул метеорит на мирное поселение.

По и без того тёмной морде Анепут на миг пробежала ещё большая тень:

- Никогда не подумала бы, что Варлад окажется деструктором…

- Он не деструктор, - Варшан обратил внимание на зелёную искру, которая поднималась над городом, - только не знаю, что хуже.

*

За время подъёма, артефакт не выдал чего-то лишнего, заставившего усомниться в нём. Источник энергии, упакованной в кристалл, ждущий своего часа, когда им воспользуются в своих целях. Всё зависело лишь от пользователя, это он отчётливо ощутил, “общаясь” с артефактом.

- Остановись! - Голос принадлежал тёмной, с которой совсем недавно отправлялись добивать Баотаса. И она изо всех сил догоняла его, хоть и опасаясь пока слишком близко приближаться, судя по траектории полёта. - Не смей разрушать город!

От этой фразы Александр кратковременно завис в воздухе, силясь понять, почему его подозревают в сеянии хаоса и разрушениях в Нашаре. Чёрная самка с белой гривой тем временем забила крыльями, чтобы подняться выше, и, наконец, приблизиться на расстояние, когда не надо будет орать для общения. “Чего ей теперь?” - заозирался крылатый в поисках ещё кого-нибудь. Где одна, там и остальные подтянутся, инстинкты прямо сигнализировали о скорых проблемах. Тем не менее Варлад некоторое время летел, делая вид, что не видит мохнатой драконицы и её усилий догнать… зачем-то. Но точно не чтобы отнять артефакт или вцепиться в него самого. В голове крутилась мысль: “Что ещё надо этой… этой… извращенке” - иначе как назвать её настырное внимание - и потому желание общаться быстро исчезало, подменяясь раздражением, пока внутренним. “Упорная!” - отметил, практически ощутив на спине целеустремлённый взгляд.

- Лучше бы ты оставалась со своими родственниками, - сказал, как отрезал.

Самка интенсивнее замахала, сокращая расстояние между двумя одинокими крылатыми фигурками.

- Может… выслушаешь меня?! Ар…рр, - она наконец достигла своей цели. - И та светлая мне не родственник! Что ты планируешь делать с кристаллом, на что затрачивать будешь его энергию?

- Это уже не важно, потом решу, - Александр попробовал убрать его в своё карманное измерение, однако не сумел – либо сам кристалл имел сознание и не желал “паковаться”, либо был слишком перенаполнен энергией, так что подобное количество не вмещалось в ауру Варлада.

- Ты понимаешь, что это не ответ? Многие будут опасаться, что ты навредишь Нашару, связавшись с деструкторами или с кем-то, кто выдаёт себя за Тьму.

Александр собирался возразить, что никто, кто Тьмой не является, не выдаёт её за себя (может кроме самомнения Зората, но и в этом Варлад не был уверен). Но на обоих крылатых внезапно спикировала серебристая “не родственница”, с агрессивными намерениями, судя по морде. Зелёный камень сам собой выстрельнул в неё кислотным лучом, который прогрохотал аннигилированным воздухом, но ей самой вреда не нанёс. Почти. Луч попал в Маррут, но не остановил её. Плоть опала с передней её половины, обнажив металлические кости, только умирать самка не собиралась, а спикировала на кристалл, разбив его лапой и попутно прихватывая Варлада за собой другой. Падение вышло быстрым, Варлад сильно приложился спиной, а зловещий робот прижал крылатого сверху - холод металла передних лап жутко контрастировал с теплотой низа живота, где шерсть ещё оставалась, а глаза всё так же горели ярко-синими зрачками.

- Кто представился тебе как Тьма? - Голос Маррут тоже никак не изменился. - Кем она тебя назвала?

Анепут недовольно прорычала излишней активности своей навязчивой родственницы, но Варлад был слишком шокирован как резвостью Маррут, так и обнажением её сути. Но правду скрывать не считал нужным - если враг желает встретиться с Тьмой лицом к лицу, то это выбор врага…

- Это Намира. Отстань от меня наконец! Она никем меня не называла, лишь попросила помочь Нашару.

Маррут, даже не кивая, ударила Варлада по голове, пробив череп насквозь.

*

Инанна, разлохмаченная от быстрого полёта, ворвалась в небольшой зал на самой вершине пирамиды. Прямо посередине него размещался стол из мутно-радужного камня, с такими же кристаллическими стульями по его сторонам. Сидения были столь же не приспособлены для размещения крылатых, сколько и трон Инанны, однако никто не решался убрать их ещё с тех пор, как пирамида была отобрана у предыдущих владельцев – не было известно, повлияет ли их отсутствие на работу всей пирамиды в целом. Может, да, а может, и нет – всё же основным элементом встроенного в строение артефакта являлся гранёный и прозрачный кварцевый монолит, висящий между двумя конусовидными кристаллами, один из которых был встроен в стол, а другой – в самую верхушку пирамиды, откуда выглядывал наружу.

