О Белоруссии любовно, уважительно и проницательно.


Континенталист, 5 июня 2017   –   cont.ws



Старая статья Сергея Георгиевича. Не читал её раньше. А теперь прочёл с большим удовольствием и настоятельно рекомендую. 

Кара-Мурза С.Г. Второе предупреждение. Неполадки в русском доме.

Москва: Издательство «Эксмо», 2005.

http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/…

Проект Лукашенко и референдум в Белоруссии

Волею судьбы я попал в группу международных наблюдателей на выборах и референдуме в Белоруссии 17 октября 2004 г. — в числе наблюдателей от РФ. Третий раз я был в Минске за годы реформы, и каждый раз это было очень поучительно. Вот каковы мои наблюдения и выводы.

Хотя великороссы и белорусы — две части одного большого народа, а их культуры входят в одну большую цивилизацию, различия мне кажутся очень существенными. Белорусы в гораздо большей степени и непосредственно воспринимают давление Запада и лучше его знают. У них гораздо меньше западнических иллюзий, чем у нас, но в то же время, лучше зная «партнера», они гораздо эффективнее впитывают полезный западный опыт (например, технологии, тип мышления и др.). Их гораздо меньше, чем нас, очаровал Горбачев своей утопией «общего европейского дома», и там антисоветский западнический психоз не проник так глубоко в массовое сознание, как в больших городах РФ. Но зато они гораздо лучше нас наладили тихое обучение у Запада тому, чему следует у него учиться.

Самое главное, чему они научились (и к чему у них были предпосылки) — это умению трезво пораскинуть умом и определить свои интересы (включая шкурные) на достаточно длительную перспективу. Вот это отличие от нас поистине поразительно.

Именно этим умением объясняются результаты референдума. Дело не в харизме А.Г.Лукашенко и не в какой-то его магической находке в сфере идеологии или политической технологии. Практически все население Белоруссии осознает, причем хладнокровно (почти цинично), что выполнение «проекта Лукашенко» вплоть до выхода в режим его «гарантированного продолжения» — в интересах этого самого подавляющего большинства. Нам, бурлящим в котле российских страстей и фантазий, трудно поверить, что целый народ может обладать такой способностью к прагматическому расчету — способностью подчинить ему свои политические и идейные пристрастия. Точнее сказать, и сам Лукашенко, как он выразился, «был ошеломлен» результатом. Такое бывает в истории, что и внушает оптимизм — «ведомые ведут ведущих».

Ошеломили две вещи (и в их оценке Лукашенко проявил большую проницательность). Первое — небывалый процент явки. 90% избирателей! И в селе, и в городе люди шли, будто объявлена мобилизация. Все поняли, и это висело в воздухе, что речь идет об историческом выборе и что гражданская халатность может оказаться фатальной. И ведь люди поняли это сами! Пропаганда не сыграла в этом большой роли. Я, сколько мог, ознакомился с ее материалами и не могу оценить их качество слишком высоко. Ничем они не впечатляют, обычные слова — но люди сами наполнили их глубоким смыслом. Вот — первый признак настоящей демократии. Власть говорит обычными словами, а для граждан они наполнены глубоким смыслом — «слова как пудовые гири верны». Когда Буш берется оценивать эту демократию, хочется сплюнуть. В его дебатах несколько сот интеллектуалов лихорадочно ищут хлесткие афоризмы, которые он слышит от суфлера в чудо-наушнике и повторяет, как попугай. Пошлый балаган, который мы должны принять за стандарт демократии. Клоуны с ядерной и финансовой кнопкой… И такая дрянь берется душить целые народы — неужели нашей демократической интеллигенции не противно на это смотреть?

Второе, что не могло не удивить — то, как проголосовали на участках, поставленных в студенческих общежитиях. Всем известно и вполне понятно, что крестьяне, рабочие и пенсионеры прямо и жизненно заинтересованы в продолжении проекта Лукашенко. Но молодая интеллигенция и особенно студенты — самая либерально настроенная часть общества. Они считают себя элитой, которая востребована и поддержана на Западе, а в нынешней Беларуси их вожделенная свобода и индивидуализм оказались повязаны с ответственностью. Сумели впрячь их трепетную лань в одну телегу с конем. Но ведь и они проголосовали за этот проект! Этот их выбор вовсе не тривиален, я вижу в нем именно осознание сути той демократии и либерализма, которая лежала в основе Просвещения, а потом была фальсифицирована буржуазией. Именно ответственность как ипостась свободы, а не «свобода своеволия», не та «революция гунна», которая уже 15 лет пожирает РФ!

Как наблюдатель, я посетил около 20 избирательных участков, говорил с председателями и членами комиссий, с наблюдателями от общественных организаций. Прежде всего, конечно, с теми, кто идейно не принимает проекта Лукашенко. На селе таковых не было, а в Минске такие люди были почти на всех участках. Это, кстати, делает нелепыми подозрения в подтасовке выборов при подсчете голосов. Для подтасовки нужно или тотальное единомыслие, или прямая угроза преступной расправы. Ни того, ни другого условия в Белоруссии нет.

Понятно, что разговор был «политкорректный», люди интеллигентные, интерес к сути расхождений они ценили, и эта суть их волновала. Волновало то, что, как выразилась одна женщина, они завидуют свободе и экономическому либерализму РФ, но их «шокирует» реальность РФ. Их шокирует социальное расслоение и бедность, глухая социальная ненависть, нищие и бездомные, грязь в городах и крах ЖКХ, массовая преступность и коррупция власти. От всего этого избавилась Белоруссия, и этих людей мучает вопрос, неужели реализация их либеральных идеалов неминуемо сопряжена со всеми этими ужасными последствиями.

Каков же выбор именно этих людей в условиях неопределенности с ответом на поставленный ими самими вопрос? Мне казался очень важным их ответ. И разными словами мне отвечали, что придется поддержать Лукашенко. Стабильное благополучное общество, в котором удалось снять остроту социального противостояния, имеет потенциал либерализации. А расколотое, обедневшее и озлобленное общество — не имеет, даже при всех мыслимых политических свободах. Мне кажется, что такой здравый смысл даже в среде интеллигенции — явление редкое и достойное уважения. Нам в РФ еще много горя придется хлебнуть, пока мы дозреем до такой рассудительности. А может, и не успеем дозреть — рассудок заменит дубина (например, Деда-Мороза — в лучшем случае).

Как же определить суть проекта Лукашенко, о судьбе которого и ставился вопрос на референдуме? К сожалению, политические страсти в самой Белоруссии, в РФ и на Западе пока что не позволяют спокойно и связно осмыслить эту суть в достаточной полноте. Каждый выпячивает какую-то одну сторону, да и постсоветское обществоведение пока что барахтается в кризисе и паутине догм вульгарного истмата (или тех же догм, но вывернутых на антисоветскую изнанку). Между тем, этот проект является творческим и имеет общее методологическое значение. Он многое говорит о современном человеке «после СССР», о его соединении в общество, о соответствующей этому обществу государственности.

Мы знаем, что слом советского строя и развал СССР погрузил все части бывшего СССР в тяжелый кризис. То относительное благополучие, которое было восстановлено в маленьких балтийских республиках, надо считать искусственным — во-первых, им заплатили Запад и РФ за особые заслуги в уничтожении СССР, во-вторых, они были приняты в лоно Западной Европы. Больше никого туда не приняли. В частности, вопреки надеждам минских демократов первой волны, не приняли и Белоруссию.

Глубина кризиса была такой, что он угрожал разрушить общество, а ряд республик и до настоящего времени остаются на этом уровне (в Армении, например, недоедает 73% населения). В поиске преодоления этого кризиса республики СССР вырабатывают и испытывают различные модели экономики и государственности. Спектр их очень широк, даже удивительно. Очень различны и результаты. В рамках одной модели стабилизировали положение в Узбекистане, в рамках другой — в Туркмении. На нефти и газе выкарабкивается из ямы 1998 года РФ. Разнообразие подходов — признак жизненной силы культуры наших народов, весь их опыт обладает большой ценностью и должен изучаться и систематизироваться.

Во всем этом спектре выделяется белорусская модель. Ее, на мой взгляд, отличают следующие признаки. Здесь кризис мобилизовал гражданское чувство — без всяких признаков архаизации. Люди не ринулись в религию, монархизм или национализм, не впали в утопию «возвращения в потерянный рай» советского патернализма, не приняли солидарности преступных шаек. Они сдвинулись к самоорганизации, стали распахивать все пустующие клочки земли, стали разводить лошадей и коз, чинить старые телеги и собирать все дремлющие ресурсы — а потом спокойно отодвинули от власти либеральных демократов Шушкевича, отдав 82% голосов Лукашенко. При этом он не имел никакого «административного ресурса». Его поддержали потому, что он верно и на нормальном языке изложил ситуацию, возможные для страны альтернативы и тот проект, который был разумен и понятен людям. Это говорит о том, что уже в 1994 г. в Белоруссии имелось зрелое гражданское общество, которое сложилось без разрушения устоев собственной культуры, до того как безумная попытка «стать Западом» исковеркала эти устои. И этот уникальный короткий момент Белоруссия использовала.

Второй признак — поддержав Лукашенко в его усилиях по спасению сохранившихся советских структур (вроде больших заводов, школы и здравоохранения), белорусы не погрязли в ностальгии, а последовали проверенному на опыте правилу — из кризиса не выходят, пятясь назад. Они поддержали большую программу модернизации, которая, конечно же, отвлекала и отвлекает очень большие средства от их личного потребления. Они согласились на большие инвестиции в будущее, в их детей и даже внуков. Благодаря этому уже сегодня множество заводов работает в три смены, и от страны отведена угроза безработицы (в Белоруссии 2% безработных — а в соседних Литве и Польше по 17%).

Освобождение как от советских, так и антисоветских догм позволило достичь почти невозможного — соединить в одну систему государственный и частный капитал, не допустить криминализации частного предпринимательства. Работая на избирательных участках в глубинке (г. Вилейка близ Молодечно), мы посетили три предприятия — одно государственное и два полностью частных. Частные, работающие в основном на экспорт, имеют рентабельность около 12%. Возможно, их хозяева завидуют российским собственникам, срывающим большой куш за счет хищнической эксплуатации людей и основных фондов, но зато свои 12% они получают стабильно, никто в городе на них не косится и власть поддержит в случае чрезвычайных обстоятельств.

Третий признак — преодоление свойственного неолиберализму механистического мировоззрения с его утопией «высоких технологий» как основы хозяйства. Не знаю, читал ли Лукашенко и его советники Подолинского и Чаянова, но они исходят из здравого смысла, который надежно подтвержден постиндустриальной наукой — основу хозяйства страны, лишенной доступа к эксплуатации «третьего мира», составляет сельское хозяйство. Полное использование вечных и «бесплатных» ресурсов — солнечной энергии и земли — по величине эффекта сравнимо или превышает эффект от выкачивания и продажи даже самого выгодного минерального сырья. Восстановление и быстрая модернизация сельского хозяйства Белоруссии — важная часть проекта Лукашенко. Важная не только в социально-экономическом, но даже философском плане. На Чаянова опирался в своей реформе Китай, а в РФ его отбросили за несовместимость с неолиберализмом. У белорусов же эта доведенная до статуса высокой науки крестьянская мудрость взята на вооружение.

Эти особенности «проекта Лукашенко» и позволили, на мой взгляд, быстро преодолеть кризис, выйти на экономические и социальные показатели 1990 г. с уже накопленной инерцией развития. И это удалось сделать, не погасив импульса модернизации. Да, гайки пришлось затянуть, чтобы подавить «своеволие гунна», раскрученное ради уничтожения СССР, но затянули их очень осторожно, не допуская перебора. Кто-то считает, что перебор есть, но если взвешивать утраты и результат верными гирями, то программу соединения свободы с ответственностью следует считать очень успешной. А ведь сорваться можно было много раз — да к этому и ведет дело, это и провоцирует Запад и ничтожная по своей социальной базе непримиримая оппозиция.

С программой этой оппозиции мы также смогли познакомиться во вполне доверительных беседах во время работы наблюдателями. Она заслуживает того, чтобы о ней поговорить особо. Кстати, не только о ней, но и о позиции части российских политиков и СМИ, которые решили участвовать в кампании очернения и, главное, вульгаризации того референдума, что прошел в Белоруссии. Это было прискорбное зрелище — и даже не столько в политическом, сколько в интеллектуальном и мировоззренческом плане. Как глупо — отрезать себя от ценнейшего опыта, хотя сами мы далеко еще не вылезли из ямы.

Реакция ряда политиков РФ, государственного канала телевидения и некоторых должностных лиц на результаты референдума в Белоруссии свидетельствует о глубоком кризисе нашей государственности. Совершенно очевидно, что в Белоруссии произошло важное событие, которое требует изучения и осмысления. «Проект Лукашенко» является творческим и имеет общее значение. Он многое говорит о современном человеке «после СССР», о его соединении в общество, о соответствующей ему государственности. От него нас и отводят.

Самое главное, чему научились в ходе кризиса белорусы — умение трезво пораскинуть умом и определить свои интересы на перспективу. Вот это отличие от нас поистине поразительно. Этим умением и объясняются результаты референдума. Дело не в харизме Лукашенко и не в какой-то его магической находке в политической технологии. Практически все население Белоруссии осознает, причем хладнокровно, что выполнение «проекта Лукашенко» вплоть до выхода в режим его «гарантированного продолжения» — в интересах подавляющего большинства. Нам, бурлящим в котле российских страстей и фантазий, трудно поверить, что целый народ может обладать такой способностью к прагматическому расчету — способностью подчинить ему свои политические и идейные пристрастия.

Этого урока нас и стараются лишить. И делают это настолько топорно и грязно, что подрывают и так хрупкую легитимность власти в самой РФ. То, что устраивают в Москве, не имеет прецедента, можно говорить о политической шизофрении. Посудите сами: из Москвы посылается сотня наблюдателей от общественных организаций, большая группа депутатов Госдумы, включая заместителя ее председателя, а также собирают сотню наблюдателей от СНГ во главе с Рушайло. Наблюдение за подготовкой референдума ведется частью этой группы с начала сентября.

По завершении работы, 18 октября, координаторы групп наблюдателей от РФ и СНГ (О.Н.Сосковец и В.Б.Рушайло) на большой пресс-конференции зачитывают официальные заключения. Выборы и референдум признаются честными, демократическими и прекрасно организованными. В этих заявлениях делается также упрек госдепартаменту США за неприличную кампанию клеветы. В тот же день в Москве зампредседателя Госдумы Слиска заявляет перед телекамерой, что «нам хотелось бы верить, что выборы в Белоруссии были честными». Мол, хотелось бы верить, но не можем…

Да это просто маразм! Одно дело, если бы она поделилась своими сокровенными мыслями как «мадам Слиска из Саратова», но ведь она делает заявление как официальное лицо в официальном кабинете! Она была обязана не излагать свои измышления и желания, а опираться на суждение командированной в Белоруссию группы депутатов Госдумы или на заявление другого заместителя председателя Госдумы, посланного наблюдать за выборами. Она была обязана сослаться на официальные заявления группы наблюдателей от РФ и от СНГ — сообщить их однозначную оценку. А уж потом, если так хочется пококетничать с телевидением, могла бы добавить пикантную деталь — я лично, мол, всем этим депутатам и наблюдателям не очень-то доверяю. Государство у нас или бардак?

Таковы слова и дела одной руки государства РФ. В то же время другая рука (телевидение) развертывает кампанию травли Белоруссии, которую нельзя назвать иначе как подлой. Даже извращенно подлой. Ведь они же, черт побери, не только доллары получают, но и наши рубли!

Во-первых, они прекрасно знают, что выборы были чистыми. Все понимали значение референдума, и в Белоруссию съехалось около тысячи наблюдателей из 50 стран. От ряда стран (в том числе Китая) официальные заявления сделали послы, от других сами наблюдатели. В РФ об этом не сообщали. Уже ночью после выборов я подошел к руководительнице миссии ОБСЕ, поговорил об общем знакомом, а потом спросил, какие у нее есть, по большому счету, претензии к выборам. Она замялась и сказала: «Мне не нравится их избирательный закон». Нет претензий, и выкручивалась ОБСЕ с помощью туманных формулировок.

Даже самая радикальная оппозиция — Белорусский народный фронт — вовсе не отрицает результатов голосования. Я 16 октября ходил в штаб-квартиру этой организации и беседовал с одним из ее руководителей. Они отрицают не голосование, а право большинства решать такие вопросы, ибо, как мне сказали, «за Лукашенко голосует неконкурентоспособное большинство населения». А «Московский комсомолец» (20.11.2004) перепечатал репортажи оппозиции из Минска под заголовком «Лидер вырожденцев» с благосклонным введением: «Лукашенко — мечта пенсионеров. Он живое воплощение того «совка», о котором ностальгируют пожилые люди и та часть плебса, которая в принципе не способна самостоятельно строить свою жизнь». Для авторов «МК» Белоруссия — «страна серых, апатичных, ущербных сограждан».

Да, в каждом кризисном обществе появляется кучка таких белокурых бестий, которые считают себя солью земли, а большинство граждан неконкурентоспособными вырожденцами. Часть из этих бестий — просто параноики, они выходят на свои демонстрации в красных майках с портретом Че Гевары. Но разве не подло со стороны российского телевидения представлять эту маргинальную группу демократами! Разве не стыдно опираться, как на аргумент, на их импульсы, в которых даже мнения нельзя вычленить!

Разве не подло вытаскивать на экран вечно потного красавчика Немцова! Ему ли упрекать белорусов за то, что кучку юнцов с ликом Че Гевары на пузе покидал в автобусы ОМОН. Мы же помним, как Немцов в октябре 1993 г. бился в истерике и вопил: «Давите их! Давите, Виктор Степанович!» Эти люди, которые при виде расстрела парламента испытывали оргазм от наслаждения, должны молчать. Их появление на экране с демократическими поучениями есть неприличие, постыдное для культурной страны.

Неприлична и избыточная эксплуатация потрепанной физиономии Шеремета. Провокации и скандалы — его хлеб, ну и пусть он его жует. Ведь это свинство — каждый день тыкать нам в лицо эту гадость. Приехал в день выборов, устроил драку, напросился на задержание, под жужжание телекамер лег в больницу. Так даже врачей ухитрился оболгать. «МК» пишет, что «медперсонал 9-1 клинической больницы Минска чрезвычайно любезен, говорит Павел», а затем приводит его прямую речь: «Здесь, конечно, полный беспредел, но на прямые убийства врачи, наверное, не пойдут». Как только его старая мать такой позор выносит, ведь сама его воспитывала.

Почему так тяжело все это видеть? Не по политическим причинам — политика давным-давно устоялась, эмоции окаменели. Тяжело видеть культурную деградацию, иссыхание в людях какого-то органа, который не позволяет равнодушно принимать подлость.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

В качестве моего предисловия: Единственное, что считаю нужным к позиции автора добавить, это отметить не совсем верно поставленный  […]
К 100-летию с начала Первой мировой войны Альфа-Банк и «Комсомоль […]
В настоящее время несколько восточноевропейских стран объявили войну проекту «Северный поток-2».
Польша, давно желающая избавиться от «энергетической зависимости от России», теперь не спешит принимать решение по этому поводу.