Сергей Лесков. Зачем министру Мединскому ученые регалии? «Образованность хочут показать»?


Континенталист, 24.10.2017 18:50   –   cont.ws


Статья из Сети.

И ты,Брут, тьфу, Мединский, продался большевикам! (По мотивам И. Ильфа и Е. Петрова). Братцы, в нашем славном государстве есть хотя бы одна сфера деятельности не прогнившая от от коррупции, хищений и прочего гнилья? Да что там сфера, хотя бы небольшая сферочка, малюсенькая сферушечка? Я понимаю, что экономика, финансы, строительство, чиновный аппарат, наука, силовые структуры, медицина - это традиционные заповедные края для мошенников и ворья. К ним уже давно привыкли, они уже давно шибко не возмущают и не удивляют. Но Культура! Блин! Неужели у нас не осталось ничего чистого и святого? Сегодня утром прочитал в Яндексе, что в хищениях подозреваются руководители 14 театров. И называются громкие имена: Куклачёв, Райкин, Масляков (КВН), Безруков… Ну никак не хочется верить в это, честное слово! И в то же время понимаю, что в полностью прогнившем обществе практически нельзя сохранить чистые, незапятнанные гнилью сферы-сферочки. Куда дальше скатываться? Мы и так уже ниже канализационной трубы находимся. Нет, вы как хотите, но в гнилую Культуру мне верить не хочется. Может, со временем привыкну, но сейчас не могу и не хочу. Это всё равно, что привыкнуть к отсутствию души и сердца в себе.

Сегодня фигура министра культуры в России заставляет предположить, что из всех искусств самым важным для нас является, как говорят в народе, цирк с конями.

Человек и его кресло – вечная тема. Должен ли руководитель ведомства своим личным масштабом соответствовать масштабу того, за что это ведомство отвечает? Ну, скажем, с министра дорог в России, по логике известного выражения про ее две беды, особого спроса быть не может. Министру юстиции позволительно прикрыть глаза от стыда античной повязкой. Министры внутренних дел и здравоохранения, учитывая наше традиционно наплевательское отношение к рядовому народу, тоже могут звезд с неба не хватать.

Но культура! Русская культура во всем мире на особом счету. В нее упирается русофобство любых оппонентов. Поэтому министр культуры в России должен быть личностью безукоризненной и непосрамимой.

Но с нашим нынешним министром культуры Мединским все не так. Сначала он, рядящийся в сюртук чиновника-патриота, навязывает Петербургу, который никогда не забудет блокаду, памятную доску маршалу Маннергейму. Потом проталкивает удивительную по художественной немощи Аллею правителей России авторства Церетели, исполненную, как на конвейере, по одному лекалу. Потом на памятнике конструктору Калашникову появляется немецкий шмайсер – словно для усомнения в авторстве знаменитого автомата АК.

В минуты отдохновения от забот о монументальном искусстве министр привлек к экспертной оценке реставрации исторического центра Петербурга движение «Белое Дело» с самой сомнительной репутацией. Загремел под суд за денежные махинации с реставрацией культурных объектов замминистра. Еще скандальнее – дело «Седьмой студии» и режиссера Серебренникова. Кто виноват там в финансовых аферах, все еще неясно, но, похоже, система финансирования театров в Минкульте построена так, что криминал там правит бал!..

И, конечно, апофеоз – история с докторской диссертацией самого министра. То Мединского лишают звания доктора исторических наук, то не лишают. Шансон года в Кремлевском дворце отдыхает. И, кажется, сама историческая наука – тоже. В том смысле, что для российской истории, судя по горячим дискуссиям, уже нет важней проблемы, чем выяснить, достоин манускрипт министра высокого ученого звания или нет.

Вклад Мединского в историю, судя по многим авторитетным отзывам, сомнителен. Но в историю он, безусловно, влип. При этом без ложной скромности заявил, что положительным моментом в этом цирке является подогрев интерес публики к исторической науке. По такой логике подвиги полового бандита и кинопродюсера Харви Вайнштейна – реклама кинематографа. А художник Павленский, знаменитый прибиванием своих гениталий к брусчатке Красной площади – образец рекламы изобразительного искусства…

Некоторые граждане говорят, что министру, как чиновнику, стоящему на страже высоких нравственных ориентиров, заданных русской культурой, стоило бы отказаться от звания доктора. Из брезгливости, из желания сберечь репутацию, из отвращения к суетливой перебранке. Помнится, Чехов и Короленко вышли из Академии наук в знак протеста. Но сейчас – иные времена…

Иные скептики утверждают, что история – и вовсе не наука. В том смысле, что по заказу политического режима историю послушно переписывают, а документы часто редактируются и уничтожаются. История служит не выяснению правды, но предлагает исторический фундамент для текущей политики. По этой причине у каждой политической струи – своя история. Невозможно представить, чтобы существовала национальная математика или ядерная физика. А с историей – иначе и быть не может.

Но доктор исторических наук Мединский довел эту ситуацию до предельной циничной черты. По его убеждению историческая правда – это система мифов, которая работает на пользу режиму. Но такой науки в принципе не может быть. То есть Мединский стал доктором науки, которой по его же учению не существует.

Оспаривать тезисы спорной диссертации Мединского, чтобы он отказался от нее – бессмысленно. Надо лишь, чтобы власть сменилась. И тогда доктор Мединский безо всяких напоминаний сам бросится переписывать свои труды. В этом смысле он совершенно непотопляем. Такой доктор, начисто лишенный научной принципиальности, всегда нужен власти.

Кстати не думаю, что «большой ученый» Мединский остановится в своем титульном стремлении. Впереди – титул академика. Логичный и неизбежный шаг. Стремление российской элиты к академическим и научным званиям – повальное явление, ставшее одним из символов эпохи. Во многом из-за потакания лжеученым, просочившимся в академики, лишился поста президента РАН Владимир Фортов, которому устроил прилюдную взбучку президент РФ.

Ни в одной другой стране мира научное или академическое звание не является столь вожделенным. Кстати выявлена закономерность: чем ниже градус научной жизни, тем выше точка кипения страстей вокруг научных титулов. И еще закон: чем меньше внимания науке у государства, тем более чиновники обзаводятся научными мантиями. Дистрофичная российская наука не находит сил противиться этой заразе, поражающей метастазами ее увядающие кущи.

Историкам науки еще предстоит выяснить, почему в авторитарные времена Российской империи и коммунистического диктата чиновники в профессора не лезли. Но как только повеяли демократические ветра, отбоя от желающих приобрести ученый сан не стало.

Первый чиновничий призыв в Академию Наук произошел уже в 1991 году, когда среди бессмертных оказались такие знатные фигуры как Березовский и Хасбулатов.

Зачем они стремятся в доктора наук и в академики? Верят, что высокие академические титулы в случае опалы станут для них страховкой в наших непредсказуемых реалиях?

Или тут никакой вовсе прагматики – но одно голое тщеславие чинуш, дорвавшихся до власти и богатства, которые еще и «образованность хочут показать»?

Автор  Сергей Лесков.

➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/110660/20915/-

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии