«Августовская облава»: очередная вина России перед Польшей?


Континенталист, 17.11.2017 03:33   –   cont.ws


Кто у нас не знает о Катыни!? Неимоверными усилиями Польши катынскую трагедию прямо-таки вбили в наше историческое сознание. Сегодня для каждого поляка слово «Катынь» стало символическим. Чуть ли не в каждом польском городе обязательно есть свой «Катынский крест» и собственная улица «Героев Катыни». И поляки с упорством и терпением асфальтового катка проложили дорогу к вожделенной цели. Михаил Горбачёв в 1990 г. принёс извинения Польше за расстрел НКВД тысяч польских офицеров в Катыни. Позднее то же самое сделал Борис Ельцин. В завершение истории Госдума приняла постановление, где вина за Катынь возлагалась на сталинский режим.

Еще не поставлена окончательная точка в «катынском деле», а в Польше нарастает волна обостренного общественного внимания к так называемой августовской облаве, которую здесь уже окрестили «малой Катынью». В Польше с 90- гг. прошлого века функционирует влиятельная организация родственников жертв «августовской облавы», которая обращалась в Главную военную прокуратуру России. Её цель – добиться реабилитации погибших и соответственно признания вины России, как правопреемницы СССР, за их гибель.

Что такое «августовская облава»? Это — совместная операция польских и советских спецслужб против членов антикоммунистического подполья в 1945 г. Облава проходила в Августовском повяте возле г. Сувалки. В ней участвовали также военнослужащие Советской армии и Войска Польского.

Было задержано около 7 тыс. человек поляков и литовцев: бывших солдат «Армии Крайовой», других польских, а также литовских антикоммунистических формирований, их информаторов и снабженцев. Фактически это были «лесные братья», которые нападали на тылы Красной армии, расстреливали из засад немногочисленные патрули советских и польских солдат, убивали польских милиционеров и красноармейцев, отставших от своей части.

Тем не менее, большинство задержанных были отпущены, но несколько сот были арестованы, и вывезены в неизвестном направлении. Считается, что они были расстреляны, и польский Институт национальной памяти и союз родственников жертв облавы занимаются поиском мест их захоронений.

Эти люди в современной Польше возведены в ранг героев. Их называют «жертвами кровавого НКВД», «пострадавшими от сталинского режима», и т.д. «Августовскую облаву» окрестили «самым крупным преступлением СССР против польского народа после Второй мировой войны».

Ветераны “Армии Крайовой”

По поводу этих событий в интервью Агентства СЗК попросил высказать свою точку зрения на «августовскую облаву» военного историка Александра Широкорада.

«Польское руководство постоянно твердит о диалоге с Москвой, но фактически идет разговор о том, что, мол, позволено Юпитеру (пану), то не позволено быку (хлопу). Панам позволено заключать пакт о нападении с Гитлером, а русским нет. Паны могут пригласить Геринга в Варшаву, а Бек может ездить в Берлин и делить Украину с Гитлером, а вот русские — преступники, они пригласили Риббентропа в Москву, а Молотов ездил в Берлин.

Надо ли говорить, что если диалог Москвы и Варшавы пойдет на равных, то все польские претензии автоматически рухнут, как карточный домик.

Но вот нам готовится очередная Катынь — расстрел советскими войсками около 600 «партизан Гражданской Армии Крайовой» в июле 1945 г. Что же теперь делать русским историкам? Опять с цифрами и фактами доказывать лживость выдвигаемых обвинений?

Подразделения «Армии Крайовой» убили несколько тысяч советских солдат, а также сотни тысяч украинцев, белорусов и евреев. По всем признакам личный состав «Армии Крайовой» согласно всем довоенным международным конвенциям считался нонкомбатантами и подлежал по этим же конвенциям в случае пленения военно-полевому суду. Сейчас подобных повстанцев квалифицируют как террористов.

Между тем, части Красной Армии в подавляющем в большинстве брали бандитов в плен, и большинство их умерло в своих постелях в ПНР или на Западе.

Возникает естественный вопрос — стоит ли сейчас ломать копья и отвечать на инсинуации или даже на правдивую информацию о расстреле на месте какого-то количества бандитов?

Следует отметить, что поляки воевали против России не только в составе «Армии Крайовой». Около 60 тыс. поляков добровольно надели форму вермахта и СС.

Во всей истории с польскими претензиями к РФ мне непонятна лишь позиция Кремля. С одной стороны, там рассекретили все материалы по Катыни, часть из которых, кстати, ряд историков считают фальсификацией 1991—1992 гг. Зато планы поляков 1920—1930-х гг. развязать химическую и бактериологическую войну против СССР до сих пор лежат в секретных хранилищах российских архивов. Я располагаю лишь фрагментарными сведениями по химическому вооружению отдельных польских частей. Но если экстраполировать их на всю польскую армию, то получается, что к 1 сентября 1939 г. поляки располагали многими тысячами (!) тонн отравляющих веществ.

Не пора ли заодно рассекретить данные о расправах поляков над мирным немецким населением в 1945—1947 гг.? Сколько немцев погибло при депортации — миллион или более?

Прошло 25 лет непрерывных оскорблений и претензий поляков к РФ. 25 лет российские власти постоянно извинялись, просили прощения, даже на колени вставали перед могилами злейших врагов Государства Российского. Ну а в лучшем случае невнятно оправдывались. Результат налицо — объем обвинений растет, еще больше растут финансовые претензии поляков. Каждый россиянин им уже должен несколько десятков тысяч долларов».

В Польше помнят все трагические страницы своей истории. А вот что случилось с нашей исторической памятью? Все происходящее в последние годы напоминает улицу с «односторонним» движением. Нас по отработанному сценарию в чем-то обвиняют, мы привычно оправдываемся, отмалчиваемся, признаем и каемся. Но может быть, мы и вправду такие ужасные и кругом перед всеми виноваты? И самим нам не в чем упрекнуть соседей по совместной истории? Ту же Польшу, например. Да нет, есть «белые» пятна в истории взаимоотношений Польши и России помимо Катыни и Августова, которые тоже требуют исторического разбирательства и четкой позиции властей обеих стран.

Вот, например, полузабытая сегодня советско-польская война 1919—1921 гг., которая унесла десятки тысяч жизней наших соотечественников, причем погибли они не только на полях сражений.

Тухоль: польский лагерь смерти для русских

После завершения войны, которую советская Россия проиграла, в польском плену оказалось огромное количество наших солдат и командиров. Польские исследователи указывают цифру 110 тыс. Наши историки говорят о 130 и более тыс. Еще большие расхождения польская и российская стороны демонстрируют в оценке количества погибших российских военнопленных в лагерях на территории Польши, куда они были помещены. Так, польские специалисты настаивают на цифре 16-18 тыс. Наши утверждают, что эти цифры кардинально занижены, и речь идет о 60-80 тыс.гражданах советской России, не вернувшихся на родину из польских лагерей.

Если о количестве пленных и погибших историки еще могут спорить, то о судьбе этих несчастных, помещенных в концлагеря в Стшалкове, Тухоли, Барановичах и ряде других, двух мнений быть просто не может. Она была поистине ужасна – и это зафиксировано множеством документов той поры.

Бесчеловечными были условия содержания военнопленных во всех лагерях Пилсудского (исследователи насчитывают 12 таких лагерей), но особенно страшными они были в Стшалкове и в Тухоли. В последнем, который российские пленные называли «лагерем смерти» (кстати, так он именовался и в публикациях белой прессы, выходившей в те годы в Варшаве), погибло около 22 тыс. военнопленных.

Все погибшие упокоились на лагерном кладбище, до которого России нет никакого дела. На месте бывшего концлагеря в Тухоли — цементный завод, поблизости — канализация.

Могилы красноармейцев в Тухоли

Конечно, состояние братской могилы в Тухоли — это наша собственная вина. Сначала мы не хотели обижать «друзей из Польской Народной Республики», а потом попросту забыли о тех костях, и наши погибшие соотечественники пребывают в историческом и общественном забвении. Но эта сторона проблемы касается исключительно нас самих. А вот другая – уже Польши. В Катыни открыт мемориал, куда могут приехать родственники погибших. В Польше же до сих пор не признают вины за гибель красноармейцев. Ни в одном из лагерей нет памятника нашим солдатам – жертвам режима Пилсудского.

В отношениях России и Польши не должно быть «одностороннего» движения, мы обязаны вести открытый разговор о всех «белых пятнах» в нашей истории – о Катыни, об «августовской облаве», но и о сгинувших в Польше красноармейцах тоже. Ведь в «исторической войне», развязанной против нас, мало только обороняться, надо еще и наступать.

Николай Ветров, Агентство СЗК

Источник

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии