Рёв русской истории. Александр Проханов


Континенталист, 20 марта 2018   –   cont.ws



Предвыборные баталии — это отвратительные петушиные бои. Бойцовые петухи и куры разной степени общипанности, кричащие, кукарекающие, клокочущие, выщипывают друг у друга перья, выклёвывают глаза, кровенят брови. Одну курицу топчут сразу несколько бойких петухов, и из неё выпадает недоношенное яйцо. Другие петухи в изнеможении падают на пол ногами кверху, а их тормошат приспешники, доверенные лица, бойкие и неутомимые блогеры, переворачивают им лапы, выдёргивают языки, поливают водой и нечистотами. Птицы барахтаются, издают нелепые крики.

Близится момент, когда устроитель выборов сгребёт всех совочком в контейнер и отвезёт на птицефабрику, где их аккуратно ошпарят кипятком, ощиплют, наденут на крючки, и они, одинаковые, без различия полов, в пупырышках, будут висеть на железной проволоке.

В этом клёкоте и кукареканье ни разу не прозвучала идея государства — государства, которым они хотели владеть и управлять. Отсутствовало представление о таинственности государства, уникальности его цивилизации, о великих и тайных идеях, которые по прозрению писателей и духовидцев направляли смысл русской истории.

Вместо этих великих представлений господствовали одни лишь технологии — мелкие, шелестящие, противоречащие одна другой. Шли разговоры о пенсионном возрасте, о молодёжных лагерях, о помойках, о волонтёрах, о какой-то бесконечной мишуре человеческих отношений. И не было разговора о великой стране, наполненной трагедиями, наполненной грандиозными начинаниями, мучениками и жертвами, на которых возводился великий холм русской государственности.

Всеми этими представлениями обладает Путин. Путин получил в управление громадную, между трёх океанов, империю, разрушенную, взорванную, потерявшую пространства, потерявшую волю к историческому творчеству. Он владеет этими сентенциями и управляет ими, и на основании этих представлений выстраивает свою геополитику, выстраивает внутренний образ государства. Русское чудо, русский мир, русская мечта, русская Победа — вот основной смысл русской истории. Это не пустые слова. Это те божественные метафоры, в недрах которых осуществляется сражение, зарождение школ, религиозных течений, великих утопий.

Мир, в котором Путину придётся устанавливать своё новое правление, — это мир двух великих проектов, начатых им несколько лет назад.

Это арктический проект — тот самый, где Россия выполняет свои вековечные, вменённые ей, обязанности превращать пустыни в города, превращать полярные ночи в светоносные свечения радуг. Недаром в поверьях древних поморов то место, где кончается, Россия, означает наступление Царствия Небесного. Беловодье — это таинственная северная среда, где человек чувствует себя блаженным, чувствует себя защищённым и богоподобным. Полярная звезда, сияющая среди чёрной полярной ночи, — это не одинокий светоч, это путеводная звезда, ведущая русское сознание к высшим проявлениям веры и благодати.

Второй проект, который осуществляет Путин, начался с Крыма. Это был проект восстановления поруганных русских земель, поруганных русских пространств, проект, впервые соединяющий отторгнутые русские города. В 2008 году во время “грузинской войны” состоялся прорыв русских танков сквозь Рокский тоннель. И мы вышли в Закавказье. Это была первая авангардная имперская война, где мы не отступали, не сдавали, где мы вышли на наши вековечные территории, соединившись с двумя малыми, гибнущими под ударами грузинского оружия народами Южной Осетии и Абхазии.

Крымская акция — это создание на территории Крыма мощнейшей стратегической военно-морской базы, которая восполняет утраты кораблей в чудовищные прежние годы и восстанавливает контроль России над Чёрным морем. А дальше — через Босфор и Дарданеллы мы выходим в Средиземное море и там, под прикрытием сирийских баз, начинаем строить наши оборонные эскадры, заслоняя обнажившийся после 1991 года юг России.

Эти два огромных геополитических оборонных проекта созвучны русским пространствам и русской идеологии, они созвучны русской геополитике, которая ещё в XVII веке сумела чаяниями патриарха Никона создать Новый Иерусалим — аналог Святой земли, аналог территории, куда по замыслу великого патриарха должны опуститься стопы Иисуса Христа. Такой масштаб — масштаб перенесения пространств, перенесения координатной сетки — это абсолютно русский масштаб, русская задача.

Мир становится всё более запутанным, всё более неопределённым. В любой момент в этот клубок кризисов вплетается новая зловещая нить, и клубок растёт, утяжеляется, его уже невозможно распутать. Нет тех теорий, тех учений, нет тех правил, по которым можно этот клубок отмотать назад. Участь этого клубка — либо погрузиться на дно истории неподъёмной глыбой и утяжелять во все последующие века ход исторического процесса. Или нужно рассечь, разрубить его. Потому что человечество устало от сложностей, не справляется с ними, желает избавиться от них любой ценой. Американские подводные лодки, всплывающие сейчас из-подо льдов Ледовитого океана, — это форма давления американцев на русский политический класс, на русское сознание и на русского президента. Ресурс человеческого терпения не безграничен, он истончается. Он может дать трещину, и тогда возникнет непреодолимая, неодолимая катастрофа судного часа.

Когда-то мы строили новое красное государство, мы строили новое человечество. Строить это человечество приходилось в жесточайших условиях и через небывалое насилие. Насилию подвергались целые классы, целые сословия. Их торопились преобразовать в новый народ, готовый встретить страшную войну 1941 года. Новый народ пытался построить и Гитлер. Он хотел лишить этот новый народ сострадания и человечности, чтобы этот народ прорубил топором дорогу среди других народов. Новый народ хотели построить лукавые либералы, отрицая в этом новом народе христианские постулаты и божественные заповеди, посыпая этот народ золотой пудрой. Три этих народа не были построены. Остались спецслужбы, привыкшие к непомерному насилию, лишённые великих космических целей. Теперь эти бесхозные спецслужбы неистовствуют, наполняют мир заговорами, отравлениями и убийствами, лишают мир его исходных, данных Господом, координат. И поэтому мир наполняется страшной гадостью: отравлениями, убийствами, бесконечными инсинуациями, угрозами, запугиваниями.

Путин, который воспримет государство Российское, столкнётся со всем этим ужасом. Ему предстоит большая чистка той мусорной ямы, в которую превратился мир.

Государство — дух. Дух ищет носителя, ищет человека, в которого мог бы вселиться. Ищет человека, в котором он мог бы свить своё гнездо и, живя в этом гнезде, управлять и страной, и самим этим человеком. Но иногда государству становится тесно в таком человеке, который перестаёт отвечать потребностям растущего государства. Тогда государство покидает человека. Наступает великий хаос. И оно, государство, ищет другого носителя, а тот, отмирающий и погибающий, страдает и корчится.

Путин в своём новом правлении должен совершить великие исправления, устранить великие перекосы. Должен внести в пятую империю, которую он строит, лампаду социальной справедливости и благодати, лампаду русской мечты.

Теперь же, когда выборы завершены, и Путин стал президентом, наши тихие голоса умолкают. И мы слышим рёв русской истории.

Источник

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии