Новая версия белорусского национализма


Континенталист, 19 марта 2018   –   cont.ws



Популяризация Белорусской народной республики (БНР), которая была провозглашена во время первой немецкой оккупации Белоруссии, подрывает основы современной белорусской государственности и грозит расколоть белорусское общество. Об этом EADaily заявили российские эксперты, комментируя запланированное на 25 марта и одобренное руководством республики празднование столетия провозглашения независимости БНР в центре Минска и ряде других городов Белоруссии.

По мнению ведущего научного сотрудника Российского института стратегических исследований Олега Неменского, разрешение на то, чтобы пышно отметить эту дату, является существенной уступкой властей националистической части белорусского политического сообщества, которая укладывается в контекст проводимой на протяжении многих лет общей линии внутренней политики Белоруссии.

«Задача президента — быть представителем всех белорусов, а не только пророссийского большинства. Поэтому он старается привлечь на свою сторону прозападные националистические силы. Однако данное послабление опасно для нынешней белорусской государственности, как и все направления этой политики. Ведь с точки зрения идеологии БНР, современная белорусская государственность, как наследница советской, является незаконной, поскольку наследует оккупационному режиму. Со стороны националистической оппозиции желание примирения и нахождения общих исторических и идеологических взглядов отсутствует. Правда, точка зрения этой стороны в обществе представлена слабо. Но намечающееся празднование может привести к тому, что многие белорусы обратят на это внимание и, вероятно, станут более податливыми к пропаганде оппозиционных прозападных движений», — сказал Неменский. По его мнению, это может привести к расколу в обществе, единство которого на сегодняшний день обеспечивает стабильность Белоруссии.

По словам эксперта, историческое значение БНР практически отсутствует, но зато идеологическое влияние краткий период существования этого образование оказал большое. «Попытка построить государственность на оккупированных немцами территориях сейчас фактически отождествляется с европейской интеграцией. Кроме того, границы белорусской государственности, на которую претендовала БНР, гораздо более широкие, чем территория нынешней Белоруссии. По крайней мере на уровне риторики предполагается выдвижение территориальных претензий к трем соседним государствам — России, Литве и Польше. Само по себе утверждение, что советская государственность лишила белорусский народ важнейших исторических центров, таких, как Вильно, Белосток и Смоленск, имеет сильное эмоциональное звучание. Также попытка привязать белорусскую государственность к БНР, а не к БСССР, предполагает признание советского периода периодом оккупации. Возникает и языковой вопрос, так как в БНР официальным языком был объявлен только белорусский. Русский язык не имел такого статуса. Так что идеологическое значение памяти БНР и основанных на ней исторических трактовок очень значительное. Часть белорусского общества, особенно интеллигенция, увлечена этими идеями. Но нужно сказать, что статистически эта часть довольно незначительная», — сказал Неменский.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов отметил, что версия белорусского национализма, апеллирующая к связанному с БНР историческому прошлому, похожа на версию украинского национализма. Он выразил опасение, что последствия пропаганды этих идей в Белоруссии могут оказаться столь же разрушительными, как на Украине.

«Если же говорить о позиции официальных властей, то к ним не было бы никаких вопросов, если бы все разрешалось всем, если бы не было уголовных процессов в отношении пророссийских публицистов, если бы активно действовали общественные организации в области политики памяти, столь же пышно отмечались бы годовщины, связанные с воссоединением исторической России, когда белорусские земли вернулись из состава Речи Посполитой в состав Российской Империи. Ситуация выглядела бы иначе, если бы соблюдался этот баланс и проводилась бы политика „пусть расцветают сотни цветов“… Но на том фоне, когда инициативы стороны сторонников Русского мира встречают жесткое сопротивление, когда этот сектор оказывается под большим гнетом и контролем, чем сектор белорусского национализма в его антироссийской версии, вопросы неизбежно возникают. Я убежден, что Москва недостаточное внимание уделяет политике памяти, культурной политике в отношении своих партнеров на постсоветском пространстве», — сказал Ремизов.

БНР была провозглашена после подписания Брестского мирного договора, в период оккупации Белоруссии немецкими войсками. Она не имела cвоей конституции, фискальных инструментов, не обладала полицейским аппаратом и не была признано ни одним из существовавших на тот момент государств. Большинство указов и решений носили декларативный характер. Государственным языком признавался белорусский, а столицей — Минск. История БНР закончилась после капитуляции Германии в Первой мировой войне, провозглашения БССР и установления Красной армией контроля над территорией Белоруссии. Белорусская прозападная оппозиция в настоящее время использует символику БНР — герб «Погоня» и красно-белый флаг.

Как сообщало EADaily, ранее Минский горисполком принял решение разрешить проведение в центре Минска митинга и концерта 25 марта в День Воли — к 100-летию провозглашения независимости БНР. При этом чиновники заверили, что на разрешенном мероприятии не будет запрещено использовать «национальную символику». Отметить 100-летие БНР планируется в Бресте и Гродно.

Источник

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии