Посчитать по головам


Континенталист, 22 марта 2018   –   cont.ws



Небывалый прежде тотальный характер Первой мировой войны потребовал всеобщей мобилизации. Все ресурсы, какими располагало государство, требовалось учесть и изъять в распоряжение властей, и самым главным ресурсом было население. Для его учёта и контроля требовалось надзирать за перемещениями жителей, попутно отделяя граждан от не граждан, врагов от союзников и т.д. Всё это вело к введению всеобщих удостоверений личности. Именно Первая мировая война и последовавшие за ней события способствовали становлению современного паспортного режима, как в международном масштабе, так и в отдельных странах Европы, Африки, Азии и Америки.

Ситуация до Первой мировой войны

Многие исследователи отмечают, что во второй половине XIX века в европейских странах произошло кардинальное изменение отношения к паспортам. По сути дела, речь шла об их отмене. Предполагается, что этот процесс был связан с бурным строительством железных дорог и, соответственно, с резким ростом мобильности населения. Паспортная система явно препятствовала процессам модернизации. Кроме того, в печати шло бурное обсуждение прав и свобод личности. В результате победила презумпция доверия к человеку, и вплоть до Первой мировой войны паспортов в Европе практически не было.

Российский заграничный паспорт начала прошлого века. Собственно, для россиян и въезжающих в страну иностранцев с началом Первой мировой войны ничего не поменялось

На смену паспортной системе пришла легитимационная система, в соответствии с которой гражданин мог, но не был обязан, иметь идентификационные документы. Получение паспорта стало необходимым только при выезде за границу. При этом паспорт становился нужным только в том случае, если его требовала страна назначения при пересечении границы. Так, в Германии при кайзере Вильгельме II такого требования не было, и личность можно было подтвердить любым документом, при этом важнее было встать на учёт в полиции в месте пребывания.

Некоторые страны — например, Россия — требовали наличие паспорта как у въезжающих иностранцев, так и у собственных жителей, выезжающих за пределы Империи. В России существовали ещё и внутренние паспорта, процедура выдачи которых для разных сословий была разная. Однако, в общем и целом паспортный контроль в Европе не был таким всеохватным, каким он стал в настоящее время, через столетие после Первой мировой войны. Как подытожил один из немецких юристов, исследовавших паспортную систему в Европе:

«Поскольку в последнее время положение иностранцев сильно отличается от прежнего… большинство современных государств, за немногими исключениями, отменило свои паспортные законы или, по крайней мере, нейтрализовало их вследствие несоблюдения. [Иностранцы] более не рассматриваются государствами как подозрительные лица, но скорее, в признание необычайной ценности, которую представляют собой торговля и обмен, тепло приветствуются, и, поэтому, помехи убраны с их пути в максимально возможной степени».

Изменения в паспортной системе во время войны

Как пишет современный историк и социолог Джон Торпи, вместе с раскатом августовских пушек 1914 года закончилась и эра, когда иностранцев принимали без подозрений. Война поставила задачи пересчёта наличного и пригодного к мобилизации населения — сначала подходящих по здоровью мужчин, а потом женщин, которые заменили у станков ушедших на фронт рабочих. Второй задачей стало отделение своих от чужих — причём, последние были разделены на три категории: союзники, противники и нейтралы.

Интернациональный патруль военной полиции в составе французского и британского сержантов изучает паспорта беженцев, движущихся через Амьен. Апрель 1918 года (Imperial War Museums)

Союзники получили возможность передвижения, сравнимую с возможностями обычных граждан, а противники были отправлены в тюрьмы, особые лагеря или выдворены в нейтральные страны. Граждане последних, поскольку могли перемещаться между противниками, попали под особое наблюдение разведок всех стран. Все три категории иностранцев тем не менее стали рассматриваться как чужаки, за которыми следовало приглядывать без скидки на их принадлежность к союзным или нейтральным государствам.

Война поспособствовала не только росту государственно узаконенной ксенофобии и шпиономании. Она способствовала усилению контроля над гражданами со стороны собственного государства, и в таких формах, какие ранее применялись только для преступников. Бертильонаж (измерение роста и других физических характеристик, могущих помочь идентифицировать человека), взятие отпечатков пальцев, фотографирование — все эти методы были взяты на вооружение при введении новых удостоверений личности, паспортов, трудовых карточек, документов для получения продуктов по талонам и т.д. и т.п.

Удостоверение личности бельгийского беженца, выданное в Великобритании, 1916 год

Во Франции, замечает Джон Торпи, несмотря на протесты профсоюзов, увидевших во введении новых идентификационных документов с отпечатками пальцев уравнивание обычных граждан с уголовниками, были установлены строгие правила для всех находившихся на территории республики иностранцев старше 15 лет. Две карточки содержали в себе информацию о подданстве, гражданском статусе, профессии, а также фотографию, подпись, и, в довершение всего, специальный цветной код, указывавший, в какой из сфер экономики (промышленность или сельское хозяйство) данный иностранец наиболее пригоден.

В Британии после введения так называемого «Акта об ограничениях для иностранцев» (Alien Restriction Act 1914) положение иностранцев было сильно осложнено. Новые правила предусматривали обязательную регистрацию приехавших из-за рубежа подданных других государств, а также слежку за ними с помощью специально назначенных чиновников иммиграционного ведомства. Иностранцы, да и вообще любые люди, которые выглядели или разговаривали «не по-британски» или внушали подозрение, должны были представить документы о своей благонадёжности. Всё это вместе с очень суровыми ограничениями из-за «Акта о защите королевства» (Defence of the Realm Act 1914) сильно осложнило жизнь тем, кто жил в Британии с довоенных времён, не беспокоясь о каких-либо бумагах.

Разворот паспорта, выданного в августе 1916 года в Санкт-Пёльтене (Нижняя Австрия). Документ принадлежал 13-летнему еврейскому мальчику Давиду Оксу, который явно не был подданным империи, о чем свидетельствует пометка «Иностранец» (Ausländer) на обложке. В качестве адреса указан лагерь для беженцев (Flüchtlingslager) в районе Санкт-Пёльтена. В паспорт вклеена фотография, что было уже обязательным в то время: фотографии владельца были добавлены в проездные документы и паспорта к концу 1914 года, а к 1915 году это было обычной практикой 

В Германии либеральный закон 1867 года был отменён. Если до 1914 года никаких особых бумаг для въезда в империю не требовалось, то теперь въездными документами должны были обзавестись все без исключения — любопытно, что ранее только подданные российского императора обязаны были предъявлять паспорта на границе. Хотя ограничения были поданы как временные, было ясно, что прежнего единого пространства при передвижении между европейскими державами не удастся достичь ещё очень долго. Ставились также ограничения на выезд лицам призывного возраста, а иностранцы в любой части страны и любого происхождения должны были подтвердить свою личность с помощью паспорта или другого документа. При этом собственно паспорта у иностранцев могло и не быть, поскольку въезжали они ещё по закону 1867 года.

С ходом войны контроль над всеми категориями граждан в Германии только усиливался. В 1916 году было установлено, что все въезжающие из нейтральных и союзных государств должны иметь в своих паспортах визы (Sichtvermerk) германских консульств или посольств — правило, до того практически нигде и никогда не применявшееся. Ясно, что имперские власти хотели лишний раз убедиться в благонадёжности въезжающих, которых теперь должны были проверить до того, как они окажутся на территории Германии. В 1916 году контроль ещё более ужесточился, поскольку виза требовалась и на въезд, и на выезд из Германии, причём не только для иностранцев, но и для германских подданных. В целях унификации при сборе информации паспорта въезжающих должны были содержать все сведения аналогично немецким паспортам.

Французский постовой проверяет документы у водителя на дороге. Департамент Эна, 1914 год (Imperial War Museums)

Италия также пошла на усиление контроля над своими гражданами. Для этого, правда, итальянские власти просто изъяли паспорта у тех, кто мог выехать за границу, чтобы избежать призыва. Эмиграция из Италии всегда была высокой, и государство не хотело остаться без солдат — заметим, что проблемы заключались не только в этом. Как и в Германии, чем дольше шла война, тем больше государство ставило препон своим гражданам при попытках уехать из Италии — для иностранцев, понятно, правила въезда-выезда были ужесточены немедленно по вступлении королевства в войну. Иностранцы получили дополнительных сторожей в лице домохозяев, которые должны были теперь в течение пяти дней докладывать полиции о приезжем и в течение суток сообщить об его убытии. Паспорта — и в этом итальянцы не были оригинальны и повторили требования союзников и противников — должны были содержать образец подписи владельца и его фотографию.

В 1916 году итальянцы пошли ещё дальше, возродив и давно ушедшие из практики внутренние паспорта, в которые требовалось вклеить фотографию и дать образец подписи. Таким образом, теперь путешествие внутри страны ничем не отличалось от попытки выехать за её пределы. Как и у немцев, иностранцам теперь требовалось получить визы в посольствах королевства с указанием срока пребывания в стране и пункта, через который планировалось въехать. В конце концов, выдача заграничных паспортов для итальянских граждан вообще была остановлена, поскольку слишком велико было число людей, стремившихся избежать мобилизации.

Послевоенное положение

Удивительно, но с окончанием войны ужесточившиеся требования к владельцам паспортов не только не были отменены, но были сохранены и даже дополнены новыми правилами и инструкциями. В июне 1919 года, как отмечает Джон Торпи, новыми властями Веймарской республики было подтверждено военное правило о необходимости паспорта с визой для пересечения границы в обе стороны, как для жителей Германии, так и для иностранцев. Последние при нахождении на территории Германии должны были иметь при себе паспорт постоянно.

Проездной документ сербского офицера, выполняющий функции паспорта и выданный в августе 1918 года на греческом острове Корфу. Во время Первой мировой войны остров послужил убежищем для сербской армии, эвакуированной с материка после поражения от австро-венгерских, немецких и болгарских войск. Документ был выдан на имя Сречко Пандича и содержит официальные французские, сербские и итальянские визы для поездки в Париж через Бари и Галлиполи и обратно. Видно, что фотография вклеена на обложку – место внутри документа для неё не предусмотрено 

В Великобритании новый закон об иностранцах (Aliens Order 1920) подтвердил все ограничения военного времени и ввёл особые требования к паспортам въезжающих на территорию королевства — прежде всего, в них добавилась фотография. Как и в Италии, теперь владельцы гостиниц и домов, где останавливались иностранцы, были обязаны сообщать об их перемещениях.

В Италии уезжавшие из страны, прежде чем получить свои выездные документы, должны были продемонстрировать рабочий контракт. Исследователи, правда, указывают, что подобное правило было направлено скорее на усиление эмиграции, нежели ее ограничение. Итальянское правительство хотело быть уверено, что уезжавшие из перенаселённых регионов люди действительно найдут работу на новом месте и не вернутся назад.

Слева паспорт США, выданный в январе 1919 года гражданину США Гарри Катлеру из Нью-Йорка, участнику Версальской конференции. Документ содержит визы французского и британского консульств в Нью-Йорке и разрешения на поездку в Париж и из Парижа во время работы конференции. Справа немецкое удостоверение личности, выданное в 1920 году в Саксонии

Таким образом, паспортный контроль, появившийся ещё в XIX веке и к началу прошлого столетия практически упразднённый по всей Европе, в годы Первой мировой войны был возведён в абсолют. Оказалось, что нет лучшего способа наблюдения, учёта и регулирования передвижения как внутри, так и вне страны. Утвердившись с помощью законов, закреплённый в многочисленных бюрократических процедурах, паспортный контроль стал неотъемлемой частью жизни европейцев, которые постепенно забыли, что когда-то жили без него.

Источник

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

В перестроечные времена заграница казалась россиянам землей обетованной: в США и Европе легче заработать деньги, люди там исключитель […]
Небезызвестная организация «Радио Свобода» пыталась повлиять на исход президентских выборов, состоявшихся 18 марта.
Дедолларизация ускоряется. Темпы, которыми Россия накапливает золото в своих резервах, максимальные за 12 лет, равно как и темпы […]
Дедолларизация ускоряется. Россия избавляется от американских трежерис самыми быстрыми темпами с 2011 г.