Кишиневский погром как инструмент антироссийской пропаганды.


Континенталист, 15 нояб. 2017   –   cont.ws


Уже всем известно такое понятие как информационная война и технология “мягкой силы”. Методы ведения таких войн уже отточены до совершенства и продолжают свергать неугодные режимы, обрушать экономически развитые и представляющие из себя серьезных конкурентов страны.

Но эти методы начали использоваться не сегодня. Примеры применения их мы можем проследить по истории связанной с печально известным Кишиневским погромом, реакция на который “международного сообщества” и тогдашней российской оппозиции в лице интеллигенции очень напоминает нам нынешние реалии.

Россию того времени подтачивало много противоречий, которые в избытке имели место в общественном сознании того времени. Среди них был и вопрос отношения к евреям, что приводило к различным провокациям и раздувания истерии в без того взбаламученном обществе той эпохи. 

Спекуляции на этой теме продолжаются до сих пор. Их поддерживают так называемые профессиональные патриоты из левой тусовки. До сих пор транслируются мифологемы о том, что чуть ли не Николай II и губернаторы на местах поощряли еврейские погромы. В целом транслируют именно ту картину насилий, которую живописала стоящая в оппозиции правительству интелигенция, а далее вся западная пресса в начале 20 века, “свидетельства” которых приведу ниже.

Тогдашние русские власти, безусловно, несут определённую вину за погром, но она состоит лишь в непринятии своевременно предупредительных мер. Рост еврейско-христианской розни перед Пасхой наблюдался не первый год. Уже по этой причине администрация обязана была усилить в праздник полицейские наряды.

Это был уже действительно жестокий, страшный погром. После него чуть меньше третьей части домов, 1350, оказалось повреждено, 500 еврейских лавок было разгромлено. Арестовали 816 человек, из которых привлекли к ответственности 664 человека — это кроме дел об убийствах.

После Кишиневского погрома, революцию 1905 года, уже никто и не обсуждал — готовило правительство погромы или нет. Все и так “знали”, что готовило, и доказательства не были нужны. Это, мол, у правительства такой способ бороться с революцией. (Кроль М. Кишиневский погром 1903 года и Кишиневский погромный процесс // Еврейский мир. Сборник II. Нью-Йорк: Союз русских евреев в Нью-Йорке, 1944. С. 372.)

Существовавшее в то время в Петербурге “Бюро защиты” евреев (при участии влиятельнейших М. Винавера, Г. Слиозберга, Л. Брамсона, М. Кулишера, А. Браудо), едва узнав в Петербурге о погроме, от порога исключило любые тому причины, кроме высочайшего заговора:

“Как только мы узнали, при какой обстановке происходила Кишинёвская бойня, для нас стало ясно, что эта дьявольская затея никогда не имела бы места… если б она не была задумана в Департаменте полиции и не выполнялась по приказу оттуда, может быть, даже по инициативе самого министра внутренних дел Плеве”.

Все обстоятельства кишинёвского погрома указывают на то, что он был стихийным. Тем не менее, руководящие слои еврейства, оппозиционная русскому монархизму «либеральная» олигархия и зарубежные враги России сразу выдвинули лживую версию о том, что события 1903 г. “сознательно подготовило” царское правительство.

Заговорила “независимая пресса” находящаяся в руках представителей оппозиции.

С мая месяца в петербургских газетах сплошным потоком пошли сообщения об убийствах женщин с грудными младенцами на руках, о заваленных трупами улицах, о “множестве случаев” изнасилования несовершеннолетних девочек, о вырезанных языках, о насилии над женами в присутствии мужей и девушек в присутствии родителей. “Одному еврею распороли живот, вынули внутренности… одной еврейке вбили в голову гвозди насквозь, через ноздри” (Санкт-Петербургские ведомости. 1903, 24 апр. С. 5.).

Подобные животрепещущие истории подхватила пресса в Европе и в США. Такие крупные как “Балтимор Сан” и “Таймс” — писали о событиях, повторяя опубликованное в России: про тысячные жертвы, жуткие зверства, истязания, изнасилования.

“Мы обвиняем русское правительство в ответственности за кишиневскую резню. Мы заявляем, что оно по самые уши погрязло в вине за это истребление людей”. “Пусть Бог Справедливости придет в этот мир и разделается с Россией, как он разделался с Содомом и Гоморрой… и сметёт этот рассадник чумы с лица земли”. “Резня в Кишиневе… превосходит в откровенной жестокости все, что записано в анналах цивилизованных народов” (“Балтимор Сан” 16.05.1903 г.)

Карикатуры в западной прессе, которая была тогда единственным источником информации, благополучно делало из Российской империи образ врага, формируя устойчивый негативный образ России.

Американская литография 1905 года, выпущена после еврейских погромов в Российской империи с требованием их прекратить. Забавно как Рузвельт поучает Николая II.

Афиша музыкального вечера в Нью-Йорке, посвященного Кишинёвскому погрому.

Фейковое письмо Плеве.

Вячесла́в Константи́нович фон Пле́ве (8 [20] апреля 1846, Мещовск Калужской губернии — 15 [28] июля 1904, Санкт-Петербург) — российский государственный деятель[2]. Сенатор (1884), статс-секретарь (1895), действительный тайный советник (1899), убит эсером Егором Созоновым в Петербурге.

Через 6 недель после погрома неизвестно где, неизвестно через кого, но очень кстати – был «обнаружен» текст «совершенно секретного письма» министра внутренних дел Плеве к кишинёвскому губернатору фон-Раабену (якобы за 10 дней до погрома). Министр в ловких уклончивых выражениях советовал губернатору, что если в Бессарабской губернии произойдут обширные беспорядки против евреев – так он, Плеве, просит ни в коем случае не подавлять их оружием, а только увещевать. Текст “письма” каким то образом попадает к английскому корреспонденту в Петербурге Д. Д. Брэму, а тот напечатал его в лондонском «Таймс».

Письмо это имело колоссальный успех. Антироссийские митинги на Западе резко выросли в числе и страстности. Царское правительство, ещё не понимавшее всего размера своего проигрыша, ответило лаконичным небрежным опровержением, подписанным главой Департамента полиции А. А. Лопухиным, и лишь на девятый день после публикации в “Таймсе”. Опубликованное Брэмом письмо было несомненной подделкой.

Алексе́й Алекса́ндрович Лопухи́н (1864, Орёл — 1 марта 1928, Париж) — русский судебный и административный деятель из рода Лопухиных, директор Департамента полиции в 1902—05 гг., действительный статский советник.

Не только потому, что Брэм никогда не представил никаких доказательств подлинности текста. Не только потому, что фальшивку опроверг А. А. Лопухин, резкий недоброжелатель Плеве. Не только потому, что смещённый Раабен – никогда не пожаловался, что была ему директива сверху, – а ведь сразу бы исправил себе служебную карьеру да ещё стал бы кумиром либерального общества. Но и потому, что сразу после Февральской революции Чрезвычайная Следственная комиссия Временного правительства и специальная «Комиссия для исследования истории погромов» – не нашли ни в Петербурге, ни в Кишинёве этого документа.

И тем не менее кадетская газета «Речь» 19 марта 1917 уверенно писала: 

«Кишинёвская кровавая баня, контрреволюционные погромы 1905 г. были организованы, как досконально установлено, Департаментом полиции». В августе 1917 на Московском Государственном Совещании председатель Чрезвычайной Следственной комиссии заявил, что «скоро представит документы Департамента полиции об организации еврейских погромов».

Но этого никогда не произошло.

Однако в современной (1996) Еврейской энциклопедии читаем:

“В апреле 1903 новый министр внутренних дел В. Плеве организовал… погром в Кишинёве». (А томом раньше эта же Энциклопедия сообщает: “Текст опубликованной в лондонской газете “Таймс” телеграммы Плеве… большинство исследователей считают подложным”. Еврейская энциклопедия в шестнадцати томах. М.: Терра-Terra, 1991. Т. 12. (Репринтное издание Общества для Научных Еврейских Знаний и изд-ва Брокгауз — Ефрон). С. 611.)

Осенью 1903 состоялся судебный процесс по делу о кишинёвском погроме. Для российской оппозиции этот суд должен был превратиться в битву с самим самодержавием. На суд отправились «гражданскими истцами» виднейшие адвокаты (и христиане, и евреи) – М. Карабчевский, О. Грузенберг, С. Кальманович, А. Зарудный, Н. Соколов. А «талантливейший левый адвокат» П. Переверзев и ещё несколькие пошли в защитники обвиняемых: «чтобы они не боялись рассказать суду… кто их подстрекнул начать бойню», – то есть что их направляла власть.

Факты лишь подтверждали данные официального расследования: власти – виновны, но только в том, что не справились вовремя.

И тогда группа гражданских истцов-адвокатов заявила: «если суд отказывается привлечь к ответственности… главных виновников погрома» – то есть не какого-то губернатора Раабена, на него и внимания не обращали, а – министра Плеве и центральную администрацию России, то «им, защитникам… больше нечего делать на процессе». Адвокаты ушли с суда «в знак демонстрации».

В заключении можно сказать, что любой внимательный человек на основании изложенного может отметить похожесть ситуации масштабной пропагандистской работы тогда и в наше время. Технологии те же самые, но механизм уже давно откатан и опробован для дестабилизации ситуации в разных странах, список которых известен. Поэтому повторять как мантру пущенные по белу свету мифы и клевету, усиленно поддержанные западными медиа - это работа на потенциального противника. Занимающиеся этим грязным делом сознательно, работает на вред нашей стране, следовательно нашим недругом.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа


Что Вы думаете?



Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 13 нояб. 2017

Это фейк