- Что за конец света происходит? - Огненная обратилась к чёрно-полосатому Зорату, который, стоя у стола, царапал сигилы на глиняной табличке. - Мало нам деструкторов, с неба падают камни и уничтожают города!

- Сейчас я выясняю как раз это, - Зорат положил табличку в золотую шкатулку и отошёл от стола. Нижний кристалл засветился фиолетовым сиянием, которое вскоре охватило всю комнату, а особенно шкатулку. Через несколько минут из верхнего кварца на шкатулку с табличкой начал изливаться яркий свет, переливающийся всеми цветами радуги. Это излучение словно просветило Инанну насквозь, отчего тело начало восприниматься столь же разряжённым, сколь и воздух вокруг, а сознание резко расширилось на весь материк. Над ним, вместо обыкновенных облаков, чувствовалась плотная чёрная туча с редкими зеленоватыми всполохами, а дальше от побережья, за горами – туча сероватая, с неровными и искрящимися краями. От обоих туч закручивались и уходили вниз несколько воронок, одна из которых, от тучи ближней, доходила вниз до Намиры, что сейчас подлетала к пирамиде. Увидев внутри пирамиды собственное тело, Инанна внутренне содрогнулась и вернула своё восприятие обратно в свою оболочку. Зорат к этому моменту уже вышел на площадку:

- Это она на меня напала после того, как я попытался допросить Варлада. Но в тот раз ей надоело в меня накидывать, или у неё кончался огонь, и потому она отступила. Посмотрим, что на этот раз произойдёт.

Намира величаво опустилась на площадку, с пренебрежением посматривая на Зората:

- Ты меня прогнал и через несколько мгновений зовёшь обратно? Ты не мой повелитель, чтобы я металась по твоим капризам!

- Я лишь подождал, пока ты успокоишься и не продолжишь нас выгрызать, - Зорат в прошлый раз дал отпор тёмной в бою и не собирался уступать в диалоге. Только Намира восприняла это как большую наглость и почти подпрыгнула:

- Моё право спасать своих слуг от непристойного обращения!

- Будь вы хоть боги, но в Нашаре все слуги мои! - Инанна рявкнула на самку, слишком многое себе позволявшую. - Ответь той, чья обязанность - защищать народ и мстить за гибель крылатых, как ты могла стереть семь тысяч жителей Хрона в порошок и после этого требовать к себе вежливости?

Намира отвернулась, так что чёрная чёлка прикрыла золотые глаза.

- Было время - и ваши предки мне не противились. Напротив, всегда обращались за советом и слушали указания, процветая благодаря тому. Аменемхат, ваш легендарный правитель, узрев, как извращают моё учение в мире Старой Тьмы, просто взял с собой самых разумных и улетел на новую землю, вашу землю.

Зорат спокойно поправил чернопёрую:

- Аменемхат сам говорил, что Нашар - место для свободы, в том числе от закостенелого поклонения Тьме, которое отнимает время от взращивания Тьмы в себе и совершенствования себя и мира вокруг.

- Именно, закостенелого! - Намира вновь резко к нему повернула голову. - Рвать друг друга от перенаселения и зависти - не моё! Рвать нужно другие народы и отбирать у них, чем Эрекцар и занялся, атаковав и отняв для вас, своих потомков, земли деструкторов. Но как вы отблагодарили его и меня? Обольстились технологией собственных врагов, а посредством неё переняли и враждебную, нелепую мораль, будто без моей помощи вы способны изменить всё на свете! От этого и ваши проблемы. Деструкторы - разве не сошедшие с ума последователи чуждой морали? Не они ли сплелись с насекомыми и вызвали Баотаса? Всё потому, что вы отступили от меня.

- Ты призываешь забирать у врагов, - Зорат со скучающим видом слушал пристыживания Намиры. - Почему нельзя забрать его знания там, где они помогут? Нельзя вечно оставаться племенем дикарей, терроризируя слабых духом и телом. Но, если нам повезло открыть новый источник могущества и благосостояния, отчего бы не развить его и себя, чтобы суметь противостоять не только слабым, но и сильным? Мы не перенимали нравов врага, потому что…

- Не ври той, кого ты недостоин даже видеть! - Заткнула его намира, не желая ни выслушивать самой, ни дать ему гноить мозги Инанне. - Ты придумал учить народ следовать “своей воле”, но это не их желания, а твои! А вся воля вашего народа на самом деле - воля Тьмы, и, пока вы ей следуете, ваш путь прост и вы можете наживаться на ком угодно, даже будь ваша жертва в миллион раз умнее и сильнее! Как бы иначе вы победили страну с технологиями и ресурсами, которых не имели сами?

- Они оказались не слишком… - Зорат был вновь грубо оборван:

- Это Тьма вам помогла! Тогда вы ещё помнили, что её нужно почитать, ныне вы насмехаетесь над ней, особенно самцы, своей убогой логикой затмившие сердце и чувства не только себе, но и всегда бывшим ближе к своей Матери самкам. - Намира перестала вовсе обращать внимание на сар-волха, всё своё красноречие адресуя сар-волод. - Начни наконец решать сама, без советника, чьи махинации привели весь народ в разруху от нападений навов, потому что вы лишились главного оружия и защиты - внутреннего знания, что вы - демоны, а не холодный разум без чувств! Ваша сила в энергии и инстинктах, о которых вы позабыли, пытаясь вникнуть в чуждое миропонимание.

Зорат тихо и смешливо фыркнул: кому нечего сказать, тот затыкает оппонента и сводит всё ко стереотипам. Инанне они явно польстили, хотя она и была сильно раздосадована, что к её верным друзьям относятся непочтительно:

- Если ты о Зорате, то могу из первых уст поведать, что без него было бы очень, крайне трудно не только удерживать Нашар в равновесии, но и укреплять его. Можно жить лишь войной, как наши первопредки, но у них не было ничего, кроме когтей и ярости, а у нас есть - а значит, за городом, пищей и обустройством тоже нужно следить. Если ты начала разговор о самках, то нам гораздо приятнее спать в просторной комнате на мягком гнезде и не вонять чужими внутренностями. Да, и о наступлении на врагов забывать нельзя. Война не окончена, мы отвоевали лишь два полуострова, а за горами продолжают скапливаться будущие трупы наших врагов. Поэтому нельзя отказываться от нашей главной силы в такой момент и становиться уязвимыми. В глухой обороне нет смысла, надо развиваться дальше и продолжать наступление! Однако, если у вас разные области действия, зачем вы ругаете другого, что он неправ и занимается вредительством? Вы оба разве детёныши?

Зорат погладил короткую бороду, так как он сам лишь задавал наводящие вопросы, пытаясь достичь справедливости, а рычала совсем другая особа, невежливая и фанатичная. Намира оскалилась на него в ответ, не желая до конца признавать, что этот кусок надменности имеет какое-то влияние на мнение правительницы Нашара:

- Ничего, скоро ты ошибёшься… - Прошипело воплощение Тьмы, пока не в силах поколебать “зрячую веру” Зората, который только ей подмигнул:

- Но и это оберну в свою пользу.

- Подумаем лучше о пользе народа, - Инанна прошла между крылатыми, подчёркивая прерывание спора ради важного дела. - Намира, мы видели твою силу, и, если она от Тьмы, то что ты нам предлагаешь делать? Чего, по-твоему, не хватает Нашару? Но высказывайся лишь по делу. Самцы дураки, конечно, но совсем без них нельзя, как и совсем без логики.

Намира тряхнула гривой, задирая голову.

- Я говорила вполне определённо - демонам нужно вспомнить о корнях и вернуться под покровительство Тьмы, отдавая ей должное уважение. Ей и не требуется бездумное поклонение, лишь ответственная служба.

Зорат отрицательно отмахнулся хвостом:

- Я могу быть глупым самцом, но понимаю, что отбирать уважение расы у тебя, Инанна, будет бесчестным. А тебе - отдавать его кому-то, если ты его заслужила. Служба определённой морали придаст ярости, но разучит думать. Такими монстрами будет легко управлять не только тебе, но и твоим врагам, потому как их поведение становится предсказуемым, а поступки - неразнообразными, всегда согласуясь с просчитываемым кодексом. Этот подход полезнее как раз в мирное время при обустройстве и наведении порядка, но мы все признаём, что сейчас не такое.

- Зорат, сейчас не время отказываться от помощи. Один враг за раз лучше двух, - Инанна многозначительно посмотрела на своего рогатого соправителя, намекая, что из них двоих окончательное решение принимает она, потом кивнула Намире: - На том условии, что у твоих последователей не будет слепого поклонения хоть тебе, хоть Тьме, и они будут меня признавать как источник решений, я согласна с твоими идеями и их воплощением. Однако переубеждать нашарцев я не позволю, потому что сейчас важно тратить время на борьбу, а не переобучение. Но помощь со стороны во вражде с деструкторами я принимаю.

- То есть, я не могу никому открывать глаза на правильное видение мира? - Неприятно удивилась черношёрстая. - Даже если это во многом улучшит умение и отдачу тёмных?

- Без их согласия этого делать не надо, лишь проспорите впустую, - сар-волод покачала рогатой головой. - Лучше докажите свою эффективность тем, что имеете. Доказательство подвигом подействует на нашарца лучше всяких слов. - Желая показать обоим собеседникам, что разговор окончен, Инанна поднялась в небо, добавив на прощание: - И только попробуйте передраться друг с другом! Сразу приму вас за деструкторов, подтачивающих основание моей империи!

От пирамиды Света за Пределами огненно-красная демоница перелетела к укреплённому зданию на границе города, приземлившись в аккуратный сад во внутреннем дворе к ходившей между кустов чёрной самке. Если Намира имела шерсть угольно-чёрную, то шерсть Небетхет была глянцевой, от яркого света отливающей серебром.

- Мне необходимо воспользоваться твоей библиотекой, - по привычке Инанна обратилась к подчинённой без приветствия. - Какие книги по философии любил твой свёкр, мой предшественник Аменемхат?

- Мне казалось, что правители всё своё время посвящают народу, - хмуро ответила Небетхет, хотя в глазах и сверкнуло любопытство. - А на чтение книг времени у них не бывает.

- Не умничай, - по взгляду сар-волода было понятно, что непочтения она не потерпит. - Если вдруг у самого Великого Аменемхата находилось время на чтение, то и у меня найдётся. Мне интересно, что сподвигло его на бегство из Баарии в Нашар, что его не устраивало на старом месте. Пожелай он захватить власть там, он бы сумел это сделать, с его умом и способностями. Зорат выдаёт мне одну версию, теперь появилась Намира с другой, а хочется узнать истину и поступать в согласии с ней.

- Времена и цели могут меняться, - задумчиво протянула Небетхет, стряхивая движением головы чёлку с носа и вспархивая внутрь своего дома, на этаж библиотеки. Инанна действительно прежде редко когда обращалась к книгам, больше ценя собственный опыт, чем чей-то чужой, не вживлённый в рефлексы и подсознание, потому несколько рядов полок, полностью заставленных книгами, свитками, таблицами и редкими кристаллами произвели на неё гнетущее и при этом мощное впечатление коллективной мудрости народа и уважение к Небетхет, которая могла ориентироваться среди полок и сразу выдать нужную книгу.

- Шуя Норая, - Инанна прочла название на поданном ей томе. Она хорошо знала текст, потому что учение, основным апологетом которого был Зорат, действительно взращивало магическую мощь последователя. Магия это и есть проявление своей воли во вселенную, и чем лучше ты умеешь контролировать самого себя, тем быстрее и точнее изменится вселенная, тем меньше шансов у врагов пересилить тебя. Книга позволяла научиться различать собственные желания и навязанные, но сама не предлагала чётких жизненных ориентиров. Её цель была в ином – в освобождении себя от чужих решений, будь то хоть решения самих законов вселенной. А вот поиск собственных желаний всегда оставлялся читателю. - Неужели это всё? - Инанна вернула фолиант Небетхет, и та кивнула, возвращая его на место:

- Другие книги, которыми Аменемхат интересовался до своего похода в новые земли, мне не известны достоверно.

- Вы могли бы спросить у дедушки, - с балкона под своды библиотеки явилась Анепут. Она слышала последнюю фразу, которую, кстати, произнесла её мать, ещё с порога,и не нашла в себе скромности остаться в стороне. - Он жил с ним в одно время и должен помнить. Здравствуй, - самка поклонилась Небетхет, а потом и Инанне, чтобы не раздражать последнюю. - Инанна, рада, что застала тебя здесь, но не знаю, обрадуешься ли ты моим вестям. Метеоритом оказался энергетический кристалл, и я совершенно не имею понятия, откуда он мог прилететь и зачем. Только это уже не важно. Кристалл разрушила Маррут. И мои опасения о ней подтвердились, - чёрная с белой гривой и в белую полоску взяла с полки пустой кристалл и приложила его к своему лбу на минуту, потом отдавая Инанне, которая сделала с камешком то же самое. Ощущения реальности на время сменились имитацией чувств, воспоминания о которых Анепут вложила в кристалл. Варлад, выстреливший в Маррут из кристалла, и то, что осталось от светлой после – плоть с дырами и нетронутый металл костей.

- И они не сказали мне об этом! - Инанна оторвала ото лба кристалл с воспоминанием и в сердцах чуть не вышвырнула его через балкон, вовремя одёрнув себя. - Утаивание не лучше лжи!

- Тогда разреши посмотреть, - Небетхет выпросила у сар-волод самой посмотреть содержимое камня и высказала своё мнение о произошедшем. - Нельзя их винить за защиту Нашара от опасных преступников, тем более тот, на кого она напала, ударил первым. Достаточно конкретнее спросить, кто Маррут и по каким причинам его защищает.

- Маррут рассказывала мне, что состоит якобы из материи, которая не включается в нашу вселенную и поэтому ей нельзя навредить. Но плоть с неё всё же содрали растворяющим лучом, или это была маскировка? - Анепут сняла с верхней полки книжного шкафа череп, ранее принадлежавший мохнатому дракону, если судить по отсутствию на нём рогов. Инанне никогда не понять уместности подобных декораций, даже если это трофей. - Изучая навов, я слышала упоминания, что у этих созданий хаоса есть аналоги, представляющие порядок, и они тоже происходят из собственного отдельного от нашего мира и их мира. Это объяснит то, что Маррут поддерживает существующие порядки в нашей стране, вместе с нами выступает против деструкторов, но при этом пренебрежительно относится к нашей вселенной.

- Не все мои порядки она поддерживает, - Инанне вспомнилась сцена последнего прибытия бело-золотой в Утгард, прямо на срыв жертвоприношения. - Надо убедиться, что ей не понадобится меня свергать ради кого-то более “порядочного”, правда, что ей мешало раньше это сделать, если ей надо…

Реплика Анепут, обращённая к черепу, вывела из задумчивости огненногривую.

- Все разговаривают друг с другом, а о тебе, дед мой Нергал, забывают. Тебе ведь тоже есть, что сказать, да? Не обижайся на живых, ты сам говорил, что они наивные птенцы, которые не знают, что после смерти никуда отсюда не денутся. - Череп не отвечал, продолжая скалиться всеми острыми зубами, но Анепут словно слышала его ответы.

- Лучше бы ты перестала его мучать и вернула к живым! - Небетхет грозно зыркнула на Анепут, которая навострила уши, словно прислушиваясь к черепу, чем оборвала лёгкий транс бело-чёрной самки. Она отвечала чуть раздражительно:

- Неужели ты не знаешь, что слишком поздно? Неужели забыла, что и свежим телам нужно неимоверно много энергии, чтобы обратить некроз и восстановить плоть, ту мёртвую плоть, которая ещё не прогнила? Живи и не плачь, твой отец с тобой и может общаться, - Анепут снова прислушалась к выцветшему от времени черепу, а потом направилась в дальний угол библиотеки. Во втором ряду фолиантов, сокрытом за первым, к стене прижимались другие книги: старые, хрупкие, забытые. Белогривая точно знала, где искать, и сразу отдала огненной рогатой целых шесть томов в чёрной треснутой коже.

- Не сломай глаза, сар-волод, тебе многое предстоит узнать. Так говорит Нергал, - добавила Анепут, чтобы не обидеть Инанну.

*

Он позорно упустил момент перед ударом, ничего не предприняв против этой Маррут.

Откуда в Нашаре взялся этот “терминатор”?! Самой боли от соприкосновения с металлической лапой и смерти не было - короткая вспышка и вокруг снова Тьма, разлившаяся плотными волнами вокруг, насколько хватало глаз. Это место ощущалось самим средоточием покоя и энергии - , тем, что и ощущалось собственной сутью после принятия нового себя. Только он и Тьма, приятно удерживавшая в своих эфирными ”лапами”…

Но всё хорошее имеет свойство заканчиваться. Лёгкий толчок, и его подталкивают вперёд. “Не хочу!”

- … илый какой! Можно мне?

Александр с трудом удержался, чтобы не подскочить от неожиданного соседства. Вроде бы совсем недавно Маррут попыталась убить, и вот, он снова живой и не один. Кажется, некто ошибся с местом воскрешения. Крылатый аккуратно приподнял веки, дабы увидеть спорящих.

- Ррр! прекрати и немедленно встань вот там. Он сейчас очнётся и будет не в настроении…

Окружение ему сразу не понравилось, Примерно в досягаемости крыла несколько пар чужих лап разной окраски и… покрова, если так можно называть конечности, покрытые как странной шерстью или чешуёй, так и их дикой смесью. Обладателей… нет, обладательниц, потому что голоса принадлежали самкам, приписать только к драконам было нельзя. “К кому меня Она вынесла?!” А тем временем, ближайшая пара лап, частично покрытая крупными чешуйками цвета меди, изящно приблизилась вплотную и принялась нежно гладить лежащего на земле Александра. Этого вытерпеть было нельзя, только из одного чувства самосохранения (всё лежащее вне разрешённого лично подозрительно и потенциально ведёт к неприятностям). И он распахнул глаза.

- Мы… мы не ожидали встретиться с тобой. Точно не нужна помощь?

В голосе мохнатой за исключением покрытого чешуёй живота и, частично, лап, звучало лёгкое беспокойство и недоумение. Лишь они, никакой скрытой агрессии или ожидания Варлад не заметил, осторожно усевшись напротив группы странных самок. Все, как первая, сияли чешуёй, но в разных местах и разного цвета. Такое впечатление, вся группа состоит в далёком родстве с чешуйчатыми драконами, получив в наследство частичные покровы, но были и странности. Ни у одной намёка на рога и утолщённый мускулистый хвост, наоборот, у всех те походили на вполне обычные (“Как у меня”), если бы не… зрение упорно подсовывало картинки кисточек на конце, размеры и наполнение которых заставили внутренне подготовиться отскочить при первой возможности и взмыть в небо. Попутно ударившись о потолок комнаты, где все они в этот момент находились. “Откуда у них шип в хвосте?” Мутация выглядела неестественно и опасно для не подготовленного. Только вот для второй догадки фактов не хватало, и первый же, это отсутствие болезненных ощущений в теле, засади туда любая из крылатых самок своё “жало” ему куда-нибудь.

И чем это Варладу они собирались помочь? Нет уж, достаточно он натерпелся за последнее время, пора честь знать.

- Отпустите сначала! - Александр решил вырваться из-под драконессы, воспринимаемой худощавой и лёгкой из-за чешуи на лапах, отчего, в отсутствии меха, они выглядели неестественно тонкими. Восприятие обмануло - самка оказалась не только увесистой, но и по-странному плотной из-за чешуи на брюхе. Тяжесть вместе с прохладной, но живой гладкостью, о которую тёрся в вырываниях живот Варлада, подарила странные ощущения приятной зажатости. Тело разрешения не спрашивало и отреагировало усиленными метаниями, от которых становилось только хуже.

- Угомонись!.. - Одна из белошёрстых со стальной чешуёй - как раз одна из тех двух, которой велели стоять в отдалении - кольнула Варлада в бедро шипом, едва скрытом в кисточке. Пытаясь выгнуться после быстрой острой боли, Варлад снова упёрся промежностью в медную чешую серой самки. Мутантка, даже обладая самцом под собой, оставалась спокойной и не безумствовала, как черношёрстая - по плотно сжатым гладким чешуйкам вообще было сложно понять, реагирует ли она как-то на заведённость Варлада - а после укола она лишь усилилась. Совместные усилия Баотаса, самки-маньячки и теперь ещё новых незнакомок не удовлетворили до конца, но только приходилось даже дышать осторожно, чтобы не измазать чужую чешую. Намира, что ты натворила, зачем превратила в самца, мимо которого никто пройти мимо не может?!

Дождавшись, когда Варлад перестанет скулить и дёргаться, лишь хрипло дыша, серо-медная возобновила диалог ленивой интонацией:

- Второй раз за неделю я тебя воскрешать не собираюсь. Маррут уверена, что ты умер, но обрадуется ли она твоему столь скорому возвращению? Пока что тебе придётся побыть с нами. И отблагодарить за своё возвращение. Нет, не так, как ты думаешь! - Самка звонко засмеялась обречённому и затравленному вздоху Александра.

- Воскрешать? - Варлад наконец нашёл в себе волю протянуть нечто внятное. Если он умирал… то это было не так страшно, как всегда ему представлялось. Но и пробуждение к жизни ломало все ожидания. - Вы же…

- Мы не за Тьму, поэтому и вытащили тебя, - вторая белошёрстая - прямо копия первой - уселась с противоположной стороны от близняшки, добавившей:

- Тьма была рада тому, что ты мог отдать свою энергию ей.

- Я его вытащила без твоей помощи, - серая почему-то обращалась к сёстрам как к одной личности. - И, если бы Тьма хотела удержать последователя, то у меня бы не вышло ничего. Потому с её стороны вопрос по-прежнему открыт.

- А с вашей? - Александр продолжал расфокусировано осматривать незнакомок и тёмную обшарпанную комнатку, где все они обретались. - Что такое вам нужно от меня живого? Кто вы сами?

- Он моего полного имени не выдержит, да? - Прищурившись бело-стальная уточнила у рыкнувшей серо-медной:

- Даже не начинай! А ты, очнувшийся, называй её Лалра, а меня Зарера.

- А-р-р?.. - Александр с вопросом повернулся к третьей самке, но та синхронно с двойницей повела носом:

- Вы наверху не знаете про подземную жизнь вообще? У меня два тела.

- Подземную? - С трудом Варлад вытащил из-под Зареры переднюю лапу и протёр ей глаза, осторожно поджав когти. Удивление от странности подземных крылатых отразилось лишь в качании ушами. Оставалось надеяться, что Лалра не озвереет вдруг, как её соотечественники из трактира “Зев Бездны”.

- Нет, сейчас ты ещё в Нашаре, в развалинах Хрона. Но скоро ты нас поведёшь…

- Никуда я не поведу вас, с чего бы? - Варлад дёрнул хвостом. - Слезьте с меня и оставьте в покое!

- Тебе так понравился смертельный покой? - Зарера медленно обвила его хвост своим, разглаживая чёрную кисточку своим шипом. - Мне казалось, что ты адекватнее глупых деструкторов. И вежливее, чем они, сумеешь помочь нам, раз тебе самому помощь не нужна…

Зарере надоело лежать на Варладе и она встала с него, уже не беспокоясь, что тому в голову придёт убежать, не дослушав её.

- Деструкторы это наиболее радикальные последователи хаоса, подстрекаемые насекомым народом, который желает вернуть свою территорию. Но за горами, дальше вглубь материка всегда жили крылатые, что придерживаются похожих принципов, но более вменяемых. Но Нашар и твоя Тьма, начав кампанию против старого порядка, не могут остановиться. Обитателей гор они принимают за тех же деструкторов и, не спрашивая, разносят слоем пыли, не вникая в подробности. Однако если бы деструктор или даже неосведомлённый нашаран получает мутацию, то это нечто бесполезное или мешающее, вроде копыт Инанны. А мы можем выбирать мутации сами и так изменять себя по своей воле. Нам хватает разума не поддаться саморазрушению, поэтому нам и обидно, что к старым жителям Нашара относятся так же, как к деструкторам. Через тебя мы покажем Тьме, что у неё есть союзники.

Постаравшись отодвинуться от очередной хаосистки (сколько ещё встретится?!), крылатый постарался взять под контроль тело, уже

едва не начавшее реагировать на столь наглое вторжение в личное пространство. А ещё зачесался хвост. Собственный. Странно…

Выждав момент, Александр протянул руку и перехватил чужой извивающийся хвост, взяв его аккуратно пальцами у основания кисточки. Мало ли… Только теперь можно рассмотреть жало, притаившееся среди шерсти. Немного изогнутый шип серого цвета, на кончике которого угадывался канал для яда… или что там у них ?

Не самое худшее, происходящее после общения с этим Хаосом”, было возникла мысль, отчего на спине встала дыбом шерсть.

Зареру излишнее внимание к своей части тела нисколько не возмутило, наоборот (и как бы не возбудило!), она изогнулась всем телом и лукаво улыбнулась:

- Может… тебе сделать такой же ? С твоими приключениями может пригод…

- Не надо, - и также аккуратно отпустил опасный хвост, сразу постаравшись оказаться подальше от него. Не то, чтобы полезные трансформации не понадобятся в этом Нашаре, но жало в хвосте – не слишком ли? И не факт, что не отрастёт что-то вроде чешуи - пример в количестве трёх особ находился почти под боком. Такое украшение привлекает взгляд и вызывает ненужные вопросы.

Одна из Лалр между тем материализовала в своей ладони серебряный жезл, которым Варлад отбивался от ярких призматических монстров.

- Ты знаешь, что это оружие было создано шуянорцами для того, чтобы отбиваться от последствий призывов деструкторов? Навов полностью убить можно лишь материей или энергией из их вселенной. Поэтому, чтобы избавиться от них, тёмные из Утгарда сами принялись вникать в законы другой физики и пользоваться ими. Полагаю, ты уже заметил, что преобразованные среди “борцов с хаосом” тоже есть и немало, а косо на них не смотрят?

Александр честно признался, догадавшись, что преобразованными называют мутантов:

- Только двоих и заметил, и оба в верхах власти. Зачем уродовать своё тело?

- Это происходит только при выбросах сырой первоматерии из нави в наш мир. Но те, кто не умеют проецировать свою волю на эту первоматерию, не могут приобретать изменения по выбору, как мы. Поэтому твоё оружие эффективно не только против навов, - Зарера отняла у Лалры жезл и вернула Варладу. Надо же, сначала двинуться не давали, а теперь оружие выдают! Это точно не безумные деструкторши?

- Хрм… А кто убила меня… это вообще кто? - Варлад не знал, как описать терминаторов жителям мира, не сталкивавшимся с фантастикой и не имевших, насколько он видел, ни технологических роботов, ни магических големов. Наверное, для них Маррут была ещё более непонятна и пугающа, чем для бывшего жителя Земли. - Это тоже мутация?

- Мы не видели её, прилетели уже позже, - Лалра исподлобья оглянула Зареру: “что за хрень творишь?” Но вмешиваться не стала. По всему выходило, что среди этих троих (вот не воспринимались два белошёрстых с чешуёй тела одним организмом) серая главнее. Александр пояснил на всякий случай, вдруг с ней уже встречались:

- Её зовут Маррут, это, на первый взгляд, серебряная самка с золотой гривой, и у неё светятся зрачки. Но, мне кажется, на самом деле она не дракон.

