«Райком закрыт — все ушли в банду»


Континенталист, 21.05.2017 13:39   –   cont.ws


Предательство чеченского партруководства:

В 41 году НКВД Чечено-Ингушетии возглавлял  ингуш Султан Албогачиев. Ранее работавший в Москве следователем и  получив повышение, Албогачиев накануне Великой Отечественной войны вернулся на родину. 

Немцы широко практиковали заброску на парашютах оружия для чеченских бандитов. Возникает резонный вопрос: а куда же смотрели местные органы внутренних дел?

Вскоре выяснилось, что новоиспеченный нарком внутренних дел Чечено-Ингушетии не горит желанием искоренять бандитизм. Об этом свидетельствуют протоколы заседаний Чечено-Ингушского обкома ВКП(б):

— 15 июля 1941 года: «Нарком тов. Албогачиев не организовал активной борьбы с бандитизмом и дезертирством»;

— начало августа 1941 года: «Албогачиев, возглавляя НКВД, всеми путями отмежевывается от участия в борьбе с террористами»;

— 9 ноября 1941 года: «Албогачиев не выполнил постановления бюро Чечено-Ингушского обкома ВКП(б), борьба с бандитизмом… строилась на пассивных методах, в результате бандитизм не только не ликвидирован, а наоборот, активизировался».

Под стать Албогачиеву были и его подчиненные. В органах внутренних дел Чеченской республики было множество изменников. Это начальники райотделов НКВД: Старо-Юртовского — Эльмурзаев, Шароевского — Пашаев, Итум-Калинского — Межиев, Шатоевского — Исаев, начальники райотделов милиции: Итум-Калинского — Хасаев, Чеберлоевского — Исаев, командир истребительного батальона Пригородного райотдела НКВД Орцханов и другие. Чего уж говорить о рядовых сотрудниках «органов»? Документы пестрят фразами типа: «Сайдулаев Ахмад, работал оперуполномоченным Шатоевского РО НКВД, в 1942 ушел в банду», «Иналов Анзор, бывший милиционер Итум-Калинского отделения НКВД, освободил своих родных братьев из КПЗ, арестованных за дезертирство, и скрылся, захватив оружие»… Не отставали от чекистов и местные партийные руководители. Повторим фразу из записки Кобулова: «При приближении фронта в августе-сентябре 1942 бросили работу и бежали 80 человек членов ВКП(б), в т. ч. 16 руководителей райкомов ВКП(б), 8 руководящих работников райисполкомов и 14 председателей колхозов». В это время Чечено-Ингушская АССР включала в себя 24 района и город Грозный. Таким образом, бежало 2/3 секретарей райкомов. Можно предположить, что оставшиеся в основном были не чеченцами, а «русскоязычными», как, например, секретарь Ножай-Юртовского РК ВКП(б) Куролесов. Особенно «отличилась» парторганизация Итум-Калинского района, где скрылись 1-й секретарь райкома Тангиев, 2-й секретарь Садыков и другие партработники.В Галашкинском районе после получения повесток о явке в военкомат скрылись 3-й секретарь райкома ВКП(б) Харсиев, инструктор райкома и депутат Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР Султанов, зам. председателя райисполкома Евлоев, секретарь райкома ВЛКСМ Цичоев и другие ответственные работники-чеченцы. Другие же (заведующий организационно-инструкторским отделом райкома ВКП(б) Вишагуров, председатель райисполкома Албаков, районный прокурор Аушев), оставшись на местах, вступили в связь с уже упомянутым командиром диверсионной группы Османом Губе и помогали ему готовить восстание. Предательски повела себя и чеченская интеллигенция. Сотрудник редакции газеты «Ленинский путь» Эльсбек Гимуркаев вместе с Авторхановым ушел к немцам, а нарком просвещения Чантаева и нарком соцобеспечения Дакаева оказывали им помощь.

Зачастую предатели не скрывали шкурные интересы. Майрбек Шерипов осенью 1941 цинично объяснил своим приверженцам:

«Мой брат, Шерипов Асланбек, в 1917 году предвидел свержение царя, поэтому стал бороться на стороне большевиков, а я знаю, что Советской власти пришел конец, поэтому хочу идти навстречу Германии».

У чеченцев находились «заступники». Например, будущий хрущевский генеральный прокурор Р.А. Руденко, занимавший тогда пост заместителя начальника Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД СССР. Посетив летом 1943 Чечено-Ингушетию, он представил доклад, где говорилось: «Рост бандитизма надо отнести за счет недостаточной партийно-разъяснительной работы среди населения… отсутствия работы с легализованными бандгруппами… перегибов в проведении чекистских операций… Так, с января по июнь 1943 г. было убито 213 чел., из них на оперативном учете состояли только 22 человека». По мнению Руденко, стрелять можно только в тех бандитов, которые состоят на учете, а с прочими — вести партийно-массовую работу.

Но из самого же доклада Руденко следует противоположный вывод — реальное количество бандитов-чеченцев было в десять раз больше, чем число состоявших на оперативном учете: ядро банд составляли профессиональные абреки, к которым присоединялось местное население. В отличие от Руденко, Сталин и Берия, выросшие на Кавказе, хорошо знали горские принципы круговой поруки и коллективной ответственности рода за преступление одного его члена. Потому и приняли решение о ликвидации Чечено-Ингушской АССР.

Одна из предпосылок операции ”Чечевица”.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии


8a64003d974c4fdd2129cc00f5b712e3?s=35

If you recently got into some unexpected money—say, using an inheritance or because you won the lottery, or even an unexpected investment gain—utilize the sum to pay down your mortgage principal. nextlevelkidmin.com With 4 in 5 mortgages being conventional, OSFI's B-20 trequel is really a massive change.v 6.12.2019 11:33

If you recently got into some unexpected money—say, using an inheritance or because you won the lottery, or even […]