- Хрррр… - Обе белых самки рычаще усмехнулись с одинаковым выражением лица, но ответила только одна: - Кажется, Зорату ты чем-то совсем не понравился, либо настолько не вписался в городские порядки, что Маррут и без его совета сочла тебя добычей.

- На всякий случай прими кое-что, если будет нужно пересекаться с нашаранами, - Зарера передала Варладу тряпку и очки, отнятые им у бессознательной Зареры. - Их собственные шпионские технологии, кстати, тоже основанные больше на хаосе, чем на энергии, поэтому для зрения их свойства невидимы. Если обвязаться повязкой, то будешь выглядеть как кто-то другой, а ещё в ней есть отдельное хранилище для предметов. Ауру могут обыскать, а уже внутри другого предмета могут не догадаться.

- А..? - Принимая остальные предметы, Александр помахал очками.

- Просто для ясного зрения, - буркнула Лалра немотивированной щедрости Зареры. - И что мы сидим в норе и болтаем? Пора лететь в Махаар, старую столицу. Следуй за мной.

Другое тело Лалры, не то, которое разговаривало с Варладом, а то, что было поближе к выходу наверх, развернулось, водя остроконечным хвостом, чью опасность полностью не скрывала даже пышная кисточка. Все остальные последовали за ней. Даже Александр не представлял, куда идти, как не в этой странной компании. Возможно, некоторые хаосисты окажутся адекватнее некоторых тёмных?

Варлад не стал оборачиваться, бросать последний взгляд на опостылевшую за несколько минут комнату в развалинах Хрона… иначе бы он заметил, что его собственный хвост обзавёлся тонким жалом.

**

Зорат, входя в тесный для самолюбия тёмного дом Варшана, застал на месте и самого владельца, и его жену, либо то, за кого он выдавал свой зверский механизм. Или, быть может, это Варшан в их паре ведомый? Ведь он продолжал предано обнимать и гладить Маррут даже пока она заново наращивала имитацию плоти, добравшись уже до шерсти. Но Зорат не любопытствовал в этом направлении, так как знал, что вопросы могут спровоцировать гневную реакцию, будто бы он обидеть хотел своим любопытством. А то, на что злая Маррут способна, Зорат знал - и использовал, указывая новые объекты неприязни.

- Как мне вас снова благодарить… - тем не менее, рогатый начал с хорошего, садясь на пол напротив обнявшейся пары. Варшан перестал ждать, пока к Маррут вернётся респектабельный вид, и поднял голову с её ещё лысого плеча:

- Не испорти то, что мы подарили Нашару.

- А лучше укрепляй, - добавила металлическая. - И обращай внимание на своих врагов. Ты знаешь, что Намира рвётся к власти? Скоро я и с ней разберусь…

- Знаю слишком хорошо, она уже и к Инанне подкатывала чуть ли не с предложениями ввести религию. Но, прежде чем ты полетишь её убивать за это, я предложу более эффективный способ разобраться с проблемой. Намира и Варлад связаны с одним и тем же энергетическим объектом, возможно, ты видишь его? - Зорат показал носом в потолок, и ярко-синие глаза Маррут проследили за направлением.

- Это эгрегор, - заключила Маррут, рассматривая что-то незримое остальным. - Это следствие всего негатива, который происходит в стране, мыслей нашаран, что обрели собственное подобие разума. Только как?

- А эгрегоры… их множество, но действуют они не так, - Зорат рассказал. - Общая мысль, ставшая самоподдерживаемой, желает продолжать своё существование и для этого вытягивает энергию из тех, кто к эгрегору подключён, заставляя больше думать о ней. Но нашарцев так не обмануть, в отличии от других разумных. Они не станут отдавать энергию кому-то без своего согласия. То, что я увидел в Пирамиде, не эгрегор. Увиденная вещь только отдаёт энергию тем, кто к ней подключён, при том собирая безличную. Но тела подключённых используются как орудия в телесном мире. Если это эгрегор, то… мутировавший. Хаос, привнесённый в наши земли, мог провзаимодействовать с одним из них и сильно изменить. Выходит, навы и деструкторы сами создали себе врага, ведь эта “Тьма” действует против них. Но при этом навязывает Нашару свой образ мыслей, только не энергетически…

- Новая проблема, - рычаще вздохнул Варшан, отпуская Маррут, когда у той через новую кожу стала зримо, но медленно прорастать шерсть, ещё пока мелкая и щетинистая. - А мы, к горю, ещё не расправились со старой. Равлакса убили, скорее всего те же деструкторы, кто похитили кристалл для Баотаса. Сам Баотас тоже не уничтожен целиком. Пенеаш сбежал из тюрьмы, но остановить удалось только сбежавших вместе с ним последователей.

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm
5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 15:37

*у нас